• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Аноним-анонимыч, Diamato  
Форум » ФРПГ » 10 Лордов » Дом Тито/Секта Видящего
Дом Тито/Секта Видящего
Дата: Вторник, 25.06.2019, 13:22 | Сообщение # 1

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1814
Награды: 2
Почести: 925
История Дома Тито


От получения титула до Угламора Тито


Почти нет никакой информации о доимперском прошлом Тито. Известно лишь, что это семейство было одним из наиболее приближённых к дому Матьес, вследствие чего, когда те получили от императора Улириха титул лорда, Тито стали их баронами. Так сменилось несколько поколений. В этот период дом мало себя как-то проявлял, покорно следуя за своими сюзеренами, поддерживая тех во всех начинаниях. А поскольку Матьесы всегда оставались аполитичным домом, то и их вассалы тоже никуда не ввязывались ни в какие авантюры. Первое значимое событие, надолго закрепившееся в истории дома, произошло спустя примерно шестьдесят лет после получения баронского титула. В то время произошёл неясный конфликт между тогдашним бароном Тито и его младшим братом. Доподлинно неясно, что тогда произошло, так как и северные и южные Тито предпочитали не вспоминать об этом и старались не пересекаться друг с другом. Тем не менее, южные Тито сохранили предание, согласно которому изгнанник дал клятву, что когда-нибудь он превзойдёт старшего брата по богатству и могуществу.
Как бы то ни было, но именно с этого момента начинается история южных или же младших Тито. Имя того самого раскольника – Хуул, и именно ему и было предначертано стать родоначальником и патриархом будущих лордов Тито. Позднее именно отличительные черты его личности стали характерными особенностями южных Тито – амбициозность, прагматичность, предприимчивость, крутой нрав и невероятное упрямство.

Предпочитая держаться подальше как от своих родичей, так и от других норгмарцев, Хуул отправился на юг, в бывшие микудайские земли. Хоть и имея небольшие средства, но будучи лишённым какой-либо поддержки со стороны своего рода, ему пришлось фактически начинать всё с нуля. Его новой родиной стал небольшой город Веньиса, который когда-то был столицей ныне исчезнувшего дома Хирон. Пользуясь тем, что в городе было мало более-менее крупных купцов, Хуул вложил все свои деньги в торговлю и уже через пять лет благодаря экономической жилке и умению заводить полезные знакомства смог стать одним из богатейших людей в городе. Однако на этом честолюбивый торговец не остановился. Вскоре он близко сошёлся с лордом Хироном, предложив ему несколько советов по улучшению экономики дома, вследствие чего тот приблизил купца к себе.

Ещё большую помощь Хуул оказал своему лорду, когда по южным землям прошлась засуха, вследствие чего местная экономика оказалась в тяжёлом положении, ведь накануне засухи большая часть средств была потрачена лордом на постройку новых кораблей. Неизвестно, как бы Хироны решили эту проблему, если бы не поддержка Хуула, который предложил поделиться со своим господином деньгами и зерном, чтобы доказать тем самым верность лорду и его дружеское отношение к нему. Тот не забыл это и спустя год, когда Хиронам всё же удалось справиться с последствиями засухи, тот дал ему титул барона и выделил солидную часть западных земель дома. Так, Хуул вернул себе дворянство и основал новый род Даграна.

Хуул принялся энергично развивать доставшиеся ему земли и оказывать поддержку местным крестьянам и торговцам. Центром его новых владений стал Танон, древняя крепость, чудом сохранившаяся ещё с эпохи микудайского владычества. Замок был отреставрирован и существенно расширен, чтобы в полной мере соответствовать статусу родового гнезда нового баронского дома. Далее Хуул набрал себе вассалов, дав титул рыцаря тем людям, с которыми он успел подружиться и близко сойтись за все те годы, что он пробыл под крылом лорда Хирона. Помимо этого, пользуясь тем, что его новый сюзерен по-прежнему ему сильно обязан, Хуул попросил руки его дочери, Беатрис, на что тот ответил согласием. Впоследствии она родила ему сына и трёх дочерей.

Правда, Хуул не горел желанием оставаться дальше в Таноне и, дождавшись, пока супруга родит ему наследника, оставил ей власть над своими землями, а сам отправился в Веньису, продолжая вести торговлю и пополняя кредит доверия своего лорда.
Примерно в это же время была основана Южная Торговая Гильдия, чуть позже ставшая известной в качестве Гильдии Тито, в своё время контролировавшей торговлю в южных землях Даграна. Хуул накапливал богатства, вкладывая средства, как в развитие собственных владений, так и в обогащение домена его сюзерена, не забывая своевременно щедро делиться с казной лорда, если в том возникала нужда. Таким образом, его влияние в доме росло с каждым годом и со временем Хуулу удалось стать одним из самых могущественных и близких к Хиронам людей.

В остальном, последующие годы и десятилетия дома Тито протекали спокойно и безмятежно. Хуул всюду следовал за своими сюзеренами, активно помогая лорду деньгами и ресурсами, время от времени выпрашивая для своего рода всё больше привилегий. Однако не только экономическая деятельность захватывала всё его внимание. Будучи весьма набожным человеком, Хуул также тратил много денег на финансирование храмов, чем заслужил поддержку и дружбу многих высокопоставленных жрецов юга. В целом, можно сказать, что за все те годы, что Хуул провёл в добровольном изгнании, он отчасти смог выполнить свою цель и действительно сравнялся в богатстве и в могуществе со своими северными родичами, если даже не превзошёл. Однако на этом амбиции барона Тито не заканчивались. Так, после смерти своего старого покровителя от естественных причин, Хуул добился того, чтобы внучка уже покойного лорда вышла замуж за его сына. В будущем это весьма поможет ему. Также он заключил несколько династических браков с другими баронскими домами, выдав замуж своих дочерей.
Следующая поворотная точка в истории баронского дома Тито случилась во время правления Снурри Голдурссона. В те годы шла очередная гражданская война за престол между местоблюстителем Публием Квинтиллусом и коалицией его противников. В том конфликте лорд Хирон поддерживал врагов нового хозяина имперского города, результатом чего стало то, что его армия впервые за долгие годы покинула земли родного дома и отправилась в центральные земли Даграна, встав на сторону мятежной коалиции. Всюду следуя за своим сюзереном, барон Хуул также активно участвовал в этом конфликте. Почувствовав возможную выгоду, он пошёл на риск и вложил большую часть средств гильдии Тито в военную кампанию противников Квинтиллусов. Вскоре выяснилось, что его ожидания оправдались. Местоблюститель Публий был зарезан прямо на своём троне, новым хозяином Имперского Города стал Снурри Голдурссон, а лорд Хирон и его вассалы оказались на стороне победителей.

Таким образом, Хироны, как и их вассалы получили благосклонность нового местоблюстителя, что открывало для Хуула немалую выгоду, ведь его собственная гильдия также внесла весомый вклад в эту войну. Впоследствии он это использует, когда спустя пару лет после окончания междоусобицы в Веньисе произошёл пожар, пожалуй, самый сильный и ужасный за всю историю этой провинции. Почти весь город был уничтожен в огне, а лорд Хирон, находившийся тогда на празднике, вместе со своим малолетним сыном погиб в собственном дворце.
За этим последовала ещё одна пугающая новость - дом Хирон практически вымер. Дальних родственников у покойного лорда к тому моменту не было, а из его маленького потомства осталась в живых лишь дочь, выданная когда-то замуж за сына барона Хуула и уже давно сменившая фамилию. Предстояло решить, кто же станет новым лордом. Невзирая на кое-какую конкуренцию со стороны других баронов, Хуул к тому моменту уже стал достаточно могущественным, чтобы быстро подавить своих противников. Сильным аргументом в этом споре являлось то, что последняя представительница дома Хирон была замужем за его сыном, что давало ему много авторитета среди местной знати. К тому же у него оставался ещё один козырь в рукаве – благосклонность местоблюстителя. Не составило большого труда убедить его в том, что лучшей кандидатурой является барон Тито. Таким образом, уже будучи в преклонном возрасте, пережив тех, кто вынудил его уйти в изгнание, Хуул стал новым лордом Даграна, получив земли своих бывших хозяев.

Получив новый титул, Хуул первым делом приказал построить новый город неподалёку от сгоревшей Веньисы. Строительство длилось множество лет, и самому лорду Тито уже было не суждено увидеть окончания работ. Позднее новое поселение назвали Яленом. Впоследствии ему было уготовано стать столицей владений дома Тито и одним из самых крупных и богатых городов юга. Но это уже будет делом рук его потомков.

Сам Хуул, чувствуя, что годы уже брали своё, постепенно отошёл от дел, передав бразды правления своему сыну. Пожертвовав большую часть своего немалого личного состояния храмам Дирцина, старый Тито отправился на покой в один из отдалённых приморских замков, где и прожил ещё год, прежде чем мирно скончался в возрасте 80 лет в 120 году от воцарения Улириха Трижды Пронзенного.

Следующим лордом Тито стал сын Хуула, Сурт, которому к тому моменту было 51 год, хотя фактически править он начал ещё за год до этого, когда отец передал ему большую часть своей власти. Отец дал Сурту типичное норгмарское образование, делая упор на управлении, торговле и мореходном деле. Ещё когда Хуул был бароном, Сурт управлял Таноном и окрестными землями в то время, пока его отец находился в Веньисе и ведал делами их гильдии. По характеру он был младшей копией своего родителя, переняв у него такие качества, как амбициозность и упорство. Однако всё же его способности оставались средними, вследствие чего в истории дома он не оставил заметного следа. Проведя большую часть жизни в тени отца, ему так и не удалось полностью проявить себя.

К тому моменту, когда Сурт принёс присягу очередному правителю Даграна, он сам уже был немолод и к тому же страдал частыми головными болями. При нём была построена основная часть Ялена, которая в будущем станет центральной частью города. Там же расположились основные административные учреждения дома Тито и главное здание их торговой гильдии.

Во всём остальном Сурт продолжал политику отца, проводя курс на развитие и обустройство бывших земель дома Хирон и укрепляя позиции торговой гильдии Тито. Единственное, в чём Сурт отошёл от своего предшественника, было невмешательство в политику Даграна. Потратив немало ресурсов на то, чтобы возвысить дом Тито, гильдия нуждалась в восстановлении. Таким образом, как последующие войны за престол, так и стычки и конфликты между соседними лордами прошли мимо дома Тито.

Сурт скончался в возрасте 55 лет от продолжительной болезни, после чего титул перешёл к его сыну Вортмору, которому было тогда 21 год. Будучи самым младшим ребёнком Сурта, никто и не предполагал, что со временем ему придётся стать правителем этих земель. Однако обоих его старших братьев постигла печальная судьба – один погиб в результате кораблекрушения, когда тот отправился по делам гильдии на северо-восток Даграна, а другой же скончался вследствие несчастного случая на охоте. Таким образом, Вортмору предстояло стать единственным наследником.

Поначалу его готовили к морской карьере в Секстум, поскольку руководство домом и гильдией должны были взять на себя его старшие братья. Однако к моменту исполнения 15 лет обнаружилось, что он остался единственным сыном в семье. Как раз таки в это время Сурт и унаследовал титул лорда. Пережив гибель второго сына, Сурт приблизил Вортмора к себе, сменив фокус в обучении с морского дела на управление. Он часто брал мальчика с собой, когда тому предстояло руководить политикой дома или торговой гильдией, вследствие чего Вортмор освоил и эти области, пусть и в меньшей степени, нежели мореходство.

Спустя шесть лет, когда его отец отправился в мир иной, Вортмор, приняв присягу баронов, заполучил власть над наследием Хуула. Хоть последние годы его и готовили в качестве управленца, всё же его способности в этой сфере оставались средними, вследствие чего Вортмор окружил себя командой советников и помощников, набранных из старых друзей его отца и деда, а сам он сконцентрировался на том, на чём умел больше всего – на мореходстве.

На тот момент флот Тито был представлен лишь торговыми кораблями, несколькими боевыми галеями и одной галерой, являющейся флагманом этой небольшой флотилии. Столь малых сил ранее хватало для патрулирования берегов Тито. Однако у нового лорда были большие амбиции, и он желал сделать свой дом силой, с которой пришлось бы считаться. Но, помимо стремлений самого Вортмора, у этого решения было и другое основание – угроза со стороны пиратов, со временем ставших настоящим бичом приморских домов Даграна. Дому Тито предстояло самому защитить себя от этой напасти.

Началось массовое строительство военных кораблей. В качестве основного материала использовались леса близ Танона, богатые крепкой древесиной. Однако здесь юный лорд Тито наткнулся на очередную проблему. Испокон веков в этих землях проживали дикари. Когда-то они были доминирующей силой в этой части Даграна до прихода микудайцев. Со временем их община всё сокращалась, пока не стала охватывать лишь эти самые леса. Однако даже сейчас они представляли угрозу, время от времени устраивая набеги на земли соседних домов. В своё время Хуулу Тито удалось договориться с ними, но с того момента, как люди Тито принялись валить лес, лидер дикарей решил, что договор нарушен, и они вправе защищать свои земли. Дикари возобновили набеги, убивая любого цивилизованного человека, осмелившегося приблизиться к их территориям.

Известный своим крутым нравом, Вортмор пожелал уничтожить новую угрозу одним ударом и тут же приказал поднять армию. Однако Тито не были военным домом и не имели опыта борьбы с партизанской тактикой дикарей. Бесхитростная тактика прямого нападения оказалась бесполезной против лесных жителей и обернулась лишь ненужными потерями среди воинов и без того некрупного войска Тито. Поняв, что атака в лоб ни к чему не приведёт, лорд Тито прислушался к совету одного из своих вассалов.

Крупнейшим и наиболее могущественным племенем тогда был клан Красной Руки, чей вождь и возглавил сопротивление со стороны дикарей. Однако он не пользовался единогласной поддержкой среди своих сородичей, поскольку на власть претендовал ещё и его брат, отстранённый в своё время от наследства предыдущего вождя. Лорд Тито предложил ему помощь в обмен на лояльность с его стороны.

Заручившись поддержкой дома Тито, он поднял бунт против своего брата, переманив на свою сторону часть его людей. К этому моменту Вортмор приказал атаковать ещё раз, пользуясь в этот раз услугами проводников, предоставленных союзными туземцами. В этот раз дикари не устояли, и на место убитого вождя взошёл его брат. Был заключён союз и торговый договор, согласно которому теперь Тито могли полноправно пользоваться их лесом в обмен на небольшую плату.

Спустя пару лет флот был готов, после чего сразу же отправился на защиту берегов Тито. Поначалу, не имея большого опыта войны на море, Тито терпели крупные потери, однако уже через какое-то время они смогли подстроиться к тактике пиратов и со временем начали давать отпор. Через год побережье было на какое-то время зачищено от пиратских судов, однако лорд Вортмор на этом не остановился. Считая нужным закрепить успех, он отправил флот вслед за пиратами, чтобы добраться до вражеских вод и разбить их уже там.

Однако слишком поздно выяснилось, что отправляться на вражескую территорию в одиночку было слишком опрометчиво и рискованно. Отплыв слишком далеко от родных вод, флот Тито вновь стал добычей врага. Поначалу, благодаря отваге и качеству кораблей, Тито могли успешно отбиваться, неумолимо приближаясь к цели. Но Вортмор слишком поздно понял, что мелкие флотилии, за которыми тот гнался, были лишь приманкой. Увлёкшись преследованием, флот Тито вышел в неизвестные воды, вследствие чего дальнейшее передвижение могло проходить только вслепую.

На этот раз Вортмору пришлось столкнуться с основными силами пиратского флота. Лорд Тито жаждал сражения, но пираты не спешили исполнять его желание, больше предпочитая изнурять и изматывать корабли врага. Со временем эта тактика стала приносить свои плоды, поскольку припасы, взятые для похода, постепенно подходили к концу. Дождавшись, когда враг достаточно ослабнет, пиратские корабли вступили с ними в бой. Исход сражения оставался неопределённым. С одной стороны, лорду Тито удалось нанести противнику весомый урон и заставить его отступить, но с другой он и сам понёс ощутимые потери. А с учётом того, что его корабли оказались одни в неизвестных водах с ограниченным количеством провизии, эту победу можно было назвать лишь пирровой. Лишь в этот момент Вортмор внял советам своих командиров и приказал возвращаться назад.

Обратный путь был медленным и трудным. Пираты не оставляли беглецов в покое и продолжали преследовать их, что обернулось потерей ещё нескольких кораблей. Припасы подошли к концу, а люди постепенно стали терять надежду. Лишь воодушевляющий пример лорда Вотмора, работавший наравне с командой своего флагмана, и надежда на то, что им снова удастся увидеть отчий дом, сохраняли в них волю к жизни. Однако сами люди мало, что могли сделать. Оставалось надеяться лишь на божью милость.

И боги помогли им. Говорят, что в одну из тех ночей, когда лорд Тито предавался мрачным мыслям об их общем будущем, ему явилось видение от Стримлиса, указавшего ему верный путь домой. Воодушевившись божьим вмешательством, Вортмор направил корабли туда, куда указал его небесный покровитель. Пусть им и предстояло ещё много испытаний, но всё же путь был верен. Уже через какое-то время они достигли столь хорошо знакомых им вод.

Сразу по прибытию Вортмор пожертвовал солидную сумму жрецам Стримлиса а также построил храм этого бога в Ялене, который до сих пор остаётся одним из самых больших и роскошных зданий в городе. С этого момента Вортмор оставил какие-либо авантюрные планы и сконцентрировался на развитии и защите собственных земель. Предстояло восполнить флот и восполнить средства, потраченные на постройку кораблей. По этой причине лорд Тито и не стал принимать активного участия в политической жизни Даграна, лишь выразив поддержку Альтруину Сципию, который к тому моменту доминировал в очередной войне за престол.

Оставшаяся часть правления Вортмора Тито проходила мирно и спокойно. За исключением пары небольших морских походов против пиратов, предпринятых в этот раз вместе с другими приморскими домами и нескольких морских стычек с Дарракарионами, никаких выдающихся событий не происходило. Лишь время от времени могли происходить волнения и конфликты на границе, но Тито в то время твёрдо сохраняли нейтралитет, а потому им каждый раз удавалось избегать войны, сохраняя при этом прежние позиции.

Лорд Вортмор Тито скончался в возрасте 49 лет, оставив после себя двух сыновей и одну дочь. Невзирая на то, что Вортмор старался дать им традиционное по меркам Даграна воспитание, готовя старшего сына к управлению домом, а младшего к службе в Секстум, всё пошло не так, как он планировал. Со временем обнаружилось, что старший сын слабо интересовался административной деятельностью, в большей степени уделяя внимание занятиям по тактике и тренировкам, мечтая со временем стать великим полководцем. Младший сын, Кайлор, наоборот не испытывал особого интереса к воинскому делу, предпочитая окружать себя книгами и проводить время в компании учёных мужей. Их отец поначалу не желал изменять традиции, но, видя, что таланты его детей направлены совершенно в другие стороны, всё же позволил им сменить обучение.

Обрадовавшись, Кайлор с головой уходит в образование. Любовь к книгам и к наукам постепенно приводят его к желанию получить знания от самых мудрых и просвещённых людей Даграна. С этой целью он упрашивает отца позволить ему отправиться в Анкарис в качестве слушателя университетских лекций. После долгих уговоров лорд Тито всё же позволяет ему уехать. Там он провёл несколько лет, пополняя и без того солидный багаж знаний. В это же время его старший брат служил в рядах Секстум, как он и мечтал ещё с детства. Вскоре лорд Вотмор тяжело заболел и, чувствуя скорую кончину, призвал сыновей к себе, подозревая, что дни его сочтены. Чутьё не обмануло его. Уже через пару лет ему стало гораздо хуже. Болезнь приковала его к постели и практически полностью лишила сил. Вскоре он скончался, благословив обоих братьев и взяв с них клятву всеми силами беречь наследие Хуула.

После траура старший брат отказался от титула в пользу Кайлора и отправился обратно в земли Секстум, оставаясь на службе Империи до конца своих дней. Кайлор же стал уже четвёртым по счёту лордом Тито. В историю он вошёл как просвещённый и мудрый правитель, уделявший огромное внимание развитию собственных земель и практически полностью игнорировавший любые глобальные или локальные события, происходящие за пределами дома Тито.

При лорде Кайлоре была предпринята попытка расширить гильдию на восток, что отчасти даже и удалось, хотя влияние торговцев Тито там было сравнительно небольшим, по сравнению с южными землями вследствие конкуренции местных купцов. Окончательно был закреплён договор о дружбе с дикарями, по результату которого им была выдана отдельная территория и некоторая автономия. В обмен на это туземцы снабжали армию Тито дополнительными отрядами.

Но главной страстью нового лорда был культ знаний. При нём в землях Тито был построен ряд небольших учебных заведений, предназначенных в основном для просвещения крестьянского и городского населения. Для людей побогаче и познатнее было открыто несколько сравнительно крупных школ в Ялене, устроенных по образу университета в Анкарисе. Некоторые из них функционируют до сих пор. Со временем это обеспечило дом Тито новыми управленческими кадрами и в целом повысило уровень грамотности в их землях.
Помимо этого, Кайлор запомнился ещё и с творческой стороны. Будучи одарённым поэтом, он мало того что оставил после себя множество стихов и трактат по риторике, но ещё и активно спонсировал и поддерживал талантливых творцов и приглашал их к себе. Со временем при его дворе появился целый ряд писателей и учёных, состоявших у него на службе в качестве советников. По некоторым сведениям, отдельные личности из его ближайшего окружения становились фаворитами лорда и даже на какое-то время брали на себя управление землями дома. Сами эти слухи вызывали неприязнь со стороны баронов и рыцарей, однако, будучи хорошим дипломатом и в целом красноречивым человеком, Кайлору удавалось быстро смирять их недовольство.

Практически всё правление Кайлора Тито прошло тихо и спокойно. Лишь ближе к сорокалетию, когда в Дагране вновь было неспокойно, ему пришлось защищать свои земли от притязаний со стороны одного из приграничных домов. Небольшой конфликт со временем привёл к полноценной войне между двумя домами, растянувшейся на два года. Сам Кайлор слабо разбирался в военном деле, а потому по большей части доверил ведение войны своим близким людям, среди которых было несколько неплохих командиров. Засев в глухую оборону, дом Тито успешно оборонялся до того момента, пока противник не выдохся и не отступил на свои земли. Советники и вассалы предлагали Кайлору преследовать врага и занять его территории, но тот вместо этого предложил противнику белый мир. По его собственным словам, завоевать новые земли – легко, а вот уже удержать их совсем непросто, особенно учитывая тот факт, что сами Тито тоже были весьма ослаблены.
Был заключён мирный договор, в котором лорд Тито удовлетворился признанием поражения и солидной денежной выплатой со стороны побеждённых. Часть этих средств пошла на восстановление пострадавших земель, а часть на поддержку городов и торговли.
Лорд Кайлор ещё прожил пару лет, прежде чем скончался в возрасте 42 года. Поговаривают, что это было последствием нездорового образа жизни, который вёл Кайлор в последние годы, пристрастившись к вину и наркотикам. Тем не менее, он остался в памяти своих поданных в качестве одного из самых любимых и уважаемых лордов Тито за всю историю дома.

Следующий лорд Тито, Вайгар, не отличался какими-либо выдающимися талантами и способностями. Его отец достаточно холодно относился к собственным детям, испытывая симпатию лишь к своей единственной дочери, а потому оставил сыновей без отцовской любви и достойного образования, ограничившись теми мерами, что были предложены советниками. Вследствие этого единственное, в чём хоть как-то разбирался Вайгар, так это в коммерции. При нём торговая гильдия Тито продолжала успешно удерживать влияние в южных домах Даграна, сопротивляясь давлению других, более сильных гильдий.

Однако спустя какое-то время его перестало интересовать и это. Единственной страстью его жизни стала еда, выпивка и развлечения. Поданным надолго запомнились его грандиозные пиры и празднества с изысканными кушаньями и блюдами, приготовленными лучшими поварами Даграна. Вследствие этого ближе к концу правления он сильно разъелся, получив в народе прозвище «Широкий». Обладая хорошим кулинарным вкусом, он пригрел у себя множество известных поваров и гедонистов, советовавших ему, как можно было сделать свою жизнь ещё слаще и приятнее. Постепенно именно эти люди и стали его ближайшим окружением, непосредственно влияя на политику дома.
Результатом его правления стало ухудшение финансового состояния дома Тито и падение авторитета самого лорда, как среди вассалов, так и среди соседей. Последним из запомнившихся решений в качестве лорда Тито стало лишение вассалов их титулов и последующая их передача многочисленным фаворитам Вайгара. Не прошло и несколько месяцев, как лорда Тито сразила сильнейшая болезнь, приковавшая его к постели, а спустя пару недель и вовсе отправившая в могилу. По официальной версии, причиной смерти стали проблемы со здоровьем, вызванные алкоголизмом и обжорством, однако для большинства было очевидно, что руку к этому приложили вассалы, неспособные больше терпеть выходок их сумасбродного сюзерена. Покойному Вайгару Тито было 40 лет.

Вследствие того, что Вайгар не оставил после себя детей, титул перешёл к его младшему брату, Тарну Тито. Новый лорд был полной противоположностью своего предшественника. Низкорослый, худой, желчный и нелюдимый, за что запомнился поданным как «Сварливый» и «Суровый». Однако же трудно было представить себе более подходящую кандидатуру на роль правителя, способного удержать дом Тито от падения в долговую яму, которая ему светила в результате правления Вайгара. Первым делом выгнав всех фаворитов своего брата и сократив количество слуг и советников, Тарн Тито приступил к восстановлению казны. Будучи сторонником аскетичного образа жизни, он старался как можно сильнее сократить всевозможные расходы, из-за чего получил репутацию скупого и жадного человека. Тем не менее, в отличие от старшего брата, он не тратил освободившиеся средства на себя, а вкладывал их в экономику дома. Долгое время возглавляя гильдию Тито во время правления Вайгара, он имел обширные познания в экономике и в коммерции, что весьма облегчило его задачу.

Как оказалось, его непопулярные меры со временем принесли плоды. Благосостояние дома не только оправилось после правления Вайгара, но ещё и преумножилось, вследствие чего Тито вновь вернули себе статус одного из богатейших южных домов. Мало того, лорд Тарн принялся откладывать часть доходов в отдельную казну, пользоваться которой можно было бы в будущем только при серьёзной нужде. Местонахождение этой сокровищницы было скрыто, и тайна принадлежала лишь членам правящей династии и нескольким советникам, которым Тарн доверял больше всего. Впоследствии это ещё сыграет немалую роль в дальнейшей истории дома.

Во всём остальном правление Тарна Тито более не выделялось какими-либо значимыми событиями. Новый лорд держался в стороне как от гражданских войн, сотрясавших Дагран, так и от дел соседних лордов. Считавший, что для любого Тито главное – благополучие самих Тито, он отдал всю свою жизнь на укрепление благосостояния своего дома. Ведя простой образ жизни, имея при себе лишь одного слугу и отказывая себе во многих вещах, без наличия которых многие дворяне и жизни себе представить не могли, он немало преуспел в развитии своих владений. Будучи хорошим администратором и справедливым правителем, Тарн, невзирая на репутацию сварливого и жадного человека, всё же смог завоевать уважение поданных одним тем фактом, что на протяжении всего его правления Тито не знали никаких бедствий и внутренних неурядиц. Правление его было долгим и спокойным, а сам он мирно скончался в возрасте 70 лет, приказав перед смертью, чтобы его тело сожгли, а прах развеяли в водах близ Ялена.

Тарн пережил всех своих родных сыновей, вследствие чего титул перешёл к его узаконенному бастарду, Ифгару Тито. Новый лорд надолго остался в памяти своих поданных из-за странного и сумасбродного поведения. Будучи весьма болезненным и слабым человеком, он страдал от сильнейшей паранойи. Всю свою молодость он провёл в уединённом замке, прячась от мира. Выбраться оттуда ему пришлось лишь, когда прибыли вести о смерти деда и о том, что титул переходит к нему. Поначалу он противился этому, не желая покидать своё убежище, но затем всё же уступил и отправился в Ялен, чтобы принять присягу вассалов…и сразу же вернуться обратно.

Его двор был расположен в том самом маленьком замке, находившемся где-то в глуши дома Тито. Он почти не занимался государственными делами, проводя целые дни в нескольких комнатах, боясь собственной тени. Сам же он был полностью поглощён фанатичной жаждой бессмертия. Пытаясь добиться невозможного, он прибегал к любым путям, до которых он только мог додуматься. Обильные средства из казны тратились на многочисленных колдунов, травников и юродивых, обещавших ему вечную жизнь, если тот будет участвовать в их безумных планах. Поговаривают, что с этой целью он даже обращался к алхимикам из дома Фирт, однако неизвестно, получал ли он хоть какой-то ответ.
В конце концов, он был полностью отстранён от правления. Формально титул принадлежал ему, и почти никто за пределами дома не знал о безумии лорда Тито, но вся власть в стране перешла к его вассалам. Они правили от имени Ифгара, но сам лорд Тито фактически оказался заперт в собственном замке… При этом его образ жизни никак не изменился. Разве что доступ к казне для него был закрыт, вследствие чего приходилось обходиться лишь личными средствами и небольшой суммой, выделяемой на его содержание. Он так и продолжил заниматься магией и колдовством, экспериментируя с зельями и травами и неистово молясь Дозриттасу, пытаясь вымолить себе спасение от неизбежной смерти.

Так проходили целые годы и десятилетия. Многие надеялись, что их лорд, вследствие проводимых им странных экспериментов и нездорового образа жизни как можно скорее умрёт. Тем не менее, ему каким-то образом удалось дожить до шестидесятилетнего возраста при всей его нервозности и болезненности. Некоторые даже стали поговаривать, что Ифгар всё-таки добился если не бессмертия, то уж долголетия точно. Наследственные болезни и недуги, сгубившие его жизнь, постепенно излечились, а сам он стал невероятно свеж и бодр, будто наступающая старость лишь омолаживала его. Лорд Тито даже впервые за целые десятилетия вновь испытал интерес к государственным делам и был весьма недоволен, что его втайне уже давным-давно отстранили от власти. За считанные месяцы он набрал себе группу сторонников и неизвестно, как бы закончилась эта история, если бы не вмешательство случая. В один из дней, спускаясь вниз, Ифгар, поскользнувшись, рухнул с лестницы и сломал себе шею. Так и завершилось правление одного из самых странных и эксцентричных лордов Тито. После его кончины титул перешёл к внуку лорда Тарна, Угламору Тито.


Сообщение отредактировал Мануил - Четверг, 11.07.2019, 21:58
[ GR ]
Дата: Вторник, 25.06.2019, 13:25 | Сообщение # 2

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1814
Награды: 2
Почести: 925
От Угламора Тито до Клудда Старшего


Угламор Тито ещё до получения титула приобрёл среди населения репутацию странного и эксцентричного молодого человека. Никто не предполагал, что ему суждено было стать наследником, а потому воспитывался он в одном из отдалённых приграничных замков, где, в конце концов, полностью замкнулся в себе и в своих фантазиях. Ещё в детстве полюбив старые сказки и легенды, он мечтал стать благородным рыцарем и всюду старался подражать своим кумирам. С этой целью он принялся нещадно тренироваться, пытаясь приблизить себя к идеалу великого героя. Поначалу дело ограничивалось лишь детскими выходками и играми, однако, повзрослев, Угламор собрал вокруг себя банду таких же романтичных молодых людей и превратив в свою дружину. Он потратил на них свои личные средства, купив им коней, доспехи и оружие, после чего выдвинулся с ними в поход.

Пытаясь подражать балладам и легендам, он со своими «рыцарями» разъезжал по землям Тито, спасая крестьян от разбойников, помогая слабым и обездоленным и занимаясь поисками древних артефактов и реликвий, которые якобы были где-то спрятаны в окрестных лесах. Примерно в это же время к нему прибыл гонец с донесением о смерти Ифгара Тито. Думая, что это божий знак, Угламор согласился принять титул и поспешил в Ялен, чтобы принять присягу от вассалов. Он с радостью принял это бремя и публично поклялся править мудро и справедливо.

Как и ожидалось, новый лорд распространил свои юношеские забавы на все свои новые владения. Уже официально посвятив своих спутников в рыцари, не считаясь при этом с имперскими законами и традициями, он приказал отстроить новый грандиозный замок, который по его задумке должен был стать домом, как для него, так и для его благородных воинов. План замка разрабатывал он сам, основываясь на сказках и легендах. Архитекторы согласились принять его странные поправки, однако всё же принялись строить замок по-своему, руководствуясь их финансовыми возможностями.

Спустя несколько лет Угламор прибыл на место строительства и…приказал прекратить работы и возводить замок в совершенно ином месте по другому плану. Впоследствии это продолжалось ещё несколько раз. Либо ему не нравилось место, где должен был располагаться замок, либо не устраивали замыслы его же архитекторов, или же он и вовсе не давал никаких объяснений. При этом он не жалел средств на свои безумные проекты и легкомысленно влезал в долги, как только деньги заканчивались. Замечания советников юный лорд пропускал мимо ушей, в ответ цитируя им какую-либо балладу или поэму.

На этом его странные выходки не заканчивались. Так, если в Дагране начинался какой-либо конфликт между вассалами или крупное вторжение дикарей, Угламор тут же выдвигался в путь вместе со всей своей свитой и гвардией, искреннее полагая, что начинался священный поход против неких тёмных колдовских сил и что его долг - встать на сторону света. Понятное дело, что и расходы он вёл соответствующие. Конечно, этим он снискал определённую симпатию Фалкса Кария, поскольку Угламор поддерживал его во всех начинаниях, считая того «императором света» и именуя «мудрым». И это была даже не лесть, а его настоящее мнение о нём. Живя в окружении сказок и детских фантазий, лорд Угламор имел и соответствующий взгляд на мир, деля его на светлую и на тёмную сторону. Правда, от этих авантюр терпели убытки и его собственные владения, на что он не обращал внимания.

Это были далеко не все его странные и эксцентричные поступки. Помимо «священных походов» и строительства сказочных замков, он также устраивал многочисленные рыцарские турниры и организовывал поиски мифических артефактов, на что тоже тратилось много средств.
Не удивительно, что вскоре вассалы Тито стали считать их сюзерена безумцем, чьё правление опасно как для него, так и для всех них. Этим не преминул воспользоваться влиятельнейший из баронов Тито, Юргий Кардон. Имея огромные амбиции, он и сам стремился стать лордом, а потому не стал упускать выпавшего ему шанса. Сформировав коалицию из недовольных Угламором вассалов, он стал вести против своего лорда заговор, пользуясь тем, что тот отсутствовал.

Вернувшись из похода императора Фалкса Кария на дом Мада, Угламор и не знал, что уже был обречён. По своему старому обычаю, лорд Тито решил устроить грандиозный пир, пригласив к себе всех своих рыцарей и вассалов. Тогда же барон Юргий предложил своему сюзерену устроить охоту, на что тот дал согласие. На следующий день после праздника Угламор вместе со своими спутниками и баронами, прихватившими с собой свиту, отправился в лес близ Танона. По условленному времени в лес вошли вооружённые отряды баронов и верные им наёмники, вскоре нагнавшие отряд лорда Тито и ринувшиеся в атаку. Будучи хорошим воином, Угламор вместе со своей верной дружиной сопротивлялся изо всех сил, отправив на тот свет множество предателей, однако, силы были не равны. Вскоре его убили вместе с верными ему людьми. Формальной причиной смерти было названо нападение разбойников. По такому случаю, заговорщики даже приговорили к смертной казни нескольких из их солдат, выдав их за убийц лорда. Так и закончил свой короткий век лорд Угламор Тито.

Юргий Кардон оказался ещё на шаг ближе к своей цели. Однако у него оставалось ещё одно препятствие – жена убитого лорда, Нира Тито и её десятилетний сын Корин, являющийся законным наследником. Более никаких близких родственников у покойного сюзерена не было. Оставалось покончить с ними, и тогда лидер заговорщиков мог рассчитывать на титул. Главное сделать всё тихо и без свидетелей, выдав всё за несчастный случай. С этой целью барон пригласил её вместе с сыном в Танон для похорон и для того, чтобы принести присягу новому лорду Тито.

Однако далеко не всех его сторонников устраивала измена дому Тито и грядущая смена власти. Так, барон Каин, хоть и принимал активное участие в заговоре против лорда Угламора, желал лишь избавиться от некомпетентного сюзерена, но не свергать всю династию и не отдавать власть своему старому конкуренту. Вскоре после убийства лорда, он отправил посланника к леди Нире Тито, чтобы сообщить о настоящей причине смерти её мужа и предупредить о заговоре.

Нира действовала решительно и без промедления, и возможно лишь благодаря этому ей и удалось спасти их род от гибели. Не позволив горю овладеть её сердцем, она разослала письма вассалам, ещё не присоединившимся к барону Кардону и принялась собирать войско, чтобы защитить единственного сына и отомстить за мужа. Однако, поскольку Танон и вся окрестная провинция уже была под контролем баронской коалиции, сил удалось собрать не так много, чтобы добиться превосходства над противником. Так, она решилась открыть тайную сокровищницу, спрятанную ещё при лорде Тарне и хранившуюся в одном из мелких замков близ Ялена. К счастью, об этом месте знали только члены семьи Тито и несколько престарелых слуг, которых их покойный господин когда-то сделал хранителями этой тайны. Благодаря этому, мятежные бароны так и не догадались, на какие средства эта женщина смогла в столь краткие сроки собрать боеспособное войско.
Помимо ополчения, свиты и сил лояльных вассалов, она пополнила армию наёмниками. В то время рядом с Яленом располагалась группировка наёмников под названием «Чёрные Ястребы», ведомая талантливым командиром Романхом. За определённую сумму денег он согласился встать на сторону леди Ниры, изрядно усилив её армию.

К этому моменту, Юргий Кардон догадался, что о его заговоре уже было всем известно. Поняв, что план провалился, он решил действовать напрямую и взять титул силой и как можно скорее, пока весть о мятеже не распространилась на весь Дагран и не привлекла ненужного внимания. Однако, к его удивлению, сделать это оказалось не так-то просто. Собранной армии оказалось достаточно, чтобы дать отпор мятежникам. То одна, то другая сторона брала вверх, однако общий исход до поры до времени оставался неизменным, поскольку силы были примерно равны. Однако в руках Ниры были более богатые и плодородные земли, а также один из самых крупных городов юга, что позволяло ей быстрее восполнять потери, чем это удавалось мятежникам. Постепенно становилось ясно, что в этой войне на истощение вверх одержат лоялисты, если, конечно, баронская коалиция не сможет в ближайшее время изменить исход войны.

Лидер мятежников готовил армию к очередному рывку, с помощью которого он надеялся прорваться к Ялену и быстро захватить его, пленив всю семью Тито и положив конец войне, однако вскоре к нему и к леди Нире пришло послание от императора Фалкса Кария. В этом письме правитель Даграна требовал от них немедленно прекратить междоусобицы, пригрозив в противном случае усмирить их земли силами легионов Секстум. Так, обеим сторонам пришлось отложить мечи в сторону и сесть за стол переговоров.

Юргий Кардон готов был согласиться на мир и признать власть малолетнего лорда Корина при условии того, что Нира выйдет за него замуж и избавиться как от верных ей вассалов, так и от Романха с его Чёрными Ястребами. До последнего момента лидер мятежников недооценивал леди Тито, полагая, что ею управляют её фавориты и приближённые, а сама она, как и любая женщина, ничего собой не представляла. Поразительно легко Нира согласилась на это и приговорила своё ближайшее окружение к изгнанию, заодно пригласив мятежных вассалов в Ялен, чтобы окончательно договориться о мире и подготовиться к грядущей свадьбе.

После подписания мирного договора и торжественной свадебной церемонии, барон Юргий, до последнего момента не подозревавший о ловушке, отправился в покои лорда Тито, чтобы уединиться с невестой. Тем временем, следуя тайному плану, в город вернулись Чёрные Ястребы и свита лояльных Нире вассалов, до того приговорённых к ложному изгнанию. Сразу после этого стражники заперли ворота, а лояльные силы разоружили и захватили в плен беспечные войска мятежных баронов, до того занятые празднованием победы. Сразу же после этого отряды гвардии, получив нужный сигнал, ворвались во дворец, взяв под стражу всех прибывших на пир мятежников. Лидера коалиции схватили в последнюю очередь, когда тот уже почти был готов к брачной ночи. Лишь в тот момент, когда в комнату ворвалась личная стража Ниры, он понял, что его обманули. За одну ночь с мятежом было покончено раз и навсегда.

Сразу же после пленения всей мятежной коалиции, мирный договор, как и все остальные бумаги, подписанные баронами и леди Нирой, были уничтожены, а самих мятежников подвергли пыткам, заточив их в яленском замке. Потребовался месяц, чтобы сломить волю каждого изменника, и лишь после этого был проведён суд, на котором каждый из мятежников признал свою вину. Согласно приговору, их лишили всех титулов и владений, а чуть позже подвергли смертной казни прямо на городской площади Ялена. Перед этим Нира отправила письмо в Имперский Город от лица её сына с известием об установлении порядка в землях Тито и с просьбой самой покарать мятежников. Император Фалкс Карий не стал возражать.

Восстановив мир во владениях Тито, леди-регент перераспределила земли мятежников между новыми вассалами, набранными из преданных ей людей, активнее всего помогавших в подавлении баронского восстания. Чёрные Ястребы вместе с их командиром влились в состав армии Тито, пополнив состав свиты и гвардии дома, а сам Романх в награду за преданность получил баронский титул. Ему достались земли покойного Юргия Кардона.

Оставшиеся годы регентства прошли мирно и спокойно. Показав себя в ходе подавления восстания хладнокровным и жёстким лидером, Нира энергично принялась за восстановление пострадавших от мятежа земель. Огромные средства вкладывались в развитие торговли и в многочисленные ссуды купцам и земледельцам. Чуть позже была основана Ремесленная Гильдия Ялена, объединившая многочисленные цеха тружеников и мастеров Тито и пытавшаяся обезопасить своих членов от конкуренции других домов. Также были заключены новые торговые договоры и обновлены старые как с ближайшими соседями, так и с дальними восточными домами.

Таким образом, благодаря грамотному и энергичному правлению леди Нире удалось не только сохранить наследство предыдущего лорда, но и восстановить его после многочисленных эксцентричных и затратных выходок её покойного мужа. Так, наследство дошло до её сына в целости и сохранности, когда тому исполнилось шестнадцать лет, и она могла с чистой совестью передать ему бразды правления. Тем не менее, вплоть до своей смерти в 306 году она продолжала оказывать на сына огромное влияние, пользуясь уважением со стороны вассалов и своим высоким статусом.

Лорд Корин Тито был неоднозначной и скрытной личностью. Переняв характер и многие привычки от своей матери, он был хитрым, коварным и двуличным человеком, скрывая эти качества под маской наивности и мягкости. Во многом юный лорд Тито продолжал политику леди-регента, укрепляя экономику и развивая торговлю дома, однако, в отличие от матери, у него были амбиции и стремление вывести свой род в число первых в Дагране.

Пожалуй, мало какой лорд Тито до него уделял столько времени внешней политике. Так, Корин активно налаживал отношения с домами Дарракарион и Дагодрат, со временем даже сформировав небольшой, но крепкий союз, созданный во многом в противоположность коалиции Сципиев и Успинов. Помимо этого, лорд Тито активно вёл переговоры с соседним домом Леев. Пусть тот и был одним из слабейших в регионе, но всё же он обладал крупнейшим и древнейшим городом юга – Грейбенбургом, бывшей столицей Микудая. Именно это и вызвало большой интерес Тито к их владениям, располагавшимся совсем рядом от Танона.

Тайно ведя переговоры и с лордом Сципием и с лордом Леем, Корин настроил оба этих дома друг против друга, способствовав началу нового конфликта. Воспользовавшись этим, он предложил лорду Лею помощь, на что тот ответил согласием. Так, в Грейбенбург выдвинулась армия Корина, а также силы дома Дарракарион, которого лорд Тито призвал поддержать его начинание. Вступив в город, пользуясь доверием лорда Лея, Корин приказал атаковать немногочисленный гарнизон. Тем не менее, невзирая на внезапность и на численный перевес нападающих, войска Леев и жители Грейбенбурга оказали яростное сопротивление, тем самым едва не погубив всё войско Тито. Положение спасли Дарракарионы, которые в последний момент подожгли город. Пользуясь этим, им удалось сломить сопротивление. Тем не менее, это был далеко не конец. Выжившие члены дома Лей ушли в подполье и ещё долго досаждали оккупантам партизанской войной вплоть до того момента, пока последний Лей не был убит. Только тогда Тито в полной мере могли назвать Грейбенбург своим.

Однако, помимо расширения собственного дома, Корин также желал упрочить своё положение и в столице. Он написал письмо местоблюстителю Нелазару Карию с просьбой дать ему какой-нибудь пост, связанный с финансами, уверяя, что его способности пойдут Даграну на благо. Он надеялся на пост казначея, однако тот уже был занят Вичи, испокон веков державших экономику Империи в своих руках. Самому Корину досталось лишь кресло заместителя. Тем не менее, лорд Тито не стал отчаиваться и поспешил устранить это препятствие, отравив своего непосредственного начальника. Так, уже спустя какое-то время его назначили имперским казначеем, как только стало известно о смерти его предшественника.

Получив желаемый пост, Корин с головой нырнул в политическую жизнь Имперского Города. Сблизившись с лордом Каем, он заключил брак с его дочерью и принялся собирать сторонников и находить полезные связи, чтобы в будущем это помогло ему не просто удержаться в столице, но ещё и возвысить собственный дом. Увы, но для этого ему нужно было куда более спокойное и благополучное время. В годы очередной смуты власть приобреталась уже не тихими интригами в столице, а огнём и мечом.

В те годы уже вовсю шла война на севере, когда лорд Атрамин, собрав мощную коалицию союзных домов, быстро и решительно рвался к трону. За короткое время он разгромил Норимаренов и их союзников, а затем покончил и с остальными противниками, включая Вичи. К этому моменту Нелазар Карий уже успел скончаться, а местоблюстительское место перешло к его родичу Марию Карию. Новый правитель Даграна пытался собрать сторонников, однако и центральные и южные дома отказались ему помогать. Сам Корин, видя, что уже попросту не оставалось никого, кто мог бы справиться с Атраминами, также предпочёл остаться в стороне, прекрасно понимая, что силы одного только его дома никак не повлияют на ситуацию.

Вскоре Марий оказался убит, а его преемник, выторговав выгодные условия для своего дома, сдал столицу. Таким образом, всего за несколько лет власть перешла к Сиксту Атрамину, который впоследствии, заполучив голоса всех лордов, стал императором. В дальнейшем в истории дома Тито появляется ещё одно тёмное пятно. Спустя какое-то время после коронации Корин был лишён титула лорда. Неизвестно точно, по какой причине это произошло. Либо это было связано с тем, что одно время Тито активно поддерживали Кариев, либо же произошло это вследствие раскрытых интриг, которые Тито вёл в то время в столице. Однако всё же ему удалось сохранить за собой пост имперского канцлера, тем самым обеспечив своей семье пристойную и спокойную жизнь в столице. Что касается его бывших земель, то они были разделены между ближайшими домами, Сципиями и Дарракарионами.

К тому моменту у него был сын Глаукс, рождённый от леди Линнии Кай во время лунного затмения. Поскольку тот был его первенцем, Корин желал, чтобы он получил хорошее дворянское воспитание и благополучное будущее. Он верил, что его сын или же его потомки когда-нибудь смогут вернуть расположение императора и впоследствии восстановить позиции их дома и исправить его ошибки. Из всех бывших союзников Тито на эту роль подходили только Дагодраты и Дарракарионы, и выбор пал на последних. Почти сразу же после лишения титула Корин отправил письмо лорду Эйенару с просьбой приютить Глаукса и воспитать его как родного сына, на что тот ответил согласием.

Так, мальчик провёл всё своё детство и юность среди драконидов, живя среди детей архонта. Тито рос здоровым и крепким ребёнком, довольно быстро превзойдя своих сверстников по силе и размерам. Ему дали классическое драконидское образование, обучив местному и имперскому письму, счёту, этикету, пению и так далее. Вскоре, правда, обнаружилось, что юного Глаукса больше привлекали занятия по обращению с оружием и по верховой езде, нежели сочинение стихов и музыки. Он с головой ушёл в изучение военного дела, днём нещадно подвергая себя изнурительным и упражнениям и тренировкам, а вечера посвящая изучению азов тактики и стратегии. Вскоре, благодаря терпению и старанию, а также хорошему здоровью и природной силе, он добился немалых успехов, уже в юности став хорошим воином. Со временем он также взял в жёны Нейерис, дочь лорда Дарракариона, чем ещё больше сблизился с драконидами.

И хотя ещё тогда он часто грезил подвигами и славными деяниями, тем не менее, все эти годы Глаукс не забывал, кто он был по рождению, и его главной мечтой по-прежнему оставалось возвращение титула. Лучшим способом исполнить это была служба императору. Потому было неудивительно, что совершеннолетний Глаукс избрал в качестве новой жизненной стези Секстум, отправившись служить в имперскую армию. Как раз таки там двухметровый светловолосый гигант нашёл лучшее применение своим талантам. Это место было чуть ли не единственным, где он мог получить реальный военный опыт, а потому Глаукс изо всех старался попасть в горячие точки Даграна. Вскоре его желание осуществилось, и он был отправлен сражаться с горцами и дикарями, доставлявшими немалых хлопот провинциям Империи. В этих боях Глаукс проявил себя в качестве хорошего и талантливого воина и офицера, тем самым обеспечив себе довольно быстрое продвижение по иерархии Секстум и уважение среди сослуживцев.

Тем временем на весь Дагран пронеслась весть об очередном конфликте между лордами. Дома Сципий и Дарракарион, до сего момента владевшие землями Тито, какое-то время сохраняли нейтралитет, однако вследствие нескольких инцидентов и стычек на границе старые соперники вновь объявили друг другу войну. Глаукс, находившийся в это время на службе, встал перед выбором: он мог либо откликнуться на зов Дарракарионов и биться за земли своих предков с оружием в руках, изменив тем самым присяге и похоронив военную карьеру, либо продолжить службу, забыв о мечте восстановить свой дом. И он выбрал первый вариант. Сговорившись с несколькими своими друзьями и сослуживцами, Глаукс с небольшим отрядом под покровом ночи ринулся домой.

Явившись на зов лорда Дарракариона, Глаукс принял командование над небольшими силами ополчения, собранного в землях Тито и несколькими отрядами драконидов, после чего ринулся к Танону, находившемуся под угрозой осады Сципиев. К счастью, он прибыл вовремя и успел возглавить оборону замка как раз к приходу вражеского войска. Противник попытался сходу взять крепость, однако, мужество и стойкость защитников не позволили ему этого сделать. Осада затянулась. Тем не менее, невзирая на крепкую защиту Танона, гарнизон был в меньшинстве, и кроме того он не успел заготовить достаточно припасов для длительной обороны. Вскоре стало ясно, что время было на исходе. И хоть Глаукс и отправил письмо в штаб Дарракарионов с объяснением ситуации и с просьбой срочно прислать подкрепление, он понимал, что теперь всё зависело лишь от него.

Глаукс решился на вылазку. К счастью, в Таноне было сооружено множество тайных проходов и катакомб, чем он не преминул воспользоваться. По его плану, основная часть гарнизона должна была атаковать Сципиев через главные ворота и отвлечь на себя внимание врага, а чуть позднее сам Глаукс вместе с несколькими отрядами должен был атаковать по наименее защищённой части лагеря. Выбора у защитников не было. Они должны были либо нанести врагу сильнейший удар, после которого он не смог бы оправиться, либо погибнуть.
Поначалу вылазка проходила в точности, как и планировал Глаукс. Основные силы Сципиев были стянуты к главным воротам, предоставив ему возможность атаковать врага с другого направления. Неожиданная и быстрая атака позволила расстроить ряды противника, внеся смятение во вражеский лагерь. Однако, невзирая на большие потери, понёсшие Сципиями вследствие вылазки, тем удалось сравнительно скоро перегруппироваться и нанести ответный удар. Войск защитников оказалось недостаточно, чтобы продолжить натиск, вследствие чего офицеры Глаукса, командующие основными силами Танона, принялись отступать к воротам.

Сам же Глаукс, хоть и получил сигнал об отступлении, опьянённый жаждой битвы, продолжал сражаться. Впав в боевую ярость, он продолжал убивать любого врага, осмелившегося приблизиться к нему, продвигаясь всё глубже и глубже во вражеский лагерь. Потребовалось сравнительно немного времени, прежде чем Глаукс понял, что их окружили. Путь назад был закрыт, и им оставалось лишь биться из последних сил, чтобы забрать с собой как можно больше врагов. Сам же Глаукс, охваченный жаждой крови, и не думал об отступлении, продолжая неумолимо прокладывать себе путь сквозь вражеское воинство, уподобившись ангелу смерти. Казалось, даже многочисленные раны и увечья, покрывавшие его тело, не ослабляли, но лишь усиливали его решимость и придавали ему дополнительные силы.

Поражённый мужеством противника, вражеский полководец предложил Глауксу и его людям сдаться, обещая сохранить им жизнь, однако светловолосый гигант с презрением отверг это предложение, продолжая неистовствовать и биться до последнего вздоха. Помимо простых солдат и офицеров, которым не повезло оказаться на его пути, он также сразил в поединке близких родичей лорда Сципия, принимавших участие в битве, пользуясь своей невероятной силой и мастерством владения мечом.

Однако при всей своей мощи и ярости, Глаукс оставался простым человеком. Со временем его соратники пали, а сам он остался в одиночестве. Его судьба к тому времени уже была предрешена. Но, отмахнувшись от соблазна сдаться на милость врага, он продолжал биться, превозмогая боль и усталость. В конце концов, всё закончилось. Несколько выстрелов из лука и многочисленные раны, полученные им от вражеских солдат, повергли его на землю. Поговаривают, что даже в последние мгновения жизни он пытался дотянуться до меча и встать на колени. Лишь в тот момент, когда его душа уже была готова отправиться в царство мёртвых, Глаукс испустил последний яростный крик, разнёсшийся по всему полю боя, прежде чем умолкнуть навеки.

Однако же его смерть не была напрасной. Вылазка Глаукса позволила ослабить войско врага и нанести ему непоправимый урон. К счастью для защитников, письма Глаукса достигли цели, и уже на следующий день после битвы подоспело подкрепление Дарракарионов. Совместными силами они смогли оттеснить Сципиев от Танона и вернуть себе окрестные земли.

Война продлилась ещё около месяца, прежде чем противоборствующие стороны под угрозой принудительного примирения силами Секстум сели за стол переговоров. Вскоре было заключено перемирие, после чего перед всеми встал вопрос: что делать с землями Тито, которые и стали яблоком раздора между соседствующими лордами? Было понятно, что больше оставаться без хозяев они не могли, поскольку в будущем это грозило бы новыми конфликтами. Лорд Эйенар Дарракарион предложил альтернативный вариант: вернуть территории Тито предыдущим владельцам, ведь Глаукс словом и делом доказал, что его потомки достойны владеть своими исконными землями. Император же, устав от постоянных конфликтов и стычек за этот регион, не стал возражать и вскоре посмертно передал титул лорда Глауксу Тито, а его детям вернул дворянство и восстановил во всех правах на земли их дома. Так, мечта Глауксу осуществилась, а сам он благодаря своим подвигам и славной смерти стал сакральной фигурой среди соратников и потомства, основавших целый культ, посвящённый ему как аватару бога войны.

Теперь перед возрождёнными Тито предстояла задача восстановить разорённые войной земли и вернуть славу и доброе имя их дома. Эта миссия легла уже на плечи его сыновей: Клудда и Сорена, чья история ещё только начиналась.


Сообщение отредактировал Мануил - Воскресенье, 11.08.2019, 13:03
[ GR ]
Дата: Четверг, 27.06.2019, 08:33 | Сообщение # 3

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1814
Награды: 2
Почести: 925
От Клудда Старшего до Сорена Тито


Сорен родился в Кровавой Гавани в семье Глаукса Тито и Нейерис Дарракарион будучи вторым ребёнком в семье. Мальчик провёл первые годы своей жизни в окружении драконидов, обучаясь и развиваясь там вместе со своим старшим братом, Клуддом. Со временем у него также появилась младшая сестра Эглантина, но девочка вследствие слабого здоровья умерла уже спустя несколько месяцев после рождения. Следующим потрясением для мальчика стал отъезд его отца в Секстум, после чего Глаукса Сорен уже никогда не видел. Когда его брату было девять лет, а ему самому семь до них дошла новость, что их отец погиб. По воспоминаниям матери и самого Сорена, именно после этого события ему стали являться таинственные и пугающие сновидения, которые в будущем стали сбываться.

Вскоре его семье вернули титул лорда, вследствие чего Нейерис вместе с детьми отправилась на родину её мужа. Новым верховным Тито стал Клудд, но, поскольку тот был ещё ребёнком, регентом стала его мать, с невероятной энергией взявшаяся за воспитание сыновей. И Клудд и Сорен получили стандартное феодальное воспитание, включавшее в себя владение оружием, верховную езду, этикет, чтение, письмо, счёт и основы риторики. Однако, дав детям базовые для того времени знания, Нейерис не остановилась на этом, а предпочла разделить их дальнейшее обучение. Клудд остался в Таноне в окружении новых вассалов, готовящих его к тому моменту, когда тот сможет взять власть в свои руки. Сорен же отправился вместе с матерью в Грейбенбург, руководившей процессом восстановления и перестройки города.
Нейерис держала младшего сына при себе, наняв для него учителей среди грейбенбургской знати, часть которых жила здесь ещё задолго до того момента, как их завоевали Тито. Будучи вторым сыном лорда тот не мог претендовать на наследство, а потому под руководством новых учителей Сорен прежде всего ознакомился с азами управления и торговли, готовясь в будущем занять место подле его брата и помогать ему править этими землями. Помимо этого Нейерис, пользуясь своими родственными связями с Дарракарионами, пригласила в Гейбенбург трамишишийского учителя. Именно он ознакомил Сорена с древней литературой, а также научил его азам микудайского языка, тем самым пробудив в мальчике интерес к мистике и религии, что проявится намного позже уже, когда тот будет зрелым мужем. По воспоминаниям Сорена, именно он был чуть ли не первым человеком, кто распознал его дар предвиденья и предугадал юному Тито великое будущее. Но он так и не сказал, какое: тёмное или светлое.

Обучение Клудда проходило по-другому. В отличие от своего младшего брата, юный лорд в больше степени интересовался математикой и военной историей, проводя большую часть времени либо на тренировках и на лекциях от лучших воинов его покойного отца, либо в окрестностях замка, где он быстро сформировал вокруг себя банду деревенских мальчишек. При этом он полностью презирал светские манеры и атмосферу услужливости и преклонения, царящую вокруг него, предпочитая соседству придворных и дворян общество солдат и крестьян. Ещё в те годы в нём проявились черты жестокого и сильного лидера, что выражалось в наведении жёсткой дисциплины среди его первых подчинённых, для которых тот был безусловным авторитетом. Поговаривают, что ещё тогда он задумался в будущем сделать из них свою гвардию, когда они вместе разыгрывали друг с другом потешные сражения и битвы. Как оказалось позднее, именно эти годы, проведённые отдельно друг от друга, впоследствии оказали самое большое влияние на судьбы обоих братьев.

Сорен тем временем оставался в Грейбенбурге вплоть до того момента, пока Клудду не исполнилось четырнадцать лет, после чего регентство его матери формально окончилось. Мальчик отбыл в Танон для того, чтобы присягнуть своему брату, после чего по его приказу отбыл вместе с ним в Ялен, где продолжил обучение при дворе одного из баронов, ставшего для Сорена новым учителем военного дела. Ходили слухи, что сделано это было по совету близкого окружения Клудда, желавшего отдалить второго сына Глаукса от его матери и держать мальчика поближе к себе. Пять лет он находился в столице дома Тито, постигая азы воинского искусства, пока тому не исполнилось семнадцать лет.
Тем временем его брат правил, стараясь держать свой дом в ежовых рукавицах. Он резко сократил расходы на двор лорда, в несколько раз уменьшив количество слуг и советников, убеждённый, что и он и его вассалы могут вести свои дела без армии придворных. Лорд сразу же прославился постоянными проверками, в ходе которых тот собственноручно вычёркивал и сокращал все виды расходов, которые, по его мнению, являлись бесполезными. Освободившиеся ресурсы шли на строительство замков, на формирование армии и на создание флота. Современникам особенно запомнился указ, согласно которому вербовщикам поручалось разыскивать по городам и деревням самых высоких и физически крепких мужчин, которым предстояло стать частью его гвардии или свиты. Поговаривают, что он вдохновлялся легендами о рыцарских дружинах королей и императоров древности, а потому и стремился к тому, чтобы элита его армии состояла только из молодых и красивых великанов.

Также была ужесточена дисциплина в армии. Клудд самостоятельно расписывал наказания для дезертиров и нарушителей устава, среди которых побитие плетьми было ещё чуть ли не самым лёгким последствием для провинившегося. Истинной страстью молодого лорда был порядок, нарушение которого было для него страшнейшим проступком. Помимо этого, он также занимался постройкой первых кораблей дома Тито, расширением Танона, а также полной перестройкой Грейбенбурга, стремясь превратить этот город в мощную крепость.
Будучи полностью погружённым в дела своего владения, Клудд сохранял дистанцию между собой и своим окружением. По этой причине Сорен почти не виделся с братом, и тем самым пропасть между ними лишь расширялась. Из родственников он сохранял контакты только с матерью, отстранённой от управления домом и с некоторыми Дарракарионами, которые время от времени приезжали в земли Тито по деловым вопросам.

Лишь к моменту завершения обучения и наступлению зрелости Клудд заметил брата и приблизил его к себе. Тот, однако, с прискорбием замети, что его брат за всё это время сильно изменился. Теперь он представлял собой мрачного и нелюдимого юношу, проводящего жёсткую политику по укреплению дома и регулярно участвовавшего в многочисленных турнирах и состязаниях, проводившихся как в его землях, так и в ближайших домах, вследствие чего тот редко находился на одном месте больше одного месяца. Однако проблема была не только в особенностях непростого характера Клудда, но ещё и в слабости, которую тот всеми силами пытался скрыть.
Приблизившись ко двору, Сорен вскоре узнал, что его брат, невзирая на то, что состоял в браке уже несколько лет, всё ещё не имел детей. Злые языки поговаривали, что дело было либо в бесплодии его жены, Софии Аларик, либо же проблемы с деторождением были у самого лорда. Сплетни эти со временем доходили до молодого лорда, вызывая в нём продолжительные вспышки гнева, во время которых тот не сдерживался и крушил всё, до чего доходили руки, время от времени даже кидаясь на немногочисленных слуг и придворных. Со временем это ещё больше усугубило отношения с его вассалами, а особенно с бароном Алариком, на чьей дочери он и был женат. Обвиняя во всём жену и её родню, но не будучи способным решить проблему, Клудда охватила хандра, которую тот пытался одолеть при помощи пирушек, охоты и турниров. Тем самым он даже не заметил, как нарушил собственные принципы, принявшись тратить большие суммы из казны на попытки развлечь себя.

Так Сорен и прожил год в этой непростой атмосфере, пытаясь балансировать между своим братом и группировками вассалов, пытавшихся бороться за влияние над сердцем ожесточившегося лорда, который с каждым годом всё меньше времени уделял правлению и всё больше пирам и охоте, стремясь забыться. Уже ни для кого со двора не было секретом, что у их лорда проблемы с деторождением, вследствие чего многие советовали ему развестись с супругой и взять себе в жёны дочку другого барона. Это и стало причиной многочисленных интриг, развернувшихся вокруг Клудда и его семьи, ведь речь шла о том, кто же будет влиять на политику дома и чья кандидатка даст лорду наследника.

Какого же было удивление и разочарование всех, когда в один из дней Клудд объявил, что у него родился сын и наследник, названный им в честь самого себя. По всем признакам тот был его сыном, однако мало было тех, кто верил словам лорда. По самой распространённой версии ребёнок Клудда был бастардом, однако доказать это так никому и не удалось. Значение имело лишь одного – теперь у дома Тито появился наследник. Жену же он вскоре отослал подальше от себя в один из приграничных замков, отрезав супругу от мира, что тоже стало источником и без того многочисленных слухов.

Случайно или нет, но именно сразу после рождения сына Клудд издал указ, согласно которому дети его вассалов от 17 до 20 лет обязывались хотя бы три года отслужить в Секстум или же в наёмничьей кампании, чтобы те могли получить право наследовать свои родовые земли. Неизвестно, что это было – личный каприз лорда, искренне считавшего, что власть может принадлежать лишь человеку, способному защитить её с оружием в руках или же скорее политическое решение, ведь, как оказалось, от Сорена тоже потребовали службы в Секстум, хотя тот и не был вассалом своего брата. Он, однако, исполнил приказ брата и, попрощавшись с матерью, отправился вместе с другими юношами в императорскую армию.

Его служба продолжалась три года, за время которых Сорен успел на своём опыте испытать прелести походной жизни и изнутри узнать, что же собой представляла регулярная армия Империи. Помимо боевого опыта и новых знаний об искусстве войны, юноша также приобрёл там много полезных знакомств и сблизился с детьми баронов Тито, отправившихся на службу вместе с ним, вследствие чего многие из них стали его близкими друзьями.

По происшествию этого времени Сорен, хотя и мог теперь вернуться, всё же предпочёл остаться на службе, испытывая отвращение к той атмосфере интриг и страха, в которой он провёл своё детство и юность. Однако судьба всё же распорядилась иначе. В то время, пока Сорен находился в рядах Секстум, Клудд Старший лишь ещё больше ожесточился. Легитимность его наследника оставалась под вопросом, и пусть на словах никто не осмелился обвинять лорда в измене своей жене, всё же люди не переставали перешёптываться и бросать хмурые и подозрительные взгляды в сторону их господина. Кроме того, сын родился болезненным и слабым, вследствие чего врачи открыто говорили лорду, что его ребёнок вряд ли протянет ещё сколько-то долго. Сердцем Клудда с каждым днём всё сильнее овладевали гнев и паранойя, чего он уже даже не думал скрывать. Со временем он перебрался в тот же самый замок, куда он заточил свою жену, после чего на долгое время оборвал контакты с внешним миром, поручив управления своими землями одному из своих близких советников. Там он, как поговаривают, предался кутежу и разврату, стремясь отвлечься от тяжёлых мыслей и от угнетённого состояния. Примерно к этому же времени мать Сорена и некоторые из придворных уговорили Сорена вернуться и попытаться помочь его брату, что он, скрепя сердце, и сделал.

Затворничество прервалось спустя несколько месяцев, когда выяснилось, что София Тито всё-таки забеременела. Отец был на седьмом небе от счастья, чего нельзя сказать о его жене. Ещё до этого она относилась к нему холодно, но всё же терпимо. Однако после этих нескольких месяцев, проведённых наедине с мужем вдали от двора, она и вовсе возненавидела его. Когда же её спрашивали, что тогда произошло с ней и с её мужем, она сохраняла молчание, но в глазах её пылала лишь злоба и отвращение. Ребёнок появился на свет и, к разочарованию Клудда, это была девочка, названная впоследствии Белл. Свой гнев он в очередной раз выплеснул на супругу, что, как, оказалось, было последней каплей. Спустя неделю после рождения Белл, София покончила с собой, выпив яд.

Лишь в этот момент ярость Клудда утихла, сменившись скорбью и раскаянием. Смерть супруги стала для него страшным потрясением, следствием чего стала затяжная депрессия, охватившая его на долгие несколько месяцев. Единственный человек, который был с ним рядом всё это время – Сорен. Лорд возненавидел себя за всё содеянное им до этого и предался раскаянию, подолгу проводя время в гробнице Тито, голодая и нещадно бичуя собственное тело. Только своего брата он допускал к себе в этот тяжёлый момент, предпочитая разделить горе с родной кровью.

Только тогда Сорен увидел перед собой не жестокого лорда с каменным сердцем, а родного и сломленного брата. Тогда он поклялся, во что бы то ни стало помочь ему. В те чёрные дни он всегда был рядом, служа ему постоянной компанией и собеседником, которому Клудд мог излить всё горе. Как оказалось, это помогло. Траур продлился месяц, после чего лорд вернулся к своему долгу. Хоть он и сохранил репутацию сурового и жёсткого правителя, но всё же усилиями Сорена тот стал немного человечнее.

Приняв волю судьбы, он обратил всё внимание и все силы на своих детей, пытаясь дать им счастливое детство, то, чего он сам был лишён после гибели отца. Казалось, это были единственные существа, к которым Клудд испытывал симпатию и любовь. Он не жалел на них средств, стараясь дать им всё самое лучшее. Отчасти это принесло свои плоды, поскольку его сын, будучи больным ребёнком, всё же выжил. Тогда он полностью переключил внимание на воспитание Клудда Младшего, а Белл доверил своему брату.

Сорен тем временем, обрадовавшись, что смог спасти брата от той черноты, что была в его душе, с готовностью взялся за воспитание Белл. Помимо этого, Клудд не забыл о его помощи в трудную минуту и доверил брату управление Грейбенбургом, сделав его одним из самых приближённых к себе людей. Также он позаботился о том, чтобы его родич сам не остался без семьи и стал искать ему жену. Ей стала Пелла, внучка барона Кайтла, от которой у Сорена появилось ещё два сына: Ноктус и Георгис. Белл также воспитывалась среди них, которую дядя любил, как родную дочь. Он постарался дать им сбалансированное воспитание, уделив одинаковое внимание как теоретическим, так и практическим знаниям, не жалея денег на лучших учителей и наставников. Однако Сореном всё ещё владела тревога. Его видения стали более частыми и продолжительными и, к его ужасу, почти все из них впоследствии сбывались. И все эти сны были мрачными и тёмными, что говорило о том, что ничего хорошего они не предзнаменовали. Толкователи же говори, что ему, как и его семье, уготовано великое будущее, но и великое горе. Он старался не верить этим пророчествам, но всё же так и не смог перебороть страх перед будущим. Пользуясь примерными знаниями микудайского языка, Сорен пытался переводить сохранившиеся в Грейбенбурге тексты, но даже они не могли пролить света на его дар, обрёкшего его на вечную тревогу.

Клудд Младший воспитывался своим отцом, старавшемуся дать сыну всё самое лучшее, вследствие чего его детство можно назвать беззаботным. Однако постепенно, по мере того, как мальчик рос, раскрылся и его дурной характер. Отвергая учителей, мальчик уделял внимание лишь наставнику, обучавшему его фехтованию и верховой езде. Невзирая на болезненность, тот с большим рвением занимался тренировками, пытаясь побороть свою слабость, что ему отчасти удалось. Почти всё свободное время он проводил на улице, занимаясь проказами и участвуя в потасовках с детьми других знатных семей. Уже тогда он проявлял зачаточные лидерские качества, создав банду мальчишек, помогавшей ему в его проделках. Поначалу все они ещё оставались безобидными, и ему это сходило с рук. Однако постепенно его шайка перешла к более серьёзным проступкам. Повзрослев, они частенько выбегали за пределы замка, и, вооружившись, грабили случайных путников или натравливали на них охотничьих собак. Вскоре это обнаружилось, и было немедленно доложено лорду, однако тот не стал предпринимать никаких срочных мер, считая, что «мальчики всего лишь играют» и что это должно закалить характер его сына. Считалось, что он слишком сильно любил своего наследника и до последнего момента не замечал, кого растил. Лишь изредка, если его сын заходил слишком далеко, отец пробовал с ним поговорить.

Однако слова оказывались бесполезными. Чем старше становился Клудд, тем более неконтролируемым и дикими было его поведение. Считая себя выше других, он ещё с малых лет начал делить мир на сильных и слабых. С первыми нужно было дружить, а вот вторых можно притеснять и использовать, поскольку большего они и не заслуживали.

Он чётко решил, что пойдёт по пути отца и станет воином, для чего нещадно закалял тело и дух. Ему даже удалось преодолеть изначальную слабость и болезненность своего тела, что говорило о его огромной силе воли. Однако он почти не уделял внимания другим занятиям, считая их слишком низкими для лорда. Мальчишки, окружавшие его, также подросли и стали его неизменной свитой, сопровождая Клудда всюду, где бы то ни появлялся. На целые недели они могли пропасть из поля зрения, отправившись в какую-нибудь малонаселённую местность, где занимались тем же, чем и раньше: разбоем и грабежом. Вскоре слухи о банде молодых разбойников разнеслась по всей провинции, где они буйствовали. Тайна была раскрыта Сореном, который поручил отряду солдат расследовать это дело. Малолетние бандиты были пойманы с поличным, и как раз тогда была раскрыта личность их лидера.

Сорен не стал поднимать скандал и, повесив нескольких из его сообщников, взвалив на них вину за грабежи, рассказал обо всём своему брату. Тот, однако, по-прежнему считал, что всё это далеко не так страшно, и единственная вина его сына – это то, что он попался и позволил себя пленить. Клудд Старший искренне считал, что такое поведение лишь позволит его сыну в будущем стать сильным и жёстким правителем, каковым отец считал самого себя. По просьбе Сорена он всё же стал давать ему незначительные наказания, наподобие домашнего ареста, но они не оказывали на мальчика никакого эффекта.

Со временем до Клудда Младшего дошли слухи о том, что возможно тот был бастардом. Для него, считавшему себя чистокровным Тито, это было сродни личному оскорблению. Немало людей пало жертвой его гнева. Если распространитель слухов был ниже его по статусу, то тогда молодой человек либо мог лично поколотить обидчика, либо, если тот был для него слишком силён, натравить на него своих слуг и подчинённых среди дворовых мальчишек. Если же выше, то он всё равно надолго затаивал обиду, предвкушая момент, когда тот всё же сможет отомстить. Тогда он и начал поддаваться частым вспышкам ярости. В эти моменты он ломал и раскидывал всё, до чего могли дотянуться руки, набрасывался и избивал детей или слуг, оказавшихся рядом. Бывали случаи, когда, ради утоления своего гнева, Клудд Младший мог зарезать и распотрошить кошку или собаку, если животному не посчастливилось оказаться рядом с ним в этот момент.
Сорен, видевший, что его племянник превращается в более худшую и ужасную копию его брата и, вспомнив свои видения, решил как-то повлиять на него. Однако для Клудда дядя не был авторитетом. Наоборот, тот сразу невзлюбил его, когда Сорен раскрывал некоторые из его проделок и жаловался на него отцу. Потому от дяди он пытался держаться подальше, продолжая вести разнузданный и гедонистический образ жизни.

К моменту, когда ему исполнилось шестнадцать, отец начал подыскивать сыну невесту. В числе кандидаток были как девушки из баронских семей дома Тито, так и дочери соседних лордов. Клудд Младший однако, отнёсся к этому без энтузиазма. Вместо того, чтобы участвовать в выборе невесты, он с бандой таких же подростков приставали к служанкам. Лишь позднее, после того, как он покинул земли Тито, выяснилось, что порой дело доходило до похищений и изнасилований. Неизвестно, было ли это просто следствием его жестокости и похоти, или же это был скрытый протест против желания взрослых остепенить его, связав его с кем-нибудь узами брака. Со временем любовный интерес довёл его до той роковой черты, переступив которую, тот уже не смог вернуться обратно.

Клудд Младший и Белл воспитывались по-разному, а потому достаточно редко виделись друг с другом. Да и его сестра в детстве не вызывала в нём никакого интереса. Однако к тому моменту, когда Клудду исполнилось шестнадцать лет, отец поселил их вместе с собой в Таноне. Тогда же в его сыне и проснулся нездоровый интерес к собственной сестре, который к тому моменту было четырнадцать лет. Неизвестно, была ли это действительно любовь или же просто очередное проявление его дикого и распущенного нрава. Однако именно тогда Клудд Младший покончил со своими любовными похождениями, обратив внимание на родную сестру.

Будучи юной и неопытной, Белл не сразу поняла, что брат от неё хотел, но всё же в глубине души боялась его, помня о его плохой репутации. Она старалась избегать брата, уговаривая отца отправить её обратно в Грейбенбург, на что Клудд Старший возражал, утверждая, что и ей скоро надо будет подбирать жениха, ведь ещё немного, и она достигнет подходящего возраста. Да и тем более, ему будет легче, если его любимая дочь будет вместе с ним. Сорен же в это время был в отъезде, а потому ей просто не к кому было обратиться за помощью.
Чем больше она пыталась избегать брата, тем более напористым становился Клудд Младший. Он постоянно подкарауливал её, пытался втереться в доверие, даря подарки и зовя на прогулки и походы. На время он даже смягчил высокомерие и жестокость, стараясь быть в глазах сестры настоящим джентльменом. Как он признавался впоследствии своим подчинённым, его вдохновлял пример Дарракарионов, которые испокон веков практиковали отношения между братьями и сёстрами. И чем он хуже? В его жилах также текла драконидская кровь. Если бы сторонний человек посмотрел бы на них обоих, то вряд ли решил, что это именно Тито, а не очередные отпрыски какого-нибудь драконидского дома.

Белл, пусть и не догадывалась о его тайных намерениях, всё же старалась держать его на расстоянии, однако её сил не хватало, чтобы сдержать стремления брата и тем самым она лишь разжигала его неутолимое влечение к ней. Постепенно он становился всё агрессивнее и настойчивее, теряя какое-либо терпение. Предполагается, что уже тогда простой интерес стал настоящей манией, после чего Клудд Младший твёрдо решил когда-нибудь овладеть ей.

Неизвестно, как бы дальше развивалась эта история, если бы Клудд не решился на финальный ход. Однажды лорд Тито устроил в Таноне грандиозную охоту, созвав на неё всех своих вассалов, а также многих драконидов, чтобы тем самым укрепить их дружеские связи. Именно это время Клудд Младший и выбрал для исполнения своего замысла. Сославшись на болезнь, он остался в замке и, подождав, пока все важные гости уедут вместе с лордом, отправился прямиком в комнату сестры.

Правда, впоследствии события развивались не по его плану. Как оказалось, Клудд Старший забыл в замке свой любимый лук, который он считал счастливым и каждый раз брал с собой во время походов, турниров и охоты. Велев всем двигаться дальше и не ждать его, он с телохранителями и с Сореном отправился обратно. А, поскольку покои лорда находились совсем рядом с комнатой Белл, тот сразу услышал крики своей дочери о помощи. Сразу же забыв и об охоте и о луке, он помчался прямиком на помощь Белл. К счастью, он успел вовремя, и его сын ещё не успел овладеть её дочерью, занятый в этот момент её усмирением, однако самого преступника это не спасло.
Впервые за многие годы отцом овладела настолько сильная и неукротимая вспышка ярости. Подобно рассвирепевшему медведю, он набросился на сына, принявшись жестоко избивать его на месте, совершенно забыв о том, как раньше любил его. Неизвестно, чем бы это закончилось, и остался ли бы сам Клудд Младший в живых после этого скандала, если бы ему на помощь не подоспел дядя. Не удовлетворившись простыми побоями, лорд, обезумев от злости, достал меч, собравшись прикончить родного сына, однако в последний момент его остановил Сорен. Схватившись с братом, он ценой неимоверных усилий смог обезоружить его и удерживать до тех пор, пока тот не успокоился. Лишь в этот момент Сорен понял, что именно об этом были всего его последние сны и что как раз таки об этом горе предупреждали его толкователи. Он был опечален и разгневан не меньше брата, однако в глубине души уже знал об этом, а потому кое-как смог совладать с собой.

Сорен уговорил Клудда оставить этот скандал в тайне, а также не убивать и не калечить родного сына, беря грех на душу. Однако от наказания это его не спасло. В тот же день Клудда Младшего отправили в отдалённую крепость, заперев его там и полностью отрезав от мира. Отец же так и не смог отойти от этого потрясения и вскоре полностью утратил какое-либо желание жить, вновь окунувшись в ту самую хандру, что преследовала его после самоубийства жены. Он вновь запил, пытаясь совладать с яростью и печалью при помощи алкоголя и опиума. К счастью, тогда никто не узнал об этом случае, за исключением самих Тито и нескольких гвардейцев, бывших рядом с лордом в тот злополучный день, однако все знали, что случилось что-то непоправимое, из-за чего наследник лорда подвергся опале.

Сразу же после этого у Сорена появилась новая череда пугающих и таинственных снов, доводящих его до безумия. Ему снилась гибель его брата от чьих-то теней, медленно убивающих его в каком-то тёмном лесу под залихватский хохот и чьё-то жуткое пение на заднем плане. Сон повторялся из раза в раз и со временем лишь обрастал новыми жуткими подробностями и деталями. С тех пор Сорен ни на шаг не отходил от своего брата, искренне боясь за его жизнь и здоровье, ведь он уже начинал приходить к выводу, что ему действительно снилось будущее. Пусть сама эта мысль и казалась ему безумной, но всё же поделать он с этим ничего не мог. Факт оставался фактом, и он мог лишь принять его, пытаясь хоть как-то изменить судьбу.

Как выяснилось позже, Клудд Младший отнюдь не собирался признавать вину и спокойно принимать наказание. Гнев и разочарование овладели им из-за этой неудачи. Теперь его статус наследника оставался под вопросом и, зная непростой характер отца, он сомневался, что хоть что-то сможет заставить отца вернуть к сыну расположение. Вследствие этого, он решился на крайний шаг, тем самым окончательно порвав со своей семьёй.

Тем временем ближайшему окружению Клудда удалось уговорить его отправиться в Ялен, чтобы немного отдохнуть там и отвлечься от тяжёлых мыслей. Лорд взял с собой Белл, ещё не до конца оправившуюся от произошедшего, и отправился в поездку, настояв, чтобы его брат остался в Таноне присматривать за делами в его отсутствие. Сорен однако, не собирался исполнять этот приказ. В последние дни видения стали намного кошмарнее и чётче, чем раньше, что он воспринял в качестве знака свыше. Он не мог бросить брата в такой момент.

Взяв с собой вооружённый отряд свиты, он отправился следом. Как раз таки не зря, поскольку лес из его сна был точной копией того, через который будет проезжать эскорт лорда Тито. Чувствуя приближение страшной опасности, Сорен направился следом за братом. Прибыл он как раз вовремя, чтобы увидеть практически буквальное исполнение своего кошмара. Нагнав эскорт, он наблюдал за тем, как процессию окружил отряд всадников, принявшийся убивать гвардейцев и слуг. Имея численное превосходство и элемент неожиданности, враги, пусть и ценой некоторых потерь, смогли бы вырезать лорда вместе с его дочерью и охраной, если бы не подоспевший вовремя Сорен Тито с последовавшими за ним солдатами.

Практически весь отряд нападавших перебили за исключением нескольких человек, которых по прибытию в Ялен было решено подвергнуть пыткам, с целью выяснить заказчика нападения. В конце концов, один из заключённых раскололся, указав на Клудда Младшего, что уже было по-настоящему серьёзным обвинением. Раненый лорд не смог лично явиться к сыну, а потому попросил Сорена самому разобраться с ним. Уже не могло идти и речи о том, чтобы тот ещё оставался наследником, и наказания тому уже было не избежать. Клудд Старший склонился к публичному обвинению и к смертной казни, однако Сорен вместе с ближайшим окружением убедил его не делать этого, ссылаясь на опасность подобного скандала и на падение репутации дома. В конце концов, Клудд Старший согласился.

Сорен передал племяннику волю брата, предложив ему выбор. Либо тот отказывается от прав наследника и отправляется в добровольное изгнание, взяв с собой некоторые средства, на которые тот сможет дальше жить и нескольких слуг. Либо миру откроются все его преступления, после чего ему придётся иметь дело с гневом отца и с имперским правосудием. Понимая, что все его планы рухнули и теперь ему нужно спасти свою жизнь, он выбрал второй вариант. Также по этому соглашению он не мог впоследствии находиться на землях Дарракарионов, так как в таком случае они всё узнают про его преступления, совершённые против родной семьи, что грозило для него куда более страшными последствиями. Он согласился и на это.

После изгнания Клудда Младшего, наследником был объявлен Сорен, как ближайший родственник. Ждать ему пришлось недолго, так как его брату было уготовано прожить ещё несколько месяцев. Ранение, полученное в ходе покушения и нездоровый образ жизни, который он вёл после всего произошедшего за последний год, окончательно подорвали его здоровье. Пытаясь забыться, он глушил душевную боль огромными дозами алкоголя и опиума, что впоследствии и стало причиной его смерти. Скончался он в той же самой комнате, где его жена покончила с собой. Следующим лордом Тито стал Сорен, которому на тот момент было тридцать четыре года.

Новый лорд стал вести более сбалансированную политику, нежели его предшественник. Армия и флот по-прежнему оставались ключевой статьёй расходов дома Тито, однако большее внимание лорда занимало развитие городов, в первую очередь Ялена и Грейбенбурга. Были дарованы новые привилегии торговой гильдии Тито, для которого был создан небольшой торговый флот, а также основана ремесленная гильдия Ялена. В целом, можно охарактеризовать правление нового лорда как спокойное и размеренное. За исключением конфликта с домом Дагодрат, результатом которого стала дуэль обоих лордов, не было никаких столкновений с другими домами, чему способствовал царящий мир в Дагране. Развивались города, понемногу укреплялась армия, росли деревни. Понемногу люди начали забывать, что ещё не так давно их земли были разделены между соседними лордами. Теперь они жили в мире и спокойствии под защитой дома Тито, сохраняя надежду на светлое будущее.

Сорен пытался, как мог перенять их оптимизм, однако у него это не выходило, пусть даже все факты убеждали его в том, что всех их ждёт мирная и спокойная жизнь. После изгнания племянника сны на какое-то время оставили его, что служило для Сорена доказательством, что тот поступил правильно. Однако покой продолжался не так долго, как тот надеялся. Уже спустя десять лет после получения титула, Сорена вновь охватили таинственные видения, на этот раз иного характера. Теперь они были по-настоящему пугающими и жуткими и касались уже не столько его дома, сколько всего Даграна. Пылающие города, горы трупов и реки крови – всё это сливалось в одну мрачную и извращённую картину, доводящую лорда до безумия. Ни одно из предыдущих видений Сорена не отличалось такой яркостью и такой чудовищной правдоподобностью, вследствие чего во время сна он даже переставал осознавать иллюзорность происходящего и считал, что всё было наяву.
Толкователи и оракулы не могли дать ему вразумительного ответа на его вопросы, и Сорену пришлось оставаться один на один с чудовищной тайной его снов. Он чувствовал, что Дагран ожидало что-то страшное, но что именно он понять не мог. Невольно Сорен чувствовал себя лишь игрушкой в руках судьбы, которая могла лишь с трепетом ожидать неизбежного, чтобы покорно принять свой жребий и выйти на сцену для исполнения финальной роли под стоны и крики умирающего мира.


Сообщение отредактировал Мануил - Четверг, 11.07.2019, 22:02
[ GR ]
Дата: Четверг, 27.06.2019, 09:05 | Сообщение # 4

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1814
Награды: 2
Почести: 925
Интересные личности Секты Видящего


Члены Синода


Пророк: Возраст - 51 год. Пророк, он же жрец Лицмара Кайтон, родился в имперском городе в 326 году, в семье плотника. Отец Кайтона рано умер, упав в колодец (поэтому, Пророк боится колодцев). Мастерскую унаследовал старший брат Кайтона, который не желал содержать трех малолетних братьев, поэтому он выставил Кайтона и двух других плотницких сыновей из дома. Так как Кайтон знал азы ремесла, он попытался получить в городском совете разрешение на занятия плотничеством, но так как у Кайтона не было своей мастерской, совет отказал ему. Не получив разрешения, Кайтон стал батраком, нанимаясь ко всем подряд выполнять черновую работу за копейки.

В один из дней, он был нанят влиятельным жрецом Верховного храма Аргести для чистки конюшни. Конюх, ожидавший увидеть на грязной работе спившегося старика, удивился, когда узнал, что батраком является молодой человек. Конюх начал расспрашивать Кайтона о том, почему он не учится ремеслу или иной, достойной статного парня работы. Кайтон отвечал, что хочет стать плотником и копит деньги на мастерскую, дабы городской совет все-таки дал ему разрешение на занятие плотничеством. Конюх сказал, что нанимаясь батраком ко всем подряд, трудно даже прокормить себя, не говоря уже о том, чтобы накопить на целую мастерскую и посоветовал обратиться к своему нанимателю. Старый жрец Аргести был добродушным человеком и предложил Кайтону поступить послушником в Храм. Там его обучили бы грамоте, а старику-жрецу, как раз нужен был секретарь.

Выбор у Кайтона был невелик, поэтому он согласился поступить в Храм. Кайтон не был лучшим учеником, но, чувствуя себя обязанным старому жрецу, старался и не пропускал лекции в тавернах, как многие другие студенты Храма. Научившись читать и писать он, как и было оговорено, стал работать секретарем, совмещая это с обучением теологии и богословию. Все ещё желая стать плотником, Кайтон выбрал служение Лицмару. Кайтон работал у жреца Аргести долгих 16 лет, пока старик не умер. За эти годы, Кайтон скопил неплохие деньги и вполне мог бы позволить себе мастерскую плотника, но жреческое служение увлекло его, и он окончательно принял решение в сторону профессии жреца.

Следующим поворотным моментом в его жизни, стало знакомство с молодым жрецом Базирты из Грейбенбурга - Маэсом Шаммусом. Кайтон в то время был секретарем Храма на Конклаве Высших Жрецов. Его вдохновила проникновенная речь Шаммуса о том, что Имперский пантеон становится для людей чем-то вроде докучливой привычки, и долг Храма - исправлять это всеми силами. В перерыве между заседаниями, Кайтон познакомился с Шаммусом. Жрецы разговорились, Кайтон узнал много о ситуации вне Имперского города, и о том, что Имперский пантеон, часто сильно видоизменяется, в зависимости от местности и коренных традиций местных жителей. Кайтон живо этим заинтересовался, и стал проводить много времени, изучая религиозные традиции разных областей Даграна. Попутно, он вел переписку с Маэсом Шаммусом. Вскоре он узнал о Сорене Тито и его необычном даре. В одном из писем, Кайтон поделился с Маэсом мыслью о том, что главная причина бед Даграна - религиозное разобщение. Воин, воздает перед боем молитву Базирте, крестьянин сеет и шепчет гимн Аргести, а лорд благодарит за свою власть Эмату. У людей нет объединяющей идеи, и это фундаментальное разобщение порождает все остальные различия. Из этой мысли, Маэс вывел первый и самый главный постулат Секты, который должен был стать одинаково близким и лорду, и крестьянину, и воину - человек сам творец своей судьбы. Не боги предопределяют судьбу и жизнь человека, а только он сам может изменить свою жизнь к лучшему. А сакральной фигурой новой веры, должен был стать Видящий - человек с даром предвидения, который бы мог указать людям, какой именно выбор следует сделать, чтобы изменить свою жизнь в лучшую сторону. Два жреца, бывшие авантюристами по своим натурам, решились на создание Секты. Кайтон, в Имперском городе, должен был собрать вокруг себя единомышленников и начать нести их идеи в массы. А Маэс Шаммус, должен был переманить на их сторону Сорена Тито, известного своим необычным даром предвидения. Когда Императору Малчезару Ридденгарду, умиравшему от воспаления легких, осталось жить считанные дни, Кайтон привел в действие свой план по ограблению Императорской сокровищницы. Пообещав известному вору и контрабандисту Сумраку любую долю от сокровищ, он помог организовать ограбление, и получил сакральные реликвии Улириха Трижды Пронзенного. Малчезар умер, а его сын Магнус короновался без реликвий.....

По характеру, Пророк - хитрый и авантюрный человек. Он отлично умеет убеждать людей и манипулировать. Также обладает великолепными ораторскими качествами и глубокими теологическими познаниями. Жестокостью не отличается, но считает, что насилие часто является единственно верным решением проблем, которые попросту не решить иначе.

Маэс Шаммус - 40 лет. Происходит из небольшого рыцарского дома, который является вассалом дома Кайтл. Несмотря на то, что Маэс был вторым сыном в семье, он не избрал традиционную для вторых сыновей в семье карьеру в Секстум, вместо этого, в раннем возрасте стал прислужником в храме Базирты в Грейбенбурге, предпочтя карьеру жреца. Отец хотел было отречься от сына за неподчинение, но был остановлен своим сюзереном - Азкалоном Кайтлом, который старался пресекать конфликты между вассалами, даже внутрисемейные. Будучи хитрым и довольно подлым человеком, Маэс быстро поднялся по карьерной лестнице, и, подсидев своего предшественника, уже в 25 лет занял должность настоятеля Грейбенбургского храма - одного из крупнейших Храмов Базирты на всем Дагране. Эта должность давала ему право избирать и быть избранным на Конклаве Высших Жрецов в Имперском городе.

Интриги Конклава затянули молодого Шаммуса, а большая часть жрецов были удивлены тому, как активно Грейбенбургский настоятель включился в эту грязную игру - традиционно, лидеры этого прихода были довольно инертны в борьбе за место Верховного жреца Базирты. Пока опытные игроки, из Зуба Фалдара и Сфесеритса решали, что делать с молодым выскочкой, Шаммус успел наладить много весомых связей в Имперском городе, и стать одним из главных претендентов на мантию Верховного жреца. В его пользу играло также и то, что Грейбенбургский храм под его управлением неплохо разросся и увеличил свой доход практически в двое - этому способствовала умелая политика Маэса по привлечению инвестиций, в основном от барона Кайтла. Также, Шаммус серьезно увеличил приходскую школу при храме, обучая больше жрецов. Все это давало ему неплохие шансы занять высшее место. В это же время, Маэс познакомился с Кайтоном - жрецом Лицмара и секретарем заседаний Конклава. Любознательный Кайтон и прозорливый Маэс быстро нашли общий язык, и общались по переписке вне заседаний.

Это общение, в конечном итоге, привело обоих к сомнениям в Имперском пантеоне. Так родилась идея Секты Видящего. Но если Кайтона расстраивало отсутствие единства среди имперцев, то Маэс, в первую очередь руководствовался тщеславием. Он понимал, что должность Верховного Жреца Базирты - это конечная точка его пути, и его имя останется только в архиве Храма. Маэс же, жаждал совершить в своей жизни нечто грандиозное. То, что вписало бы его в историю навсегда. И Секта Видящего стала тем проектом, который бы запомнился каждому жителю Даграна. Пока Кайтон, принявший имя "Пророк" организовывал Секту в Имперском городе, на плечи Маэса легла задача привести в секту Сорена Тито - того самого Видящего....

По характеру - тщеславен и хитер, жаждет славы и признания. Хороший управленец и дипломат.

Темос Тевторикс - 30 лет. Бывший вассал дома Карий, родился в родовом замке Шиэль в 347 году. Темос был вторым сыном, поэтому ему была предопределена карьера военного. В 17 лет поступил в Секстум, где служил в течении шести лет, вплоть до гибели своего старшего брата, который при невыясненных обстоятельствах пропал в горах (так как владение Шиэль граничило с территориями горцев, именно дом Тевторикс осуществлял оборону земель Кариев от кланов). Узнав о смерти брата, Темос немедленно покинул Секстум и отбыл в родовые земли. Молодой воин возложил вину за пропажу брата на горцев. Баронская дружина совершила несколько походов в горы и разорила несколько деревень горцев. В ответ, горцы разорили окрестности Шиэля. В ход событий пришлось вмешаться лорду Магнадину Карию, который, апеллируя к тому, что у Темоса нет не единого доказательства тому, что Дарий Тевторикс, больше всего любивший охоту в горах, погиб именно по вине горцев, а не пал жертвой горной лавины или штормового ветра, привычного для той местности. Темосу пришлось подчиниться. Он заперся в Шиэле, и практически перестал участвовать в жизни владения, демонстрируя свой протест лорду Магнадину Карию, а отношения с сюзереном окончательно испортились.

Незадолго до вторжения Нефритовой армии, когда в горах начались землетрясения, и многим горцам пришлось спуститься вниз, Темос получил письмо от Сфенера Кария - Грандмастера Секстума. Он знал о таинственной судьбе Дария Тевторикса, и не поддерживал своего племянника, так как считал, что человек не может пропасть бесследно без посторонней помощи. Сфенер, помня о ненависти Темоса к горцам предложил ему продолжить службу в Секстум, в его легионе. Так, Темос снова встал под орлиное знамя, оставив Шиэль под управлением своего доверенного советника и вассала - сэра Рагнара Тронка. Будучи центурионом, Темос участвовал в изгнании горцев с земель столичного домена. После окончания кампании, он снова оставил службу. Когда произошло вторжение Нефритовой империи, Темос попытался добиться у Магнадина Кария места командующего войсками лордства, но из-за личной неприязни, Магнадин даже не призвал войска его владения, заявив, что шиэльцам безопаснее остаться дома, чем воевать в настоящей войне.

Затем, в Салинор пришло письмо от Сфенера Кария, где он предлагал племяннику капитулировать. Магнадин, недолго думая согласился, после чего город открыл ворота без боя. Прибыл Сфенер Карий, ставший советником генерала Лэй Шэня. Он готовился к захвату Имперского города. В Салиноре, Сфенер Карий удивился отсутствию шиэльской дружины. Лично отправившись в Шиэль, он предложил Темосу Тевториксу место своего заместителя. Питая дружеские чувства к легату, Темос согласился и отбыл с ним к Имперскому городу....

Фарис Сильвиус - 32 года. Командир отряда Ангелов Смерти. Дед Фариса - вольный мечник Сильвий, был близким другом и братом по оружию Глаукса Тито, погибшим плечом плечу с ним при вылазке из осажденного Танона. За доблесть, проявленную его отцом, сын Сильвия - Ортас получил от лорда Сорена Тито рыцарский титул и взял фамилию в честь славного предка - Сильвиус. Он же стал одним из тех, кто основал гвардейский отряд дома Тито - Ангелов Смерти. Ортас прослужил в гвардии всю жизнь, и завещал своим сыновьям - Фарису и Джониру, также посвятить себя служению в гвардии дома Тито. Чтобы избежать конкуренции друг-с-другом, братья избрали для службы разные отряды - в 20 лет Фарис стал одним из Ангелов Смерти, а Джонир надел на себя перья сипухи, став Мефистоновым ангелом. Попутно со службой в гвардии, Фарис, не обремененный обязанностями дворянина, так как титул перешел к старшему Джониру, посвятил себя служению Базирте, обучившись под руководством Маэса Шаммуса жреческому ремеслу.

Будучи талантливым и верным воином, Фарис быстро завоевал авторитет среди Ангелов Смерти и в 26 лет стал командиром отряда и другом Сорена Тито. Также он был одним из тех, кто верил в сверхъестественные способности своего лорда.
По характеру - фанатично верный воин, готовый последовать за Сореном Тито хоть в адскую бездну. Мечтает покрыть себя такой же неувядаемой славой, как его дед. В мирной жизни довольно мягкий и добрый человек, но на поле битвы ожесточается, внушая страх не только врагам, но и союзникам - Фарис не приемлет трусости и дезертирства и его клинок зачастую может настигнуть дезертира прямо посреди поле боя. Сторонник максимально жестоких наказаний для тех, кто нарушает воинский устав и порочит славное ремесло воина. После битвы не брезгует лично судить пойманных беглецов и вершить над ними правосудие.

Воспитанники Видящего


Лион (15 лет): происхождение неизвестно. Одну часть своей короткой жизни провёл на улице, а другую в приюте, из которого, впрочем, часто сбегал и возвращался лишь позднее по своему желанию. Характер скрытный, про своё прошлое никому ничего не говорит, хотя и неизвестно, знает ли он хоть что-то об этом или нет. С детских лет обладает зачаточными лидерскими навыками и харизмой, что позволяло ему и на улице и в приюте собирать вокруг себя детей, становясь их негласным вожаком. В приюте отличался хорошей интуицией и частыми видениями наяву, благодаря которым мог предугадывать некоторые грядущие события, чем и старался пользоваться. Вследствие этого среди хозяев приюта считался странным ребёнком, и те старались не трогать его, даже если он совершал какую-либо выходку. В данный момент обучается воинскому делу. Родился летом.

Катерина (13 лет) - досконально неизвестно происхождение этой девочки, однако ещё до битвы за Имперский Город она жила вместе с группой сектантов Видящего, которая заменила ей родителей. Попав под влияние их проповедей, она помогала своим новым друзьям, как могла, в том числе и разведкой и добычей полезных сведений, пользуясь своей неприметной внешностью и знанием родного города. Со стороны выглядит достаточно тихим и замкнутым ребёнком, старательно перенимающим догматы секты. Тем не менее, способна на решительные действия, если этого потребует её кумир. В пределах того, что может ребёнок, конечно. Искренне считает, что, если все будут следовать догматам Видящего, то в мире сразу же станет хорошо, а все люди будут счастливы. Получает духовное образование от проповедников секты. Родилась осенью.

Себастьян (14 лет) - умеет читать и писать а также отличается светскими манерами и хорошо поставленной речью, что в целом выделяет его на фоне остальных воспитанников и заставляет предположить, что тот был сыном торговца или богатого горожанина. Неизвестно, почему оказался на улице, а приютил его один из проповедников секты, который вскоре передал того в распоряжение отряда, искавшего для Видящего воспитанников. Характер подавленный и меланхоличный. К догматам самой секты пока что относится нейтрально, внешне, однако, демонстрируя полное согласие. Тем не менее, весьма доволен тем, что его поселили во дворце и вскоре с радостью принялся за учёбу. Обучается управлению. Родился весной.

Эмонос (15 лет) - сын погибшего на равнине Вурант центуриона Секстум. Пешком пришел вместе с двумя братьями в Имперский город, чтобы поступить в Секстум, но здесь их застала битва за Имперский город. Парни записались в ополчение и успели немного повоевать, но в живых остался только Эмонос. После мятежа Секты, довольно долго один выживал в городе, пока не был замечен сектантами, искавшими воспитанников. По характеру - здравомыслящ и холоден, молчаливый но дисциплинированный. Ненавидит тяньвэйцев, по понятным причинам. Очень благодарен Секте за возможность учиться воинскому ремеслу. Так как с детства готовился пойти по стопам отца - имеет хорошую подготовку. Изучает военное дело. Родился зимой

Маркус (14 лет) - гимнаст и акробат, очень рано потерял родителей, поэтому всю жизнь путешествует с труппой бродячего уличного цирка. До войны объездил добрую треть земель Империи. Очень умный парень но не всегда старается, поэтому не является лучшим учеником. Тем не менее, природная ловкость вкупе с фантастической сообразительностью, позволяют ему компенсировать недостаток усердия. К секте относится несерьезно (как и ко всему в жизни его окружающему, на самом деле), но его убеждения очень похожи на догматы секты. Изучает военное дело. Когда родился - неизвестно.

Арьен (14 лет) - происходит из семьи рыбака. Потерял семью во время битвы за Имперский город. Сам остался жив, потому что в день высадки тяньвэйцев на побережье города продавал с сестрой рыбу в торговом квартале. В дальнейшем прятался с ней в канализации. Был застигнут вербовщиками, воруя на рынке еду для сестры. Отличается недюжинной для своих лет силой, поэтому и был взят в воспитанники.
Часто ходил с отцом на рыбалку, поэтому хорошо умеет обращаться с парусной лодкой. По характеру - довольно доверчивый и внушаемый парнишка, глубоко проникся догматами Секты, поэтому является одним из самых фанатичных учеников. Старательно изучает военное дело и очень любит свою сестру. Родился осенью.

Леана (12 лет) - сестра Арьена. Родилась с врожденным уродством - у неё шесть пальцев на обеих руках. Из-за этого с детства не была принята ни в одну детскую кампанию, поэтому росла в обществе своих братьев (она единственная девочка в семье). С враждебностью относится к имперским священникам, пытавшимся забрать её от родителей, поэтому Секту Видящего воспринимает благосклонно. По характеру - нелюдимая и недоверчивая, общается только с наставниками и своим братом. Изучает управление. Родилась весной.

Валериус (13 лет) - сын жреца, ставшего сектантом. Обучен грамоте и арифметике. В Секту пришел сам, вслед за отцом. Сам же напросился к вербовщикам, узнав от отца о поиске воспитанников для Видящего, после чего отец отрекся от него (во имя веры, никакой враждебности тут нет, конечно). По характеру - мечтательный и амбициозный, любит строить грандиозные планы. Видит себя первым среди воспитанников, поэтому с головой отдается обучению, часто засиживаясь за манускриптами целыми ночами. Изучает управление. Родился зимой

Уго (15 лет) - рано потерял родителей, был воспитан паромщиком, возившим людей с острова на большую землю. Во время битвы за город потерял приемного отца, однако в отличии от многих не влился в уличную банду. Подрабатывал уборщиком в дешевой таверне за миску еды. Там и был замечен вербовщиками. По характеру - честный, добродушный и общительный. Умеет располагать к себе людей и решать конфликты. Изучает управление. Родился весной

Кассис (это не имя, а прозвище, данное ему сектантами, что переводится с общеимперского как "тайный", "неизвестный") (11-13 лет) - неизвестного происхождения. Был найден сектантами в подвале храма Имсарии, прикованный цепями. Совершенно не помнит себя, до того, как был заперт в подвале храма. Вся спина и грудь мальчика изрезаны ритуальными шрамами, но он не знает, как их получил. Грамотен и знаком со многими религиозными текстами, но сам не знает, откуда. Сложен в общении, так как изъясняется очень туманно и метафорично. Изучает догматы и верования Секты. Когда родился - неизвестно

Арнод (14 лет) - сын чиновника Имперской канцелярии, с детства изучал грамоту и готовился пойти по стопам отца, но ушел из семьи, услышав на улице одну из проповедей Пророка. Несмотря на юный возраст мыслит по взрослому серьезно, фанатично верует в Видящего. По характеру - требовательный перфекционист как к себе, так и к окружающим, проявляет задатки инквизитора, строго следя за тем, как другие ученики соблюдают догматы Секты. Очень любит спорить, в том числе и с наставниками, по поводу священных писаний. Изучает догматы и верования Секты. Родился летом.

Тобиас (15 лет) - неизвестного происхождения. Все детство провел, попрошайничая в храмовом районе. Также мошенничал, расхаживая по домам и представляясь юным послушником храма, после чего выпрашивая у людей пожертвования, в обмен на благословение. Был замечен вербовщиками во время одной из проповедей - он тщательно записывал все сказанное проповедником, высекая слова ножом на дощечке, видимо, чтобы изучить и использовать в своем спектакле. По характеру - красноречивый и харизматичный, мастерски умеет убеждать людей и пускать пыль в глаза. Изучает догматы и верования Секты. Когда родился - неизвестно.


Сообщение отредактировал Мануил - Воскресенье, 11.08.2019, 16:42
[ GR ]
Дата: Среда, 14.08.2019, 10:23 | Сообщение # 5

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1814
Награды: 2
Почести: 925
Вассалы дома Тито


Дом Кайтл
Глава дома: Азкалон Кайтл
Герб:



Родовое владение: Даган

История: Родоначальник рода Кайтл, Лион, начинал свой жизненный путь в качестве наёмника, странствовавшего по Даграну в поисках денег и приключений. Однако, поскольку крупных войн в Империи не было уже много лет, то и работа эта была не такой перспективной и оплачиваемой как прежде, в годы гражданских войн. Вследствие этого юный Лион, по совету знакомых, поступил в Секстум, где его определили в XII легион. Именно там судьба и столкнула его с молодым и перспективным офицером Глауксом Тито.

Природное обаяние и доброжелательность стали причиной того, что вокруг Глаукса вскоре собрался кружок офицеров и легионеров, с которыми он дружил и устраивал различные выходки. Лион занимал особое место в этом небольшом, но сплочённом сборище. Будучи одним из первых людей, встретившихся Тито в легионе, он достаточно быстро стал его лучшим другом. Схожие по характеру и по увлечениям, они напоминали родных братьев, хоть и выросли в совершенно разных семьях. Во время походов и стычек с горцами они не раз спасали друг другу жизни, что ещё больше укрепляло их дружбу.

Потому было неудивительно, что бывший наёмник практически сразу согласился помочь Глауксу в защите родных земель. Собрав вместе их самых преданных друзей и товарищей, они вскоре ринулись на юг, приняв участие в войне Сципиев и Дарракарионов на стороне последних. Во время знаменитой вылазки из осаждённого Танона он должен был возглавлять основные силы Дарракарионов, которым предстояло отвлечь внимание врага. Перед битвой Лион яростно спорил со своим другом, прося взять его с собой, однако Глаукс был непреклонен, ведь тот хотел, чтобы командование над армией в его отсутствие принял самый близкий ему человек, которому он мог доверять больше всего. Скрепя сердце, Лион послушался его и уже в ту злополучную ночь со всей доблестью и решимостью повёл защитников в атаку.

Лион действовал в точности согласно плану и, хоть связь во время боя с Глауксом довольно быстро оказалась потеряна, он не сомневался в своём друге. К тому моменту, когда Сципии принялись теснить их, он приказал всем отступить, думая, что Глаукс к тому моменту отошёл к замку. Какого же было его горе, когда уже в Таноне ему доложили, что тот пал смертью храбрых, упокоившись на поле брани. В ярости Лион пожелал ещё раз броситься в атаку и отбить тело друга, и лишь ценой неимоверных усилий со стороны других офицеров удалось сдержать его гнев и горе. К счастью, скоро подоспело подкрепление Дарракарионов, и Лион смог исполнить своё желание. Отогнав врага от замка, Лион своими руками подготовил тело друга к загробной жизни и похоронил его в катакомбах Танона, в фамильном склепе дома Тито. В дальнейшем он с невероятным рвением продолжил войну, стремясь отомстить за убитого товарища.

К тому моменту, когда был заключён мир, а император вернул дому Тито лордский титул, Лион, как ближайший соратник покойного Глаукса, был произведён в бароны и получил во владение замок Даган и окрестные земли, располагавшиеся близ Грейбенбурга. Он довольно быстро смог найти общий язык с Нейерис, женой своего друга, являвшейся регентом при малолетнем Клудде Тито, и стал самым близким к ней человеком, помогая ей обустраивать и восстанавливать эти земли. Именно он предложил основные кандидатуры будущих вассалов Тито, убедив Нейерис пригласить и раздать титулы как соратникам Глаукса, так и прошлым сторонникам дома Тито. Таким образом, он достаточно быстро стал самым могущественным и влиятельным бароном при Нейерис Тито.

Во время правления Клудда Старшего Лион мирно скончался в собственном замке в окружении родных и друзей, завещав перед смертью потомкам беречь то, что их отец добыл потом и кровью, и сохранять честь и достоинство рода. Так, титул перешёл к его старшему сыну, Азкалону. Новый барон Кайтл во многом продолжал курс его отца, занимаясь обустройством родных земель, а также оказывая поддержку дому Тито. Однако, в отличие от отца, Азкалону пришлось почти сразу с головой нырнуть в интриги дома, чтобы сохранять высокое положение своего рода. И пусть пару раз, вследствие паранойи Клудда Старшего и его странного поведения, влияние дома Кайтл грозило пошатнуться, в целом он продолжал занимать если не первое, то второе место в иерархии вассалов Тито.

Особенно он сблизился с Сореном Тито, еще, когда тот вернулся из службы Секстум. Помимо того, что их связывала дружба отцов, они ещё имели схожие характеры. Кроме того, Азкалон больше симпатизировал уравновешенному и спокойному Сорену, нежели брату с его буйным и жёстким нравом. Вследствие этого, он и активно поддерживал Сорена, когда решалось, кто станет новым наследником вместо изгнанного Клудда. Потому не удивительно, что за лояльность и за помощь, оказанную Сорену, он вскоре стал наместником Грейбенбурга. Там он отличился тем, что оказывал большую поддержку цехам и гильдиям и активно жертвовал деньги храмам Базирты. Высокий статус дома Кайтл, в сравнении с другими вассалами, также был закреплён браком Сорена и сестры Азкалона, Пеллы.

Положение дел в доме Кайтл сильно изменилось к тому моменту, когда вследствие землетрясения в Ялене погиб младший брат Азкалона, Дрин. Пожалуй, мало к кому барон был привязан так же сильно, как к нему. Смерть близкого родича и последующие тёмные события в Дагране, такие как пропажа кораблей и стихийные бедствия, вогнали Азкалона в тоску и печаль. Поглощённый горем, он перестал уделять внимание делам дома и удалился в свою вотчину, запершись там от внешнего мира. Даже Сорену, его другу, не удалось вырвать того из хандры. Лишь во время вторжения тяньвэйцев он вышел из своего убежища и присоединился к армии Сорена, чтобы исполнить свой долг перед домом Тито.

Личность главы дома: Азкалон Кайтл достаточно добрый и покладистый человек, имеющий репутацию отзывчивого друга и крепкого семьянина, не желающего без лишней нужды идти на конфликты с кем-либо. Однако при всём при этом он ещё и весьма впечатлителен и эмоционален, вследствие чего его настроение подвергается резким изменениям. Смерть брата наложила особый отпечаток на его личности, вогнав его в глубокую печаль, продолжавшуюся вплоть до начала войны, и несколько омрачив его благодушный характер.

Неплохой воин и хороший администратор, умело обращающийся со своими владениями. Весьма заботится о собственных людях вплоть до того, что готов лично решать внутренние проблемы вассалов и даже поддерживать их материально в случае финансовой нужды. Верующий и благочестивый человек, в своё время пожертвовавший немало денег жрецам Базирты. Самым главным считает преданность своей семье, ставя род на главную роль и в первую очередь, заботясь о благополучии собственных земель и слуг.

Особенности: усреднённый баронский дом, имеющий как неплохие воинские традиции, унаследованные от патриарха рода, и крепкую армию, так и развитую экономику, но не ударяющийся полностью ни в одну из этих сфер.

Дом д’Роун
Глава дома: Асторат «Мрачный»
Герб:



Родовое владение: Халдрот

История: Если отслеживать историю рода д’Роун вплоть до лорда Корина, то его можно считать старейшим баронским домом Тито. Первым, кто получил честь носить эту фамилию, был Романх, командир крупного отряда наёмников «Чёрные Ястребы», в своё время прославившегося на южные земли Даграна и успевшего повоевать на стороне самых разных домов. Сам Романх был простолюдином, и потому его ранняя биография осталась неизвестной, вследствие чего даже его потомки привыкли описывать историю их семьи, начиная с того момента, когда он уже создал свой знаменитый кавалерийский отряд.

«Чёрные Ястребы» оказались в землях Тито ещё в годы разгоревшейся гражданской войны между Нирой Тито, защищавшей малолетнего сына, Корина, и его права на наследство убитого отца, и мятежными баронами. В тот момент леди-регент нанимала каждого, на кого хватало денег, и люди Романха были в их числе. Чёрные Ястребы сыграли весомую роль в том противостоянии, подарив нанимателям несколько побед. Впоследствии они также помогли Нире пленить мятежных баронов, запертых в Ялене, и подавить оставшееся сопротивление. Затем Чёрные Ястребы официально были приняты в состав армии Тито, а их командир, в знак его заслуг, получил титул барона от малолетнего лорда Корина. Поговаривают, однако, что немалую роль в этом сыграли не только вклад, внесённый наёмниками в войне, но ещё и весьма близкие и интимные отношения Романха и Ниры.

В таком положении они и пробыли вплоть до того момента, пока император Сикст Атрамин не лишил Корина титула, а вместе с тем и всех его вассалов. Романх, тем не менее, довольно быстро вернулся к прежней жизни наёмника, забрав с собой Чёрных Ястребов и вновь принявшись зарабатывать мечом себе на хлеб. Однако времена изменились. Кончилась эпоха гражданских войн, а в Дагране воцарился мир под чётким присмотром Атрамина, а позднее и Ридденгардов. Потребность в услугах наёмников убавилась, да и сам Романх был уже не молод. Конечно, ещё находились заказчики, но самим Чёрным Ястребам пришлось проглотить гордость и работать за цену вдвое, а то и втрое меньшую, чем раньше. Казалось, на этом и должна закончиться история, как этого отряда, так и самого Романха, однако боги всё же дали д'Роунам второй шанс.

После того, как Тито вернули титул и земли, постаревший наёмник получил предложение вернуться, на что тот ответил согласием. Пользуясь военным опытом и солидными знаниями, Романх с рвением принялся за организацию новой армии Тито, оказав солидную помощь Нейерис Тито, леди-регенту при малолетних сыновьях Глаукса. Исполнив свою задачу и восстановив родовые земли после долгих лет отсутствия, Романх прожил ещё три года, прежде чем скончался от старости.

Его сын, Валлерус продолжил политику отца, улучшая авторитет своего дома среди других вассалов Тито и развивая родные земли. Будучи, как и Романх, одним из командующих армией Тито, Валлерус также занимался и укреплением войска своего сюзерена, в частности немало способствовав тому, чтобы Клудд Старший ввёл среди своих солдат офицерские звания, позаимствованные из наёмничьего опыта его отца. Впоследствии дом д'Роун продолжал улучшать отношения с лордом, время от времени участвуя в интригах против других баронов, но в основном занимаясь собственными землями. К тому моменту, когда лордом стал Сорен Тито, Валлерус умер, а его титул перешёл к Асторату, его первенцу.

Личность главы дома: Асторат, пожалуй, является самым религиозным и фанатичным среди баронов Тито. Следуя заветам предков, он с детства обучался воинскому искусству, но при всём при этом немалую роль играло и религиозное воспитание. Будучи впечатлённым красноречием и мудростью своего наставника, жреца Базирты, Асторат перенял его неистовую веру и религиозный пыл. Этим и объясняется то, что помимо стандартного дворянского образования, он также обучился и жреческому мастерству, посвятив себя служению Базирте. Когда же настал его черёд унаследовать баронский титул, Асторат пожертвовал огромную сумму из личных средств на строительство храмов, а также с решимостью принялся искоренять ереси на подвластной ему территории. Был одним из сторонников жёсткой централизации земель Тито и религиозных чисток.

Хороший воин и неплохой теолог, но этим его сильные стороны и ограничиваются. Военный до мозга костей, Асторат слабо интересуется экономикой своего дома и предпочитает доверять административные дела советникам и другим членам семьи. Свободное время тратит на учения и тренировки солдат, на молитвы и на религиозные преследования в пределах своей власти. Обладает тяжёлым и суровым нравом, за что и получил в народе прозвище «Мрачный». Не терпит нарушения своих же законов и готов безжалостно карать любого своего поданного, будь он хоть простолюдином, хоть обладателем рыцарского титула. Имеет склонность к поучению других баронов и своего же лорда, что временами становилось причиной конфликтов. Искренне считает божий закон превыше мирского, а смертную казнь – единственным возможным наказанием.

Особенности: полностью военный дом, произошедший от наёмника, вследствие чего имеет одну из самых боеспособных армий среди прочих вассалов Тито. Однако же слаб во всех прочих областях, включая дипломатию и экономику.


Сообщение отредактировал Мануил - Суббота, 17.08.2019, 12:43
[ RU ]
Дата: Вторник, 07.01.2020, 19:52 | Сообщение # 6

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1814
Награды: 2
Почести: 925
Культ Мефистона


История этого культа восходит к соратникам Глаукса, которые основали нынешние вассальные дома Тито. В день легендарной битвы при Таноне вместе с Глауксом, помимо наспех набранного ополчения и кавалерийского отряда дома Дарракарион, была и группа его боевых товарищей из Секстум, последовавших за своим другом в добровольное изгнание из родного легиона.

Будучи главным родовым владением семьи Тито, Глаукс приложил немало усилий для того, чтобы укрепить и усилить крепость накануне осады, а также собрать как можно больше людей. Однако силы Сципиев всё равно численно превосходили гарнизон замка. К тому моменту, как стало ясно, что помощи было ждать неоткуда, а запасы провизии вскоре закончатся, Глаукс решился на проведение вылазки.

Возглавив кавалерийский отряд, он, воспользовавшись сетью тайных проходов Танона, напал на наименее защищённую часть лагеря Сципиев, в то время как весь остальной гарнизон сковывал боями основную часть сил противника. Поначалу план увенчался успехом, и им действительно удалось нанести врагу немалый урон, однако в пылу битвы Глаукс забыл протрубить отступление. Поглощённый кровавой яростью, Глаукс беспощадно истреблял наседающих на него врагов, даже не замечая, что его соратников остаётся всё меньше и меньше. Даже будучи смертельно раненным, он с презрением отверг предложение о сдаче в плен и продолжал сражаться до последнего вздоха, отправив с собой в царство мёртвых неизмеримое количество врагов. Однако сам Глаукс навсегда остался на поле брани.

Хотя крепость выстояла до подхода подкреплений, а осада была снята, цена этому была невероятно высока. Оставшись без своего лидера и друга, его боевые товарищи впали в тяжелейшую скорбь. Считая, что смерть Глаукса была на их совести, они облачились в траурные чёрно-багровые одеяния. Отныне смыслом их жизни стала месть за погибшего друга. Сформировав несколько конных отрядов, они внесли немалую роль в последовавшем этапе войны Сципиев и Дарракарионов, запомнившись в первую очередь своими сокрушительными кавалерийскими атаками и набегами. Они называли себя Ангелами Мщения. Говорят, что именно тогда в их рядах появились первые ростки того, что позднее будет известно в качестве культа Мефистона.

Вскоре император Атрамин потребовал противников пойти на перемирие, а чуть позже стал подыскивать кандидатуру на роль лорда спорных земель, чтобы впредь не допускать новых разногласий. К счастью, он внял совету лорда Дарракариона и уже посмертно вернул титул Глауксу, признав его героизм и самопожертвование. Те из соратников, что остались в живых, стали первыми вассалами его сына, Клудда, после чего приступили к восстановлению пострадавших в войне земель дома.

Однако далеко не все решились смириться со смертью Глаукса. Большинство его соратников по-прежнему носили траурные одеяния и время от времени собирались друг с другом, вспоминая их погибшего лидера и предаваясь скорби и печали от того, что не смогли спасти его. И хотя теперь, когда воцарился мир, им уже было невозможно продолжить их мщение, они тратили большую часть времени на совершенствование военного искусства и на проведение дружеских поединков, стремясь хоть так почтить память Глаукса.

Самым ярым и последовательным среди них был Фурио, бывший центурион Секстум Окулатис, который на службе новому дому Тито получил рыцарский титул. Невзирая на новые земли, он остался равнодушен к своим новым обязанностям. Передав управление доверенным людям, Фурио предпочёл посвятить свою жизнь воинскому искусству и духовным исканиям. Так, стремясь найти ответы на свои вопросы о жизни и смерти, он поступил в ученичество к одному из жрецов Базирты, служащему в Ялене. Приобретя солидные богословские знания и опыт, спустя годы он сам смог занять место своего учителя.

Став жрецом Базирты, Фурио отправился в длительное паломничество, стремясь посетить все места, так или иначе связанные с Глауксом. В пути его преследовали постоянные видения, в которых он, по его словам, говорил с самим Глауксом, который и ответил на все его вопросы. Вернулся Фурио уже просветлённым. С тех пор он принялся рьяно проповедовать и возносить весть о том, что смерть Глаукса была не напрасной. Его душа вознеслась в царство мёртвых, где он получил ангельские чёрные крылья, после чего вошёл в свиту Имсарии, тем самым став хранителем и защитником героических душ, погибших в бою. С тех пор он уже более не назывался Глауксом. Теперь он Мефистон, Повелитель Смерти.

Фурио вновь собрал старых товарищей и принёс им эту весть. Его откровение воодушевило их, что позволило им впоследствии вновь собрать былое братство. С невероятным рвением они принялись проповедовать о божественном перерождении их павшего друга, справляя причудливые мистические ритуалы и делясь фантастическими историями о потусторонних подвигах Глаукса.

Со временем вести о культе Мефистона донеслись до Клудда Старшего, уже успевшего достигнуть совершеннолетия. Встретившись лично с Фурио, юный лорд глубоко проникся его идеями и вскоре дал тому официальное разрешение на проведение своих ритуалов и мистерий во славу Глаукса. Именно с этого момента принято отсчитывать историю культа Мефистона.

Ныне этот культ представляет собой скрытное религиозное учение, распространённое преимущественно среди мелких дворян дома Тито. В основном это потомки соратников и сторонников Глаукса Тито, однако, с тех пор в ряды культа вошло и некоторое количество других людей, впечатлённых проповедями членов культа. Само общество последователей Мефистона достаточно закрытое и принимает в свой состав сравнительно немного людей. Добровольцам же, которых посчитали достойными, предстояло пройти множество степеней инициации, состоящих из ряда испытаний. Лишь пройдя через сложный и тернистый путь, кандидат удостаивается чести принять чёрно-багровые одеяния и носить символику культа.

Впоследствии они отправляются на службу в гвардию дома Тито, которая набирается исключительно из членов культа. Принято это решение было ещё при создании гвардейских отрядов, по указу Клудда Старшего, который действует и по сей день. Пройдя инициацию и получив место в составе культа, неофит нещадно тренирует тело и дух под присмотром старших товарищей, после чего избирает один из трёх путей. В зависимости от его предпочтений в военном ремесле, он вступает в один из трёх гвардейских отрядов и с тех пор служит Глауксу и его потомкам на поле брани до последнего вздоха.

Мистерии и ритуалы культа Мефистона справляются в подземных святилищах, разбросанных по разным уголкам дома Тито и чаще всего связанных тем или иным образом с биографией Глаукса. Культ также имеет и свою иерархию из духовных степеней, по которым определяется, насколько тот или иной член культа приближен к Мефистону. Традиционно наивысший ранг занимает сам Глаукс, а предшествующий вручают лорду Тито, который также должен проходить инициацию культа. Пока что эта традиция не нарушается, и нынешний лорд Тито, Сорен, по-прежнему является формальным лидером учения Фурио. Однако чаще всего вопросы управления культом решают всё же старшие жрецы Мефистона, являющиеся обыкновенно командирами гвардейских отрядов Тито.
[ RU ]
Форум » ФРПГ » 10 Лордов » Дом Тито/Секта Видящего
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Добро пожаловать,
Инкогнито



Для просмотра сайта рекомендуем использовать
Opera или Mozilla FireFox

Поиск
Мини-чат
Для добавления необходима авторизация
На сайте


Нас посетили:


Наши друзья