• Страница 5 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Модератор форума: Аноним-анонимыч, Diamato  
Форум » ФРПГ » 10 Лордов » 10 Лордов: Игро-тема
10 Лордов: Игро-тема
Дата: Среда, 02.01.2019, 17:11 | Сообщение # 81

Кот-Тюремщик
загрузка наград ...

Сообщений: 6329
Награды: 3
Почести: 1255
Осень 376 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного

Мировые события

  • Флот Легата Энрике Норридона предпринял попытку прорвать блокаду в Лан-Тагоне. Атака была предпринята ранним утром - дабы густой туман, висевший над гаванью затруднял стрельбу для кораблей тяньвэйцев. Также, имперцы пустили вперед своего боевого построения несколько десятков лодок, груженных горящим маслом и древесиной - черный коптящий дым ещё сильнее затруднил обзор для нефритов. В итоге, им пришлось стрелять почти наугад, и большая часть выстрелов промахнулась либо попала в черепахи, шедшие в первом ряду имперского построения и которым снаряды практически не наносили повреждений. Сблизившись, корабли имперцев не стали предпринимать попыток абордажа - вместо этого, используя усиленные тараны они начали крушить тяньвэйские суда, а затем закидывать факелами и сосудами с горящей нефтью. Пробившись через вражеское построение, попутно разделив его на две части, корабли сбросили ещё несколько десятков больших плотов, нагруженных деревом и смолой, ещё сильнее сгущая дымовую завесу над гаванью, а затем развернулись и атаковали левую группу кораблей врага. Попутно, из гавани вышла оставшаяся часть дагранского флота и атаковала в том же направлении. Дезориентированные моряки нефритового флота задыхающиеся из-за дымовой завесы, в отличии от дагранцев, снаряженных влажными лицевыми масками, хоть немного облегчавшими дыхание, не оказывали должного сопротивление, и дагранцы легко абордировали разрозненные корабли. Группировка тяньвэйцев на правом фланге, как только построение было разбито, немедленно взяла курс в открытое море и вышла из боя.
    Итоги боя: Безоговорочная победа дагранского флота. Блокада Лан-Тагона прорвана, захвачено полтора десятка тяньвэйских кораблей, потоплено почти полсотни. Потери легата Норридона, не превышают десять кораблей.
  • В руки имперцев впервые попали подробные карты неиследованных вод вокруг Даграна, включая несколько доселе неизвестных Дагранцам островов.

  • Армия Алексиса Квинтиллуса предприняла попытку атаки на армию Нефритовой империи в Альмаксе. Произошло небольшое сражение, однако узнав о разгроме флота в водах Лан-Тагона, армия Нефритовой империи предпочла отойти.
  • Армия барона Дайка Саллоса, оттеснила тяньвэйцев от Булварка и деблокировала Мордекая Латайя.
  • Нефритовая армия до этого стоявшая лагерем в Рорикджете пришла в движение и вторгнувшись в земли дома де Мордрей заняла Эрендир, отрезав армию Императора от снабжения с севера.
  • Армия Императора, пользуясь кораблями из флота Имперского города, форсировала реку Окс и атаковала южный берег. В кровавой рубке, отряду во главе с лордом Дайном Мада, удалось занять плацдарм, однако фланговый удар тяньвэйской кавалерии, отсек его от кораблей, после чего Дайна Мада атковала мощная группировка нефритовой армии. Мада несколько раз посылал сигналы о помощи, но Магнус проигнорировал их, лично возглавив атаку на Салинор. Штурм продолжался 5 дней, и потеряв огромное количество солдат, дагранцы заняли Салинор. По слухам, Магнус Ридденгард лично пленил командующего тяньвэйской армии генерала Лэй Шэня и лорда-предателя Магнадина Кария. Судьба Дайна Мада неизвестна, скорее всего, он погиб в бою.
  • На юге произошла битва при Светлом доле (продолжение в ходе Дарракарионов)
  • Указом Рагнариса Дарракариона, все тлакоци выселены из Микуйвтля, а сам город и окрестные земли отныне и навсегда переданы во владение лорда Флороса Нортандера. Право остаться на насиженных местах остается лишь за теми, кто делом и оружием будет помогать бороться со всеми врагами дома Нортандер, в том числе и другими тлакоци.
  • В Тикуцатле произошло восстание против администрации Богини-Императрицы. По слухам, это последователи старого, практически утерянного учения бога смерти Ксилиотля, отрицающего Богиню-Императрицу, а также практически все традиционные религиозно-философские учения тлакоци. Есть информация, что восставшие жестоко убили всех кто им сопротивлялся. Возглавляет их харизматичный военачальник Ульшока.
  • Произошла битва за Норимар (продолжение в ходе Маориев)

    Дом Тито

  • Барон Темос Тевторикс согласился служить и присягнул вам на верность.
  • С имперского города собрано 3000 золотых налогов
  • Пришло письмо от лорда Персиваля Цейсия:
    Цитата
    Еретическая свинья возомнила себя владыкой Даграна? Пастор? Местоблюститель? Аватар Базирты? Боги милосердные, насколько же это смешно. Лорд Тито, прошу вас - сражайтесь. Сражайтесь доблестнее, иначе, боюсь, вы не доживете до того момента, как мне выпадет возможность лично вырезать ваше гнилое богохульное сердце из груди, а затем сжечь его в самом жарком горниле.
    Персиваль Цейсий

  • Пришло письмо от лорда Хиборема Кая
    Цитата
    Приветствую. Насколько я знаю, вы обратились за помощью к горцам западного склона? Что же, мне известно, армия Императора оттеснила врага от Имперского города. А ещё, мне известно о вашем мятеже. Дом Кай верен настоящему Императору, лорд Тито, и горцы не станут потворствовать вашей лжи.
    Лорд Хиборем Кай

  • Ещё несколько отрядов культистов встало под ваши знамена
  • Отряды Ангелов Смерти и дворцовой стражи обучили пять отрядов улучшенного ополчения (50 монет содержание)
  • Выплачено жалование дворцовой стражи (100 золотых)
  • Пришло послание от Красавчика Хеймара, по слухам главы гильдии воров Имперского города:
    Цитата
    Добрый день, господин местоблюститель. Я Хеймар - и я ваш коллега. Я тоже правлю Имперским городом. Но, я вам не соперник - ведь я возглавляю тот город, куда благородные господа брезгуют сунуть свои изнеженные носики. Трущобы, коллекторы, подвалы и переулки - вот моя территория. И поверьте, несмотря на неприглядный вид, мое королевство скрывает куда больше сокровищ, чем вы можете представить. Знаете, я человек милосердный и добрый, мне больно видеть людей в беде. Особенно, коллег-королей. Думаю, я могу помочь вам - конечно же, не бескорыстно, ведь ни один король не помогает другому просто так, уверен вы это понимаете. Недра Имперского города скрывают все, что может пожелать ваш разум. А вы, в обмен на мою щедрость - проведете смену владельца для кое-каких зданий. Разумеется в мою пользу. Думаю, их старые хозяева не будут против пожертвовать своими домиками во имя высшего блага. А моему королевству, это пойдет исключительно на пользу. Подумайте, коллега, иначе боюсь вам придется поделиться своим троном с кем-нибудь ещё.
    Красавчик Хеймар

  • Пришло письмо от Сумрака, главы контрабандистов, обвиненного Кассис-Максус в краже Императорских реликвий
    Цитата
    Приветствую, Сорен Тито. Уверен, господин, именующий себя Пророком, а в реальности являющийся священником Лицмара по имени Кайтон, рассказал вам обо мне. Благодаря мне, ваши императорские безделушки сменили владельца. Кайтон решил, что расплатился со мной. Это не так. В контракте значилась сумма в 20000 золотых, однако, все то что мы вынесли из сокровищницы сверх ваших драгоценных реликвий, с трудом тянет даже на десятку, а продать такие уникальные вещи...затруднительно. Я попытался это сделать, и оказался в лапах собак из Секстум. Так что, Кайтон задолжал мне ещё и за то, что я его не сдал имперцам и не придушил его планы в зародыше. Я думаю, что с Кайтона я не смогу вытрясти и сотой части причитающихся мне денег. А вот вы, в состоянии погасить долг. Итак, вы мне должны 20000 золотых, в качестве платы, и сверх этого 5000 за то время, что я провел в тюрьме отдуваясь за всех. И того, 25000 золотых твердой валюты. Или, вы можете оказать мне услугу, и я уменьшу долг вдвое. Разберитесь с Красавчиком Хеймаром, моей правой рукой, который захватил мой бизнес, пока был в тюрьме.
    Сумрак


    Дом Маорий

  • По прибытии к Норимару, к вам обратился генерал Арагон Цейсий:
    Цитата
    Великолепно, лорд Маорий, я знал что на вас можно положиться. Вы доказали свою верность, поэтому пришло время раскрыть карты. Для начала, уверен вы хотите знать, что стоит за убийством лорда Ролана. Он бастард. Его матерью является не моя двоюродная сестра Уна. Норимарены скрывали это двадцать лет, даже заставили Уну признать Ролана своим законным сыном - пока, леди Уна не оказалась наконец дома. Считайте это восстановлением справедливости, теперь титул перейдет к Перси - законному ребенку леди Уны. Теперь, обговорим вашу награду - думаю, город Тор-Лирман будет достойным даром за дружбу. Это ваша доля от раздела освобожденных земель, уверен, вам понравятся ваши новые владения. Но, не время почивать на лаврах - у нас ещё много работы. У вас появился флот, и я уже нашел ему работу. Корабли должны инкогнито отправиться к Аспирину и установить связь с капитаном Горионом Прокаженным и его наемным флотом. Сомневаюсь, что нефриты утопили или пленили его - Горион слишком матерый морской волк. Надеюсь, ваш капитан сумеет провести флот через враждебные воды. Мой брат Блоом отправится с кораблями, дабы нанять Гориона. Позаботьтесь о его сохранности. А теперь...Прошу, взгляните на Норимар и просто наслаждайтесь зрелищем...

  • Тем временем, несколько солдат дома Дейлан подвозили к требушетам крепко запечатанные бочки. Вскоре, требушеты были готовы к стрельбе. Сделав по стенам пристрелку камнями, инженеры зарядили странные бочки и запустили их. Разбившись об стены, они высвободили вязкий красноватый дымок, окутавший первый ряд стен
    - А сейчас, немного терпения - изрек Арагон. Солдаты нефритов, по неосторожности вдохнувшие дым, через некоторое время начинали двигаться как-то неестественно, а затем и вовсе начали с диким криком нападать на тех, кто стоял рядом.
    - Их чувства притуплены, несмертельные раны даже не побеспокоят их - тихо сказал стоящий рядом барон Лукреций Фаладаль - Друг-друга они не трогают - чувствуют запах тумана безумия. Когда действие закончится, они упадут в изнеможении и даже шум боя не сможет их разбудить.
    - Очень хорошо. Пока враг будет отвлечен на безумцев, мы атакуем с двух сторон.
  • Обстреляв туманом безумия часть укреплений, Союзники атаковали с флангов крепости. Неразбериха, царившая в армии нефритов, сыграла на руку дагранцам, и они заняли передовой вал стен основной цитадели, и вытеснили войска противника во внутренний двор и на второй ярус. После этого, внутренний двор был тоже обстрелян бочками с туманом безумия. Запуганный действием тумана, а также пленением своего сына, генерал Чжэн Си сдался и сдал Норимар.
  • Пришло послание от Истара Курганника
    Цитата
    Старейшины... приняли ваше предложение, мой господин. Они пообещали объявить Руну Девой Битвы в день зимнего солнцестояния, надеюсь, они сдержат свое обещание.

  • Закончена подготовка когорты пехоты Франека Ортиза (100 золотых содержание)
  • Замок Фекстуса достроен.
  • Доход от налогов - 2400 золотых

    Дом Дарракарион

  • Произошел бой на Светлый дол. Армия Принца Цубасу, быстро пройдя через горы сходу атаковала Светлый дол. В первый день сражения, армия принца сумела пробить стены и занять часть Нижнего города, однако затем они внезапно отступили. Следующие два дня прошли в вялом обстреле. На четвертый день, пришло послание о том, что Родриго Вейс с армией идет к городу. Ободренные этой новостью Кейн Успин и Эйенар Дарракарион начали готовить контратаку. Однако, Родриго атаковал Цубасу сходу. И попал в засаду уже в предгорьях. Отрезав самого Родриго от основной армии, Цубасу атаковал оба отряда. Резня заняла меньше получаса, не уцелел практически никто. Контратаки Кейна Успина и Эйенара Дарракариона также увязли в горных проходах, контролируемых Цубасой, после чего были вынуждены отступить. На следующий день, Цубасу снова атаковал Светлый дол, но энергичное сопротивление легионеров Секстум, выдвинутых на передовую, не позволило ему повторить успех первого дня, и он с крупными потерями отошел. В то же время, союзная кавалерия добралась до Рейенина, и ударила по линии снабжения принца Цубасы. Принц, однако отступать не стал, а начал ещё яростнее атаковать Рейенин. В кровавой рубке, XII легион Секстум был практически полностью сожжен из наземных огнеметов, также погиб легат Мордус Акеис, и два его манипулария (в живых остался лишь манипуларий Сигурд Атерус, он принял командование над остатками легиона) и Нижний город был занят войсками Цубасы, позволив ему пробиться к собственным кораблям, держащим блокаду города, таким образом частично компенсировав потерю линии снабжения из Рейенина. Армия Горгона Дарракариона вместе с лоддирцами попыталась контратаковать и сумела уничтожить несколько осадных машин. При отступлении, был сражен вождь лоддирцев Гириовокс (командование принял один из его дружинников - Винарикс) Сразу после этого, с гор вышла армия Кейна Успина и атаковала нижний город. Однако, принц Цубасу уже успел занять оборону, и атака Успина не увенчалась успехом. Сам Лорд Успин в этом бою был ранен, командование принял барон Зигфрид Шеймах.
    Итоги боя - Верхний город все ещё держится, осада продолжается.
    Потери Дарракарионов: отряд пехоты, 9 отрядов ополчения, 2 отряда стрелков ополчения, 18 когорт легионеров, 5 когорт ауксилариев, 12 отрядов ополчения Трамиса, 8 отрядов Лоддирцев, 1 отряд драконидок-добровольцев-стрелков.
    Потери Успина - 3000 человек
    Потери Вейса - Все
    Потери принца Цубасы - ~10000 человек
  • Пришло послание от Маларасса Тельмириона:
    Цитата
    Акриох прибудет через пару месяцев. Просто продержитесь

  • Флот наварха Сильвириона сумел разбить несколько небольших отрядов снабжения нефритового флота.
  • Доход от налогов - 140 золотых
  • Доход от налогов на Лоддире - 800 золотых
  • Доход от налогов на Трамисе - 1500 золотых
  • Добровольцы отправились на разведку острова.

    Сообщение отредактировал Diamato - Пятница, 15.02.2019, 20:29
  • [ RU ]
    Дата: Четверг, 03.01.2019, 20:36 | Сообщение # 82

    Репортер
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1590
    Награды: 2
    Почести: 925
    Ход дома Тито


    В императорских покоях

    Новый сон отличался от всех остальных. Он знал это. Редко какой из них был настолько ярким и реалистичным как этот. Вплоть до пробуждения, когда чья-то рука дотронулась до его плеча и вытащила из царства снов, ему казалось, будто всё это происходило с ним на самом деле. И был он уже не Сореном Тито, а совсем другим человеком. Каким-то сторонним наблюдателем, не принимающим большого участия в истории, но видящим каждую деталь.
    Это было далёкое поместье, затерянное где-то в долине. Огромный и величественный замок возвышался над городами и деревнями, словно гигант, столетия державшийся под напором времени, назло всем бедам и невзгодам. Это счастливая и благополучная земля, на протяжении долгих лет не знавшая войн. Народ его трудолюбив и набожен, а сундуки всегда наполнены золотом и припасами.
    Множество великих государей менялись на престоле, преумножая славу и богатство их древнего рода. Вплоть до этого момента. Даже сейчас, когда потомки первооткрывателей долины погрязли в грехе и упадке, растрачивая семейное богатство на поиски новых удовольствий, династия по-прежнему внушает страх и уважение всем соседям. Кто бы мог подумать, что выходцы из народа изгнанников смогут когда-то достигнуть такого величия.
    Но абсолютно никто не смог бы даже представить, какой ужасный конец встретит это райское место. Сначала появлялись совсем тихие, едва слышные, слухи. Затем появились безумцы и пророки в обмотках с таинственными письменами. Они странствовали по городам и деревням, от дома к дому разнося безумные бормочущие проповеди о наступлении скоро конца. Они-то знали всё с самого начала и предупреждали жизнерадостных глупцов, остающихся глухими к словам судьбы. Правители пытались бороться с ними: изгоняли, избивали, бросали в тюрьмы, пытали, казнили. Но с каждой смертью их становилось всё больше и больше. Всё больше людей понимало, насколько же они близки к гибели.
    Затем небо побагровело, исчезли облака, а мрачное, кровавое солнце принялось нещадно жечь и терзать несчастную землю и обитающих на ней людей. Звери и птицы понеслись прочь из долины. Наступила неизлечимая эпидемия, собравшая обильную жатву среди населения. Улицы покрылись трупами, обгладываемыми мошкарой и прокажёнными крысами. По лесам и дорогам расхаживали банды разбойников и мятежников. Поместье погрузилось в хаос… И…их богатство оказалось бесполезным. Что можно было сделать, когда сама Смерть стучалась в дверь?
    Для многих это было гневом богов. Концом света. Как же они заблуждались… Это был лишь первый акт в длинной и кровавой трагедии, поставленной на мировой сцене. Они сами это поняли, когда к берегам причалили чёрные корабли с багровыми парусами. Долгие столетия эта земля не знала такой огромной армии. История не знала таких людей: невысоких, желтокожих в жутких доспехах и с мощнейшим оружием, превращавшим врага в горстку дымящегося пепла. Они не стали ни объявлять о начале войны, ни предъявлять какие-то требования. Чужеземная орда нахлынула, подобно комариному рою, высасывая кровь из умирающего поместья.
    Но, как ни странно, им удалось выстоять. Один из последних правителей, сумевший объединиться с соседними государями, перешёл в контратаку, обрушив на врага всю ярость страдающего народа. Казалось, впервые им улыбнулась удача. Наступило затишье. Им казалось, что это последний враг и стоит лишь изгнать его в море, как они тут же исчезнут, забрав с собой и все беды. Но это не последний удар судьбы.
    И вот он, главный герой этого сна, один из многочисленных воинов в армии защитников, видит будущее. Он стоял на берегу, парализованный от ужаса, и смотрел прямо на огромную тень, стремительно приближавшуюся прямо к нему. Тысячи и тысячи гигантских неведомых кораблей, напоминавших морских чудовищ из старых легенд. На их палубах узкоглазые великаны на огромных огнедышащих конях в костяных доспехах и с кровавыми глазами, смотревших на новую землю глазами голодного хищника. А за ними…колоссальная фигура в чёрном балахоне, возвышавшаяся над землёй. Она терпеливо ждёт, натачивая клинки, светящиеся синим светом. Сама Смерть пришла за ними… Всё кончено.
    Затем его взор заволокла тьма. Когда же ему удалось раскрыть глаза, он увидел одно из столь ужасающих, но в то же время привычных зрелищ в его снах: пожар, уничтожающий замок, горы обезображенных трупов, реки крови и крики боли. Затем всё утихло.
    Наконец, он смог пробудиться. Вновь Сорен пребывал в одних из пустующих императорских покоев. Сердце бешено стучало, пот струился по лицу, а в глазах по-прежнему застыл леденящий сердце ужас. Когда его окликнул из-за спины чей-то суховатый голос, Тито резко обернулся, схватившись за рукоять меча. Лишь убедившись, что перед ним не демон, а Маэс Шаммус, он позволил себе успокоиться.
    -Что случилось? – спросил Тито.
    -Повелитель, только что во дворец прибыло это письмо, - первосвященник протянул местоблюстителю свиток.
    Судя по тому, что письмо уже было помято, оно, скорее всего, уже было прочитано. Однако Сорена это не особо смущало. Шаммусу он доверял…пока что. По крайней мере, выбор союзников у него был ограничен и выбирать явно не приходилось.
    Около пяти минут он изучал пространное обращение Красавчика Хеймара. Ему не особо понравился панибратский тон человека, писавшего ему эти строки, но уже одно только обращение о помощи вселяло какую-то надежду.
    -Думаю…мы можем найти ему применение, - промолвил он, посмотрев на Шаммуса. – Я чуть позже отвечу на него… - Сорен помолчал, задумавшись на какое-то время, уставившись в пустоту.
    Казалось, его вновь захлестнули видения. Шаммусу часто приходилось наблюдать его во время подобных видений. Тогда он предпочитал оставаться в стороне и терпеливо ожидать, пока его владыка освободиться.
    -Приведи Пророка, барона Тевторикса и старших командиров. Собираемся в тронном зале. Я собираюсь провести собрание. Надо думать, что же делать дальше, теперь, когда нефритовцы разбиты и мы оказались наедине с Ридденгардом…
    -Будет исполнено, владыка, - промолвил Шаммус, поворачиваясь к выходу.
    -И приведи гадателей. У меня появился…необычный сон.
    Конечно, любой его сон был необычен. Он прекрасно понимал это. Но этот… Весть от богов, что их нынешний враг далеко не последний и не самый опасный внушала страх и трепет. Неужели одних этих бедствий им оказалось мало? Мало страданий? Или им нужно, чтобы Дагран окончательно потонул в общем кровавом потопе?
    Что же делать? Сорен хорошо помнил, о божьих предупреждениях накануне вторжения. Тогда он спихивал всё на помутившийся рассудок и не придал значения этим знамениям. Теперь они говорят, что вслед за этим врагом будет новый, ещё могущественнее. И…это не конец. Нужно действовать, срочно! Но кто поверит ему? Кто всерьёз оценит его слова? Даже эти фанатики служат ему отнюдь не из-за слепой веры. Он понимал, что расположение их зависит от слов Пророка, который сам является лишь пешкой в большой игре…Как и он сам, Сорен Тито… Лишь жалкие фигурки в руках бессмертных демиургов…
    -Ничего, - шептал он, обращаясь толи к самому себе, толи к некому третьему, невидимому наблюдателю, к Другому.
    Сорен взглянул на свои руки и в следующий момент насторожился, едва-едва опять не схватившись за меч. По его конечностям струилась свежая кровь, обильно стекая на пол и образуя вокруг его ног небольшую багровую лужу. Жидкость была настолько чистой и прозрачной, что он мог видеть своё отражение.
    В ужасе сделав шаг назад, он как будто бы пробудился второй раз. Сорен взглянул в зеркало. Всё было чисто, никакой крови. Неужели это был ещё один сон? Или же… Нет, не может быть… Неужели видения теперь просачиваются и в реальность?! С этим точно надо что-то делать. Он хорошо помнил разговор с отцом. Нельзя было игнорировать эти послания. Он исполнит своё предназначение, а уж его дальнейшую судьбу могут решить только боги. Но уж он точно позаботиться о том, чтобы забрать с собой как можно большее число врагов. Один он в царство мёртвых не спустится. Смерть действительно стучалась в их дверь…

    Тронный зал

    Двери тронного зала громко отворились, впуская внутрь три фигуры: двух рыцарей в доспехах дома Тито и нового местоблюстителя. Сорен холодными глазами взглянул на находившихся в помещении людей.
    Пророк, который, как выяснилось, был обычным священником-авантюристом, чьи намерения ему ещё не были до конца известны. Барон Тевторикс, мужчина средних лет с короткими бурыми волосами, несколько опасливо посматривавший на нового сюзерена.
    Правильно ли он сделал, что предложил присягнуть ему? Он, должно быть, считает его выскочкой и сумасшедшим, так что наверняка предаст при первой возможности. Маэс Шаммус, единственный из всех присутствующих, который был с Сореном с самого начала, но при всём при этом остававшийся для него загадкой. Чего он хотел? Зачем ему надо было проворачивать этот план и так рисковать ради…чего-то? С его-то способностями можно было бы далеко пойти и под началом Ридденгарда… Неужели он верил во всё это? Верил в его сны? Сорен даже не мог сказать, какой ответ на этот вопрос обрадует его. Кто опаснее: интриган, без зазрения совести устранивший всех претендентов и коллег руками сторонних людей или же фанатик, готовый с безумной улыбкой на устах выжечь весь Дагран, если потребует вера.
    Как же забавно, что именно он, безумный Сорен Тито, так рассуждает об этом. Но так ли уж он безумен? Ладно, это уж неважно. Главное, чтобы другие считали так. Пусть лучше его будут презирать как авантюриста, еретика и безумца, чем опасаться в качестве равного соперника.
    Там было ещё и несколько жрецов и старших офицеров, перешедших на его сторону после битвы за столицу. Их он особо не знал, но влияние их особо не велико. В нормальных условиях их бы вряд ли даже пустили на совещание, но сейчас, когда круг его приближённых ограничивался тремя людьми, выбирать не приходилось. Как же это нелепо, обладать императорской короной и самым большим и богатым городом Даграна, но при этом не иметь почти ничего, что имеет самый заурядный лорд: вассалов и опытной армии.
    -Повелитель, – обратился к нему Пророк, встревоженный воцарившимся молчанием. – Спешу сообщить, что наше воинство пополнилось ещё несколькими отрядами послушников.
    -Хорошо. – сухо промолвил Сорен, усаживаясь на трон. – Как я понял, исходя из слухов, Салинор теперь под контролем Ридденгарда. Скоро они примутся и за нас.
    -Не думаю, - возразил Шаммус. – Нефритовая армия по-прежнему сильна и многочисленна, так что у Магнуса есть более важные проблемы. Тем более, ему вряд ли удастся голым штурмом взять Имперский Город.
    -Каково состояние нашей армии? – спросил Сорен.
    Фарис Сильвиус, капитан Ангелов Смерти и один из самых близких к Сорену людей, назначенный им в качестве одного из командиров его небольшого войска, выступил вперёд.
    -Мы закончили переобучение пяти отрядов сектантов. Кроме того, как уже сообщалось ранее, под наши знамёна встало ещё несколько отрядов. В остальном всё без изменений.
    -Спасибо, Фарис, - промолвил Сорен, прикрыв глаза.
    На пару минут он помолчал, вновь погрузившись в странное полусознательное состояние. Казалось, его вновь захлестнули видения, но в этот раз, как ни странно, его разум был полностью чист и безмятежен. Наконец, Сорен встал на ноги и промолвил:
    -Барон Тевторикс, каково состояние подземного прохода в Лунную Цитадель?
    -Завален, - ответил тот, удивлённо взглянув на местоблюстителя. – Но, если постараться, можно будет попробовать раскопать его.
    -Займитесь этим, - приказал Сорен. – В скором времени надо будет продолжить наступление. Флота у нас нет, и вряд ли он появится в ближайшем будущем, так что это наш единственный выход. Фарис, я хочу, чтобы вы продолжили переобучение культистов. Также попробуйте сформировать из них пехоту и арбалетчиков.
    Прошлое ещё какое-то время, проведённое в обсуждении плана грядущего наступления, являющегося пока не более чем надеждой на то, что Магнус не станет атаковать их, а предпочтёт сначала выбить чужеземцев. Наконец, когда все мелкие вопросы были утрясены, его приближённые покинули тронный зал, оставив местоблюстителя в одиночестве.
    Оставшись один, Сорен какое-то время задумчиво смотрел куда-то вдаль, уставившись в одну точку. Затем до него донёсся чей-то шёпот. Он встревожено взглянул на Ангелов Смерти. Но они молчали. Значит…. Тито резко схватился за Испепелитель и одним быстрым движением вытащил его из ножен. Клинок пульсировал. Всё было как в том сне с Мефистоном. Это оружие…говорило с ним! Нашёптывало ему что-то на непонятном ему языке и лишь время от времени он мог разбирать отдельные слова. Кто это? Душа Ульриха, Мефистон или же попросту демон, вселившийся в легендарный меч? Или же это всего лишь его воспалённое воображение, подкреплённое недосыпом и недавним припадком? Трудно даже было сказать, какой из вариантов страшнее.

    На улицах Имперского Города

    Ночь нависла над Имперским Городом. Миллион смертных душ после очередного дня, наполненного открытиями и разочарованиями, заперлись в утлых конурках, в смутной тревоге ожидая рассвета, думая, что же в очередной раз принесут им боги. Однако это ни в коем разе не касалось другой, тёмной стороне столицы. Как и в дремучем лесу, наступление ночи ни в коем случае не означает прекращение жизни, скорее она лишь вступает в активную фазу. Множество городских хищников просыпаются и выползают из своих берлог, дабы набить брюхо и карманы, пока их жертвы мирно дремали в мягких кроватках. Бандиты, карманники, взломщики, убийцы, контрабандисты и прочие работники ножа и топора выходили на охоту.
    Обитали они в основном в невзрачных затхлых районах с покосившимися ветхими домами, вонючими улицами, залитыми нечистотами, где, казалось, само солнце светит неохотно, по чьей-то указке, а не по своей воле. Одним из убежищ для таких людей были многочисленные притоны, трактиры и бордели, разбросанные по всему городу, но больше всего встречающиеся в трущобах и в порту. Одним из самых популярных заведений такого плана была таверна «У чаши».
    Внутри, как и в любую другую ночь, бурлила и кипела жизнь. В пропахшем и тускло освещённом помещении многочисленные посетители, устроившись за хрупкими столиками, попивали пиво и вино, играя в кагерон и за очередной партией обсуждая самые животрепещущие вопросы. Поначалу темы были вполне безобидными, но, по мере того, как пивной погребок трактирщика понемногу пустел, они переходили к более важным и опасным разговорам, таким как обсуждение большой политики, религии или различных подпольных делишек.
    Дополняло атмосферу музыкальное сопровождение в виде очередного забредшего барда. Это был худощавый мужчина средних лет с гривой неухоженных рыжих волос и небольшой бородкой. Расположившись на стуле посреди помещения, он играл на лютне, время от времени притрагиваясь к стоящей рядом с ним порции пива. Пел он быстро и поначалу весьма гармонично, но время от времени, совершенно неожиданно, срывался на звериный рык, полностью изменяя свой голос. Чаще всего делал бард это во время припевов. Необычное исполнение и близкие по духу песни почти сразу же сделали его желанным гостем в многочисленных питейных заведения Имперского Города.
    Прямо посреди припева, на строчке «Один лишь дедушка Нелазар хороший был местоблюститель. А все другие остальные — такое дерьмо», в таверну вошёл Сандро. Лысый паренёк равнодушно взглянул на собравшуюся публику, после чего прошёл прямиком к стойке трактирщика. Он внимательно осмотрел присутствующих, пока взор его не остановился на светлобородом мужчине, сидящем за столиком в углу.
    -Привет, не помешаю? – спросил Сандро, приблизившись к нему.
    -А…это ты… - рассеянно пробормотал тот. – Да, садись. Ты же вроде хотел уехать. Какими судьбами?
    -Да нормально. Нашлось небольшое дело. Теперь я вроде как служу местоблюстителю Сорену.
    -Что, решил в очередной раз поступить на службу? – усмехнулся собеседник.
    -Да, мне кажется, что с ним будет явно веселее, чем со всеми этими лордами и наёмниками, - он на мгновение умолк, прислушиваясь к звукам лютни и хриплому пению барда. – Я к тебе по делу. Мне надо торопиться… Ты всё ещё имеешь дела с Красавчиком Хеймаром.
    -Да вроде ничего не поменялось. А что?
    -Передай ему это, - промолвил Сандро, передавая собеседнику письмо. – Просто ты самый близкий к нему человек из тех, которых я знаю. А курьер после того, как передал первое сообщение Тито, куда-то смотался. Так что, передашь?
    -Да без проблем, - ответил рыжебородый и положил письмо в карман. – Доставлю в лучшем виде.
    На мгновение он умолк, задумчиво поглядывая на кувшин, расположенный на поверхности стола.
    -Давай хоть немного посидим, поговорим ещё. Давно уже не виделись.
    -Давай, только ненадолго. Мне бежать пора. Завтра мне ещё надо будет встретиться со своим командиром – чего-то он решил меня помощником сделать, - промолвил Сандро, разливая напиток по кружкам.

    Имперский дворец

    Дверь медленно и тихо отворилась. Раздался слабый скрип, прежде чем всё тут же затихло. Время текло, и ничего более не происходило. Могло показаться, что это лишь баловство ветра, решившего поиграть с обитателями дворца в привидений. Но, спустя пару мгновений, из прохода выглянула чья-то голова и осторожно посмотрела по сторонам. Лишь убедившись, что опасности нет, гость прошёл внутрь. Это был высокий и худощавый старик с мертвенно-бледной кожей, облачённый в серый балахон, на груди которого покоился металлический амулет, изображённый в виде укусившей себя за хвост змеи.
    Старик не решался сделать ещё одного шага. Всё, что он мог, так это встревожено смотреть на хозяина комнаты. Лорд Сорен Тито, новый местоблюститель, «Видящий», как его называли захватившие город сектанты, в это время сидел за столом, склонившись над какой-то книгой. Источником света была парочка свечей, освещающих пожелтевшие страницы. Единственным звуком был шелест ветхого пергамента, покорно поддающийся пальцам своего хозяина. Казалось, тот был настолько увлечён этим делом, что даже не заметил, как к нему пришли.
    Старик решил рискнуть. Вздохнув, он сделал несколько осторожных шагов по направлению к местоблюстителю. Но, хотя и двигаться тот старался как можно тише, всё же спустя мгновение Сорен закрыл книгу, встал и повернулся к посетителю, взглянув на него любознательными голубыми глазами.
    Ошарашенный старик, заметив, что его обнаружили, несколько запоздало поклонился и виновато промолвил:
    -Простите…милорд, - говорил он, не зная, как лучше обращаться к самопровозглашённому хозяину столицы. – Я не хотел вас беспокоить.
    -Что за глупости вы говорите? – промолвил Сорен с усталой улыбкой. – Я сам вас попросил заглянуть ко мне. Стража бы просто не пропустила бы никого другого. Присаживайтесь, - он показал рукой на соседний стул.
    Поколебавшись, старик прошёл к центру помещения, усевшись на предложенное место. Редко ему приходилось беседовать с сильными мира сего, а потому он, стараясь не упускать столь редкую возможность, принялся с интересом разглядывать нового хозяина. Двухметровый гигант с ухоженными длинными золотыми волосами и голубыми глазами. Даже сейчас, невзирая на пятый десяток, на морщины и на несколько маленьких шрамов на лице, его по-прежнему можно было назвать красивым. Казалось, он был моложе своих лет. Облачён он был всего лишь в чёрную тунику с изображением алой сипухи. Приглядевшись получше, тот с опаской заметил, что даже сейчас за поясом Сорена находились ножны с покоящимся в них клинком.
    -Хотите чего-нибудь? – спросил Сорен, сев напротив. – Еды, вина или чего-нибудь ещё?
    -Нет, спасибо, я дома поел, - ответил тот.
    Лишь в этот момент, присмотревшись к глазам Сорена, он понял, что тот уже давно не спал. Тем не менее, местоблюститель был полон энергии и держался так, будто готов был весь день простоять на ногах и даже не утомиться.
    -Так, для чего я вам понадобился, милорд?
    Сорен загадочно улыбнулся, отложил в сторону книгу, ещё недавно находившуюся в центре его внимания.
    -Мне нужен наставник, а вы, насколько мне известно, один из самых лучших в этом деле.
    -Простите…наставник в чём? Я всего лишь обычный…
    -Да, но при этом к вам всё же ходят люди… - задумчиво произнёс Сорен, смотря куда-то вдаль. – За помощью. Говорят, вы можете предсказывать будущее, читая звёзды, - он улыбнулся. – Не волнуйтесь, служители имперского культа больше не имеют здесь никакой власти, так что конкуренции можете не опасаться.
    -Да, я этим занимаюсь время от времени, – смущённо промолвил гость. – Вы правы. Но, к сожалению, теперь, после того, как началась эта война, почти все мои клиенты и ученики покинули меня. Как ни странно, это произошло как раз таки в тот момент, когда Судьба стала контролировать их жизни сильнее всего, - он позволил себе усмехнуться. – Так что сейчас я уже не занимаюсь этим. Увы, я уже слишком стар и слаб, чтобы работать руками, а в наше время требуется только это.
    -Но к счастью у вас же ведь ещё остался внук, так что деньги ещё есть.
    Старик на мгновение ошарашено взглянул на Сорена, гадая, как тот мог узнать об этой детали из его биографии, но затем успокоился. Какая теперь уже разница, откуда это ему известно?
    -Но это к делу не относиться, - промолвил Тито. – Могу сказать только, что не вы одни можете видеть грядущее. Я, увы, тоже обладаю неким даром, пусть я ещё довольно неопытен в этом деле. Мне попадаются лишь отрывки, но мне никак не удаётся собрать всю картину целиком. А ведь в этом и заключается моя главная цель. Поиск истины. Не эта детская возня, называемая войной. Я верю, что все эти…видения, - говорил он, поглядывая в окно, на сияющие в небе звёзды. – Они неспроста. Слишком уж много совпадений. И, если я смогу узреть эту истину, то всё изменится.
    Старик с настороженностью следил за местоблюстителем, за тем, как тот говорил. Конечно, он знал об этом «Видящем» и о том, как его почитали фанатики, захватившие власть в городе. До этого он не знал, что же они могли найти в лорде Тито, который, казалось, был последним, кто мог претендовать на роль пророка и спасителя. Но теперь он отчасти начал понимать. Да, говорил он складно и красноречиво, будто специально заготовил целую речь для него одного. И, чем больше он его слушал, тем больше в нём укреплялась мысль, что доля истины в словах узурпатора всё-таки есть.
    -Я много искал людей, способных дать мне нужные знания. Но, к сожалению, таких немного. В Имперском Городе, пока что, я нашёл лишь вас. Мне нужны знания, - сказал Тито, наконец-то взглянув в морщинистое лицо старика. – И я надеюсь, что вы не откажите мне в этом. Я хочу научиться у вас читать звёзды и увидеть суть вещей. И…поверьте, я не останусь в долгу.
    Звездочёт призадумался. С одной стороны, ему хотелось быть как можно дальше от большой политики и, особенно, от этой своры сектантов, с которыми был связан Тито. Но с другой, почему бы и нет? Место непыльное, да и сам местоблюститель, судя по всему времени, что они провели в этой комнате, был весьма интересной личностью. Это был бы неплохой опыт, во всяком случае.
    Поднявшись с кресла, старик тепло улыбнулся и промолвил:
    -Я согласен, милорд. Так…когда приступаем к занятиям?

    Имперский дворец, императорские покои

    Совет тянулся до позднего вечера. Писарь протёр усталые глаза, с трудом подавляя зевоту. Пальцы по-прежнему болели, так что он вряд ли бы он смог выдавить из себя хоть строчку. Но, к счастью, этого вроде бы и не требовалось. Он ещё раз взглянул на троих собравшихся мужчин, в чьих руках сосредоточена абсолютная власть над всем Имперским Городом.
    Пророк, невысокий мужчина в чёрно-алой мантии с большой угольной бородой и задумчивыми зелёными глазами, которыми тот взирал на двух своих собеседников. Вторым был Маэс Шаммус, худощавый немолодой человек с гладко выбритым лицом и холодными голубыми глазами, носивший одеяния тёмного и воздушно-синего цветов и амулет в виде круглого рубина, покоящегося на груди. Оба они сидели в разных креслах и наблюдали за третьим. Сорен Тито задумчиво смотрел куда-то вдаль, словно впавший в некий транс. Такое в последнее время происходило довольно часто, а потому жрецы новой веры долгое время не решались прерывать его покой.
    Наконец, местоблюститель повернулся к ним и промолвил:
    -Надеюсь, вскоре книга будет закончена.
    -Нам предстоит ещё много работы, Владыка, - ответил Пророк. – Она должна быть небольшой, но при этом содержать основные положения нашего учения. Затем её надо будет распространить среди наших последователей.
    -Достаточно будет, чтобы наши апостолы знали её содержание и были способны цитировать её во время проповедей, - раздался голос Шаммуса.
    -Но для этого её нужно хотя бы закончить, - на морщинистом лице Пророка появилась ухмылка. – Тем не менее, мы уже сейчас можем переписать отдельные отрывки и раздать жрецам. Чем раньше начнём, тем лучше. Так что окончательное обращение Имперского Города – лишь вопрос времени.
    -И то верно, - согласился Маэс. – Время на нашей стороне, так что мы пока можем заняться укреплением веры. Господин, что вы думаете? Вы…в порядке?
    К тому моменту, как их разговор приближался к завершению, Сорену стало нехорошо. Он что-то бормотал под нос, схватившись одной рукой за голову, а другой упираясь в стену, чтобы не потерять равновесие. Он сильно побледнел, а голос был совсем слабым. Казалось, он даже не слушал своих подчинённых.
    -Видящий, что с вами? – заботливо спросил Пророк, подойдя к местоблюстителю.
    -Нет…всё нормально, - наконец, промолвил Сорен.
    Спустя пару мгновений он действительно пришёл в себя. Голос окреп, дыхание нормализовалось, а к его лицу вновь вернулся румянец. Он спокойно взглянул на жрецов и, как ни в чём не бывало, продолжил их беседу, будто бы ничего не произошло.
    -Да, я согласен. Рано или поздно, когда дело дойдёт до того, что даже знать начнёт видеть суть вещей, нам всё равно понадобится что-то, на что можно опереться. Такая книга будет идеальным вариантом. Спасибо, что пришли и помогли мне с этим. Думаю, можно будет продолжить завтра в это же время.
    Маэс Шаммус и Пророк переглянулись друг с другом, подивившись резкой смене самочувствия их предводителя, но спустя мгновение, вернувшись к реальности, низко поклонились.
    -Это наш долг, Видящий.
    Спустя несколько минут, когда он перестал слышать шуршание ткани, а звуки шагов окончательно стихли, Сорен позволил себе на мгновение коварно улыбнуться. Всё-таки ему научилось эффектно подделывать своё состояние. До утра он их точно не увидит.
    Настороженно посмотрев по сторонам, местоблюститель направился к выходу из покоев, выглянул в коридор, найдя там двух Ангелов Смерти, продолжавших непоколебимо стоять в карауле.
    -До следующего дня никого ко мне не впускать.
    -Слушаюсь, милорд, - одновременно произнесли оба.
    Сорен тут же вернулся обратно и запер дверь на ключ. Теперь точно всё, он мог, наконец-то, остаться один. Выдавив из себя облегчённый вздох, Тито направился к шкафу. Покопавшись среди полок, он извлёк наружу небольшую бронзовую шкатулку, покрытую изящными узорами в виде сказочных зверей. Когда-то, очевидно, она принадлежала одному из обитателей дворца, прежде чем тот встретил смерть на холодном каменном полу, пытаясь спасти самое ценное, что у него было. Внутри оказались недорогие украшения и несколько старинных монет.
    Но сейчас, когда она сменила хозяина, там было только одно. Небольшая потрёпанная записная книжка в изящном кожаном переплёте. Тоже один из трофеев. Нашлась у одного из писарей и подвернулась чисто случайно, во время прогулки Тито по его новым владениям. Она бесхозная валялась на письменном столе. Записей там почти не было, кроме пары страниц, в которых чьей-то неумелой рукой были выведены корявые любовные стишки. Очевидно, автор сам догадывался о своих навыках, так как пара последних строф была полностью замазана. Из любопытства Тито взял её с собой, предварительно избавившись от следов предыдущего владельца. Теперь же ему представилась возможность использовать её, наверное, для одного из самых важных дел его жизни.
    Закрыв все окна и скрыв их за шторами, Сорен с удобством устроился за письменным столом, поставив себе пару дополнительных свечек для лучшего освещения. Он уже производил пробу пера, и несколько первых страниц к этому моменту были покрыты неровными рядами чернильных надписей.
    «Сорен – моё имя. Когда-то я был одним из лордов Даграна, слугой императора Магнуса Ридденгарда. Теперь же я обрёл свободу, но потерял всё, что имел. Семья, земли, вассалы, поданные – всё это на моих глазах обернулось в прах, развеянный на ветру перемен. Теперь же я богами проклятый изгнанник, обречённый вечно странствовать во тьме. Я не хотел этого, но судьбу не обмануть. Она звала меня, прочь от всего, что я знал и любил, и привела сюда. Я оказался там, где должен быть, и лишь потомки рассудят, был ли я прав или же заслуживаю забвения в реке вечности.
    Да…я мало рассказал о себе, но это не важно, как мне кажется. Кем меня только не называли: лорд Тито, местоблюститель, узурпатор, сумасшедший, Видящий и так далее…. Но это всего лишь пустые слова, которыми люди называют друг друга и самих себя. Жалкая попытка объяснить суть вещей. Я – Сорен, и для вечности этого достаточно. И судить меня будут под этим именем, и не под каким другим.
    Почему же я решил написать эту книгу? За последние годы я всё ближе и ближе подхожу к истине, благодаря моим снам. Я одержим ею, одержим знаниями. Ведь знания – могучая сила. Всё во мне переменилось. Я сломался и теперь вряд ли смогу по-прежнему отыгрывать роль пешки в этой грандиозной игре, хотя и выбора у меня нет. Но я знаю также, что меня не поймут и не поверят моим словам. Для всех я лишь безумец, которого в лучшем случае ждёт милосердная смерть от чьего-то меча. Пусть так. Поэтому я и решил изложить в этой книге всё, что видел и увижу. Здесь будет моя жизнь, мои сны и пророчества, которые мне нашёптывают невидимые сущности. Быть может, в будущем это даже кому-то поможет, если этой книге суждено пережить меня. Я попытаюсь быть максимально честным и откровенным, настолько, насколько способен человек. Терять мне во всяком случае уже нечего.
    Во всяком случае, пока ещё по моему телу струится жизнь, я не допущу, чтобы она досталась хоть кому-то. Это моё послание будущим поколениям, тем, кто придёт после меня. На их суд я и отдаю моё творение. Быть может, они смогут узнать больше, чем дано мне. Может, они смогут, наконец, сказать, прав я был всё это время или же нет…»
    Итак, начало положено. Настала пора продолжить его труд. Сорен сосредоточился, пытаясь вспомнить свой последний сон, после чего принялся медленно, буква за буквой описывать свои недавние видения, дополняя их собственными объяснениями и интерпретациями.

    Приказы и траты:
    1) Обеспечить барона Тевторикса всем необходимым и ввести в командование армии секты Видящего
    2) Уточнить у Красавчика Хеймара имена лиц, чьи здания нужно отобрать в его пользу, после чего объявить этих людей "врагами империи" и "отступниками, предавшими Видящего". Их имущество подлежит конфискации и последующей передаче Хеймару.
    3) Приказать провести раскопки заваленного подземного прохода в Лунную Цитадель
    4) Продолжать проповеди и агитацию среди населения (проводить каждый последующий ход)
    5) Продолжить переобучение свежих отрядов культистов
    6) Заложить галею (1000 золотых)
    7) Начать формирование два отряда пехоты (свита) - 2000 золотых
    8) Реликвии (меч и корону) всегда держать при Сорене.
    9) Поручить разыскать среди населения Имперского Города двенадцать сирот (12-15 лет) и поселить во дворце при Сорене в качестве его учеников
    10) Отправить письмо Клудду Младшему Тито с предложением нанять его наёмников. Перед отправкой предварительно написать ещё несколько экземпляров и отправить иными путями, позаботившись, чтобы они были перехвачены силами Ридденгарда и тяньвейцев
    11) Отправить письмо Хоту Черепу с предложением контракта
    12) Передать Сумраку, что в данный момент нет возможности оплатить его счёт и попросить какое-то время подождать, пока не накопится нужная сумма

    Письма:

    Персивалю Цейсию:

    Цитата
    Ну давайте разберем по частям, вами написанное. Складывается впечатление что вы реально проблемный, обиженный жизнью дурачок. Могу вам и в глаза сказать, готовы приехать послушать? Весь тот бред, вами написанное, это простое враньё, Сталль, вы комнатный. От того что вы много написали, жизнь ваша лучше не станет. Клеветать не мешки ворочить, много вас таких по весне оттаяло. Про таких как вы говорят: Имсария не хотела, Ирмас не старался. Вникайте в моё послание вам - постарайтесь проанализировать и сделать выводы для себя.


    Хиборему Каю:

    Цитата
    Приветствую. Знаете, не особо вежливо влезать между переговорами двух независимых сторон. Я обращался к вождям горцев, а вы к ним, если мне не изменяет память, не относитесь. Я бы не удивился, если бы мне это написал лорд Маорий - он достойный сын гор и знает, чем живут его гордые обитатели. А вы? Неужели вы можете назвать себя другом горцев? Ведь вы же горец? Вы родились в горах?Вы обучались у горцев? Вы сражались с горцами? Вы ходили на Милгрид? Ходили на Милгрид? На Милгрид ходили? Ходили, а?
    Прошу вас больше не отвечать на не предназначенные вам сообщения и не встревать в переговоры с достойными сынами гор.


    Красавчику Хеймару:

    Цитата
    И вам доброго времени суток. Я признателен, что вы решили предложить помощь. Это редкость, особенно в наши тёмные времена. Я соглашусь на ваше предложение. Уже сейчас я пишу указ, согласно которому имущество ваших недоброжелателей перейдёт к вам. Я позабочусь о выполнении моей части сделки. Ждите скорой новости о том, что здания, необходимые вам, вот-вот лишатся старых хозяев и будут готовы принимать нового владельца. Надеюсь, на взаимность, коллега, и на будущее сотрудничество. Мы - вам, вы - нам, как говорится.
    Также я хотел было когда-нибудь встретится с вами лично. Негоже таким людям, как мы, общаться письмами и посредниками. Так мы лишь укрепим наши отношения и заодно сможем обговорить будущие взаимовыгодные сделки.
    PS: Чуть не забыл дописать. Не так давно ко мне обратился некий Сумрак... Вроде бы вы раньше вместе работали? Впрочем, это не так важно. Важно то, что он теперь требует денег за какую-то старую сделку, о которой я до сего дня не имел никакого понятия, и ещё пытается убедить меня разобраться с вами. В обмен на списание половины "долга". Понятное дело, я не собираюсь удовлетворять его требование. Да и само его будущее теперь под вопросом. Он слишком много знает. Я хотел лишь спросить у вас, как вы смотрите на это дело? Нужен ли он вам для чего-то или же это лишняя фигура? Надеюсь на скорый ответ.


    Клудду Младшему Тито:

    Цитата
    Приветствую тебя, дорогой племянник. Глубоко признателен тебе за всю ту неоценимую помощь, которую ты оказывал на протяжении последних лет. Без тебя всего этого бы просто не было. Признаться, я жалею, что ты ушёл от нас в тот злополучный день. Ты был бы лучшим лордом, нежели я. Обидно, что мы так и не успели толком поговорить за все всё это время...
    Я бы мог ещё многое написал, но помню, что ты не любишь многословия, поэтому перейду к делу. Как ты, наверное, уже знаешь, Имперский Город обрёл нового хозяина. И ему нужны новые воины и лидеры, чтобы выжить в столь непростое время. Я готов предложить тебе контракт, нанять твоих бойцов. Не беспокойся, это будет только договор, который ты сможешь разорвать в любой удобный для тебя момент. Деньги есть - Имперский Город хранит в себе множество богатств, куда больше того, чем может позволить себе любой лорд Даграна. Только назови цену. Это как минимум. Если же ты захочешь всё же поучаствовать в политике - я всегда готов предложить тебе власть. Как и тогда, так и тепер

    Сообщение отредактировал Мануил - Четверг, 28.03.2019, 09:09
    [ RU ]
    Дата: Воскресенье, 06.01.2019, 15:38 | Сообщение # 83

    Импер. генерал
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1044
    Почести: 533
    Ход дома Маорий
    Не наступай на меня
    Лагерь Маориев. Окрестности Норимара

    - Бессмысленно! – крикнул Публус и ударил по тренировочному пугалу. – Бессмысленно!
    Неизвестно, долго бы лорд Маорий и дальше оттачивал свои навыки, если бы за его спиной не оказался Джан.
    - Время праздновать, Публус, - произнес он.
    - Мне нечего праздновать, - обернувшись, отрезал правитель Фекстуса.
    Джан лишь хмыкнул.
    - Вот уж не уверен в этом, Маорий. По понятиям низин, ты и твой клан стали сильнее, чем были когда-либо со времен воцарения Ульриха.
    Публус на это лишь махнул рукой.
    - Мне был нужен Норимар. Я желал, чтобы мое знамя со змеей прикрывало задницу Цейсиев. А теперь, этот Норимаренок, этот… этот….
    - Отпрыск Ульриха, - подсказал горец. Публус расхохотался.
    - Ну в этом-то я и сейчас не уверен. Мало ли с кем…
    Джан не дал закончить Публусу выпад, слегка толкнув правителя. Тот же, от неожиданности упал наземь.
    - Какого…
    Джан показал как мимо них проходят два воина Кассис-Инквизиторус. Те, завидев лорда Публуса, остановились в смиренном приветствии. После того, как лорд Фекстуса отпустил служителей Базирты, Джан заметил:
    - Злословить будешь в Тир-Лирмане, - сказал Джан. – сейчас же, лучше не забывать, что мы в гостях.
    - Да, ты прав.
    Горец и лорд вошли в палатку Публуса и, позавтракав сыром да лепешкой, решили отправиться в Норимар – показать свое почтение новому правителю.
    Публус вызвал Ларда Фиртуса, лейтенанта всей домашней гвардии и в сопровождении двух командующих да своей личной свиты горских дружинников вошел в изрядно потрепанный многомесячной осадой Норимар.
    Когда воинство правителя Фекстуса подошло к воистину огромным воротам, лордскому взору открылась невероятная картина: новосозданный лордом Перси Священнный Орден Железного Сокола (юнцы в несколько великоватых им латных доспехах) пинками и ударами плашмя гнали на отстройку укреплений солдат нефритов – тех, кто их прежде гонял по подворотнях замкового местечка.
    Сам город, благодаря воистину исполинским укреплениям и тактике дома Дейлан, избежал значительных разрушений, но среди высоких и узких домов замкового городка были видны следы пожаров. Местные жители с радостью и воодушевлением приветствовали въезд лорда Перси, а на плохо одетых горцев за спиной лорда Публуса смотрели с определенной опаской.
    - Лейтенант, - подозвал Фиртуса лорд Маорий.
    - Да, сэр? – потянул на себя поводья Фиртус.
    - По случаю нашей победы, мы должны переоснастить наших бойцов. Идеи?
    - Я обдумаю, каким образом можно что-то создать и представлю вечером.
    - Хорошо. Быть может, даже переговорим об этом.
    Остаток пути путники проделали в молчании, пока не оказались перед Цитаделью Сокола. Она возвышалась над местечком, накрывая целые кварталы своей тенью. Нашествие нефритов не поколебало ее величия ни на грош – чего не скажешь об условиях проживания в ней. Именно поэтому шеренги горцев Маориев выстроились перед большим крестьянским домом наместника замковой деревни.
    Публус спешился с коня, отдав поводья стоявшему у входа воину Сокола и открыл перед собой тяжелую дубовую дверь. Лорд Перси (шестнадцать лет от роду – самому Публусу было на год меньше, когда он стал правителем Фекстуса) в это время сосредоточенно читал донесение только что поставленного главы местечка и, оторвавшись, тепло поприветствовал лорда Публуса.
    Правитель Фекстуса обнял Норимарена.
    - Что же, - сказал Публус после приветствия. – я воистину рад, что отныне Норимаром правит его законный суверен.
    Эти слова даже почти не были лицемерием – все-таки, правителю Фекстуса в довесок к проблемам с горским судом не хватало именно проблемы охраны огромного берега. А все знают, что войско трикстера приходит из-за морей.
    Норимарен говорил много и красиво – о том, каким же все-таки прекрасным станет новый союз между Маориями, Цейсиями и Норимаренами, о том что именно им трем надлежит здесь сохранять традиции Ульриха. Сам Публус же слушал вполовину уха, наблюдая больше за скованными движениями нового правителя Норимара и вместо подтверждения красивых слов лорд Фекстуса лишь спросил:
    - Ты ведь понимаешь, куда делся твой брат?
    Сбитый с толку Перси кивнул. Публус усмехнулся и, преклонив колено, подал свой кинжал:
    - Ты имеешь право меня убить, по кровной мести. Пускай лорд Ролан и был бастардом, отодвигавшим тебя от законной власти, но он оставался твоим братом.
    Лорд Маорий умолк на миг и после добавил:
    - Если нанесешь удар в сердце, я скончаюсь медленно и в страшных муках.
    Перси повернул нож рукоятью вперед и вложил его назад в руку Публуса. Тот поспешил повесить нож на пояс.
    - Хорошо, больше не будем поднимать эту тему.
    Распрощавшись, Публус вышел из временной резиденции и увидел что рядом с горцами на месте стоит такая же свита в цветах дома Цейсий. Перед ней с белого скакуна спешивался блондин в простой рубахе.
    - Также приехали засвидетельствовать свое почтение новому Норимарену?
    - Норимареном он был всегда, а вот лордом стал только сейчас, - ответил Арагон Цейсий. – вчера Ваши люди искали меня по всему лагерю.
    - За Цейсиями порою трудно успеть, - заметил лорд Публус. – я лишь хотел лично передать что услуги моего флота к Вашим услугам.

    Фекстус
    Тюремщик открыл ворота темницы и пустил внутрь своего лорда. Публус надавил на глазные яблоки для того, чтобы привыкнуть к полутьме подвального помещения.
    - Пленники, к двери! – скомандовал тюремщик. На его зов начали медленно подходить люди разной степени изнемождения.
    Темница была поделена на семь малых камер с небольшими окошками под потолком и карцер – меньшая камера без окна. В почти каждой из этих клетей темницы содержалось по нескольку преступников, совершивших самые разные преступления. Их злодеяния тюремщик сообщал в тот же момент, когда лорд Публус подходил к каждому из пленников.
    - А, кто это такой… это Вирго, фальшивомонетчик, - говорил страж общества от нарушителей, когда лорд Публус проходил мимо старика в подертом дуплете. – пытался подделать золотой периода Кария. Понятное дело что словили – нынешние деньги не те, что тогда… А это Сурд, горец. Пьяная поножовщина в Фекстустоне. Зря только своих овец сюда перегонял.
    Всего в тюрьме оказалось пятьдесят восемь заключенных в семи камерах и один в карцере. Пленник карцера был особенно примечателен. Это был мужчина неопределенного возраста. Его длинные темные волосы еще не касалась седина, однако лицо уже покрылось морщинами. Хотя все остальные осматривали нового гостя (кто с надеждой, кто с презрением), заключенный карцера тихо сидел в углу. Его внимание, казалось, полностью захватил небольшой листик с которого он читал… правила игры в Кагерон?
    -…если соперник побился, вы должны перекрыть выброшенную им карту. Если им нечем биться, то на его замок кладется…
    - Прошу тебя, заткнись! – крикнул кто-то из соседней камеры. – днем и ночью, одно и то же. Игры, игры, игры!
    Лорд Публус подошел к карцеру поближе. Заросший человек на один миг перевел взгляд с листа, но сразу же вернулся к чтению правил.
    - Рыцарь бьет убийцу, убийца бьет короля, король бьет рыцаря…
    Лорд Маорий махнул рукой стражнику. Тот в нерешительности подошел к решетчатой двери карцера.
    - Мой лорд, Вы уверены? – осторожно спросил тюремщик. – это исчадие ада повесило за одну ночь семерых, заманив их “игрой в Виселицу”.
    - Лиловая карта бьет зеленую… зеленая карта бьет золотую… золотая карта бьет лиловую… - монотонно продолжал читать мужчина.
    Публус медленно подошел к человеку и присел. Хотя во всей темнице царила полутьма, лорд Маорий заметил что весь лист в руках мужчины был исперещен знаками.
    -Привет, друг, - вдруг услышал Публус что кто-то дышит ему прямо в ухо. Лорд Маорий от испуга отскочил, пытаясь найти кинжал на своем поясе.
    - Я – Скучный Джан и мне скучно, - произнес узник. – а когда мне скучно, я люблю играть в настольные игры. Не желаешь сыграть в кагерон?
    Публус, безусловно, от такой резкой перемены несколько оторопел.
    - У т-тебя есть карты? Здесь, в темнице?
    - Ага, - весело сообщил Джан, в его руках появилась колода карт. – их хотел забрать тюремщик, но после этого… ну, в общем, решил оставить их при мне. Так что, сыграем?
    Публус вытащил из кошелька на поясе одну медную монету. Джан кивнул и сказал:
    -У меня нет ничего кроме этих правил игры, - он помахал перед носом Публуса листом и положил его на колено. – начнем же!
    Публус и Джан начали метать карты. Пускай лорд Маорий умел довольно неплохо играть в кагерон, медная монета очень скоро заблестела в руке Джана.
    - Ты неплохо играл, лорд Маорий, - заметил Скучный Джан. – еще раз сыграем?
    - Откуда ты знаешь мое имя? – спросил Публус. Игрок лишь закатил глаза.
    - Если с тобой тюремщик так носится, сразу понятно кто ты есть. Плюс, ты ведь явно не инкогнито, да?
    Джан с усмешкой ткнул пальцем в запонку. Публус помнил, что она в форме змеи – родового символа Маориев.
    - Играем еще?
    - Играем!
    Карты летали, кошелек Маория все больше и больше становился пустым, пока, наконец, не безчувственно повис на дерюге Джана. Лорд Маорий уже хотел подняться, как увидел нового тюремщика. Тот смотрел на происходившее в карцере з открытым ртом.
    - Ну что, еще играем? – спрсоил Скучный Джан, вновь тасуя слегка овальные карты Кагерона. – На интерес, конечно же. Помню, в Имперском Городе я как-то смог отыграть в дарракарионовскую настольную игру. Тот случайный драконид ее назвал Кирестам. Очень интересная вещь. Хотел было купить, но…
    - И… давно ты был в Имперском Городе? – спросил Публус, принимая карты.
    - Не-а, - сказал Джан. – каких-то полгода тому назад, как только началась эта вся история с Видящим. Я даже получил вот от тамошнего нового императора задание. Найти лорда Фекстуса и передать ему письмо.
    - Какое же письмо?
    - Да вот это, на обороте правил кагерона, - сказал Скучный Джан и передал его Публусу.
    Письмо? Что же, признаться честно, Публусу не хотелось читать письмо от предателя и еретика, но вдруг там было какое-то иное послание?
    Публус вышел из карцера, сделав знак тюремщику закрыть дверь и подошел к закрепленному на стене факелу. При свете лорд Маорий смог медленно, слог за слогом, разобрать текст.

    Цитата
    Лорды Империи! Магнус Ридденгард сдал столицу и позорно бежал, как последняя дворняга. Будучи единственным представителем высшего командования в Имперском Городе мне пришлось возглавить оборону и отбить атаку противника. Ввиду царящего в Дагране хаоса и в отсутствии компетенции Магнуса Ридденгарда, на основании нахождения императорских реликвий и благословения Базирты, я объявляю себя местоблюстителем с чрезвычайными полномочиями до восстановления мира в Дагране и до избрания нового императора. В случае вашей поддержки, клянусь отблагодарить каждого по заслугам, по справедливости разделив земли и богатства Империи между достойнейшими людьми Даграна и возвысить тех, кто до этого был обижен и обделён в своё время Ридденгардами.
    Призываю вас сражаться до последней капли крови и сохранять преданность Империи. Также в свою очередь запрашиваю подкрепления в Имперский Город для проведения контратаки.

    Публус поднял глаза от бумаги и с удивлением перевел взгляд на клеть карцера. Этот сумашедший был… чем-то вроде посланника от “местоблюстителя”, верно? Значит, дела в Имперском Городе действительно настолько плохи.
    Видящий… однако, это занятно. В течении тех шести лет, когда лорд Публус был правителем Фекстуса, он слышал о многих антихристах и лжепророках – и одного из них он даже в свое время собственноручно казнил. Правда, тогда он был лишь баламутившим воду шутом, а не лордом Империи, контролирующем Имперский Город.
    Публус никогда не видел Сорена Тито и лишь слышал о нем из пересказов деда: мягкотелый торговец апельсинами, который мыслит что его прошлое как квартирмейстера манипулы Секстум Окулатус позволяет задирать нос перед иными лордами. Щенок!
    Лорд Маорий себя одернул: тогда, на всеобщей присяге императору Ридденгарду Тито было едва-едва два десятка лет. Теперь же сам Публус был щенком по отношению к “местоблюстителю”.
    Лорд Публус кивнул тюремщику и покинул темницу. Путь его лежал наверх – через несколько галерей к новой лордской голубятне почти под самой крышей замка. Переступив через порог, лорд Публус заметил, что здесь куда холоднее чем даже под землей. Однако это явно не заботило с дюжину пернатых, ворковавших с привязанными за лапки к седалищам.
    При входе лорда Публуса паж с огромной щеткой остановился в полупоклоне.
    - Лорд Публус, вы уже вернулись с охоты?
    Лорд Маорий непонимающе окинул взглядом парня.
    - Вас не было почти день. Мы все решили, что Вы отбыли на охоту и решили никому не говорить об этом.
    - А, - понял Публус, он явно пробыл в темнице дольше, чем рассчитывал. – я просто… неважно. Главное, что я здесь. Передай пока что леди Мари, что я ее жду в опочивальне.
    Паж поклонился и поспешил было исполнить волю своего лорда, но тут его остановил Публус:
    -И еще одно: повелеваю собрать все настольные игры в замке и отправить их в карцер темницы. Теперь ступай.
    Паж осталютовал и в недоумении поспешил покинуть Публуса, опасаясь новых непонятных поручений. Лорд Маорий же снял с пояса нож и начал счищать с него правила игры. Они были написаны каким-то угольком (Публус мог лишь удивляться усидчивости написавшего их) и оглянулся в поисках удобного места для написания нового текста. У одной из стен голубятни находилась небольшая ниша с каменной чернильницей и гусиным пером.
    “Как предусмотрительно” решил Маорий и подошел к принадлежностям. Еще один момент – и довольно посредственным почерком правитель Фекстуса стал выводить:
    Цитата
    Местоблюстителю Имперского Города Сорену Тито

    Мы в нашем медвежьем углу услышали про ваше становление как нового наместника Имперского Города. Я пишу чтобы засвидетельстовать свое почтение Вам, но я не понимаю – чего же Вы хотите, самопровозглашенный (а как же иначе?) наместник столицы? Вы воюете с двумя армиями в обложенном городе с толпой местных отбросов. Что же смогут нам принести Ваши отбросы?
    Вы говорите о том, что являетесь чемпионом Базирты, но пока что я не увидел ни одной победы сектантов Видящего в боях с нефритами, только с такими же защитниками Имперского Города.
    Почему-то уверен, что мой союзник, лорд Цейсий пожелал Вам гореть на жаровнях всех мыслимых и немыслимых богов, но я лишь пожелаю Вам покровительства Дирцина и надеюсь что придет момент когда мы скрестим мечи в великой сечи.
    Волею Ирмаса и Эматы
    Публус лорд Маорий,
    Правитель Фекстуса и Тор-Лирмана

    Оторвав взгляд от несколько неровных линий письма, Публус нашел птицу для посланий в Имперский Город – огромного сизого голубя с перевязанной золотой ниткой лапой. Привязав к этой нити свое послание, лорд Публус снял другую нить и голубь отнес короткое послание к новому оплоту ереси.
    Теперь же Публус возвращался в покои. Он имел еще дела на сегодня.

    Деревня клана Расколотых Щитов
    Сравнительно небольшое поселение горцев еще не начало засыпать снегом, но стало ощутимо прохладнее. Истар поплотнее закутался в плащ и продолжил идти по горной тропе между домов, наблюдая за тем, что делали горцы.
    В конечном итоге, быт горцев не так уж и сильно отличался от быта жителей низин. На крохотных полях с каменистой земли свой скромный урожай собирали уже одетые в полушубки вольные мужи. То что они могли подавать свою руку на равных демонстрировали топоры на поясах из дерюги, которые горцы могли получить только в пятнадцать лет. Истар когда-то не смог получить и теперь это была довольно занятная ситуация – он имел право носить тяжелые доспехи, мечи, булавы, молоты. Он мог позволить себе появиться в любой точке Даграна верхом на первокласной лошади. В конце-концов, он мог иметь сколько угодно золота, но он уже никогда не получит право носить местный бронзовый топор. И поцепить на свой парчевый пояс это оружие будет означать объявление войны не только любому горцу или клану Расколотых Щитов, но всему Мхатану. А такие бунтари долго не живут.
    Под одним из дубов Истар увидел горстку горцев. Он подошел и увидел что это были отроки лет пятнадцати, которые уверенно сжимали каменные топоры. Под самым дубом сидит белобородый старец, который своими молочными глазами обшаривал толпу, его лицо скривилось когда он встретился взглядом с Курганником и мечник быстро перевел взгляд на листья дуба.
    Что-то в них всегда привлекало Истара. Когда-то, когда Курт Круганник только его спас от гибели мстительных соседей, котта любил под сенью иного старика рассказывать о былых временах, о великих битвах за Древо Жизни, которое когда-то росло на склоне горы Милгрид, пока победоносные Тла-Цо (об этих “черных людях” Курт Курганник мог говорить только с ненавистью и презрением) не сделали из него трон своих богов смерти. Однако когда древо рубали, его душа навечно осталась в горах, давая каждый год новых детей Древа Жизни. Чужеземцы могут забрать форму, но им неподвластна наша душа – именно так учил котта.
    Мальчишки разделились на две группы и сошлись в боях. Старейшина зорко следил за тем, как они между собой дерутся, останавливая те пары (а в инициации каждый ищет себе только одну цель, с которой должен сразиться по горским обычаям, честно), где первая кровь уже была пущена. Истар с удовольствием наблюдал за тем, как вчерашние дети мастерски справлялись со своим оружием, пока…
    - Ишь-не-ало пор-а! – услышал он голос одного из своих дружинников. Истар обернулся и принял от того небольшой сверток. Внутри оказалась краткая заметка.
    Цитата
    Посланием удовлетворен, собирайся домой. Публус.

    Погодите, внутри есть еще что-то. Истар развернул сверток и увидел что в нем были два куска грубой алой ткани. С… тут меченосец усмехнулся. На них были вышиты листья. Листья дуба – покровителя всего народа Мхатана.

    Фекстус
    В столовой лорда Маория уже ожидало трое мужчин. Лорд Маорий жестом остановил желавшего было подняться. Он быстро подошел к мгновенно поднявшемуся со своего сидения Истару Курганнику и спросил, ткнув в один из пришитых к стоячему воротнику дубовых листков:
    -Что это такое?
    - Дубовый лист, милорд, - заметил Шао Сыма, оттягивая ворот своего дублета.
    - Я понимаю, - резко сказал лорд Маорий. - что вы все можете отличить лист дуба от листа какого-нибудь рисового дерева или чему ваши люди там молятся. Лучше объясните мне, что он означает, кроме связи с горами или еще чего.
    Шао Сыма хмыкнул.
    - Насколько я помню из того, что мы раньше обсуждали, - начал он. – лорд Маорий желал составить группу особенно доверенных людей – тех, чье слово для войска должно быть равным слову самого лорда Маория в его отсутствие.
    Воцарилась тишина, которую нарушил Истар:
    - Значит, - медленно проговорил он. – мы теперь выше всех иных тэнов страны. Но зачем это нужно?
    Публус развел руками.
    - Ну кто-то же должен своими задницами закрывать бреши, которые я не могу заделать в одиночку, верно? Каждый из вас имеет свое назначение, но вместе вы – Триумвиры, каждый из вас зарекомендовал себя самым надежным из моих слуг. И у каждого из вас новое назначение от меня.
    Лорд Маорий прочистил горло и объявил:
    - Лард Фиртус!
    Лейтенант личной гвардии лорда Маория поднял голову.
    - Ты отныне – Легат-Командант страны. В твоем ведении будут силы формируемого Двенадцатого Легиона и свита нашего дома. Шао Сыма отныне наш Наместник в Тор-Лирмане. Все войска, которые мы пожелаем поставить в провинцию для ее защиты будут ему подчиняться – равно как и сборщики налогов и наши служащие. Но знайте вы все – Дубовый Лист пускай дается на всю жизнь, должность может быть забрана и без жизни. Вопросы?
    - Мой удел какой? – спросил Истар. Публус усмехнулся.
    - Выйдем.
    В галерее лорд Маорий подошел к окну и подозвал Истара. Тот подошел и увидел как вымощенный брусчаткой внутренний дворик меряют шагом с полусотни воинов в полных доспехах и при тяжелых топорах.
    - Мне нужен человек умный, способный защищать интересы страны... и мои. Истар Курганник, я желаю тебя назначить моим личным чемпионом. Твой голос в мое отсутствие - мой голос
    Цитата
    Его императорскому величеству, Магнусу Ридденгарду
    Реляция

    От имени войска дома Маорий желаю сообщить Его Императорскому Величеству о том, что силы дома Маорий возвратили в лоно Империи Тор-Лирман. Посему, я прошу Его Императорское Величество исполнить свою исключительную прерогативу и издать королевский эдикт, закрепляющий земли Тор-Лирмана на вечные времена за домом Маорий с правами, которые всегда получал от Империи на Фекстус.
    Ваш верный слуга
    Лорд Публус Маорий

    Цитата
    Приказы и траты:
    1) Повелеть Сыме Шао назначить нового командующего флотом дома Маорий и принять в ведение делами в Тор-Лирмане в качестве наместника лорда Маория;
    2) Освободить Ларда Фиртуса от командования личной гвардией лорда Маория и назначить командующим всеми силами Дома;
    3) 6000 золотых - сформировать три отряда легкой кавалерии;
    4) Созвать и тренировать дополнительные отряды ополчения в Фекстусе. 400 монет на это;
    5)Провести перепись населения Тор-Лирмана. 40 монет;
    6) Лорду Публусу повелеть стараться больше ( ͡° ͜ʖ ͡°)


    Цитата
    Арагону Цейсию

    Как я уже сказал раньше, мой флот к услугам моих союзников. Новый командующий получит распоряжения вывесить флаги нефритов и попытается отправиться по Вашему Маршруту.
    Мои же войска попытаются перенести карающую длань Базирты по другую сторону Великих Гор. Пускай этот переход будет трудным, мы попытаемся пройти рейдом по землях, отобранных у дагранцев.
    Да дарует нам победу Базирта,
    Публус лорд Маорий

    Цитата
    Руне, Деве Битвы

    После того, как кланы горцев получат новое знамя, которое поднимет их на борьбу с трикстером, хочу предложить план действий. После того, как придет день зимнего солнцестояния, кланы горцев и наши воины совместно пойдут походом на земли, которые прежде принадлежали Имперскому войску, Секстум Окулатус. Это будет тяжелая сеча, но после нее мы ослабим нефритовое войско, а в случае неудачи сможем молниеносно вернуться под прикрытие гор.


    Сообщение отредактировал cybubhm - Воскресенье, 20.01.2019, 01:59
    [ UA ]
    Дата: Вторник, 19.03.2019, 17:35 | Сообщение # 84

    Полковник
    загрузка наград ...

    Сообщений: 2844
    Почести: 234
    Ход Дома Дарракарион

    Трамис, Морской Дворец

      Два болта одновременно вонзились в правый край мишени. С недовольным лицом, Дарак поочередно зацепил тетивы арбалета за крюк на поясе и перезарядил его.
      — Калеб Вичи стрелял именно так, дуплетом. Ну, во всяком случае, так говорят те легионеры, которые его и схватили, — прокомментировал сидящий в кресле рядом со стрелком Урракс.
      — И куда его привела такая стрельба? — Коффин навел арбалет на мишень и снова выстрелил двумя болтами. На этот раз, оба ушли сильно выше, — Кажется, второй болт мешает полету первого. К тому же, я не понимаю, зачем мне сразу стрелять двумя? — продолжил он, перезаряжая свое оружие.
      — Возможно для того, чтобы вернее убить врага? — заметил Урракс.
      Дарак усмехнулся.
      — Мне это не требуется, — сказал он, выстрелив в мишень. Болт вонзился в самый ее центр, — А если цель не умрет после первого выстрела... — второй болт вонзился рядом с предыдущим, — Хорошее оружие, но не для дилетанта.
      — А я-то думал, что ты только мечник, а ты еще и стрелять умеешь, — удивился Дарракарион.
      Дарак развернулся к своему собеседнику.
      — Вот тут-то ты и неправ. Это мечем я владею просто отлично. А вот с арбалетом мне равных нет. Ну, и с ножами, — добавил Коффин и, резко развернувшись бросил в мишень один из метательных ножей, до этого висевший у него на поясе. Тот встрял прямо между двумя болтами в центре мишени.
      — Многогранная ты личность, скажу я тебе. И скромная, — в шутку подметил Урракс.
      — Это просто факт. Но, ты же притащил меня сюда не для того, чтобы сыпать мне похвалы, не так ли? — с этими словами, Генерал-Капитан Стражей Республики сел в кресло рядом с драконидом.
      — Угадал. Мне нужен был предлог для того, чтобы переговорить с тобой один на один. Удалось что-то со Стражами сделать?
      Дарак устало посмотрел на своего собеседника.
      — А ты как думаешь? Конечно же нет. Своим людям я могу доверить что угодно, еще три компании можно считать более-менее надежными, но семь оставшихся...
      — Все те же отбросы? — разочарованно спросил Государственный Секретарь.
      Коффин вздохнул.
      — Даже хуже, чем были. Хотя, не на много. Всех путных людей мы уже выявили, а оставшиеся годяться только для убийств и грабежей.
      — И что бы ты с ними сделал?
      Дарак провел пальцем по горлу, издав характерный звук.
      — И никак иначе. Но некоторых достаточно будет просто разоружить.
      Урракс нахмурил брови.
      — У тебя есть на примете способ все это... Не знаю, культурно обставить?
      — Конечно же есть. Судя по всему, при конфискации имущества у патрициев некоторые из них набили себе карманы явно больше положенного, а некоторые так и вообще нажились под шумок где-то на стороне. А почему это ты решил осведомиться о моих людях тайно?
      Урракс нахмурился еще сильнее.
      — Понимаешь, — сказал он, тяжело вздохнув, — Мне почему-то кажеться, что твои ребята мне могут понадобиться еще до прихода тяньвэйцев. Коломбо вроде бы сотрудничает с нами, но я просто не верю в то, что он мог не иметь контактов с сектантами и все таки умудриться передать им Моролла. И я не верю в то, что Моролла, которого люди патера Коломбо так удачно схватили в последний момент, не знает ничего об этих связях, при всем к нему уважении.
      Глаза Дарака зажглись каким-то нехорошим огнем, и от взгляда Урракса не ускользнуло, что он немного сильнее, чем до этого, сжал подлокотники своего кресла.
      — Я тебя понял, всегда лучше перебдеть чем недобдеть. И что ты предлагаешь мне делать сейчас?
      — Для начала, нужно проверить деловые контакты всех, кто у кого были изъяты почтовые птицы. Вполне вероятно, что кто-то из них сильно повязан с патрициями. А дальше видно будет.
      Коффин кивнул.
      — Кажеться, к этому можно привлечь и Мороллу. Он, конечно, подозрительный тип, но на патрициев он точно не работает. Тем более, так я его смогу держать поближе к себе.
      — Всецело деверяю решение задачи тебе, мой дорогой друг. И, раз с делами покончено, то, дай мне пострелять! Я тоже хочу попробовать двумя болтами сразу!
      — Ладно, — со вздохом сказал Дарак, — Но смотри, ногу себе не прострели.




    Трамис, Урракс-Холл

      Белл задумчиво и немного отрешенно смотрела с одной из терас на то, что происходило во внутреннем дворе. Там внизу Эйелеонора что-то читала сидящей у нее на коленях Мари. Девочка очень сильно подросла за полгода, и стала еще более непоседливой. Белл об этом рассказывали, потому что саму ее к ребенку почти не подпускали, объясняя это тем, что она может плохо повлиять на свою дочь, а перечить Сейенне у Белл даже в мыслях нехаватало смелости. Да и сама Мари уже не особо интересовалась, где ее мама.
      Грустная улыбка появилась на губах Белл, когда она увидела, как драконидка внизу подхватила ее дочь на руки, подняла над головой и начала раскачивать туда-сюда, пока Мари, усердно маша руками, изображала из себя то ли птицу, то ли дракона. Белл вздохнула. Она действительно была плохой матерью, Сейенна полностью в этом права. За два года с рождения Мари она провела с ней времени меньше, чем Эйелеонора — за несколько месяцев. И уж тем более она никогда не дурачилась и не играла с ней так, как сейчас это делала ее кузина. То, что она, все таки, была лучшей матерью, чем этот кретин Бран — отцом и мужем, ее утешала слабо.
      Даже нельзя было сказать, что Мари у нее отобрали. Она только изредка виделась с ней, доверив заботу о своей дочери няньке. А когда дракониды пришли за ребенком, она даже решилась броситься на Сейенну, стремясь защитить малышку. О ее судьбе Мари знала только то, что Сейенна передала ее людям Коффина, а что с ней сделал этот отвратительный человек, ей даже думать не хотелось. Сама бы она так противостоять этой драконидке не решилась, особенно зная, что она могла бы сделать со своим противником.
      Две руки резко обхватили Белл, а в макушку уперся чей-то острый подбородок. Сейенна, как всегда, подкралась совершенно бесшумно. Из-за испуга, Белл сначала захотела вырваться, но поняв, кто ее "пленил", только прижалась поближе.
      — Не правда ли, из нее получится отличная мать? — промурчала Сейенна, — Эли так хорошо ладит с детьми!
      Слышать рассуждения о детях Эйелеоноры от Сейенны было немного странно, а потому Белл хихикнула. Драконидка обняла ее еще крепче.
      — А ты убежала без спроса, да, моя милая Белл?
      Немного вывернувшись из объятий драконидки, Белл развернулась к ней лицом, и, обхватив ее руками, как бы повисла у Сейенны на шее.
      — Да. А что мне за это будет?
      — Ничего, глупышка. Мне просто нужно с тобой поговорить. Ты ведь помнишь о чем мы вчера говорили?
      Белл кивнула.
      — Чудно. Урракс уже все подготовил, осталась одна небольшая формальность, нам требуется твое письменное согласие.
      — А это точно обязательно? — настороженно спросила Белл.
      — А ты бы предпочла, чтобы, в случае чего, земли Тито достались кому-то совершенно чужому? Да и, тем более, Эйетрокс не такой плохой драконид, как кажется. Тем более, — лукаво добавила Сейенна, плотнее прижимая ее к себе, — это все чистая формальность. Даже если ты станешь его женой по дагранским законам, я тебя все равно никому не отдам.




    Дарракария, окрестности Рейенина

      Рука над свечей уже тряслась от напряжения, но Вейерон подавил в себе желание поскорее ее убрать. Пускай это и было странно, но, в самые тяжелые времена, только внешний раздражитель в виде боли помогла ему сохранять ясность мыслей и действий, избавившись от ненужных сожалений и эмоций. А это было именно то, что сейчас ему требовалось.
      Полог его шатра распахнулся. Вейерон только усепл задуть свечу, как его сестра Эйенария бесцеремонно зашла внутрь, и, заметив свободное кресло за столом уселась напротив Вейерона, не здороваясь и не представившись, как этого требовали воинские традиции драконидов.
      — О, снова "думаешь"? — кивнула она на еще дымящую свечу, забрасывая ноги на стол, — Ты и в детстве был слишком помешан на легенде о Праворуком. Что ты хотел?
      — Убери ноги, — тихо скомандовал ей Вейерон.
      У Эйенарии появилось нехорошее предчувствие. Обычно, брат терпел любое ее поведение. Ей и ее отряду вообще позволялось многое. И если к ней начались придирки по мелочам... Она села в менее пренебрежительной к командиру манере.
      — Что ты хотел? — задала она свой вопрос снова.
      — У меня есть для тебя задание, — холодно ответил ей Вейерон.
      — И ты из-за того, чтобы отправить моих девочек на разведку, портишь мне нервы?
      — Вы отправитесь не на разведку.
      — Тогда куда? — удивленно спросила Эйенария.
      — В Анкарис.
      Сначала драконидка не поняла, что имел ввиду ее брат, но спустя мгновение до нее дошел смысл слов брата.
      — Я отказываюсь! — крикнула она, вскочив, — Ты не можешь отнестись к нам с таким пренебрежением!
      — Это не пренебрежение. И я не спрашивал твоего мнения, я отдал тебе приказ.
      — Мне все равно, что ты сделал! Мы никуда не поедем из действующей армии!
      — Послушай меня! — крикнул Вейерон, не выдержав такого своевольства своей подчиненной, — Сколько драконидок осталось вне стен Светлого Дола кроме вас?
      Лицо Эйенарии, до этого красное от гнева, побелело.
      — Вей, ты не думаешь...
      — Я не уверен, что мы сможем защитить город. Если мы еще и не сможем защитить вас, все будет напрасно. Мы проиграем, даже если отобьем нападение. Дракониды погибнут.
      Эйенария рухнула в кресло.
      — Я отправлю их в Анкарис завтра, нужно время собраться, — наконец произнесла она, почти плача.
      — Ты поедешь тоже.
      — Но... — начала было Эйенария, и была прервана братом:
      — Никаких но. Ты отправишься с ними.
      — От меня не будет там никакого толку! Я нужна тебе здесь! — все не унималась она.
      — Подумай о своих подчиненных. Если я оставлю тебя здесь, они сочтут, что это они виновны в чем-то. Если я отправлю во главе их тебя, он безропотно за тобой последуют, — Вейерон попытался улыбнуться, — Да, мне будет тебя тут не хватать. Никто так не хорош в разведке, как вы. Но, и в Анкарисе ты будешь полезна. Твое звание будет там наивысшим, а потому, тебе придется возглавить новую сатрапию. Я надеюсь на тебя, сестренка.
      Эйенария только кивнула. Мгновение спустя она встала, и направилась к выходу. Уже подняв полог, она повернулась к брату.
      — Когда мы спасем Светлый Дол и закончим эту войну, Вейерон, я до крови тебя изобью, я тебе обещаю.
      — Надеюсь на это, сестра.




    Дарракария, Светлый Дол

      Эйетрокс парировал выпад своего противника и, не теряя времени, сам перешел в наступление. Тремя быстрыми выпадами Соратника он, как ему показалось, подготовил почву для решающей атаки, но, в последний момент, одним ловким шагом, противник не только сорвал его план, но и вынудил снова уйти в глубокую оборону. Снова Эйетрокс блокировал и парировал, но, на пятом ударе противника он понял, что попал в ловушку. Сейчас он смог отбить выпад, но и сам остался открытым для следующего. Шестой удар должен был стать для него последним, защититься бы он уже не успевал. В отчаянии он опустил меч, даже не пытаясь обороняться.
      Его противник поступил так же, даже не сделав замах для решающего удара. Отвесив шутливый поклон поверженному дракониду, он вальяжно оперся на меч, пока Эйетрокс сел перевести дух. Самым обидным в поражении было не то, что враг оказался сильнее, нет. Хуже всего было то, что враг сознательно ограничил свои движения, чтобы соответствовать силе и скорости Эйетрокса. И все равно победил, не оставив ему и шанса. Как всегда.
      — Неплохо, даже хорошо, брат. Если бы ты потренировался на несколько лет больше, то ты бы меня, возможно, даже победил.
      — Через несколько лет ты точно так же станешь сильнее, Дэз. И все повторится снова, — сказал Эйетрокс, даже не смотря на своего собеседника, а просто устало уставившись в потолок.
      — Хм, — задумался тот, — С одной стороны, ты прав, я стану сильнее. С другой стороны, чем ближе мы с тобой к совершенству, тем меньший между нами разрыв. С третьей, мы сталкиваемся с тем самым парадоксом, как и дракон, догоняющий черепаху. А с четвертой, достижимо ли оно, совершенство? Но даже если нет, я все равно довольно близок к нему, потому, все, что я сказал до этого, верно.
      — Ты слишком много хвастаешься, Дэз.
      — Я единственный, кто может победить один на один лучшего фехтовальщика этого проклятого континента. Имею право.
      Эйетрокс недоверчиво хмыкнул.
      — Ты просто пытаешься добавить к горе возвеличивания себя щепотку похвалы мне, чтобы мне было не так с руки тебе перечить.
      — Не совсем, — в голосе Дэза уже не было слышной его обычной истеричности или бравады, тон его стал спокойным и размеренным, — Ты действительно лучший из всех.
      — А как же Победитель Турнира Десяти Кровей, этот дикарь...
      — Истар Курганник? Он смог победить Дромариса и, не спорю, Дромарис был силен. Но ты всегда был сильнее, намного сильнее. Дромарис неплохо работал ногами, но все равно был хуже тебя, про меч и тактику я даже вспоминать не буду. Курганник мог победить Второй Меч Дома Карион, но с Первым Мечем Дарракарии ему тягаться не с руки. К тому же, — в голос Дэза вернулись уже надоевшие Эйетроксу нотки, — Ты всегда можешь положиться на меня, брат.
      — Это была бы не моя победа. Выставлять тебя вместо себя было бы бесчестьем.
      — Но ты же понимаешь, что я не могу вот так взять, и дать тебе умереть. Никогда не мог.
      — Да, даже тогда, когда мне ничего не угрожало... — начал было отвечать своему брату Эйетрокс, как дверь в зал отворилась.
      Одна из рабынь Дворца, которую что-то привело в тот же зал, что и бойцов, боязливо выглянула из-за двери. И тут же удивленно застыла на пороге. Она отчетливо слышала, что кто-то в зале вел разговор, но, увидела там только Эйетрокса, устало сидящего в одиночестве посреди зала, оперевшись на меч. Еще раз, на всякий случай, обведя глазами комнату, она только испуганно посмотрела на драконида.
      Эйетрокс сделал резкий жест левой рукой. И хотя такта девушке явно недоставало, приказы она выполнять все же умела, а потому, низко поклонившись, мигом покинула зал.
      — Ну вот, — устало вздохнул драконид, — Теперь и она считает меня сумасшедшим.
      — Тебе просто стоило бы отвечать мне про себя. Я и так прекрасно слышу все мысли, адресованные мне.
      — Да, — усмехнулся Эйетрокс, — Но так мне легче отделять свои мысли от твоих.
      — Возможно, мы просто мыслим слишком схоже.
      "Или ты просто порождение моего больного разума, как и говорил отец," — мысленно ответил Эйетрокс, а затем, уже для себя, подумал: "Интересно, а жив ли он?"
      — Жив, скорее всего. Прости, но ты думал слишком громко! — тут же оправдался Дэз.
      "А я твоих мыслей никогда не слышу."
      — Ты просто существо из плоти и крови, пускай и с божественной душой. А я родом откуда-то оттуда, из-за грани.
      "Или ты просто воплощение всего худшего, что есть во мне."
      — Возможно. Так или иначе, не переживай из-за рабыни. Она слишком напугана, чтобы кому-то что-то сказать. Да и вряд ли поняла, что происходит.
      "Или ты просто убьешь ее, чтобы меня защитить."
      — Нет. Я хоть и демон, но не убиваю без причины.
      "А тот зарвавшийся сын купца? Тот, из-за чьего убийства меня начали считать кровожадным безумцем?"
      — Ты сам знаешь, что он бы ударил тебя. Если бы он успел вытащить кинжал, даже я мог его не остановить от того, чтобы причинить тебе вред. Ты не разглядел его намерение, потому пришлось действовать мне.
      Грустная улыбка пробежала по губам драконида. Он мог винить Дэза во многом, но злится на него у него не получалось. Теперь не получалось.
      — А тогда...
      "Не будем об этом. Я знаю, что ты не виноват," — сказал Эйетрокс, как будто бы прекращение разговора могло скрыть неприятные воспоминания.
      — Ты этого мне никогда не говорил, но, я знаю, что ты меня больше не винишь, брат. Я просто хотел наконец сказать, что мне жаль, что это случилось, даже если я и был призван на свет твоим горем, — в голосе демона слышалось что-то, что всегда отсутвовало после того, когда он в детстве перехватывал контроль над телом Эйетрокса и избивал его друзей в палестре, после чего Эйетроксу доставалось от Учителя. Искреннее сожаление.
      — Не вини себя в том, что ты появился на свет. Кто знает, может быть, тебе еще предстоит сделать что-то хорошее, — почему-то Эйетроксу показалось, что лучше сказать это вслух.
      — Спасибо тебе, что понял. Мне просто нужно было это тебе сказать перед тем, как попросить кое-что.
      "Не за что. Но что ты можешь у меня попросить? У нас все равно одно тело на двоих," — вопрос немало озадачил драконида.
      — Именно. Отдай мне свое тело, пока бой не закончится.
      Это застало Эйетрокса врасплох.
      — Дэз, ты...
      — Послушай, нет ничего плохого в том, что я лучше и сильнее тебя. И ты знаешь, мы оба занем, что еще Учитель вбил в меня то, как надо себя вести, и что я не брошусь убивать всех, кто подвернется мне под руку. Ты сам это уже понял, не так ли?
      Драконид смог только кивнуть.
      — Я знаю, почему ты засомневался. Ты хочешь отомстить лично?
      "Да."
      — А ты думаешь, я не хочу? Кто во всем этом мире был мне дорог, кроме тебя? Отец? Нет, он никогда не признавал моего существования. Мать? Она делала то же самое. Сестры, братья? Твои немногие друзья? Ты им даже не говорил. Обо мне знал только Учитель. И она. Только они понимали не только тебя, но нас. Учителя давно нет. А теперь нет и ее. И что мне теперь делать? — от обычной надменности демона не осталась и следа, в его голосе ощущалась только боль.
      Эйетрокс молчал, принимая истинность слов брата.
      — Ты хочешь отомстить им лично. Ты хочешь сам направлять руку, которая будет отнимать их жизни. Ты хочешь сам получить шанс вцепиться вражескому полководцу в горло. Но ты и сам понимаешь, что там, где ты убьешь сотню, я убью тысячу. Я не хочу принуждать тебя к какому-либо решению, но осознай: ты можешь убивать их своими руками, или спустить на них меня. В любом случае, это будет твоя им месть.
      Драконид встал с кресла и подошел к окну. Оперевшись рукой на раму, он посмотрел на дым, все еще поднимавшийся из Внешнего Города.
      — Я смогу наблюдать за тем, как ты их убиваешь?
      — Да, — только и ответил ему демон вслух, и, подхватив оставленный у кресла меч, вышел из зала.




    Трамис, Морской Дворец

      Дарак дочитал очередную страницу и, отложив книгу в сторону и откинувшись нас пинку дивана, устало протер глаза. Он был неплохим бойцом, но никогда не командовал ничем, что превышало бы размер уличной шайки. Сейчас же, он оказался во главе армии всего Трамиса. И хотя пока что у него получалось организовывать те несколько рот, что постоянно были под его началом, что делать при обороне острова он не знал.
      Когда он поделился своими сомнениями с Урраксом, тот сначала отшутился, что, мол, у него и так больше практического опыта ведения боя чем у всех прошлых Лордов-Генералов Трамиса вместе взятых, которые воевали только с другими "лордами" за то, кому из них больше казенных денег достанется, а в организации войск смыслили ровно столько, чтобы использовать солдат для постройки своих загородных домов. А потом вспомнил старую трамишийскую пословицу, согласно которой один хороший сержант стоит больше двух генералов. Но, поняв, что Коффина это не успокаивает, он, на следующий же день, передал ему гору книг из своей библиотеки, по которым еще когда-то в Дарракарии сам изучал военное искусство, правда заметив, что ему они не особо помогли, так как не это все его не интересовало.
      А вот Дараку все это было очень интересно. Правда, дарракарийский диалект дагранского очень сильно отличался от трамишийского, и значение где-то трети слов он не знал, но, со временем, научился понимать написанное из контекста. Усугубляло все то, что он раньше вообще не имел дел с книгами, а потому его глаза уставали уже после пары страниц. Но, что бы соответствовать своей новой роли, он был обязан все это воспринять и понять. Потому, пока свеча сгорела всего лишь на половину от положенного на сегодня, нужно было продолжать чтение. Его рука снова потянулась за книгой.
      Странное, но никогда не подводившее чутье, снова дало о себе знать. Все еще не понимая, почему, Дарак резко подался вперед и, кувыркнувшись через голову, вскочил на ноги, резко выхватив один из своих кинжалов, приготовившись отразить неожиданное нападение.
      То, что он увидел, немного его шокировало. То ли мило, то ли плотоядно ему улыбаясь, изящно оперевшись на спинку дивана стояла Сейенна Бэйернериен, как всегда, одетая в облегающее виссонное платье в алого цвета ее Дома, вышитого серебряной нитью. Обычно, она сама привлекала внимание трамишийца, о чем он старался не думать. Но сейчас первым, что заметил Дарак, было то, что она держала изогнутый клинок ровно там, где должно было оказаться его горло.
      — Упрыгал, — как нивчем не бывало промолвила она, и, пока Дарак подберал слова, продолжила, — Сколько ты брал за убийство?
      — Что? — только и сумел выдавить из себя недоумевающий трамишиец, пока Сейенна, изящно перепрыгнув, уселась на диван и, отложив в сторону кинжал, начала вертеть в руках читаемую им ранее книгу.
      — Я спрашиваю, сколько ты брал за одно убийство, пока этим занимался. Вон ты какой умный, книжки читаешь, мог бы и понять.
      — Убирайся отсюда, пока я тебя не вышвырнул, — он поптывался сделать так, чтобы это прозвучало как можно более угрожающе, но драконидка его проигнорировала.
      — Сколько ты брал за убийство? Назови мне максимальную сумму. Я все равно все о тебе раскопала, и мне хочется услышать это от тебя, — сказала она, отложив книгу в сторону и растянувшись на диване почти во весь рост, как будто бы полностью игнорируя присутствие вооруженного мужчины рядом с собой.
      — Тысячу золотых монет, — не зная, зачем, ответил ей Коффин. Нужно было бы выставить ее из комнаты, но что-то подсказывало Дараку, что это очень плохая идея.
      — Пф, дешевка. Нужно было хотя бы полторы тысячи взять хоть раз, для солидности. Может быть, так бы ты скопил на содержание еще одного приюта для детей, — с язвительной улыбкой сказала драконидка
      Дарак побледнел.
      — Ну, не волнуйся ты так. Ты думаешь, я просто так твоим людям дала команду разобраться с той женщиной? Просто я знала, что тебе нужен кто-то, кому ты сможешь перепоручить заботу о детях, сам-то ты на эту роль подходишь хуже некуда. А ты меня даже не поблагодарил за это! — сказала она с фальшивой обидой в голосе.
      От этих слов Коффин побледнел. Он никогда не боялся за себя, но слабые места у него все равно были. Одно из них драконидка уже смогла найти.
      — Даже не смей... — начал было он, но драконидка перебила его:
      — Не бойся, я не убиваю детей. Обычно, — она плотоядно улыбнулась, — Меня они вообще не особо сильно занимают, мне интересен в первую очередь ты, а о них я узнала так, мимолетом, копаясь в твоей жизни.
      — Зачем ты за мной следила? — Дарак не нашел ничего лучше, чем спросить.
      Драконидка, как бы размышляя, приложила палец к губам.
      — Хм, дай подумать... Я застряла на этом проклятом острове, вдали от своей родины, и все мои таланты сейчас оказались ненужными в нынешней обстановке. Почему я следила за тобой? — спросила она, одним движенем, напомнившим чем-то течение воды, закинув ноги на спинку дивана и как бы свесившись вниз, зацепившись за нее, — Мне просто до жути скучно! Скучно!
      — Так пускай твои подруги тебя и развлекают, — сквозь зубы ответил ей Дарак.
      — А это другое. Я люблю Эли, мне нравится перевоспитовать Белл, да и о своих подружках я не забываю, — протянула Сейенна, болтая ногами в воздухе, — Но мои навыки тут никому не нужны сейчас. Тут я не провожу милые моему сердцу обряды, никого не тренирую, никого не убиваю... — в ее голосе слышалось что-то похожее на печаль, — И тут, появился ты! Загадочный незнакомец из теней, пришедший неизвестно откуда. Мне стало интересно.
      — Так это ты выяснила тогда для Урракса, кто я такой?
      Сейенна рассмеялась.
      — Не в одиночку, но да, я. Одна из моих "стрекозок" услышала историю о таинственном убийце, вторая выяснила его внешность и привычки. Третья опознала тебя среди будущих Стражей Республики. И, узнав все это, я начала за тобой наблюдать издалека. Ты мне интересен.
      — И это потому ты сейчас пришла и попыталась меня убить?
      На этот раз Сейенна расхохоталась еще сильнее.
      — Я бы это так не назвала. Я знала, что ты успеешь увернуться, как и знала то, что ты будешь неспособен убить меня из-за моей невинной шутки, тебе ведь очень нелегко поднять руку на девушку — Дарактолько после этих слов понял, что уже давно выпустил кинжал из рук и не был готов немедленно защитится или напасть.
      — Что тебе нужно? — ничего не понимая спросил он.
      Каким-то образом драконидка мгновенно оказалась рядом с ним.
      — Ничего. Сначала я подумала, что ты обычный головорез, который захотел побыстрее задружиться с новыми хозяевами Трамиса и предложил им свой меч. Но чем дольше я за тобой наблюдаю, тем больше тебе удивляюсь. Убийца, преступник, воин, мститель, защитник слабых от произвола сильных, который не побоялся пойти даже против Темного Бога. Ты необычный. Ты нескучный. За тобой интересно наблюдать. И ты можешь быть мне полезным.
      Она подошла к столику и подобрала кинжал, оставленный ею ранее.
      — Те поклонники Темного Ванша, которых ты так стремишься уничтожить, мне и самой не сильно нравятся. Не то, чтобы я сама никого никого и никогда не приносила в жертву, — сказала она, рассмеявшись каким-то злым смехом, от которого Дараку стало не по себе, — Но, мы с ними поклоняемся совершенно разным силам. Сначала это была простая личная неприязнь. Но сейчас, это стало чем-то совершенно другим. Только наши, драконидские, Божества истины, а они молятся ложному истукану. Но вдруг, они здесь, за семьдесят лет, смогли своими обрядами и жертвоприношениями вместе с фанатичной верой придать ему какую-то силу? Были ли мои опустившиеся трамишийские родственники безмозглыми идолопоклонниками, или нашли какую-то неизвестную мне силу? Так или иначе, я должна докопаться до истины.
      Сейенна указала на Дарака клинком.
      — И если ты хочешь того же, то развлеки меня. Воюй, борись, мсти. Живи еще более ярко, Генерал-Капитан, и проживи достаточно долго, и тогда, когда правда будет моей, я открою ее тебе, — она развернулась и направилась к выходу из комнаты.
      Почти у самого выхода, она, не поворачиваясь, бросила ошарашенному Дараку:
      — И не читай много при плохом освещении, моя старшая сестра так испортила себе зрение, а ты мне нужен здоровым.
      Драконидка уже почти вышла из комнаты, когда Дарак, сбросив с себя то наваждение, что, помимо его воли, вызвало ее присутствие, и крикнул:
      — Подожди!
      Драконидка полуобернулась в дверном проеме, и посмотрела на него через плече, вопросительно подняв бровь.
      — Кому ты приносила жертвы? — спросил он, и сразу же пожалел, что задал этот вопрос.
      Сейенна улыбнулась ему. На этот раз, в ее улыбке даже было что-то, похожее на теплоту.
      — Той же Богине, которой приносишь свои жертвы и ты, дурачок. Смерти.

    [ NL ]
    Дата: Вторник, 19.03.2019, 17:40 | Сообщение # 85

    Полковник
    загрузка наград ...

    Сообщений: 2844
    Почести: 234
    Светлый Дол, Дворец Наместницы

      Архонту никогда не нравилось иметь дело с людьми из внешнего мира. Их убогая манера постоянно всеми средствами демонстрировать свой статус во всем, от одежды до поведения была бы смешной, если бы не была такой надоедливой и, главное, обязательной при общении с ними. То ли дело люди из Дарракарии и дракониды. Первые имели обыкновение преклоняться перед любым драконидом, вторые же понимали, что истинная власть не зависит от внешних атрибутов. Потому, в Дарракарии он мог себе позволить цивилизованно просить у своего вассала аудиенции, а не начинать представление ради одного короткого разговора. Тем более, времени у него сейчас было немного. Конечно, часть забот он переложил на своих детей и подчиненных, а со всем остальным ему очень помогал Эйетрокс, которого как будто бы преобразило предчувствие новой битвы, он даже взял себе новое имя для нее. Но, не смотря на это, лучше было закончить со всем как можно быстрее. Тем более, с таким неприятным то ли поручением, то ли просьбой.
      Потому, зайдя в гостиную покоев, которые занимала леди Бейернериен, Архонт только легким кивком ответил на приветствие хозяйки и сразу занял предложенное ей место напротив нее.
      Лорд Дарракарион редко имел дело с леди Флейеной. С ее матерью его связывало долгая истори сотрудничества, сама же нынешняя леди Бейернериен уделяла политике Дома мало внимания, полностью отдав его на откуп своей сестре, и только вынужденно принимая бразды правления. В сакральные же дела Бейернериенов лорд Дарракарион не считал нужным вмешиваться. До сегодняшнего дня.
      — Чем я могу быть Вам полезна, Повелитель? — начала разговор Флейена. Глаза ее при этом не выражали ничего, и были будто бы затянуты какой-то дымкой. Что было не удивительно. Судя по всему, боль от воспоминаний она время от времени подавляла опиумом.
      — Леди Бейернериен, — начал свой вопрос Архонт, — Зачем Вы продолжаете поклоняться Пантеону?
      Взгляд драконидки внезапно прояснился.
      — А зачем Вам это знать, Архонт?
      — Я не знаток теологии, Святейшая, — обратился он к ней титулом, принятым для драконидских жриц, — И я никогда не обращался к Высшим Силам. Но сейчас, когда надежды у нас осталось не так много, а от того, что обращусь к Вам, я ничего не потеряю.
      Флейена улыбнулась.
      — Да, я поняла, чего Вы хотите, лорд Дарракарион. Вы хотите знать, зачем это все нам? Хорошо, я отвечу. Знаю ли я то, что Пантеон наблюдает за нами? Бесспорно, мы, дракониды, вместе с драконами, их любимые и единственные дети. Верю ли я в то, что они оценивают каждого из нас? Да, ведь и создали Они нас затем, чтобы мы когда-то присоединились к тем из них, на кого мы больше всего похожи. Считаю ли я, что они могут нам помочь в трудный час? Я не знаю, — она вздохнула, — Первый Император изгнал их из этого мира, и завещал владеть все своим потомкам и только им. Но ушли ли они бесследно? Вся ли их сила растворилась бесследно, или же остались где-то ее крупицы? Могут ли они пробить барьер между Мирами, чтобы вмешаться в ход событий? Я не знаю. Я не верю, что такая сила могла уйти бесследно, не оставив себе пути назад, но не желание получить частицу их мощи движет мной. Почему я им поклоняюсь, хотите Вы знать? Потому что я не могу иначе. Люди поклоняются любым божествам, истинным или ложным, из страха за свою посмертную судьбу или из желания получить от них помощь. Но я не боюсь кары Пантеона, ведь они нас любят! Они создали нас, они с гордостью наблюдали, как Император, предводитель Расы, одно за другим уничтожает их материальные воплощения, изгоняя из этого мира, с радостью передавая власть над ним нам. Когда мы умрем, они с радостью примут наши души, очистив их от любой скверны. Когда умрет последний драконид, в Судный День, которого я не боюсь и жду с нетерпением, они снова вернутся в этот мир, чтобы разрушить его до основания, так как он недостоин существовать без нашего к нему прикосновения, обрекая души всех живых существ на уничтожение или служение нам! — пока она говорила, в голосе ее нарастало искренне благоговение перед теми силами, которым она посвятила свою жизнь.
      — Вы хотите знать, зачем я им поклоняюсь? — продолжила она более спокойным голосом, — Что ж, я отвечу. Я поклоняюсь им, потому что их искренняя и чистая любовь к нам не заслуживает ничего другого, кроме как поклонения. Пантократоры правили нами, правили миром, но Пантеон... Они нас любили. И до сих пор любят. И я люблю их. Лорд Дарракарион, Вы боитесь того, что может случится, если мы проиграем. А я спокойна, потому что знаю, наши души присоединится к Создательнице, а душу жалкого Цубасы ждет самое болезненное уничтожение в Судный День.
      Воцарилось молчание.
      — Вы сказали, что не верите в то, что сила Пантеона покинула нас. И их что возвращение Вас нисколько не страшит, леди Флейена. Но, как Вы считаете, не могли бы Вы его приблизить? — сказал Архонт после небольшой паузы.
      Звонкий смех леди Бейернерион разлился по комнате.
      — Лорд Дарракарион, Вы удивили меня. Я думала, что Вы просто попросите меня проследить за тем, чтобы никто из драконид не попал в руки чудовища в человеческом обличии, зная, что мой Дом несет больше Смерть, чем Веру. Но Вы просите меня о вмешательстве Высших Сил, чтобы спасти их, если я смогу, или сделать так, чтобы их смерть не была бессмысленной. Воистину, я не ожидала такого от неверующего. Но Повелитель, почему Вы думаете, что я смогу призвать Пантеон раньше времени?
      — Я ничего не думаю, Святейшая. Мой народ гибнет. Я просто хочу спасти его, или хотя бы обеспечит ему достойную смерть. И ради этого, я готов пожертвовать чем угодно и поверить во что угодно. Богов и Демонов изгнал из этого мира Первый Император, но правит ли его наследник миром сейчас? Я не знаю, я никогда не ощущал над собой ничей великой воли. А потому, возможно, кто-то другой в состоянии нам помочь.
      — Вы воистину еретик и предатель, лорд Дарракарион, раз допускаете такие смелые мысли. Но, трусы Богиням и не нужны, — она встала с места и возвела руки к небу, а Архонт, сам того не осознавая, рухнул рядом с ней на одно колено, смотря в пол крепко закрыв глаза, ибо не один мужчина-драконид, как бы высоко он не стоял, не должен был видеть того, что должно было произойти после этого. По крайней мере, живой.
      — Внимайте мне, Пантеон! — разнесся по комнате голос жрицы, — Я, Флейена из Дома Бейернериен, клянусь Создательнице Эарре, Владычице Смерти Ксиомбарг и Первой-из-Теид Тиране, что не позволю Расе закончить свой путь здесь, в Светлом Доле, попав в руки отвратительных людишек, и прошу их дать мне силы и мудрости, чтобы предотвратить его, или решительности, чтобы самой закончить ее путь! Я прошу вас, явите мне...
      Жрица не кричала, но что-то в ее голосе заставило лорда Дарракариона чувствовать себя ничтожным перед какой-то великой силой. Не понимая, что происходит, Архонт провалился во тьму.
      Пришел в себя он сидя все в том же кресле. Леди Флейена стояла рядом, протягивая ему бокал.
      — Выпейте, мой Дом знает не только как убивать, но и как лечить.
      Не задавая вопросов, лорд Дарракарион одним глотков выпил подозрительно безвкусное содержимое.
      — Сколько... — начал было он, но жрица прервала его.
      — Недолго. И никаких вопросов, Повелитель! Я все равно не могу Вам ничего рассказать, — опередила она его, — А теперь, Вам пора уходить.
      Архонт встал с кресла и, поклонился Флейене ниже, чем того требовал этикет.
      — Спасибо Вам, Святейшая.
      — И Вам спасибо, Повелитель, что намекнули мне на правильный путь, — ответила она ему, — И да, кое-что я Вам сказать должна. Дэзземонтр — один из Высших Демонов, вассал Владычицы Ксиомбарг и соратник Младшего Бога Ариоха. Временами несдержанный, но смелый, решительный и преданный своим друзьям и товарищам. Запомните это.
      Лорд Драрракарион только кивнул, и, раздумывая над ее словами, вышел из комнаты.




    Блюстенбери, Портовый Квартал

      В таверне, ныне занятой верхушкой драконидского флота, было необычайно тихо не смотря на вечерний час. Посторонние посетители теперь обходили ее десятой дорогой, а сами постояльцы, устав после дня, полного забот, производили мало шума. Большинство из них уже давно отпрвилось спать в предоставленные им комнаты, но некоторые все еще развлекались беседами за общим столом в главном зале. Но были и те, кто расположился отдельно от своих сородичей. За отдельным столиком почти в самом углу таверны драконид и драконидка вели оживленную беседу, дополненную уже не первым кувшином лучшего в городе вина.
      — Ну, выпьем! — скомандовала Рейента Дарракарион, протянув вперед вновь наполненный кубок.
      Ее товарищ, пожав плечами, слегка стукнул по нему кубком, все еще наполненным наполовину, и, после этого, сделал осторожный глоток. Драконидка же не была так умеренна, и разом осушила свой.
      — Ты слишком много пьешь, — в очередной раз заметил Кентермейер, с улыбкой глядя, как подруга вновь потянулась к кувшину.
      Злой взгляд разных глаз, пурпурного и алого устремился на наго.
      — Подчиненных своих учить будешь, — сказала она, до краев наполняя кубок.
      — Как пожелаешь, но я бы на твоем месте все же озаботился тем, чтобы сохранять ясный рассудок перед боем.
      — Прекрати нудить, и без тебя все знаю. Мы все равно завтра остаемся в порту.
      — Завтра на совете мы окончательно решим, что делать. Тебе тем более нужно соблюдать меру, — все не унимался Раларион.
      — Ой, да прекрати ты! Я и так знаю, что нам делать, и получше тебя, — в ее голосе уже ощущалось легкое опьянение.
      — Сначала, — начала она свой монолог, — Мы должны оценить силы противников. Если подкрепление с востока к ним не идет, то просто будем топить все идущие к Светлому Долу флотилии снабжения, А потом, когда их основные силы достаточно истощатся... — драконидка схватила их с Кентермейером кубки, как бы иллюстрируя свой план, а потом резко стукнула их друг о друга, — БАМ! И разобьем их. И никакой перестрелки, только таран и абордаж!
      С этими словами, она осушила сначала свой кубок, а потом и кубок Кентермейера. Чему тот, с одной стороны был рад, но с другой, Рейента явно уже перепила, а ему очень не хотелось, чтобы снова повторилось то, что обычно после этого бывает...
      — Но, мы же должны оставить им путь к отступлению, чтобы тяньвэйцам было на чем уйти из Светлого Дола, — вступил он в полемику с подругой, чтобы отогнать тревожные мысли.
      — Они или уплывут сразу, или останутся до самого конца, это уже на совести их полководца. А если к ними пришло подкрепление, — сказала она, снова наливая себе вина, — То мы все умрем. Или нет.
      Драконидка было сделала пару глотков, но тут же отставила кубок, а ее лицо приобрело необычно серьезное выражение.
      — Знаешь, Мэй, я должна тебе кое-что сказать.
      "О нет, опять!" только и успел подумать он.
      — Знаешь, девушки вроде бы как святые, близкие к Богиням, но я-то знаю о них все. Никогда не доверяй им, слышишь?
      Рейента была отличным флотоводцем, и, встань она на путь войны пораньше, сейчас бы Кентермейер не смог говорить с ней на равных. Она была верной и преданной подругой. С самого сражения при Трамисе, когда ее Знамя так вовремя пришло на помощь кораблям Ралариона, он знал, что может положиться на нее в любом бою. Она была умна и красива. Но у нее было два существенных недостатка. Она совершенно не умела пить. И напившись, каждый раз, она начинала один и тот же рассказ. На основании своей, весьма бурной, личной жизни она составила свое представление о женском поле как о коварном, ветреном и непостоянном. Что и стремилась донести до собеседников каждый раз, когда выпивала лишнего. Особенно несладко приходилось ее подчиненным, которые были вынужденны постоянно слушать ее рассказы, каждый раз проиллюстрированные новыми примерами из ее личного опыта, и молча краснеть. Слава Владычице Морей, Кентермейер стоял с ней вровень, а потому, мог найти выход из этого положения.
      Встав из-за стола, он подошел к драконидке и, подняв ее под руки, повел ее к лестнице, ведущей на второй этаж, где располагалась ее комната. Рейента же только недовольно бурчала, видимо, то ли сетуя на то, что ее прервали, то ли продолжая свой рассказ, драконид этого понять точно не мог.
      Внезапно, кто-то перехватил часть ноши Ралариона.
      — Снова напилась, Кире? — сказала диокития Сирена Сильвирион, одна из подчиненных ананаварха Кентермейера. Рейента только посмотрела на драконидку плывущим взглядом и глупо заулыбалась.
      — И ты тоже женщинам не верь, Сирена — весело сказала она.
      Кентермейер же только с растерянным видом кивнул, подтверждая догадку своей подчиненной.
      Доведя все еще бурчащую ананаварха к ее комнате и внеся ее внутрь, Кентермайер вздохнул с облегчение.
      — Сирена, пожалуйста, уложи ее спать, — попросил он молодую диокитию, полностью перекладывая на нее плечи груз, во всех смыслах, заботы о Рейенте, — Только закутай во что-то потеплее, я боюсь, она может простудиться.
      — Это подло с твоей стороны, Кире, но я попробую.
      Поняв, что ее друг сейчас ее покинет, Рейента запротестовала.
      — Подожди, я еще не все рассказала! — начала было она, и потянулась к нему, но ее остановили руки Сирены.
      — Завтра утром расскажешь, Рейента, — заверил ее Кентермейер, подкрепив свои слова дружелюбной улыбкой, зная, что завтра его подруга не вспомнит вообще ничего. Кроме ее стратегических планов.
      Кивнув Сирене, он вышел из комнаты и закрыл дверь, хихикнув из-за возни, которая оттуда послышалась. Диокитии предстояло еще много работы. А ему нужно было снова обдумать предстоящий военный совет.




    Казна: Остаток: 140 золотых монет в Дарракарии, 1960 золотых монет на Трамисе, 2050 золотых монет на Лоддире.

    Армии Дарракарии:
  • Предложить лорду Сципию, вместо бессмысленного стояния под стенами Рейенина, или отправиться в рейд в земли Тито и Кораксов, чтобы лишить флот Цубасы возможности снабжаться оттуда кратчайшим путем, или отправиться непосредственно к Светлому Долу и присоединиться к лорду Успину. Пускай там нет пространства для конных воинов, даже спешенная кавалерия, особенно тяжеловооруженная, серьезно усилит его армию.
  • Отослать отряд Золотые Крылья и всех остальных драконидок в Анкарис, чтобы не подвергать их жизни, и, вместе с ними, будущее Расы, опасности.
  • Собрать остатки армии Родриго Вейса и отослать их на помощь армии лорда Успина.

    В Светлом Доле:
  • Все запасы, какие есть в городе, оружия раздать защитникам стен, тех, кому оружия не хватит, поставить скидывать со стен камни, лить кипяток и смолу, да хоть мусором кидаться. Поставить на стены городскую стражу.
  • Всех трусов, которые ратуют за сдачу, разоружить и, когда войск противника не будет у стен, выпустить из Верхнего Города малыми группами. После этого, ворота в Город завалить.
  • Скинуть со стен листовки на тяньвэйском языке, в которых намекнуть солдатам врага, что две трети их уже погибли, а Орден Лотоса даже не принял участие в бою. И даже если Цубаса возьмет город, вряд ли многие их них до этого доживут. Потому, не лучше ли им убить Цубасу и сдаться? Добавить к ним письмо Маларассу Тельмириону.
  • Всех боеспособных жителей Светлого Дола привлечь к обороне города, мотивируя это тем, что войска Нефритовой Империи в случае победы убьют их всех, как это было в Кровавой Гавани.

  • В резерве держать легионеров Секстум во главе с Легатом-Меченосцем Дейероном Дарракарионом, с Клятвой и Приказом в руках, дабы они смогли помочь обороняющимся в любом месте стены.
  • На самом опасном участке обороны поставить Архонта с Солдатами-Рабами. Архонта поставить за спинами Солдат-Рабов, чтобы они держали позиции до своего последнего вздоха.
  • Стратигу Эйетроксу Дарракариону разрешить, с Соратником в руках и знаменем Архонта за плечами, драться там, где бой будет самым жарким, в первых рядах, как он того и желает.
  • Ипостратигу Алиссе Дарракарион доверить командование женщинами, которые решат участвовать в обороне.
  • Всех певцов, менестрелей и музыкантов отловить и отправить к защитникам на стены, чтобы они своей музыкой повышали боевой дух.
  • Молиться Императору Сиятельной Империи и всем драконидским Богиням и Богам о том, чтобы Теневые Драконы смогли пробраться в город и убить Цубасу, Маларасс Тельмирион смог подобраться к предводителю Ордена Лотоса и зарезать его, или спровоцировал бунт в рядах неприятеля, флот наварха Сильвириона затопил как можно больше кораблей, армия лорда Успина атаковала тяньвэйцев в спину и сбросила их в море, а Акриох прибыл на помощь как можно скорее.
  • Если враг прорвется в город, продолжить держать оборону во Дворце Наместницы до последнего.
  • На случай, если тяньвэйцы захватят город, всем драконидкам и драконидам принять медленно действующий яд, который убьет их после попадания в плен. Такая смерть явно предпочтительней того, что приготовил им враг.
  • Если ситуация будет совсем безнадежной, поручить леди Флейене выполнить ее обещание.

    В Анкарие:
  • Эпидиокитии Эйенарии Дарракарион принять командование гарнизоном города и новой сатрапией Дарракарии.
  • Нынешнему командиру гарнизона, диокитису Рейесу Дарракариону, поручить во всем ей помогать и, если потребуется, быть ее официальным представителем на переговорах с людьми.
  • Оценить состояние казны, возможности для сбора ополчения.
  • Отправить запрос в ставку императора Магнуса, с просьбой направить свободный флот на Юг Даграна с целью разгрома собравшихся там кораблей Нефритовой Империи.
  • Если будут позволять ресурсы, заказать отряду драконидов-пехотинцев доспехи, по образцу гвардии Дарракарионов или Вейсов, и, в дополнению к уже имеющемуся оружию, двуручные мечи-ромфеи, начать дополнительное обучение (профильному навыку Дома Дарракарион, главный приоритет).

    На Трамисе:
  • Начать обучение трех отрядов пехоты, выделив на это 1500 монет.
  • За ненадобностью, распустить и разоружить все семь вспомогательных отрядов Республиканской Стражи.
  • Провести расследование на счет неправомерных действий вспомогательных отрядов при аресте патрициев и после него, и, если нужно, призвать их к ответу силами гвардии Трамиса, Республиканской Стражи и граждан острова.
  • Подготовить Первые Роты Стражей Республики и Морской Пехоты к необходимости высадки на неизвестном острове, используя мелкие лодки, которые сейчас можно достать на Трамисе.
  • Выяснить цены на доспехи на острове.

    На Лоддире:
  • Продолжать готовиться к обороне острова.

    Остаток: 0 золотых монет в Дарракарии, 460 золотых монет на Трамисе, 2050 золотых монет на Лоддире, неизвестная сумма в Анкарисе.

    Официальные письма:



  • Сообщение отредактировал Ардо - Воскресенье, 31.03.2019, 04:36
    [ NL ]
    Дата: Воскресенье, 31.03.2019, 17:14 | Сообщение # 86

    Кот-Тюремщик
    загрузка наград ...

    Сообщений: 6329
    Награды: 3
    Почести: 1255
    Зима 377 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного

    Мировые события

  • Армия Императора Магнуса терпит поражение во втором сражении при Салиноре. Спасаясь от окружения, он с остатками своей армии укрывается в Гардуке Пылающем.
  • Главой дома Мада, становится сын погибшего Дайна Мада - Останес.
  • Флот дома Мада во главе с Брэйденом Лаконичным, неожиданным нападением захватывает Клирвью и берет в плен Марадино де Мордрея - брата лорда Фредерика.
  • Армии домов Вирго и Голдурссон, под общим командованием Торрхена Голдурссона, вторгаются в земли дома Мада и берут Корнерстон без боя, однако в следующую ночь, деревянная часть замка сгорает дотла, а начавшейся суматохой пользуется вышедший из засады отряд барона Арса Морэнди, и уничтожает отступающую армию дома Вирго. Остатки отряда Торрхена Голдурссона остаются в уцелевшей части замка, но отсутствие каких-бы то ни было запасов в хранилищах, вынуждает Торрхена сдаться.
  • Алексис Квинтиллус собирает все силы севера в Альмаксе, дабы по окончании сезона штормов атаковать занятые Нефритовой армией острова к западу от Даграна
  • На юг Даграна, в бывшие земли Секстум, прибыла большая армия Тяньвэйцев.
  • Лорд Кейн Успин умирает от полученных ран. Новым главой дома становится малолетний Верочио Успин. Регентом при нем будет барон Борис Ивлефф.
  • Армия барона Дайка Саллоса и лорда Мордекая Латайя осадила Грейбенбург.
  • В землях Тлакоци, армия бунтовщика Ульшоки вторгается в отдаленные горные районы и уничтожает мятежную армию Итаоляни, после чего Ульшока лично казнит мятежную Богиню-Императрицу.

    Секта Видящего

  • В Императорский дворец прибыл для личной встречи Красавчик Хеймар:
    Цитата
    Приветствую, Император. Вы желали личной встречи? Что же, вот он я. В начале, хочу поблагодарить вас, за то, что дела в моем королевстве, в кои-то веки пошли в гору. Будем считать союз между нами заключенным. А теперь, если вы не против, предлагаю перейти к нашей общей с вами проблеме. Я знаю, о каком долге идет речь. В конце-концов, я был правой рукой Сумрака, и участвовал в его делах самым деятельным образом. Но, не волнуйтесь, в отличии от него я знаю цену связей, и она зачастую куда выше, чем у золота. Также я знаю, что Сумрак - слишком матерый контрабандист, и знаком с Кассис-Максус лучше, чем кто бы то ни было. Он не мог очутиться в подземельях Арсенала просто так. И, вопреки вашему вероятному предположению - нет, не с моей легкой руки он там оказался. А с руки человека по имени Кайтон, который вам очень хорошо знаком. Сумрак лучше многих умеет докапываться до правды и вашему другу, уже сейчас, грозит серьезная опасность. Мою спину прикрывает Гильдия, а вот убить Кайтона, для него труда не составит. Или, потребовать его жизнь от вас. Посему, если вы не хотите найти обезглавленный труп вашего Пророка - надо действовать быстро. Мои люди уже держат руки на паутине, опутывающей Имперский город, но Сумрака так не поймать. Но, есть кое-что, что нам поможет. Вот, здесь достаточно денег, чтобы покрыть ваш долг. По Имперскому городу, скоро разойдутся слухи о том, что у вас произошло, так сказать "пополнение казны". Предложите ему личную встречу, об остальном я позабочусь.

  • Подземный ход в Лунную цитадель почти раскопан. К весне работы планируется завершить.
  • Ученики для Сорена Тито собраны и доставлены в Императорский дворец.
  • Пришло письмо от Сумрака:
    Цитата
    Времени мало, Тито, чертовски мало. И помните, мое предложение по поводу Красавчика Хеймара все ещё в силе. Он должен умереть.

  • Пришел ответ от Клудда Тито:
    Цитата
    Ну здравствуй, дядя. Не думал, что ты станешь мятежником номер один в Империи, но ты все ещё умеешь удивлять. Ты уже предал своих родственников, Империю, союзников и вассалов. Осталось хоть что-то, что ты ещё не послал к черту, ради своих видений? Ты предлагаешь мне власть, богатства Имперского города? Но откуда я знаю, что ты не предашь меня, когда голоса в голове скажут тебе это сделать? Твои обещания смешны, ты всегда думал только о себе. Император уже предложил мне контракт, и он ещё не исполнен. Поэтому, я вынужден отказаться, дядя. Напиши мне, когда демоны в твоей голове умолкнут, и ты перестанешь во всем полагаться на свои фантазии.

  • Пришло письмо от Карин Мада, жены погибшего Лорда Мада.
    Цитата
    Здравствуйте, Лорд Тито. Меня зовут Карин. И я пишу вам, потому что с недавних пор, нас кое-что связывает. Мы в равной степени ненавидим Магнуса Ридденгарда, этого трусливого подонка, который прячась за спинами верных вассалов, хладнокровно отправляет их на смерть. Когда пришло известие о смерти моего мужа, я вспомнила ваши воззвания. Месть - это все, что у нас осталось. Империя, вассальный долг - ничего этого уже нет. Дом Мада поддержит вас, Сорен. Десятки тысяч жизней должны быть отомщены, и жизнь Дайна - в первую очередь.

  • Доход от налогов в Имперском городе - 3200 золотых.
  • Расходы на содержание войск - 150 золотых.

    Дом Маорий

  • Старейшины горы Милгрид, признали Руну Расколотый Щит Девой Битвы, защитницей всех горцев.
  • Пришло послание от Руны Расколотый Щит
    Цитата
    Ишь-не-ало пор-а, Публус Маорий. Когда отец уходил в свой последний поход, он сказал, что пришло время горцам взять свое. Заставить всех считаться с нами, как было в далекие времена. В те времена, как говорят старейшины, у горцев была столица - могучий город Гардук. А потом пришли чужаки, и изгнали нас из нашего города. Сожгли его и, в насмешку над нами, назвали Пылающим. Император сейчас там, отчаянно нуждается в помощи, и я готова привести каждого воина гор под его знамена, если он вернет Гардук нам, горцам. Истинным хозяевам древнего города. В старые времена, наше величие сгорело вместе с Гардуком, теперь же, оно должно восстать в его стенах!

  • Пришло послание от Императора
    Цитата
    Поздравляю вас, лорд Маорий. Сим письмом, я официально признаю Тор-Лирман вашим владением. Соответствующий эдикт будет издан, когда мне повезет оказаться в более...благоприятном положении нежели сейчас. В данный момент, я вынужден просить вашей помощи, как представителя горских племен. Моей ставке в Гардуке Пылающем не хватает людей и снабжения, нефриты перерезали сухопутную линию снабжения, а проклятые Мада - водную. До весны, дороги к Гардуку труднодоступны, однако когда снег начнет таять, противник непременно попытается захватить долину. Поэтому, до весны нужно собрать в Гардуке максимум сил. И горцы - единственная сила, которая способна укрепить наши позиции здесь.
    Волею Эматы Император Всея Даграна Магнус I Ридденгард

  • Сыма Шао назначил командующим флота молодого рыцаря по имени Фальк Шлегель, после чего Фальк повел корабли на поиски Гориона Прокаженного. После нескольких дней поисков, флот планировал возвращаться, но пал жертвой внезапного абордажа со стороны пиратских кораблей. Это оказался флот Гориона. Стороны быстро свернули стычку, но в ходе боя "Господин Ужас" получил пробоину и его пришлось поставить в док Гориона. Переговоры Блоома Цейсия и Гориона оказались успешны и стороны пришли к соглашению, после чего было принято решение дождаться окончания сезона штормов.
  • Кавалерия будет подготовлена через 3 сезона
  • Созвано 6 отрядов ополчения. 60 монет содержание
  • У леди Мари отсутствуют кровотечения. Вероятно, она носит ребенка
  • Данные переписи населения Тор-Лирмана таковы:
    В самом Тор-Лирмане живет 22000 человек
    В провинции, находится три небольших города:
    Дорф - 13000 человек
    Стерна - 11000 человек
    Фесгибет - 6500 человек

    На Тор-Лирманском тракте, к северу и югу от города два мелких замка:
    Клоссберг - 1300 человек
    Игла - 600 человек

    В провинции есть 338 деревень, в которых живет 32000 человек
    Общее население провинции Тор-Лирман - 86400 человек
  • Доход от налогов - 2000 золотых.

    Дом Дарракарион

  • Битва за Светлый Дол:
    После известий о смерти лорда Успина, боевой дух защитников Светлого дола упал, чем и воспользовались войска принца Цубасы, устроив новый приступ. Оборона драконидов стойка сдерживала все атаки, но в ответственный момент битвы арбалетный болт унес жизнь Джона Ридо. Войска трамишийцев оставили стены, и побежали, сея смуту в рядах Дарракарии. Против прорвавшегося врага выступил лично Эйетрокс Дарракарион, рубившийся в этом бою словно дикий зверь. Он убил неисчислимое количество врагов, пока не упал в изнеможении и не был пленен. Архонт, вместе с солдатами-рабами, попытался отбить Эйетрокса у врага, но упал как подкошенный. Солдаты-рабы дрогнули, и не стали атаковать, предпочтя защитить потерявшего сознание Архонта. Его тело было перенесено в Дворец Наместницы, где он вскоре очнулся. Левая сторона тела Архонта полностью парализована, он практически не осознает левую сторону мира, не может концентрировать внимание и не в состоянии говорить. Тем временем, пленение Эйетрокса и выпадение из боя Архонта, оказало губительное воздействие на мораль драконидов. Началось отступление, лишь легион Секстум, во главе с Дейероном Дарракарионом до конца выдержал позицию, пока не был уничтожен, а Дейерон - расчленен Убийцами-Лотосами. Остатки армии Дарракарии отступили во дворец наместницы. Лоддирцы во главе с Винариксом, во время суматохи боя, попытались вырваться из Светлого Дола, их судьба неизвестна.
  • После боя Горгон Дарракарион, принявший командование над остатками армии получил послание от Цубасы:
    Цитата
    Какая ярость. Какой огонь в глазах. За этим человеком плывет зловещий сполох. Впервые в жизни вижу столь яростного воина. Я восхищен вашим чемпионом. Будет огромным кощунством казнить такого...демона

    На следующее утро, обнаженный Эйетрокс был прикован к стене так, чтобы его было видно из Дворца Наместницы. Он пробыл перед стеной весь день, несколько раз был демонстративно избит. Это повторялось четыре дня. На пятый день, все прекратилось и в лагере врага, стало наблюдаться какое-то движение, корабли стали курсировать заметно чаще, а в порту были замечены оживленные разгрузка и погрузка, однако Горгон не решился на вылазку, предполагая ловушку. На шестой день, за горизонтом показались корабли, шедшие под флагом Красного дракона. Тогда же, пришло письмо от принца Цубасы, но Маларасс, видимо вместо этого передал свое послание.
    Цитата
    Им все известно. Я не знаю, где мы прокололись. Но мы обречены. Увидимся на другой стороне.

    Корабли под знаменем Акриоха стремительно атаковали блокаду. С другой стороны, давил флот наварха Сильвириона. Легко прорвав блокаду, корабли Акриоха причалили, и атаковали тяньвэйцев в городе. Видя отступление противника, Горгон отдал приказ всем силам на вылазку. Теснимые с двух сторон тяньвэйцы, практически не оказывали сопротивления. Когда город был практически зачищен, прозвучал сигнал тревоги - из открытого моря шел флот Цубасы - по всей видимости, он под покровом ночи покинул кольцо блокады, а теперь возвращался. Стремительно ворвавшись в гавань, они открыли огонь из огнеметов по находившимся в гавани кораблям. Флоты Акриоха и наварха Сильвириона, оказавшись в полупозиции, были быстро уничтожены. Вместе с кораблями погибла большая часть армии Акриоха. Горгон дал приказ отступать, и вместе с остатками своей армии, а также армии Акриоха и самим Акриохом укрылся во Дворце наместницы.
  • После боя пришло письмо от Цубасы, на сей раз - на общеимперском:
    Цитата
    Ну вот, мозаика и сложилась. Акриох думал, что обманул нас. Как бы ни так. Отец с самого начала знал, что происходит. Мы просто дали вам играть в вашу игру, тешить себя надеждами. Все это было ради того, чтобы Акриох попался на горячем, решился на мятеж. Теперь, у нас есть официальный повод уничтожить Ильмерионов. Предательство. Благодарю вас, вы даже не представляете, какую неоценимую услугу оказали нам своим сопротивлением. А теперь - отыгранные фигуры нужно убрать с доски.

    Штурм Дворца Наместницы был кровавым, но Цубасу подпитывал атаку новыми и новыми силами, в том числе и воинами островов Дайгоцу, которых получил в подкрепление. В конце-концов, оборона была прорвана. Большая часть драконидов погибла, оставшиеся приняли яд. Леди Флейна лично задушила парализованного Архонта.
    Итоги боя: Светлый Дол пал. Все защитники погибли.
  • Альсоний Сципий отдал приказ кавалерии союзников атаковать земли Кораксов, дабы их армия не смогла прийти на помощь защитникам Грейбенбурга.
  • Доход от налогов в Анкарисе - 900 золотых.
  • Армия дома Успин отступила от Светлого Дола и Блюстенбери, и ушла в свои родовые земли.
  • Доход от налогов на Лоддире - 650 золотых
  • Доход от налогов на Трамисе - 1400 золотых
  • Отряды Морской пехоты и Стражей Республики готовы к экспедиции на остров
  • Отряды пехоты будут готовы через один сезон
  • К Трамису прибыл корабль странной конструкции, не похожий ни на дагранские ни на тяньвэйские суда. С него сошел капитан экспедиции по поискам Прародины Лиссандр Сильвирион, несколько человек из его команды и неизвестные дракониды. Капитан судна встретился с Урраксом Дарракарионом:
    Цитата
    Мое имя - Сагридис Нистарион. Лиссандр проделал долгий путь в поисках того, чего больше не существует. Кара погубила всех драконидов, что остались на Острове Драконов. Нет, не все умерли, но они превратились...в нечто, совсем иное, отличное от нас, людей, или кого-бы-то-ни-было. А теперь, я приветствую вас от имени всего дома Нистарион. Вам он не знаком. Не удивительно, вы не найдете упоминания о нас ни в одном документе времен Сиятельной империи. Нистарионы были изгнаны с Острова драконов в далекие времена, а упоминания о нас были стерты. Нас вычеркнули из истории, уничтожили любую память о нас, а имя Нистарион - стало сродни оскорблению или проклятью. Мы жили на уединенном острове, и никогда не хотели возвращаться. Потом, узнали о том, что Сиятельная империя погибла. Мы попытались вернуться, но Кара не пощадила многих из нас и мы снова покинули Прародину. Лиссандр сказал, что роду Дарракарион требуется помощь. Мы готовы принять вас к нам. Разделить наш дом с вами. Быть может вместе, мы сможем вернуть то, что было утеряно.


    Сообщение отредактировал Diamato - Понедельник, 01.04.2019, 02:40
  • [ RU ]
    Дата: Суббота, 06.04.2019, 12:16 | Сообщение # 87

    Репортер
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1590
    Награды: 2
    Почести: 925
    Ход Секты Видящего


    "Лишь истинная вера, вне зависимости от формы, может стать духом любого воинства. Она изменяет человека, превращает труса в храбреца, позволяя воинам совершать подвиги веры, на которые они были не способны до принятия истины. Лишь вера наполняет благородством и святой силой любое занятие солдата, каким бы низким и отвратительным оно ни было. Только она даёт людям столь необходимый смысл их бытия, делая их существование осмысленным и божественным" (с) выдержка из одного из посланий Видящего


    Имперский Город. Арсенал

    На улице столпился народ. Тысячи и тысячи людей в серых и чёрных одеждах, преклонив колени и замерев в благоговейном трепете, слушали проповедника. Это был невысокий худощавый мужчина с большой чёрной бородой, облачённый в тёмно-алые жреческие одеяния. По бокам от него стояло несколько мрачных воинов в кольчугах и с цепами, чьи лица покрывали алые татуировки с иероглифами и таинственными символами. Стоя на постаменте и возвышаясь над толпой, оратор громкими и звонким голосом произносил проповедь, держа в одной руке покрытый надписями свиток, а другой опираясь на жреческий посох. Позади него стояла группа людей с флейтами и барабанами, монотонно поигрывая на заднем плане и обеспечивая музыкальное сопровождение проповеди.
    -…Говорю вам, что сильные всегда будет покорять слабых. Когда сильные творят свою судьбу, слабые склоняют головы и подчиняются. Сильных мало, и враги их бессчетны, а величайший из тех врагов – трус на троне. Убивайте его сторонников и наслаждайтесь мольбами неверующих о пощаде – их слабость и слепоту можно искоренить, только убивая их во славу Видящего!
    Завороженная паства вторила словам своего пророка, шепча отдельные слова из его проповеди, повторяя их вновь и вновь, пробуя, будто изысканное блюдо. Кто-то не выдерживал и начинал непроизвольно биться в экстазе, бормоча проклятия и молитвы, едва-едва сдерживаясь от того, чтобы кинуться на ближайшего соседа и разорвать его на куски во имя Видящего. Казалось, одно только слово проповедника, и они пойдут за ним хоть на край Даграна, оставляя за собой лишь выжженную пустошь и горы трупов неверующих и еретиков. И это только малая часть фанатиков. Прямо сейчас сотни таких жрецов новой веры в самых разных частях Имперского Города произносили такие же проповеди, преумножая мощь священного воинства.
    Сорен наблюдал за этим зрелищем из окон Арсенала. Уже около получаса местоблюститель следил за вербовкой новых сектантов, не шевелясь, словно статуя. Лишь время от времени вздымавшаяся грудь указывала на то, что в этом теле ещё бурлила жизнь. Несмотря на то, что их разделяли десятки и сотни метров, ему казалось, что он был вон там, вместе с пророком, на возвышении, под взглядом тысячи глаз, смотревших на него, как на мессию. В первые дни Сорен несколько скептично относился к ним, рассматривая их лишь в качестве орудия его мести. Тогда он следовал лишь собственной вере в Отца, Мефистона. Однако в последнее время ему всё больше и больше казалось, что в их догматах были правильные мысли. Ему вспомнились долгие бессонные ночи, проведённые в компании Маэса Шаммуса, внимательно слушавшего содержание его снов и дававшего искусные толкования.
    Вдруг его окликнул знакомый чуть хрипловатый голос. Развернувшись, Сорен заметил крупную фигуру в латных доспехах и в чёрном сюрко. Фарис Сильвиус, немолодой мужчина с короткими светлыми волосами и морщинистым лицом, украшенным волнообразным шрамом, пересекающим левый глаз. Верный капитан Ангелов Смерти внимательно смотрел ему прямо в глаза, не то как на святого во плоти, не то как на близкого друга. Трудно было понять, какое же отношение к нему питал тот на самом деле. Хотя прошло много лет их дружбы, Сорену всё же казалось, что, несмотря на теплоту, питаемую к нему рыцарем, тот всё же был на определённом расстоянии от своего лорда, будто тень, неотступно следующая за хозяином и всё же остававшаяся позади.
    -Все в сборе, милорд.
    -Хорошо, - ответил Тито, подойдя поближе к Фарису. – Но прежде мне бы хотелось немного поговорить с тобой.
    -Как пожелаете.
    -Как ты относишься ко всему этому? К тому, что произошло за последние месяцы, - спросил Сорен, усевшись на стул.
    Он внимательно следил за его лицом, за грядущей реакцией на его вопрос. К его удивлению, капитан не показал никаких признаков растерянности или непонимания. Спокойно взглянув на своего лорда, тот негромко произнёс:
    -Если у преданного слуги должно быть мнение о поступках его господина, то одобрительно.
    И глазом не моргнул. Сорен молчал, обдумывая, что ещё можно было у него спросить. Но в тот самый момент, когда мысль подсказала ему верное направление для беседы, Фарис опередил его.
    -Я, как и мои братья, верен лишь вам и готов идти с вами до конца.
    -Хорошо, это я понял. А вот, веришь ли ты во всё это? – спросил Тито. – В то, о чём говорят эти пророки и культисты, теперь следующие за нами?
    -В то, что вы избранны богами – я верю. Просто так не бывает пророческих снов и дара предвидения. Мефистон покровительствует вам, милорд.
    Последующую минуту Сорен молчал, задумчиво уставившись в одну точку и практически не шевелясь. Что бы ещё он мог спросить у него? Перед разговором у него было заготовлено множество вопросов и тем для беседы, но сейчас, когда этот момент настал, они попросту растворились в воздухе, будто их никогда и не было.
    Местоблюститель тяжело вздохнул и поднялся со стула.
    -Хорошо, – промолвил Сорен, положив тому руку на плечо. – Ангелы Смерти внизу?
    -Да, милорд, - отчеканил Фарис. – Они ожидают вас.
    Предстояло спуститься на нижние этажи арсенала, для чего надо было миновать несколько широких коридоров и спуститься по лестнице. Сейчас, спустя столько месяцев после битвы за Имперский Город, помещения здания уже были очищены от трупов и грязи, однако по-прежнему в некоторых местах попадались багровые пятна, навеки ставшие жутким напоминанием о кровавой истории этого места.
    Наконец, они предстали перед дверями в одну из тренировочных комнат, где как раз и находилась сейчас гвардия Тито. Сорен помедлил пару мгновений, прежде чем войти, пытаясь собраться с мыслями. Затем решив оставить всё на милость судьбы, направился внутрь.
    Сотня рыцарей в стальных доспехах и в чёрном сюрко с изображением алой сипухи выстроились перед Сореном. Затем, взглянув на него с выражением абсолютной преданности и покорности, сложили ладони на груди, имитируя, таким образом, изображение птицы. Характерное приветствие этих воинов.
    Местоблюститель поначалу молчал, обходя бойцов и осматривая каждого из них, размышляя о прошлом. Все они на протяжении многих лет и десятилетий служили дому Тито, проливая кровь в бесчисленных сражениях и стычках во славу своего лорда и Глаукса. Они считались избранными, последней опорой дома. Это была правда. Теперь, когда Сорен очутился здесь, они были последним напоминанием о его малой родине. Увидит ли кто-то из них вновь гордые стены Ялена, горы Танона, луга Грейбенбурга? Вряд ли. Как и он сам.
    -Мои воины, в эти трудные для всех нас дни я решил поговорить с вами, - произнёс он. – Мы многое прошли с вами. Осаду Грейбенбурга, Танона, отступление на север и битву за Имперский Город. И вот мы здесь, оторванные от родины, окружённые со всех сторон врагами. Как Мефистон, да храни он нас, в осаждённом Таноне. Возможно, это моя вина, но я не мог поступить иначе. Боги велели явиться сюда, и я лишь исполняю их повеления. Я видел, что это единственный способ спасти как наш дом, так и Дагран от порабощения.
    Сорен сделал короткую паузу, рассматривая лица слушавших его рыцарей. Все они внимали своему сюзерену. Он вспоминал дни своей юности, когда те клялись ему в верности. Пусть они и повзрослели за эти годы, но для него это были всё те же юноши с горящими глазами и бурлящей кровью в жилах. Казалось, само время обратилось вспять, и все они вновь оказались в тот самый знаменательный день в Таноне, когда Сорен принимал титул лорда.
    -Я понимаю всю ответственность, выпавшую на мою долю. Возможно, для остальной части империи я лишь безумец и предатель, но я верю, что именно нам выпал шанс защитить Дагран как от внешних врагов, так и от внутренних. Ни для кого из вас не секрет, что после гибели моей семьи я не признаю императора, проворонившего угрозу вторжения, и по чьей вине десятки и сотни тысяч поданных Даграна сгорели в пожаре войны, - Сорен тяжело вздохнул. – Если кто-то желает сохранить верность Магнусу Ридденгарду, то он может покинуть Имперский Город. Однако пусть знает, что обратного пути уже не будет.
    Воцарилась гнетущая тишина, во время которой Ангелы Смерти перекидывались мрачными и скорбными взорами, словно мысленно обсуждая слова своего владыки. Наконец, один из рыцарей вышел вперёд и, преклонив колено, решительно заявил:
    -Мы не покинем вас, милорд. Ни один из сыновей Мефистона.
    -Хорошо, - промолвил Сорен, улыбнувшись впервые за весь день. – Но всё же вы должны были знать об этом выборе… На самом деле, если бы не мои сны и не пророчества Глаукса, я бы не стал совершать всё это, но такова воля богов. И мы избранны для того, чтобы осуществить её. Не думайте, что это все враги. Будут новые. Демоны вновь обрушатся на Дагран. Это лишь первая волна. Не думаю, что кто-то хотя бы догадывается об этом. И нам предстоит ещё множество кровавых испытаний. Я видел будущее и видел там лишь кровь, пот и слёзы. Но всё же…впереди была надежда.
    Он говорил ещё долго, обращаясь к сердцу каждого из Ангелов Смерти, рассказывая об истории его рода, об их славных предках, о многочисленных пророчествах, сосредоточенных в его голове. Наконец, понимая, что пора подходить к концу, Сорен замолчал, делая небольшую паузу, прежде чем продолжить.
    -Таким образом, совсем скоро нам предстоит перейти в атаку. Лунная Цитадель, Салинор и дальше… Время ответит: прав я был или нет. В любом случае, я буду идти до конца, как и те, кто последуют за мной. Наш великий поход уже начался, братья мои. Мы должны принести свет и мир в земли Даграна или погибнуть. Иного выхода у нас уже просто не осталось… Вы со мной?
    Ответом ему стали одобрительные выкрики Ангелов Смерти, каждый из которых поспешил засвидетельствовать фанатичную преданность своему владыке. Каждый из них наполнял сердце Сорена Тито радостью и надеждой. Если за его спиной есть хотя бы сотня таких верных и доблестных воинов, тогда уже ничего не страшно, и даже смерть теперь не пугала его, превратившись в жалкий фантом. Он чувствовал, как по его телу прошлась волна тепла и света, будто невидимый ангел накрыл его гигантскими крыльями, защищая от сил зла и мрака.
    С такими воинами он был готов пойти хоть на край света, а то и дальше.

    Императорские покои

    Это была одна из долгих зимних ночей в Имперском Городе. Сорен устало посмотрел на замёрзшее окно, за которым бесновалась буря. Несмотря на хорошую систему отопления Императорского дворца, всё же было немного холодно. Протерев ладони, он с тоской вспомнил о живописных просторах юга с его ласковым ветром и солнечным теплом, согревающим всех живущих в этой благословенной земле. Сможет ли Сорен когда-то вернуться туда? Он не мог знать. Однако злобный голосок в голове постоянно нашёптывал ему, что нет, не сможет. Назад уже не повернёшь. Усилием воли местоблюститель пытался прогнать демона, но в этот раз он был слишком силён. Получилось лишь слегка приглушить его.
    Грустно вздохнув и протерев сонные глаза, Тито готовился продолжить свои записи, как вдруг в дверь тихо постучали.
    -Войдите, - громко произнёс тот, даже не поворачиваясь в сторону звука.
    Судя по неторопливой походке и характерным звукам шуршащих одеяний, это был Маэс Шаммус. Покачав головой, Сорен встал со стула и повернулся к проходу. К его удивлению, в этот день маска холода и отстранённости спала с его немолодого лица. Наоборот, жрец выглядел удивлённым и даже несколько радостным. Слегка склонившись перед Тито, он промолвил:
    -Вам письмо, Повелитель.
    Только сейчас он заметил, что в его руке находился запечатанный лист пергамента. На миг Сорен усмехнулся. Наверняка, ответ племянника или очередное письмо с угрозами от Цейсиев или Ридденгардов. Однако Шаммус не стал бы так реагировать и самолично приносить ему послание, если бы это было бы нечто неважное.
    -От кого?
    -От дома Мада, - последовал ответ.
    Приподняв одну бровь, Сорен торопливо подошёл к нему и взял письмо. Вскрыв послание, тот развернул перед собой пергамент и принялся внимательно изучать выведенные на нём аккуратные письмена. По мере того, как его глаза передвигались от буквы к букве, его лицо становилось то печальнее, то радостнее. Несколько раз Тито перечитал его, словно, боясь что-то упустить.
    Наконец, оторвав взгляд от бумаги, тот с удивлением заметил, что Шаммус всё ещё был здесь. Он увлёкся чтением и забыл, что был не один в комнате. Жрец по-прежнему стоял чуть поодаль, нетерпеливо посматривая на своего владыку, неудачно пытаясь скрыть любопытство.
    -Ты уже знаешь содержание письма? – хмуро спросил Сорен.
    -Нет, Повелитель, - честно ответил Маэс, ничуть не смутившись от такого намёка. – Однако до Имперского Города уже дошли слухи, что дом Мада атаковал своих соседей и фактически обратил меч против Ридденгарда, отрезав его от снабжения. При этом новый лорд не присоединился к тяньвэйцам, сражаясь против обеих сторон.
    Сорен задумчиво хмыкнул. Как так получается, что Шаммус и его помощники всегда были на шаг впереди его в получении подобной информации? Да, Тито понимал, что у Маэса много глаз и ушей по всему Имперскому Городу, однако всё равно было неприятно, когда столь важные новости доходили до него в последнюю очередь.
    -Дом Мада поддержит нас, - наконец, произнёс Сорен, цитируя строчку из письма.
    На мгновение на лице жреца промелькнула улыбка.
    -Это только начало Повелитель.
    -Я знаю, - подтвердил местоблюститель, кивнув. – Теперь мы не одни. Это радует.
    Сорен пытался выдать из себя радость, думая об этом событии, но на лице его по-прежнему застыла всё та же мрачная маска, пребывающая с ним каждый день. Это же хорошая новость. Он должен быть доволен этим, но почему-то у него не было этого чувства.
    -Оставь меня, мне нужно заняться делами.
    -Да, повелитель, - покорно произнёс Маэс Шаммус и направился к выходу из комнаты.
    Лишь когда раздался скрип закрывающейся двери, и воцарилась тишина, Сорен позволил себе грустно вздохнуть, схватившись за голову. Его вновь захлестнули воспоминания. Вновь он видел горящие земли Тито и жуткие сцены гибели своих родичей, виденные им во снах. Только с невероятным трудом ему удалось взять себя в руки и пройти к письменному столу.
    Сжав пальцами перо и обмакнув его в чернильницу, Тито принялся писать послание. Это было тяжело. Мысли путались и переплетались друг с другом, словно змеиный комок, мешая ему сосредоточиться, отчего поначалу текст выглядел неуклюжим и громоздким. Мгновение спустя он со злобой разорвал пергамент и принялся писать снова. Закончив, Тито взглянул на результат второй попытки. В этот раз вышло уже более-менее что-то складное, хотя ему и казалось, что для официального послания оно вышло слишком сентиментальным.
    Сорен зевнул и протёр заспанные глаза. Нужно было бы отправить его прямо сейчас, но он чувствовал, что усталость рано или поздно возьмёт своё. Положив пергамент в один из стоящих на столе ларцов, чтобы не потерять столь важную бумагу, Тито приказал страже никого к нему более не пускать.
    Едва только тело Сорена оказалось в горизонтальном положении, как его тут же сломил тяжёлый сон, отправив его в темноту.
    Казалось, тьма навечно окутала его, полностью утопив его сознание. Однако спустя какое-то время она начала понемногу рассеиваться. Сердце Сорена охватила надежда, что ему удастся пробиться сквозь зловещую пелену и выйти к солнцу. Затем, помимо черноты, появился ещё один цвет – багровый. Поначалу он был ещё совсем слабым и не мог пробиться сквозь океан бушующей тьмы, но постепенно силы его росли. Красное пятнышко стремительно увеличивалось, покрывая всё больше пространства, ускоряясь с каждым мгновением. Вскоре багровый цвет, подобно кровавому морю, полностью окружал Сорена.
    Едва только Тито успел осознать, что находился во сне, как тут же рухнул вниз. Ему казалось, будто он падал с огромной высоты. Но вдруг падение резко остановилось. Присмотревшись, Сорен заметил, что уже стоял на твёрдой земле. Он пригляделся к местности. Она напоминала ему столь хорошо знакомые просторы юга, однако что-то здесь было не то. Небо было алым, в воздухе пахло кровью и гниением, а почва окрасилась в багровый цвет. Постоянно слышались звуки. Это были голоса. Одни неистово кричали от боли, другие безумно нашёптывали что-то прямо ему на ухо. Однако Тито был совсем один. Постепенно звуки усиливались, становясь всё громче и громче, понемногу доводя Сорена до отчаянья. Вскоре он даже начал узнавать в этой какофонии знакомые голоса, которые он слышал когда-то. Но понять, кто же это именно был, ему так и не удалось.
    Видение вновь изменилось. В этот раз перед его глазами застыла одна конкретная сцена, уже не раз виденная им во снах. Гибель его семьи. Вот Георгис, храбро защищающий городские стены, превозмогая раны и боль, понемногу отступал, пока шальной снаряд тяньвэйцев не пронзил его грудь. Его смерть не была быстрой. Забытый, он был оставлен умирать на родной земле, чувствуя, как боль пронзала всё его тело, вынуждая стонать и молить Базирту о быстрой смерти. Лишь милосердный удар одного из вражеских офицеров оборвал эту ужасающую картину. Затем Миттенштейн, где погиб Ноктус, его гордость. Ему предстояла участь ещё страшнее. Пронзённый ударом в спину, он склонился над землёй, харкая кровью и яростно рыча. До последнего он сражался, убивая одного чужеземного ублюдка за другим, пока врагам не удалось повалить его. Его убивали медленно, с садистской жестокостью, наслаждаясь последними выкриками младшего Тито. Казалось, это продолжалось целую вечность, пока, наконец, жизнь не покинуло его, даруя Ноктусу покой.
    Эти сцены следовали одна за другой, сливаясь в кошмарные полотна, от одного взгляда на которые Сорена охватывала мучительная боль. Изо всех сил тот пытался разорвать цепи снов и помочь тем, кого больше всего любил, но он был абсолютно беспомощен. Даже здесь, в царстве сновидений, где Сорен не мог ощущать своего тела, он чувствовал, как по его щекам заструились тёплые слёзы. Тито пытался закричать, но что-то сдавило его горло, не позволив произнести ни звука.
    Наконец, наступила последняя сцена. Поначалу изображение было размытым, но постепенно Сорен смог узнать очертания Светлого Дола. С горечью он узнавал место, где провёл долгие годы своего детства, пока его отец не пал в бою со Сципиями и не получил посмертно титул. Но теперь он горел. Небо почернело, земля была орошена кровью и покрыта горами трупов, дома нещадно пожирало пламя, сливаясь в один огромный погребальный костёр. Поначалу Сорен взирал на это отстранённо, но затем был перенесён чей-то могучей невидимой силой прямо в гущу сражения.
    Он видел, как орды тяньвэйцев с горящими алыми глазами и клыкастыми мордами сплошной лавиной пересекали умирающий город, поглощая и пожирая всё, что видели на своём пути. Защитники отчаянно защищались, с яростью сражаясь за каждый кусочек земли их дома. Беловолосые воители забирали с собой на тот свет десятки и сотни врагов, прежде чем погибнуть. Но их было слишком мало, и, невзирая на потери среди своих, тяньвэйцев становилось лишь больше и больше.
    Вскоре Сорен даже стал узнавать отдельные лица. Вот Эйетрокс с криком, полным праведного гнева, подобно ангелу смерти бросился в одиночку против армии демонов, разя и жестоко убивая каждого, кто осмелился сразиться с ним. Тяньвэйцы ложились вокруг него, будто молодые колосья, срезаемые косой. Враги, видя столь могучую силу, посылали на него всё больше воинов, стремясь любой ценой задавить столь грозного противника. Однако, невзирая на то, что он оказался один, Эйетрокс продолжал неумолимо двигаться сквозь ряды врагов, оставляя за собой курганы из умирающих тел и реки крови. Наконец, он сразился с одним из командиров дьявольского войска.
    Казалось, смертоносный танец продолжался вечность. Противники стремительно кружили вокруг друг друга, обмениваясь ударами. Но усталость начала брать своё. Пропустив один из выпадов, драконид оказался на земле. Сплёвывая кровь, он что-то яростно прохрипел на незнакомом языке, пытаясь дотянуться до выпавшего меча. Вражеский офицер же, испытав небывалую гордость от победы над столь могучим соперником, торжествующе поднял оружие в воздух, испустив победоносный клич. Он даже не видел, что Эйетрокс ещё не намерен был завершать этот бой.
    Усилием воли поднявшись на ноги, драконид молча подбежал к врагу, выбил у него из рук оружие и, прежде чем тот смог среагировать, схватил тяньвэйца и приподнял его над землёй, после чего со страшной силой резко опустил его вниз, проломив его спину об колено. Удивлённые враги первое время не решались сделать и шагу, с ужасом наблюдая за столь яростной расправой. Лишь угроза мучительной казни со стороны командиров вскоре погнала их вперёд. Эйетрокс, невзирая на раны и усталость, продолжил отбиваться, но силы стремительно покидали его. Вскоре, он вновь оказался на земле, и в этот раз враги не стали давать ему и шанса, тут же обезоружив и заковав его. Покорив воителя, тяньвэйцы всё же решили не убивать его, оставив для какой-то злобной цели. Последнее, что видел Сорен это то, как рычащего и вырывающегося драконида повели сквозь ряды врагов куда-то во тьму.
    Затем всё исчезло. И, наконец, вот оно, последнее действие этой чудовищной пьесы. Демоническое воинство с ужасающим воем бросилось в решающий штурм. Загнанные в угол, защитники Светлого Дола бились с невиданной храбростью и праведным гневом, но их было слишком мало, чтобы остановить этот бесконечный поток. На местно одного убитого врага приходили десятки и сотни, постепенно задавливая противников массой. Они не щадили никого: ни женщин, ни детей. Всё было предано огню и мечу. Сорен с содроганием и болью смотрел на то, как Дворец Наместницы стремительно покрывался горами трупов, среди которых он узнавал столь знакомые лица.
    Затем взор его перенёсся в одну из самых дальних комнат здания. Впервые за долгое время он увидел родного деда. Эйенар Дарракарион. Старик неподвижно лежал на кровати. Лишь неровное дыхание и наполненные болью глаза говорили о том, что он ещё жив. Сорен не мог поверить, что ему в последний раз приходилось видеть того, кто был для него вторым отцом. Чувствуя возрастающую боль в сердце, Сорен пытался ринуться к нему, но вновь, как и всякий раз до этого, перед ним предстала невидимая стена.
    Над парализованным архонтом склонилась леди Флейена Бейернериен. Всего лишь пару раз на протяжении всей жизни ему приходилось видеть эту женщину и ранее они никак не пересекались. Однако в этот зловещий миг, ощущая сопричастность к этому безумию, Сорен смотрел на неё, как на самого близкого человека. Чувствуя те же эмоции, что и она, он с тревогой и болью поглядывал на дверь, за которой раздавались звуки битвы и крики умирающих. Понимая, что конец близок, Флейена более не стала медлить. Сжав шею престарелого архонта, она принялась душить его, торопясь, как бы только он не достался в руки врагов. К счастью, его ослабленный организм не стал сопротивляться и покорно поддался смерти. Спустя несколько мгновений дыхание старика остановилось. Лорд Эйенар Дарракарион обрёл долгожданный покой.
    Чувствуя, что уже не может выносить душевные муки, Сорен опустился на колени, закрыв лицо ладонями, словно ребёнок перед опасностью, бессознательно надеясь, что это всего лишь страшный сон, и всё на самом деле хорошо. Но холодный голос разума, звучавший словно приговор, лишь сказал: они мертвы. Незаметно для себя, Тито отчаянно забормотал.
    -Всё это…моя вина. Я должен был быть там, спасти их или умереть вместе со всеми! Мои дети, моя семья… Будь я проклят! Трус! Предатель! Грязь!
    -О, кем бы ты ни был, но точно не предателем, - вдруг раздался чей-то голос. – Страдать должен не ты, а те, на чьих руках эта кровь.
    Вздрогнув от неожиданности, Сорен поднялся на ноги и, словно дикий зверь, застигнутый врасплох, огляделся. Вокруг него никого не было. По-прежнему его окружали сцены смерти его родичей, но никто из этих видений с ним не говорил. Страх затаился в его сердце, вынудив поднять руки для защиты. С ужасом он заметил, что голос был похож на его собственный, но будто искажённый. В нём отчётливо слышались рычащие волчьи нотки, и чувствовалась какая-то сила.
    -Кто ты? Покажись! – рявкнул он, стараясь говорить как можно грознее.
    -Зачем же так грубо? Я всегда был рядом с тобой, ведь я – это ты. Но ты не мог до того меня увидеть, а я был слишком слаб, чтобы показать себя. Но теперь…это время пришло, - продолжал говоривший. - Смотри!
    Пару мгновений спустя Сорен заметил, что сцены вокруг него поблекли и размылись, будто он смотрел сквозь воду. Затем изображения превратились в бесформенную разноцветную массу и принялись стекать вниз, прямо к его ногам. С отвращением Сорен убрал ногу, наблюдая, как мерзкая жижа скапливается в одном месте. К тому моменту, как перед ним образовалась огромная лужа, созданная из его видений, жидкость окрасилась в алый и чёрный цвета.
    Затем чёрно-красная масса забурлила и вознеслась ввысь. Не успел Сорен привыкнуть к столь пугающим и мерзким изменениям, как жидкость в очередной раз начала меняться. Спустя пару мгновений Тито увидел, что она постепенно принимала человеческую форму. Сначала ноги, потом туловище, руки и голова. Поначалу это напоминало работу неумелого гончара: слишком вытянутая, гротескная и неровная. Но, уже спустя какое-то время невидимый творец исправил все недостатки фигуры, придав ей красивый и гармоничный облик.
    Перед Сореном предстал величественный юноша, облачённый в латные доспехи. Тело его по-прежнему состояло из той же ало-чёрной жидкости, принявшей теперь твёрдую форму. Однако, невзирая на это, с его тела по-прежнему капали багровые пятна, образуя вокруг него небольшую красную лужу. Судя по отвратительному запаху, доходящего до него даже сквозь сон, это была человеческая кровь. Завершающим штрихом к портрету неведомого существа стали два широких крыла, раскинувшиеся у него за спиной.
    -Что ты такое? – гневно спросил Сорен, встав в защитную стойку.
    Почему-то один облик этого создания внушал ему неведомую прежде ярость и желание убивать, подпитываемое запахом крови и разложения, исходившего от ужасающей фигуры.
    На губах юноши застыла хищная улыбка.
    -Разве ты не узнаёшь меня, своего единственного друга? А ведь я был с тобой дольше, чем кто бы то ни было на этой проклятой земле.
    -Я не знаю тебя, - ответил Сорен дрогнувшим голосом, услышав, как скрипнули его зубы. – Убирайся!
    -А ты приглядись получше, - последовал ответ. – Присмотрись к своему прошлому.
    Не ведая почему, Сорен всё же решился исполнить волю существа. Он вгляделся в черты его лица. И по мере того, как он рассматривал чужака, он с ужасом осознавал, что узнавал его. Единственные люди, обладавшие на его памяти такой же внешностью - Ноктус и Геориc, его родные дети.
    -Нет! Ложь! Прочь от меня! – прокричал Сорен, закрывая поражённые гневом глаза.
    -Неверно, - ответил ангел, будто прочитав его мысли. – Твои сыновья мертвы. Попробуй ещё раз.
    Лишь в этот момент Сорен понял истину. Вновь открыв глаза, с ужасом боясь увидеть то, чего ожидал, он осознал, на кого же было похоже это существо. Это был он сам, но в молодые годы, когда морщины ещё не покрыли его лицо, а тело дышало юностью и силой.
    -Но…как? – спросил Сорен не то со страхом, не то с интересом.
    -Всё очень просто. Твои эмоции: гнев, ярость, обида – всё это соединилось во мне. Я – это ты. В любом человеке скрыты мои братья, такие же, как я, но их хозяева слишком слабы, чтобы пробудить их хранителей к жизни. Лишь у немногих получилось пробуждать подобных мне. Это произошло и с тобой.
    В этот раз в словах ангела не было никакой насмешки, а скорее теплота и дружелюбие.
    -Но…
    -Тише, - мягко приказал ангел, подойдя вплотную к Сорену.
    Хотя они и были равны по размерам и росту, всё же благодаря огромным крыльям, казалось, что ангел возвышался над ним, подобно прекрасной и холодной статуе.
    -Позволь я развею все твои сомнения. Ты же искал ответы? Я готов их тебе предоставить. Кто я? Я сам не знаю. Может, демон. Может, ангел-хранитель. Ну, а может и просто фантазия в твоей голове. Это не имеет значения. Важно лишь одно: теперь ты призвал меня к жизни, придал мне эту форму, и я готов помогать тебе. Я буду направлять твою ярость в нужное русло, для исполнения великой цели.
    -Цели? – недоверчиво спросил Сорен.
    -Возмездие, - последовал ответ. – Вся твоя семья и все твои родичи мертвы. Ты остался один, а твои земли преданы огню. И что же, ты оставишь этих ублюдков в живых? Взгляни на моё тело. Я состою из крови и страданий тех, кого ты любил. Именно поэтому тебе так больно смотреть на меня. Я понимаю. Но я не враг тебе. Наоборот, я хочу помочь. Дагран тонет в собственной крови, а на его костях беснуются чужаки, предатели и недостойные. Что сделал император, когда его люди горели заживо? Убежал, спасая свою шкуру. Как и его последователи. Даже, если бы ты и остался ему верен, он бы избавился от тебя и отдал бы твои земли одному из своих слуг. Магнус недостоин править этой землёй, а сам он должен гореть на том же костре, что и узкоглазые варвары. Лишь ты можешь спасти Дагран, ведь сама судьба отметила тебя.
    Сорен внимательно прислушивался к нему. Он сам того не замечал, как голос становится всё роднее и роднее. Теперь Тито не чувствовал к нему злобы и страха, а скорее наоборот, считал его единственным другом. Он озвучил все мысли, что царили в его голове с момента бегства в Имперский Город. Ангел говорил правду. И по мере того, как тот делился с ним его же откровениями, Сорен ощущал, как его вновь переполняет гнев, но уже не против этого существа, а против тех, кто был ответственен за гибель десятков и сотен тысяч людей по всему Даграну. Их боль пропитала его, пьянила, словно горький напиток, и давала ему столь нужные силы.
    -Пора пробуждаться, - наконец, заметил ангел, отдаляясь от своего хозяина. – Не волнуйся, это не последняя наша встреча. Помимо того, что я живу в твоей душе, я буду пребывать и в новом клинке, Испепелителе. Я буду пробуждаться во время битвы, как только меч пропитается кровью. Тогда я направлю ярость против твоих врагов, и мы вместе сокрушим их. Помни, ненависть – могучее оружие, но и им нужно научиться правильно обращаться. Я помогу тебе с этим. А теперь…проснись…
    [ GR ]
    Дата: Суббота, 06.04.2019, 12:17 | Сообщение # 88

    Репортер
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1590
    Награды: 2
    Почести: 925
    Где-то в дворцовом районе

    Их доставили во дворец ранним утром. Он мало, что помнил из событий последнего дня. Всё произошло слишком быстро. Несколько мужчин в тёмно-алых одеждах ворвались в обитель и разворотили всё, что попалось под руку. Они были вооружены и угрожали жителям дома смертью, если те не будут слушать их приказов.
    Наконец, вошёл главный среди них. Это был высокий и бледный старик в таких же одеяниях, что и остальные. От своих подчинённых его отличал амулет в виде глаза на груди и посох в руке. Резким голосом велев им остановиться, он что-то говорил хозяевам приюта. Мальчик уже не помнил, что же именно. В тот момент он выглядывал из детской комнаты, сонными глазами всматриваясь в этих людей. Из всех детей он единственный, чьё любопытство победило страх и вынудило его подойти так близко к опасности.
    Затем старик заметил его. Грозно сверкнув глазами, тот торопливо направился к нему. Мальчик сделал пару шагов назад, но в последний момент остановился и с любопытством уставился на взрослого. Тот принялся внимательно изучать его, особенно присматриваясь к лицу. Его удивляло, что в глазах мальчишки почти не было страха. Скорее в нём читалась какая-то отстранённость и холодность. Казалось, лишь любопытство удерживало юнца от того, чтобы равнодушно развернутся и уйти. Это ему понравилось.
    Старик задавал ему вопросы: кем были его родители, где он вырос, где жил, почему оказался здесь и так далее. Мальчик отвечал правдиво, но холодно, ограничиваясь краткими ответами. Больше всего ему хотелось спать, а не стоять посреди ночи и разговаривать с каким-то странным мужчиной. Спустя многие дни он спрашивал себя, почему же его это всё не удивляло. Лишь позднее ему удалось найти ответ из собственных воспоминаний: он знал, что они придут. Мальчик не мог чётко сказать, что это было: чутьё, догадка или просто слепая надежда, но он знал, что рано или поздно его заберут отсюда. Не уверен, а именно знал об этом, будто об очевидном факте. Потому не было никакого удивления, лишь раздражение из-за того, что они тянут время, заставляя его задерживаться здесь.
    В конце концов, старик удовлетворённо хмыкнул, погладив мальчугана по голове, после чего заявил хозяевам богадельни, что забирает сироту с собой. Дальше он вспомнить ничего не мог: всё было как в тумане. Очнулся он уже в каком-то доме, где его вновь уложили в кровать. Мальчик заснул и в этот раз без сновидений.
    И вот теперь они здесь. Двенадцать детей медленно шли по огромным и величественным коридорам Императорского дворца, в восхищении разинув рты и с детским любопытством изучая каждый уголок этого великого места. Только один из них, худенький и невысокий светловолосый четырнадцатилетний мальчишка контролировал свои эмоции. Да, ему тоже не удалось избежать любопытства и благоговейного трепета перед обителью самого могущественного человека Имперского Города. Но во второй раз эмоции были уже не те. Юнец не мог сказать себе, где и когда, но он точно был уверен, что уже видел все эти гигантские помещения, украшенные золотой резьбой и драгоценными камнями.
    Наконец, их привели в императорские покои. Все они очутились перед местоблюстителем или же, как его называли окружавшие их взрослые, Видящим. Следуя команде сопровождающего их, дети слегка склонили маленькие головы перед ним. Сорен Тито, увидев это, улыбнулся, и спустя мгновение велел им выпрямиться и не нагибаться лишний раз. Он о чём-то говорил с бородатым мужчиной в жреческих одеяниях, приглядываясь к каждому из детей, слушая их истории.
    Затем Видящий подошёл к ним, слегка склонившись, чтобы им было удобнее говорить с ним. Обходя каждого, тот спрашивал их имена и задавал парочку вопросов по поводу их прошлой жизни. Вскоре очередь дошла и до него. Что-то заинтересовало Сорена, отчего первые пару мгновений тот не решался ничего спрашивать, просто всматриваясь в лицо мальчугана. Прикоснувшись тёплой рукой к маленькому подбородку, тот слегка поднял голову, внимательно смотря в чистые голубые глаза.
    -Как тебя зовут? – тихо спросил тот.
    -Лион.

    Где-то в арсенале

    Сорен вошёл в одну из тренировочных комнат арсенала. Тем временем там находился лишь один человек, специально приглашённый к нему по этому поводу. Местоблюстителю уже приходилось видеть его, пусть ненадолго и всего один раз. Но этого было достаточно, чтобы как следует запомнить этого человека.
    Лысый юноша стоял к нему спиной, скучающе осматривая полупустые оружейные стойки и тренировочные манекены, расположенные у могучих каменных стен комнаты. Невзирая на то, что с момента последней встречи, прошло уже много месяцев, тот внешне так и не изменился. Всё та же жёлтая рубаха, старые штаны, да сандалии. Казалось, он совершенно не замечал, присутствия в помещении другого человека до того момента, пока Сорен не окликнул его. Однако молодой человек взглянул на него с таким спокойным и равнодушным лицом, что Тито казалось, будто тот уже давно знал о его приходе. А, может, ему было всё равно.
    -Вы хотели видеть меня? – спросил Сандро, ожидая, пока местоблюститель подойдёт к нему.
    -Да, - ответил Сорен. – Я слышал, что ты уже успел избить нескольких из самых сильных моих последователей?
    -Ну да, - ответил юноша, будто говорил о совершенно обыденной вещи. – Они сами нарвались. Я никогда не атакую первым, если только это не приказ.
    -Я не собираюсь обвинять тебя ни в чём… - промолвил Тито, задумчиво осматривая помещение. – Скажи, где ты научился драться?
    -Понемногу отовсюду. Сначала на севере, в землях Фригиев, затем у горцев. А так, везде есть, чему поучится и с кем попрактиковаться.
    -А как тебе удаётся валить всех с одного удара?
    -Всё очень просто, - наставническим голосом промолвил Сандро. – Нужно просто знать уязвимые места и бить по ним как можно быстрее. Лучше всего в голову.
    Сорен помолчал пару мгновений, собираясь с мыслями, а затем произнёс:
    -Я хочу, чтобы ты научил меня всему этому.
    Впервые за всё это время на лице Сандро появилось удивление.
    -А? Зачем?
    -Думаю, этот навык будет ни лишним. Боюсь, у меня не всегда будет возможность пользоваться мечом, а вот руки никуда не денутся. Так ты согласен? Я готов заплатить, не переживай.
    -Не нужно, - ответил Сандро, вновь вернув невозмутимый вид. – Не знаю, конечно, какой из меня учитель. Не приходилось никого учить, а тем более таких важных особ.
    Сорен улыбнулся, принявшись снимать верхнюю одежду.
    -Не против тогда, если мы проведём небольшой тренировочный поединок перед тем, как приступить к занятиям?
    Юноша кивнул, в свою очередь последовавший примеру Сорена. Спустя несколько минут они стояли друг напротив друга в том месте, где слуги незадолго до этого по приказу местоблюстителя обложили пол шкурами животных, чтобы смягчать падения. Почему-то Тито был уверен, что парень согласится.
    -Начинайте, – спокойно промолвил Сандро, даже не вставая в боевую стойку.
    Ему не надо было говорить дважды. Улыбнувшись, Сорен ринулся на соперника, пытаясь попасть по челюсти. Но в самый последний момент на том месте, где должно было находиться его лицо, было уже пусто, и кулак замер в воздухе. Оглядевшись по сторонам, Сорен заметил, что парень уже находился сбоку от него и терпеливо ожидал следующего выпада.
    Драка продолжилась. Сорен двигался как можно быстрее, но каждый раз юноша неизменно ускользал от него, подобно змее, в последний момент спокойно избегая любых ударов. Сам же он не спешил атаковать. В местоблюстителе пробудился гнев от стольких неудач. Зарычав, он стал прикладывать больше сил, норовя хоть один раз достать мелкого, но прыткого парня. Один раз ему это даже удалось.
    Сорен почти ударил тому в грудь, но в последний момент Сандро удалось перехватить его руку и крепко сжать. Местоблюститель изо всех сил дёрнул рукой, утягивая Сандро за собой, и приготовил свободную руку для нового удара. Однако парень не стал в этот раз просто ожидать и сам перешёл в атаку. Сжав покрепче руку Сорена, тот сделал подножку, а затем отпустил местоблюстителя, позволив тому свалиться на землю. Как ни странно, Сорен боли не чувствовал, а лишь одну злобу и желание достать прыткого противника. Торопливо поднявшись на ноги, тот вновь ринулся в бой.
    Поединок продолжался ещё несколько минут. По ходу боя местоблюститель удивлялся, почему тот не пытался ударить его, а ограничивался лишь захватами. В этот же момент Сорен вновь попытался со всей силы нанести удар по лицу, но Сандро, как и прежде, свободно уклонился от удара. Тито обернулся, намериваясь продолжить наступление, но с опаской заметил, как ему в лицо нёсся кулак Сандро. Сорен успел мысленно приготовиться к сильнейшей боли, но с удивлением заметил, что кулак юноши остановился в считанных сантиметрах от его головы.
    Пару мгновений они просто стояли друг на друга. Сердце забилось чаще от недавней нагрузки, грудь быстро поднималась и опускалась, пытаясь восстановить дыхание, а по лбу стекал холодный пот. С Сандро было примерно то же самое, но, судя по тому, что тому достаточно быстро удалось восстановиться после поединка, тот устал гораздо меньше. Наконец, парень разжал кулак и протянул расслабленную ладонь для рукопожатия. Сорен ответил взаимностью.
    -Неплохо, - наконец, промолвил юноша. – У вас сильные удары, так что, если бы вам удалось добраться до меня, я бы уже лежал, - он улыбнулся. - Но не хватает скорости. Один удар может легко закончить поединок, так что вопрос лишь в том, кто первым нанесёт его. А так, немного практики, и будет что надо.
    -Спасибо, - сказал Сорен, чувствуя прилив тепла в душе.
    В последние дни после того самого сна с ангелом он чувствовал невероятную злобу и страх. Но, как ни странно, полностью поддавшись гневу во время боя, он полностью избавился от него, по крайней мере, на время. Теперь же он ощущал покой и спокойствие, оттого, что, как говорится в народе, выпустил пар.
    -Так ты согласен обучать меня этому?
    -Я же уже сказал, что да, - ответил Сандро, приближаясь к одному из манекенов. – Желаете отдохнуть или…
    -Начнём сейчас, - сказал Сорен, решительно взглянув в глаза юноши.

    Приказы и траты:

    1) Обучить один из будущих отрядов пехоты навыку "Проповедник" - 500 золотых
    2) Попросить Хеймара, если будущая охота на Сумрака будет успешной, оставить контрабандиста Сорену, если тот ему будет не нужен
    3) Отправить послание Сумраку с предложением личной встречи и заверением, что необходимая сумма собрана
    4) В случае согласия Сумрака дать знать об этом Хеймару и как можно скорее начать операцию по поимке контрабандиста
    5) Продолжить раскапывать подземный проход в Лунную Цитадель
    6) Приставить к воспитанникам Сорена учителей и наставников. Четверых из них обучать воинскому делу, четверых управлению, и оставшимся четырём дать духовное образование на основе догматов и верований Секты
    7) Продолжить поиск обучаемых сектантов для создания отрядов улучшенного ополчения
    8) Обследовать храмы Имперского Города, оставшиеся без жрецов и конфисковать всё хоть сколько-то ценное
    9) Приставить к жрецам и проповедникам писцов, которые должны провести хотя бы примерную перепись состав сектантов и выявить более-менее их точное количество
    10) Реформировать организацию и иерархию Секты Видящего (как в пункте "Организация" в анкете). Разделить сектантов на тысячи, сотни и десятки, приставив командовать ими наиболее способных и авторитетных среди самих сектантов воинов и жрецов в соответствии с расписанной иерархией.
    11) Провозгласить Маэса Шаммуса и Пророка - великими апостолами, а Тевторикса и Фариса - воителями. Всех четырёх ввести в Синод
    12) Доверить Маэсу Шаммусу финансовые и административные вопросы Секты
    13) В проповедях делать особый упор на единство и сплочённость всех сектантов перед лицом врага и на необходимость дисциплины среди избранников Видящего, ведь только став одной могучей армией можно победить неверных. В этом должен содействовать Пророк
    14) Исходя из военного опыта Тито, Сореном написать базовые боевые команды и построения, приправив их религиозными высказываниями и молитвами. Записи эти переписать и выдать новым офицерам сектантов для тренировок их подчинённых
    15) Остаток средств (2700 золотых) отложить до следующего хода

    Письма:

    Лорду Публусу Маорию:

    Цитата
    Я вас категорически приветствую. Признаться, я удивлён вашим ответом, ведь моё воззвание большинством лордов осталось без ответа. Хорошо, что в Дагране ещё остались вежливые люди.
    Да, ваши вопросы и сомнения оправданы. Но я всё же попытаюсь их развеять, объяснив, что к чему. Чего я хочу? Того же, что и вы. Спасения Даграна. И ещё возмездия и справедливости. Отчего же у меня такие чувства? Я был один из первых, кто принял на себя удар тяньвэйцев. Однако помощи от императора я не получил, как и мои соседи. Из-за этого мой дом был уничтожен, а всю мою семью вырезали до последнего человека. Примерно в это же время Магнус Быстроногий трусливо бежал из столицы. После этого мне стало понятно, что трус на троне недостоин править нами, ведь он ведёт нашу империю в пропасть, под чужеземное ярмо. Я лишь хочу спасти Дагран от врагов и трусов, а затем изменить его, сделать сильнее, чем он был прежде.
    И я не один. Как вы, наверное, слышали, Мада поддержали меня. Их лорд погиб по вине Магнуса, бросившего его во время атаки на Салинор. Для «императора» честолюбие и жадность оказались сильнее, чем жизнь своего же вассала. Тем более, эта жертва всё равно оказалась напрасной. Будучи гениальным стратегом, Магнус потерял Салинор спустя считанные месяцы после захвата и теперь делает то, что умеет лучше всего. Прячется. Мне понятны чувства Мада и я поддерживаю их в стремлении отомстить за кровь своего лорда. Печально только, что люди открывают глаза только после гибели своей семьи…
    И вы назвали моих людей отбросами. Отчасти вы правы. Но не все ли мы когда-то произошли от тех же самых отбросов? И я всё же предпочту остаться с «отбросами», чем с лицемерными и трусливыми шавками Магнуса. Они верят в меня и готовы идти до конца, ничего не требуя взамен и пожертвовать своими жизнями ради общей цели. Разве ваши горцы не такие же? Как бы то ни было, будущее именно за этими людьми, ведь они сражаются за веру и за свою землю, а не за денежные мешки в императорских сокровищницах.
    По поводу того, что мои войска не сражались с тяньвэйцами – тоже не правда. Если бы не эти храбрые люди, сражающиеся под моим началом, над Имперским Городом развевалось бы нефритовое знамя. Я лишь спасал столицу от врага и сделал это.
    Я понимаю, что мне вряд ли удастся переубедить вас – слишком уж сильно влияние Магнуса и Цейсиев. Но всё же, надеюсь, что хотя бы заставил вас задуматься. И да, перед тем, как закончить, дам вам небольшой совет. Не верьте Магнусу – он лишь использует вас, чтобы заткнуть пару дыр в своей кампании, а потом выбросит, как он и поступил с Мада. Жизни вассалов для него – ничто. Сама империя вот-вот падёт, так что на вашем месте я бы подумал о будущем. Это время – прекрасный шанс заявить о себе, стать чем-то большим, чем просто лордом. Вы заслуживаете этого.
    Местоблюститель Престола Даграна, Сорен Тито


    Карин Мада:

    Цитата
    Приветствую вас. В первую очередь, я хочу выразить сочувствие по поводу смерти вашего супруга. Он был великим воином. Я понимаю вашу боль, ведь пережил то же самое: вся моя семья мертва, как мне известно. Да, вы правы, их жизни должны быть отмщены. Я заявляю, что готов сражаться вместе с домом Мада плечом к плечу до тех пор, пока мы не победим или не погибнем, забрав с собой как можно больше тяньвэйцев и имперских шавок.
    К сожалению, прямо сейчас я заперт в Имперском Городе, но это временно. Вскоре Лунная Цитадель падёт, и я смогу вывести свои войска на большую землю. При первой же возможности я соединюсь с вами.
    Удачи в бою, и да благословят вас боги


    Послание ко всем лордам Даграна:

    Цитата
    Лорды Империи! Пишу вам второе обращение, поскольку первое в основном осталось без ответа. В этом письме я хочу изложить мои цели в качестве нового местоблюстителя Даграна и объяснить, почему я так поступил. В первую очередь, я стремлюсь к тому, чтобы изгнать чужеземцев с нашей земли и отомстить им за каждую пролитую ими каплю крови. Это важнейшая наша задача, с этим никто не спорит. И я верю, что, объединившись, мы сможем сделать это.
    Однако другим важным делом будет устранение причин, по которым это вторжение вообще произошло. Как вы все знаете, атака тяньвэйцев была неожиданной, хотя Магнус Быстроногий получал все возможные намёки на присутствие чужаков в наших водах. Вскоре после этого многие прибрежные дома просто-напросто оказались сметены массированным наступлением врага. Почему же так получилось, что лорды по отдельности ничего не могли сделать?
    Дело в чрезмерной концентрации власти в руках императора и в отсутствии у лордов необходимых ресурсов для защиты своих земель. Да, не спорю, доступных лордам сил хватает для борьбы с соседями, но этого совершенно не достаточно для полномасштабной войны. Что делать среднему лорду, когда потолок его сил – десять тысяч солдат, большая часть из которых составляет ополчение? Только ждать помощи Секстума, приход которого зависит только от милости императора. Да и сами легионы были разгромлены уже в первые месяцы войны, так что теперь они точно никому уже помочь не смогут. Ещё он может объединиться с другими лордами, и это было бы хорошим решением, если бы все лорды были бы в хороших отношениях друг с другом, но это не так. Порой для нас ближайший сосед является куда более опасным врагом, чем чужеземный завоеватель. Но что, если бы у каждого лорда было столь власти и ресурсов, что он смог бы в одиночку защищать свой дом? В таком случае, враг был бы остановлен ещё на побережье, а вскоре и сброшен в море, поскольку в честном бою, как показала практика, наши солдаты побеждают тяньвэйцев. Дело именно в чрезмерной централизации и нехватке сил у самих лордов, которые не могу ни защитить себя, ни рассчитывать на помощь со стороны императора, который больше озабочен спасением собственной шкуры, чем обороной Империи.
    Если удастся разбить и изгнать врага и навести порядок в Дагране, я клянусь, что при наличии вашей поддержки, всеми силами способствую проведению реформ. В первую очередь необходимо:
    1) вернуть лордам верховное право на сбор налогов в своих землях
    2) расширить список полномочий лордов и дать этому титулу больше автономности от Имперского Города
    3) избрать нового императора, который покажет себя более достойным, чем Магнус, и поймёт правильность вышеназванных преобразований
    Разумеется, это далеко не весь список того, что можно сделать, а лишь наброски к этому проекту. Конечно, всё это будет возможно только при вашей поддержке. Сам этот вопрос должен быть рассмотрен на будущем совете лордов после окончания войны. Моё же дело оставить этот вопрос на повестке дня и дать примерную картину того, что я хотел бы сделать на посту местоблюстителя.
    Местоблюститель Престола Даграна, Сорен Тито



    Сообщение отредактировал Мануил - Вторник, 09.04.2019, 22:10
    [ GR ]
    Дата: Понедельник, 29.04.2019, 15:48 | Сообщение # 89

    Импер. генерал
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1044
    Почести: 533
    Ход дома Маорий
    Не наступай на меня

    Священная гора Милгрид
    Лорд Публус подбросил в костер еще одно полено и продолжил завороженно смотреть за тем, как огонь пожирает кусок сосны.
    - Хорошее дерево, - заметил сидящий рядом Джан. – в горах за него были бы готовы отдать целое состояние.
    Лорд Маорий пропустил это замечание мимо ушей, продолжая смотреть на огонь. Кто-то откашлялся и наконец, правитель Фекстуса перевел взгляд на присутствовавших.
    В небольшой хижине, которую прежде занимали старцы, разместились почти все его приближенные и горцы – всего восемь мужчин. Барон Карэнделл, как обычно, остался управлять своими домовыми владениями, а Сыма прямо сейчас, верно, распекает кого-то из своих представителей в Тор-Лирмане, но остальной двор тут как тут.
    - Итак, я могу начинать? – спросил Публус. Ответом стал тихий гул одобрения.
    - Хорошо. В общем, ситуация такова: я получил письмо от Императора Даграна…
    - Императора без столицы, - сказал Лард. По хижине прошелся тихий смешок.
    - Да, именно этого императора, - продолжил правитель. – он обложен нефритами в Гадруке. И просит помощи горцев. Нашей помощи.
    В крохотной комнате повисла тишина – впервые с начала собрания Публус смог услышать звуки бури, через которую еще десять минут тому назад он и приближенные пробирались сюда.
    - Гадрук – наша столица, лорд Маорий, - произнес Лард. – и она должна оставаться таковой.
    Публус услышал согласие людей в хижине. С места вскочил Истар Курганник и показал эфес своего меча.
    - По первому же приказу, я готов рубить во славу Гадрука. Только прикажи!
    Публус жестом посадил Истара и прочистил горло.
    - Я не желаю, чтобы вы сложили головы в бессмысленной борьбе с имперцами. Не забывайте, что наш общий дом – Империум Даграна, который мы каждый раз, когда на трон восходит новый император, клянемся защищать до последней капли крови. Но мы имеем право просить у императора справедливости. Тем более, когда в борьбе с силами трикстера наша воля и воля Магнуса Ридденгарда совпала.
    Руна кивнула; в ее глазах вспыхнул огонек понимания.
    - Мы выдвинемся к Гадруку и станем под ним лагерем – все девять тысяч горцев. Так мы покажем, что мы будем верны нашему обещанию. В город же войдем мы – я, Дева Битвы и третий, кого общество горцев посчитает достойным.
    Далее, правитель Фекстуса раздавал распоряжения и просьбы – которые, как и распоряжения, будут исполнены. Выходим завтра наутро. Да, обоз придется бросить. Нет, с собой лорд Маорий повезет деньги – нужно же как-то питаться воинам в этом пути. Да, немедленно зачитать приказ о недопустимости грабежей горных селений – не стоит рубить под собой сук.
    Наконец, все решения были приняты, слова сказаны, а мысли услышаны. Придроврные начали покидать хижину один за одним, оставляя лорда Публуса для молитвы богам за успех мероприятия. Хотел уйти и Джан, но его окликнули:
    - Джан Ледяной Клинок, прошу тебя остаться для молитвы.
    Горец вздохнул и вновь уселся на шкуру сумеречного кота. Лорд Публус подождал, пока Истар Курганник закроет маленькую ободранную дверь и звуки его шагов скроет ветер и мигом спросил:
    - Ты ведь понимаешь, что я тебя попрошу не ехать со мной – даже если горцы силой попытаются тебя послать к Магнусу?
    Горский клансчиф кивнул.
    - Это ведь классика, - сказал Джан. – войско вассала является на вызов императора. Император принимает вассала и садит его в темницу, после чего разбивает обезглавленное войско строптивца.
    - Да, - кивнул лорд Публус. – и чтобы этого не произошло, мне понадобится друг во главе горской армии. При тебе останется Истар Курганник – он хорошо умеет убивать в неистовстве. Надеюсь, что этого не понадобится. В конце-концов, Ридденгард нуждается в нас, а не мы в нем.
    - Скорее уж, в десяти тысячах воинов, чем именно в тебе, лорд Маорий, - заметил горец. Публус на это лишь хмыкнул.
    Гадрук. Три месяца спустя
    Лорд Маорий, Руна и еще один из клансчифов подошли к стенам все еще величественного города. Ворота были открыты и украшены зелеными лентами. Лорд Публус, входя в город, снял одну из лент и поцепил ее на свой дуплет. Внутри их встретили несколько служащих Импера Легионис и под их охраной троица двинулась к цитадели.
    По пути лорду Публусу встречались солдаты. Чаще всего попадались воины дома Фригий, но изредка можно было увидеть солдат с символикой Ридденгардов или их немногочисленных союзников. Горожан же на улицах было не столь много и по их одеждах можно было определить, что осада долины уже наложила определенную печать на их благосостояние.
    Перед входом в цитадель, у всех кроме лорда Маория отобрали мечи и допустили в зал. В зале на высоком дубовом кресле восседал Император без короны. Меч он держал в левой руке, его лезвие скрывали хорошие кожаные ножны.
    “Значит, желает слушать” сообразил лорд Публус и низко склонил голову – на дюйм или два ниже, чем того требовал обычай от носителя фамилии.
    - Государь, повели мне говорить от имени народа гор, - склонил лорд голову. – люди гор шлют письмо почтения своему защитнику, императору Магнусу – да будет твое правление вечным!
    Горец вытащил из своей сумки свернутый свиток пергамента и подал его Публусу. И именно из рук лорда Фекстуса Император взял свиток. На нем отцом Лето были выцарапаны на общедагранском прошения, до того выстраданные на собрании клансчифов:
    Цитата
    Императору Даграна, Магнусу Риденгарду

    Мы, вожди кланов, великих и малых, заботясь о процветании края и его свободе от захватчиков, просим у Его Величества признания и справедливости.
    В прошлые времена, в горах существовало суверенное государство горцев, а город Гадрук, в котором сейчас Его Величество разместил свою ставку, был центром нашей страны. В нем клансчифы съезжались для вершения суда и для торговли. В один момент, горцы потеряли свою столицу по воле Улириха. Заступившие его наместники в насмешку над горскими кланами назвали город Сожженным и изгнали народ гор с его улиц.
    Во времена после Улириха находится горцу на улицах города было запрещено. Горские предания хранят молву о том, что во времена местоблюстителя Нелазара Кария наших предков наместники гоняли с собаками. В иные времена, когда горцам позволялось входить в город, власти повелевали не ночевать в нем каждому, кто носит тартан.
    Поэтому, мы, клансчифы 27 кланов, Ваш призыв верного народа горцев восприняли с готовностью и идем на помощь императору Магнусу. Однако, мы имеем к тебе просьбу, властитель Даграна.
    1) Мы просим открыть врата Гадрука и впустить нас внутрь.
    2) Пускай наместник Императора уйдет, и Император в милости своей дарует этот надел тому, кто достоин вести дела между горцами и Империей Даграна.
    3) Гадрук находится в долине, а долина – в горах. И Гадрук не может существовать без долины. Мы просим для себя также земель уделов Доварит и Лигус.
    Просим Его Величество дать нам шанс и показать свою лояльность к Империи.
    Нижеподписавшиеся,
    Руна Расколотый Щит, вождь клана Расколотый Щит, Дева битвы
    Джан Ледяной Кинжал, вождь клана Ледяной Кинжал
    Агро Кожанный Щит, вождь клана Кожанный Щит
    Кар Медный Топор, вождь клана Медный Топор

    Истар Курганник, вождь клана Призрачной Длани

    Писано сего года, 3 декабря на Священной горе Милгрид и освящено старейшинами

    Цитата
    Распоряжения и траты:
    1) Повелеть солдатам свиты и горцам взять с собой запас продовольствия на несколько дней, заготовить котлы на каждые семь человек. С собой брать муку, вяленное мясо, сухари. На это выделить 500 монет, заказы разместить во всех кузницах Фекстустона и окрестных землях, из расчета готовности заказов в течении суток.
    2) Сформировать обоз для войска под охраной когорты Ортиза.
    3) Всю готовую к выдвижению свиту и горцев по подготовке котлов и запасов продовольствия под руководством лорда Маория, Руны и Джана незамедлительно отправить к Гадруку.
    - с собой лорд Публус берет всю казну для покупки в горных селениях продовольствия и отпускает деньги клансчифам и Ларду Фиртусу по мере необходимости
    4) После сформирования, обоз под охраной когорты Ортиза отбывает к Гадруку. Обоз максимально нагрузить продовольствием и элем для защитников.
    5) По прибытию, армия размещается под стенами города и ждет положительного ответа Императора. В случае принятия прошения – войско входит в город и отныне оказывает помощь императору. В противном случае, горцы отходят в сторону. В случае убийства лорда Публуса или Руны Расколотый Щит во время переговоров – отходят в горы и начинают вылазки против Императора.


    Цитата
    Местоблюстителю Имперского Города Сорену Тито

    Приветствую Вас, правитель Имперского Города в этот тяжелый час. Признаться честно, пускай я не могу поддержать Ваши идеи, мне все же приятно писать Вам. Надеюсь, что Скучный Джан сможет доставить это письмо по назначению.
    Я понял, что Вы желаете предложить Даграну. Однако, я не могу согласиться с тем, что сегодня – лучший час для того, чтобы забыть о том, что нас всех объединяет. Наоборот, в это тяжелое время мы, лорды Даграна, должны вместе бороться с силами Тьмы, пытающимися покрыть наши земли. Горцы для этого вложили в мою руку и руку Девы битвы оружие – и мы не имеем права отвлекаться от высокой цели, пока хотя бы один воин темного племени трикстеров топчет наши земли.
    Я согласен с Вами, что за людьми, борющимися за свою землю – будущее. Однако, разве не пришел час, когда каждый из нас борется за свои земли? Войска нефритов сейчас грозят не нашим привилегиям или свободам, а самому существованию нашего мира. Они подтачивают нашу Империю снаружи…
    Но червь сомнения подтачивает ее внутри. Ваши проповедники ходят по землях Империи, проповедуя скорый конец мира, который мы знаем. Но что же будет за этим? И будет ли для нас всех, чьи предки были щедро одарены Дирцином, место после падения Империи? Не заменят ли лордов пророки и Пророки? Не заменит ли первосвященник Видящего самого Видящего? Не подрезали ли мы сами сук, на котором пытались сидеть?
    Искренне надеюсь на встречу вне поля боя
    Лорд Публус Маорий
    Милостью Эматы, правитель Фекстуса и Тир-Лирмана

    [ UA ]
    Дата: Понедельник, 29.04.2019, 15:48 | Сообщение # 90

    Полковник
    загрузка наград ...

    Сообщений: 2844
    Почести: 234
    Ход Дома Дарракарион

    Где-то

      Эйетрокс шел через клубящийся туман. Последним, что он помнил, были надвигающиеся на него волны тяньвэйских солдат, поразить которых сил, щедро растраченных Дэзом до того, у его тела уже не хватало. А потом — тьма.
      — Эйетрокс, иди сюда! — послышался откуда-то знакомый голос.
      Обернувшись по сторонам, драконид не заметил ничего, но, снова посмотрев вперед, заметил прямо перед собой знакомую дымчатую фигуру, сидящую в одном из двух простеньких по виду кресел.
      — Не обращай внимания, тут так всегда. Присаживайся, — махнул ему рукой Дэз.
      Эйетрокс поспешил воспользоваться приглашением.
      — Нас схватили, потому я, на всякий случай, затянул нас к себе домой. Твое тело сейчас пустое, я оставил наготове только самые базовые вещи, вроде способности с презрением пялится на пленителей и злобно хохотать.
      — Очень предусмотрительно с твоей стороны, — улыбнулся было брату Эйетрокс, но, его веселье быстро пропало, — Мы ведь проиграли, да?
      — К сожалению, друг мой. Моя вина. Наверно, мне не следовало вкладывать в каждый удар столько сил.
      Драконид отмахнулся от демона.
      — Брось. Тогда бы нас схватили до того, как ты успел бы стольких сокрушить. По-моему, получилось очень даже неплохо.
      — Ты думаешь? — все еще виновато сказал Дэз.
      — Конечно! Ты же косил их, как траву. А тот офицер нефритов...
      — О да, отличным был бойцом. Наверное, сильнейшим из всех, что нам попадались. Хотя, думаю, ты бы его и сам одолел.
      — Не в таком усталом состоянии. И не разоружив его голыми руками и переломав об колено. Даже не знал, что ты настолько силен в рукопашном бое.
      — Немного сильнее тебя, как обычно. Эх, будет, что вспомнить потому... — в голосе демона послышались нотки мечтательности, которые будто бы оборвали что-то в душе Эйетрокса.
      — Это же другая сторона, да? — спросил он.
      Дэз сделал жест, при его бестелесности и непостоянстве формы наиболее близко похожий на пожимание плечами.
      — Не знаю, но, думаю, что нет. Отсюда еще можно вернуться наружу, если что-то улучшится. Да и не одни мы тут, — он указал пальцем куда-то вправо.
      Направив взгляд в том направлении, Эйетрокс увидел две неясные фигуры, низкую и высокую. Деталей было не разглядеть, разве что, за спиной у обеих были крылья, и если от первой исходило что-то вроде золотого свечения, то вторая напоминала мрачную тень.
      — Да, тут иногда встречаются другие. Я низкого даже не в первый раз вижу. Ошивается тут иногда по ночам. Ничего особого.
      — Получается, мы тут с тобой не одиноки.
      — Мы с тобой никогда и не были одиноки, брат. Ни тогда, ни сейчас.
      — Жаль только, что все так закончилось, — грустно заметил Эйетрокс.
      Темный контур, бывший Дэзом, немного сник.
      — Да... Но, ничего. Твою Родину мы, скорее всего, не увидим, зато сможем проверить, что творится в тех краях, откуда я, скорее всего, пришел. Как тебе такая идея?
      Эйетрокс улыбнулся.
      — Идея отличная. Значит, отправимся выяснять, что там в Высших Мирах вместе, — сказал драконид.
      — Как всегда, — подтвердил демон.




    Светлый Дол, Дворец Наместницы

      Альматея посмотрела в окно. Весь небосвод был затянут дымом, и нельзя было сказать, день сейчас или ночь. И только багровое зарево пожарищ освещало город. Шум сражений не доносился до ее покоев, но, она могла представить, что творилось там, внизу.
      "Мы хотя бы попытались", промелькнуло у нее в голове, но, слова эти принесли мало утешения. Ее тонкие пальцы потянулись к двум медальонам на груди. Бережно сжав их в ладони, она обратила к ним свой взор.
      Украшавшие лицевые стороны гербы Дарракарионов и Сильвирионов, как будто бы в качестве злой насмешки, смотрели прямо друг на друга. Мгновение поколебавшись, она открыла медальон, на котором красовался рубиновый дракон, и достав из под крышечки маленький кристалл, внешне напоминавший безобидный осколок дымчатого кварца или хрусталя.
      "С тем же успехом, я могла сделать это и год назад", подумала она, поднося кристалл к губам. Выдохнув, она быстро проглотила его. Рот наполнила неприятная горечь, но это уже мало волновало ее.
      Она отошла от окна, и села в заранее заготовленное кресло, и облокотилась на спинку. Почему-то ей не хотелось напоследок падать и биться обо что-то.
      — Я иду... — только и произнесла она, вглядываясь в небо на юго-западе, пока тьма не поглотила все.

      Шейела откинулась на бортик купальни и перевела дух и обвела взглядом все еще резвящихся в теплой воде подруг. Она бы и подумать не могла, что закончит свою жизнь так. Хотя, ей в голову и не приходило, что умрет на всего в девятнадцать лет. Но, умереть от старости им уж точно не позволит враг, а умереть в бою — отсутствие умение сражаться. А тратить медленнодействующий яд, который бы гарантировал, что в плену они долго не пробудут, на неумех никто бы не стал.
      Потому, все, что им оставалось — это покорно ждать подходящего момента для смерти. А потому, почему бы и не встретить смерть так, компенсировав себе хотя бы недополученных за столь короткую жизнь удовольствий?
      Со змеиной грацией, она перевернулась в воде и оперлась руками на край бассейна. Прямо на мозаичном полу рядом с ней протянулись несколько белых дорожек всех мыслимых сортов эритроксила, неизвестно как не смытые то и дело поднимавшимися волнами. Шейела потянулась к одной из них, но быстро одернула руку. Пробовала она его сегодня впервые, да и употребила, судя по чувствам, переполняющим все ее тело, и уж чересчур кружащейся голове явно больше, чем следовало. А последнее, чего она сейчас хотела — отключится от передозировки.
      За ее спиной все еще слышалась знакомая песня без слов, перемещающаяся хихиканьем и смехом. Видимо, только она одна заметила, что вода уже начала остывать, а потому, настало время все заканчивать. Ее рука взяла специально заготовленный для этого кинжал.
      — Тебе помочь? — послышался сзади вопрос, сопровождаемый нежным прикосновение к плечу.
      Шейела обернулась и посмотрела на драконидку, по грудь стоящую в воде. Ко своему стыду, она даже не вспомнила имени спросившей ее. Или они тут встретились впервые? Неважно... Шейела отрицательно помотала головой.
      — Я сама.
      Ее случайная подруга только кивнула и поплыла дальше.
      Внезапно, напев оборвался. Одна из исполнявших его драконидок уверенным руки движением перерезала себе горло. Шейела на мгновение замерла, но, неприятный железистый запах и расползающееся по воде кровавое пятно вывели ее из оцепенения.
      Она погрузилась во все еще теплую воду по горло и несколько раз провела острым лезвием по предплечью. Как ни странно, боли не было. Но, это и к лучшему. Запрокинув голову, она стала разглядывать фрески на потолке, пока сил держать глаза открытыми более не осталось.

      Алисса отразила удар мечом в левой руке, одновременно распарывая горло противника клинком в правой. С таким остервенением она не сражалась с шестнадцати лет. В первый день после прибытия подкреплений ей казалось, что противника еще можно будет остановить. Но сейчас, она дралась без какой либо надежды на победу. Ей двигала только ненависть.
      Жалела она только об одном, о том, что здравый смысл не позволил ей встать плечем к плечу с мужем при обороне Клык-Крепости. Но, этот шанс она упустила, а потому сейчас вымещала злобу на подвернувшихся ей под руку чужеземцах.
      Бой давно выродился в свалку, но Алиссе это было только на руку. Вооруженная и защищенная доспехами, в таком сражении она на голову превосходила врагов не только ростом. Вот снова она парировала удар солдата Нефритовой Империи и, в ответ, одним ударом практически разрубила его от плеча до груди. Но, когда она попыталась вынуть меч из раны, тот не подался, видимо, застряв в костях. Забыв об осторожности, она схватилась за рукоять обеими руками и начала тянуть, как вдруг удар и острая боль отбросили ее куда-то вперед.
      Упав на одно колено и все еще сжимая застрявший в трупе врага клинок, Алисса попыталась подняться, но ее усилие вызвало только кровавый кашель. Кажется, враг все таки нашел брешь в ее защите.
      — Только и можете, что брать числом и бить со спины, — беззвучно прошипела она погибая.

      Матара еще раз посмотрела на детей. Алисанна тихо лежала, крепко обхватив младшего братика за голову. Лицо Вермитора выражало полное спокойствие. Казалось, что дети только спали, но наполовину пустая чаша с раствором опиума не оставляла на это шансов. Они даже не поняли, что умерли.
      Драконидка подошла к кроватке и присела рядом с ними. Она не могла понять, что чувствует сейчас, и никто бы не сказал, какая буря эмоций бушует внутри глядя на ее спокойное лицо. Боль из-за потери детей смешивалась с радостью того, что они появились в ее жизни и ненавистью к тем, кто у нее их отобрал. Тяжело вздохнув, она высоко подняла чашу со смертоносным напитком. В воздухе ощущался стойкий запах гари, свидетельствующий о близости конца.
      — Горите в аду, проклятые твари! — пожелала она чужеземцам и, в последний раз обняв детей, тихо уснула. Навсегда.

      Флейена отошла от тела Архонта. Она не чувствовала вины за его смерть, тем более, он сам этого попросил. Но другая мысль отравляла ее рассудок. Неужели Пантеон покинул ее? Или, Богинь никогда и не было рядом?
      "От них не ждут помощи, в них верят", вспомнились ей слова ее матери. Да, она должна оставаться преданной до конца, не позволяя сомнениям подточить ее веру.
      Подойдя к столику, она развернула промасленную ткань и взяла в руки заранее приготовленный меч.
      Его она хранила при себе уже долгие годы. Один его вид причинял ей боль, но избавится от него она не могла, хотя и несколько раз пыталась. Но, все это было тщетно. Ножны она велела сжечь в одном из припадков ярости, но слегка изогнутый меч из отличной стали, который она когда-то сама заказала в подарок, так и оставался при ней. Возможно, сохранила она его именно для этого момента.
      Проведя пальцем по лезвию, она улыбнулась глядя на то, как по клинку стекла красная капля. Несмотря на следы ржавчины, меч все еще был острым, словно все еще не угомонился и жаждал крови все эти годы.
      — Вот ножны для тебя.
      Она, расстегнув платье и, взявшись двумя руками за клинок, приставила острие к груди чуть ниже ребер
      — Там отдыхай и дай мне умереть! — сказала она, и, одним резким движением пронзив свое сердце, вместе с мечом обрела покой.




    Окрестности Рейенина, лагерь армии лорда Вейерона Дарракариона

      Вейерон с интересом наблюдал за картиной, разворачивающейся у подножия холма.
      Два длинных эбеново-черных клинка, казалось, вили кружево из дуг и прямых линий. Слегка изогнутые мечи в руках защищающегося пленного порхали с куда меньшим изяществом, но, все же, успевали перехватывать быстрые смертоносные удары и сами сплетались в смертоносные комбинации. Захваченный тяньвэец явно был достойным бойцом, и сохранял ледяное спокойствие не смотря на то, что бился за свою жизнь в окружении своих врагов. Противостоящий же ему драконид был полной его противоположностью, яростно атакуя врага с усмешкой на губах и огнем в глазах. Казалось, лесной пожар натолкнулся на ледяной массив, и только Высшие Силы могли бы угадать, кто победит в этом бою.
      Ответ пришел довольно скоро. Кончик черного клинка прочертил на голом торсе тяньвэйца красную линию. Царапина отвлекла его. Всего на одно мгновение. В обычном бою, меч его противника даже не потревожил бы его, отраженный любыми доспехами. И даже если бы он на миг потерял концентрацию, ему бы ничего не стоило оценить незначительный ущерб и сражаться с новой силой. Но не сейчас.
      Вейерон, опытный фехтовальщик, ели-ели смог рассмотреть молниеносные движения сражавшегося внизу драконида. Вот его клинок мимолетно разрезает кожу и жилы на левом предплечье воина Тяньвэя. Вот он наносит небрежный удар по пальцам противника, все еще крепко сжимающим рукоять меча. Вот одним быстрым ударом он отправляет кисть тяньвэйца в полет. Вот его меч вгрызается в плече противника, почти отрубая ему руку, и так же легко покидает страшную рану. Вот двумя черными молниями он крест-накрест вспарывает живот несчастного. И, наконце, голова воина Нефритовой Империи со все еще застывшей на ней гримасой боли отправляется в полет над полем боя.
      Драконид возносит руки к небесам, знаменуя свою победу.
      — Антикис! Антикис! — послышались одобрительные возгласы других драконидов.
      Глупая забава, но Вейерон понимал, зачем его помощник это затеял. Слишком хорошо понимал.
      Второй ребенок второй дочери главы Дома Карион. Второй Меч Дома Карион. Третий лучший боец в семье Вейерона и второй лучший его ученик. Антикис был хорош во всем. Но никогда не был лучшим ни в чем. И кто, как не второй сын Архонта и второй самый молодой из стратигов в Дарракарии мог бы лучше его понять?
      Но сейчас, он будто бы преобразился. Он доказывал свое превосходство каждый миг этой военной кампании. Сейчас он был первым почти во всем.
      И Вейерон был рад его успехам, даже таким глупым и ненужным, как эта победа над пленником. Почему-то ему хотелось, чтобы Антикис стал лучшим. И стал не потому, что все те, кто его опережал, сошли с дистанции, нет. Ему хотелось, чтобы старание и терпение молодого драконида были бы вознаграждены. Чтобы, когда они, наконец, вернулись домой, Антикиса чевствовали как великого воина и героя этой войны. Чтобы хотя бы у него получилось.
      И что-то подсказывало Вейерону, что все так и будет. Армии противника не берутся из воздуха. Они почти победили. Одно усилие отделяло их от освобождения Светлого Дола, а там...
      — Лорд Дарракарион, — прервал его размышления знакомый голос за спиной.
      Развернувшись, Архонт-в-Ожидании кивком поприветствовал оруженосца лорда Сципия, Нария.
      — Лорд Дарракарион, у меня для Вас очень срочные и, э, очень... важные новости от моего сюзерена...




    Трамис, Морской Дворец

      Как только Дарак вышел в освещенный факелами каменный коридор, слабость накатила на него с новой силой. Пошатываясь, словно пьяный, он сделал несколько шагов, прежде чем, оперевшись на стену, начать сползать по ней вниз. В своей жизни он видел смерть. Но не такую...
      — О, тебе плохо? — послышался рядом знакомый голос.
      — Сейенна, — сказал Дарак, подняв глаза на фигуру, возникшую рядом с ним, — Зачем мы это сделали?
      Вопрос прозвучал крайне глупо и наивно, но ни на что большее он сейчас не был способен.
      — К кому ты сейчас обращаешься? — послышался ехидный и в то же время надменный голос из под скрывающей лицо золотой маски.
      Почему, надевая маску, Сейенна вдруг становилась другой личностью, Дарак решительно не понимал даже в намного лучшем состоянии, сейчас же он мог только ничего не осознавая смотреть на нее замутнынным взглядом. Голова все еще кружилась, к горлу подступала тошнота.
      — Тем более, никакие "мы" ничего и не сделали — продолжила драконидка, — Только стоял рядом и бледнел.
      — Зачем? — только и смог повторить свой вопрос Дарак, пытаясь встать на ноги.
      Из камеры пыток послышался звук какой-то возни. Видимо, слуги готовились
      — Зачем? — будто бы передразнила его драконидка, — А ты думаешь, даже если бы он знал что-то нужное нам, он бы все так сразу рассказал? Или ты считаешь, что своим жертвам он пытался лишних страданий не причинять? Или тебе кажется, что я должна была проявить к нему милосердие? А, Дарак?
      Схватив его за шиворот рукой, облаченной в какие-то церемониальные, но чертовски острые, когти, она без какого либо ощутимого усилия подняла его на ноги, и, для надежности, уперла в стену.
      — Это и есть то возмездие, о котором ты просил, Дарак. Нравится тебе или нет, это единственный способ узнать от них то, что нам нужно. То, что нужно тебе и то, что нужно мне. Конечно, этот урод не знал ничего полезного, но, ты думаешь, было бы лучше его просто так взять и отпустить?
      Дарак отрицательно помотал головой.
      — Чудно. Значит, прекращай жалеть себя. Мне нужно, чтобы ты договорился с Булыжником по поводу трупов. Я тут никому особо не доверяю, кроме своих девочек и драконидов, но я не хочу, чтобы они руки марали, а раз он — твой верный человек, я думаю, вы с ним договоритесь. Тем более, что это не первый раз, когда вы заставляете кого-то исчезнуть.
      Иногда, особенно в такие моменты, Дарак, к своему стыду, настолько хотел избавится от нее, что был почти готов на убийство. Правда, он твердо осознавал, что шансы его на это невелики. Сейенна была быстрее, и, судя по его ощущениям, что и, как минимум, не сильно его слабее. Возможно, у него что-то бы получилось с арбалетом, на средней дистанции, когда он еще может уверенно в нее попасть, но у нее не было бы времени быстро сократить дистанцию или уклонится... Но что-то внутри Дарака подсказывало ему, что он никогда не решится на такое.
      Внезапно, один из когтей драконидки легонько полоснул его по щеке. От неожиданночти Дарак дернулся.
      — Ты не о том думаешь, — сказала Сейенна небрежным движением снимая, наконец, маску, показав ему свое настоящее лицо, а не его металлическую копию.
      — Не думай, что я не могу это понять, все твои мысли написаны у тебя на лице. А ты сегодня хорошо держался, как для новичка. Я горжусь тобой, — тон Сейенны изменился, стал как бы немного мягче. Или это маска заставляла ее голос звучать по-другому?
      Почувствовав, что Дарак уже вполне в состоянии стоять без посторонней помощи, Сейенна резко отпустила его. Пока Коффин приходил в себя, она отошла на несколько шагов, а затем, повернувшись к нему, добавила.
      — Я думаю, мы закончили все наши сегоднешние дела. Когда ты мне будешь нужен, я тебя найду. И, тебе пора возвращаться к твоим основным обязанностям, Дарак. А приведи себя в порядок, пока что, на тебе все еще лица нет.




    Гавань Трамиса

      Джек был смотрителем Трамишийского Маяка уже много лет. Конечно, иногда его мучила ностальгия по годам, проведенным на палубах трамишийских торговых и боевых кораблей. Но, годы уже были не те, и он решил оставить мореходство молодым. Но, Трамис его не забыл, и, в благодарность за многолетнюю беспорочную службу, он и получил свой нынешний пост. И вот уже много лет он жил и служил здесь, в этом гордом и величественном сооружении.
      Конечно, Трамишийский Маяк не был ни самым высоким, ни самым красивым сооружением в мире. Но, этого от него никто и не требовал. Стоящую на высоком обрыве у входа в гавань коренастую башенку было видно за многие лиги, откуда бы не шел корабль, а яркий сигнальный огонь, который зажигали ночью, был гарантией того, что ни один трамишийский корабль не собьется с пути домой и ночью. И то, что именно Джек руководил работой этого сооружения, заставляло его гордиться собой не в меньшей мере, чем долгая и славная история его плаваний.
      Правда, иногда тоска особенно сильно одолевала его. И тогда он поднимался на смотровую площадку Маяка, чтобы, взглянуть на необъятные морские просторы и ощутить дуновение соленого морского ветра. Вот и сейчас он стоял, вглядываясь в ночное небо, плавно переходящее в морские просторы. Ночь была ясной, а потому ничто не мешало ему любоваться звездами, которые, когда-то, указывали ему путь к любому порту Даграна.
      — Прекрасная сегодня ночь, не правда ли? — послышался рядом голос Брайяна, сержанта городского ополчения, которому выпала честь помогать в работе Маяка ближайший месяц.
      Старый морской волк только кивнул. Ему нравился этот молодой человек. Трудолюбивый, совестливый и честный, этот бывший ученик кузнеца был из тех людей, на которых и стоял Трамис. Джек был уверен, что этот парень с простым смуглым лицом трудился в кузнице так же самозабвенно, как и помогал ему теперь. И так же полезен он был бы на палубе корабля во время самого страшного шторма. Побольше бы таких, как он.
      — Сэр, у меня что-то с глазами, или той звезды на там раньше не было? — прервал его размышления молодой сержант.
      Выйдя из оцепенения, Джек тут же обратил свой взгляд в то место, куда неуклюже указывал ему Брайян. Действительно, новая светлая точка возникла на горизонте. Одному Брайяну могло показаться, но двоим... Не веря своим глазам, смотритель аккуратно разложил самый дорогой предмет, о котором мог бы подумать любой моряк — подзорную трубу. Подведя ее к глазу и наведя на подозрительную точку, Джек застыл.
      — Брайян, болван, это не звезда! Быстро поднимай своих остолопов и сигнальте тривогу! Быстро! И пошлите кого-то с сообщением в город, на нас идет вражеский здоровый корабль!

      Идя вдоль причалов, Дарак осматривал снующих туда-сюда людей. Некоторые, как и он, были одеты в черные куртки и вороненые кольчуги Стражи Республики, другие — в синие цвета городской стражи, а подавляющее большинство, ополченцы из числа граждан — во что попало. К стастью, отсутствие единообразия гардероба они компенсировали хорошим вооружением. Дараку еще не попался ни один из них, кто бы не нес перед собой арбалет.
      "Видимо, те, кто вооружен похуже, решили, что их это все не касается", грустно заметил про себя Генерал-Капитан. Он перевел взгляд на громадину вражеского корабля, застывшую на волнах в четырех-пяти полетах стрелы от них, "Как бы и эти не разбежались, при виде ВОТ ЭТОГО!"
      — Ну короче, я с белобрысыми перетер, — сказал Маневик Вейн, имея ввиду драконидских офицеров, приставленных к ним Урраксом, — Они этих, активных за нами построят, как договорились, ребята вроде толковые, слов на ветер не бросают.
      — И сколько же их пришло?
      — Да это, около тысячи. А из нашей братвы — только Четвертая где-то шляется. А наши кенты из Первой тут вообще самыми первыми появились, — с гордостью констатировал Генерал-Лейтанант.
      — Морская пехота? Секстум?
      — Все как договаривались, готовы мочить этих в первых рядах.
      — Артиллерия?
      — С ними тоже все на мази. Уже свои э... штуки уже развернули, куда надо, и успели пару раз стрельнуть по, э... этим, — он махнул рукой в сторону противника, — Но не попали. Далеко.
      — Слава Богиням! — непроизвольно сказал Дарак, радуясь, что хотя бы на начальном этапе все пошло так, как и было задумано. Даже лучше, чем Коффин ожидал.
      — Босс, это ты где таких слов набрался, а? — покосился на него старый друг, — Я тебя такому не учил.
      — Ты меня ничему хорошему и не научил, жулик старый, — попытался сменить тему Дарак, — Хорошо хоть, с управлением ты справляешься лучше, чем с воспитанием.
      — А то! — согласился Маневик, когда они подошли к самому центру набережной, где Дарака уже ждал его отряд. Времени приветствовать всех у него не было, потому он просто показал солдатам кулак, и был встречен их радостными криками. Хорошо, что первый свой бой они встречают воодушевленными.
      — Эх, остановились же, твари, там, где мы до них дострелить не можем. И сидят там, глаза мозолят. На понт берут, фраера. Только зря это они, трамишийцы не сдаются! — Вейн погрозил врагу кулаком, а потом тихо добавил, — Слушай, Дарак, а може, дернем отсюда, а? Если честно, я в гробу видал такие разборки, как с этими. Сейчас в нас чем то своим, этим, как его там... бахнут, что и мокрого места от нас не останется.
      — Вали на все четыре стороны, тебя тут никто не держит. А я остаюсь, — ответил ему Коффин.
      — Ну, это, я что? Я ничего, я пошутил просто, — тут же сменил линию поведения его ближайший соратник.
      "А ты ведь не такой трус, каким пытаешься казаться", подумал Дарак, когда Маневик снова оживился.
      — О, белобрысый! — порадовался он, имея ввиду приближавшегося к ним со стороны одного из занятых стрелками портовых складов драконида.
      — Стрелки на позициях, всех новоприбывших сейчас организовывают в резерв, как и было спланировано. Если что, они нас поддержат, — не поздоровавшись начал Аландриан Дарракарион. Неприятный тип, но, приходилось работать с теми, кто был рядом. А ссорится с Урраксом из-за еще одного высокомерного драконидского ублюдка Дараку не хотелось. Потому он только почти вежливо ему кивнул.
      — Генерал, к нам кто-то плывет! — крикнул ему один из его солдат.
      — Не стрелять! — тут же скомандовал он, — Это переговорщики!
      — Я пошлю за господином Урраксом, — тут же решил Аландриан.
      "Проклятье!"
      — Нужно потянуть время, — сразу же возразил ему Коффин, — К ним сил не прибудет, а нашим нужно больше времени.
      — Спасибо за пояснение, человек, но я это и так понимаю. Я хочу предупредить его о прибытии вражеских парламентеров. И уж я точно знаю, когда его следует сюда звать, а когда — нет, — ядовито ответил драконид, примерзки оскалившись так, что его лицо действительно стало напоминать змеиную морду.
      "Я точно ему зубы повыбиваю, только не сейчас."
      Он уже собирался сострить в ответ, как драконид пронесся рядом с ним, и, встав на краю причала, радостно замахал руками. Сначала Дарак не понял, чему так он обрадовался, и тоже всмотрелся в плывущую к ним лодку. Ответа долго ждать не пришлось. Белые волосы, насколько мог судить Дарак, выделяли или стариков, или драконидов. И представить себе так весело гребущих седовласых старцев он не мог.
      — Отбой! — только и скомандовал он, — Всем отбой!
      Когда предводитель драконидов, облаченный в черную дарракарийскую форму, сошел на берег, он, первым делом, крепко обнял Аландириан, и что-то прошипел ему на их языке. Аландриан что-то прошипел в ответ, и кивнул на Дарака. Его собеседник скривился и, нехотя выпустив собрата из объятий, сказал.
      — Человек. Я рад, что вы приготовились к встрече. Иди к Архонту и скажи, что эпидиокитис Лиссандр Сильвирион выполнил свое предназначение. Ничего страшного, если ты что-то перепутаешь, Повелитель поймет, и я прощаю тебя. А остальные пускай приготовят причал для "Гордости Эризигенса". И пошевеливайся, это срочное дело!
      "А я-то думал, что Аландриан отвратителен...", только и подумал Дарак и сразу пожалел, что приказал не стрелять. Но, делать было нечего.




    Окрестности Рейенина, лагерь армии лорда Альсония Сципия

      Атмосфера на военном совете, созванном лордом Сципием после поражения в Светлом Доле была не самой жизнерадостной. И меньше всего сейчас Вейерону хотелось что-то с кем-то обсуждать, тем более — не с членами его семьи. Но, положение командующего армией Дарракарии в составе сил союзников обязывало его присутствовать, хотя лорд Сципий и предложил ему еще до совета ограничится отправкой заместителя. Но, перекладывать даже самые неприятные обязанности на других было не в духе Вейерона. Но и не в духе его драконидов было бросать своего командира в трудный час, а потому, все, кто должны были представлять Дарракарию на совете, явились в полном составе, даже старый лорд Литариен, а потому лорд Дарракарион тихо наблюдал за дискуссией не в одиночку. Спорить с кем-то у него просто не было сил.
      — Я все равно считаю, что мы должны отправится к Светлому Долу и заставить ублюдка заплатить за жизнь лорда Кейта и все остальные, отнятые им, — все не унимался сэр Дариус Малькарта, — И, к тому же, негоже позволять этим чужеродным тварям топтать святую дагранскую землю!
      Его заявление было поддержано гневными возгласами нескольких молодых рыцарей.
      — Этих чужеродных тварей сейчас полно по всей святой дагранской земле, сэр Дариус. Зачем же ехать для расправы с ними именно к Светлому Долу? — парировал барон Райзен, — Тем более, больше этих маленьких уродцев мы найдем где-то возле Грейбенбурга или Ялена.
      — Светлый Дол ближе, к тому же, я хочу отомстить командиру именно этой армии! — настаивал на своем Малькарта.
      — Местность у Светлого Дола непригодна для действий тяжелой кавалерии, сэр Дариус, — будто бы помимо своей воли тихо сказал Вейерон, — Мы потому и не направились для поддержки осажденных. А сейчас в этом смысла не будет вовсе.
      Все собравшиеся обратили свои взгляды на него. На лицах барона Райзена, Германа Лери и даже неподвижно стоявшего за спиной лорда Сципия Нария было видно что-то вроде одобрения.
      — Лорд Дарракарион, — осторожно начал Сципий, — Я в этом вопросе я с Вами согласен и рад, что мы разделяем одну точку зрения. Но, не могли бы Вы сказать, что сами считаете наилучшим решением в этой ситуации?
      — Войска барона Саллоса осаждают Грейбенбург, потому я считаю, что мы должны пойти на соединение с ними и прикрыть их с тыла, как и предложил сэр Лери до этого. В качестве дополнения, мы можем перегнать всех крестьян их на подконтрольные нам территории, и уничтожить запасы продовольствия, чтобы не позволить врагу фуражироваться у нас за спиной, как уже предложил барон Ролан. От себя могу только добавить, что мы бы еще могли согнать всех попавшихся нам крестьян на штурм какого-то замка или городка, чтобы уменьшить наши потери и заполучить опорный пункт, но, не знаю, сможем ли мы это организовать.
      Лорд Сципий кивнул.
      — Сэр Дариус, в Вас сейчас говорит храбрость. Думаю, если даже лорд Дарракарион не поддерживает Вас в вашем желании идти на Светлый Дол, то вряд ли эту идею можно назвать успешной, — все тем же тоном сказал он, пытаясь напомнить Малькате, что у него отнюдь не самые серьезные основания для личной мести, и в то же время не акцентировать внимание на произошедшей трагедии. Вейерону не нужно было даже напоминать о том, что произошло, но он был благодарен за такую попытку не ранить лишний раз его чувства и чувства его спутников.
      — Эх, значит, я в меньшинстве, — вздохнув признал свое поражение Мальката, — Ну ничего, найду себе противников под Грейбенбургом!
      — Они от Вас там не скроются, я Вам обещаю, — ответил ему Сципий.
      Все трения были решены, и план действий на ближайшее время был ясен, а потому лорд Альсоний уже собирался объявлять совет закрытым, как вдруг, слева от Вейерона послышался голос:
      — Архонт, у меня есть предложение по поводу того, куда конкретно мы должны направить свой удар.
      Вейерон развернулся, не понимая, почему лорд Литариен обращается именно к нему, ведь не он председательствовал на совете, но пожилой драконид, почему-то смотрел не на него, а на ничего не понимающего Сципия.
      — У меня, конечно, нет особого военного опыта, — не обращая ни на что внимание начал Литариен. Это слова вогнали всех в ступор еще больше. Все собравшиеся так или иначе знали, что лорд Эйелрис воевал вместе с их отцами или дедами. Или, в случае большинства собравшихся, против них.
       — Но, мне кажется, что мы упускаем из виду одну очень важную деталь. Кораксы, которые вроде бы были нашими союзниками, кажется, снова перешли на сторону своих бывших хозяев. Они могут в самый неподходящий момент напасть на нас с севера и снять осаду с Грейбенбурга, который, после того, как мы заняли земли Сципиев и Успинов, остался единственным местом, откуда их могут снабжать их союзники Вичи морскими путями. Осаждающая Грейбенбург армия неслабая, и я уверен, что они и сами справятся с осадой, но наш долг, по моему мнению — уничтожить единственную силу, которая сохранила возможность нанести им ощутимый вред. Ведь Сципии, каким то образом, потеряли всю свою отличную кавалерию, и их войска почему-то воюют только пешком, — весело заметил он.
      Вейерону все сразу стало ясно. Смертельно побледневшим Алларису и Антикису, судя по всему, тоже. А лорд Литариен все продолжал:
      — А еще, Кире, я считаю, что мы должны запросить подкрепление из Кровавой Гавани! Или мы не можем этого сделать? — рассеяно проговорил он, — Или из Светлого Дола? А почему мы не можем позвать подкрепления?
      Лорд Сципий несколько мгновений сидел молча. А затем, коротко кивнул Вейерону и ответил:
      — Спасибо за столь прекрасное предложение, лорд Литариен. Уверен, мы извлечем из него много пользы.


    Сообщение отредактировал Ардо - Суббота, 11.05.2019, 05:13
    [ UA ]
    Дата: Четверг, 09.05.2019, 19:51 | Сообщение # 91

    Полковник
    загрузка наград ...

    Сообщений: 2844
    Почести: 234
    Трамис, Морской Дворец

      Эйелеонора была крайне взволнована тем, в чем ей пришлось принимать участие, и, в каком-то смысле, ей было немного страшно. Еще бы, ведь она была одной из тех, кто впервые за многие сотни лет видел драконидов не из Дарракарии. И, даже более того, драконидов, которые давным давно покинули Сиятельную Империю и не считали себя ее частью! Мысль об этом вызывала у нее недоумение, но она не считала себя в праве сомневаться в истинности слов других драконидов. Просто это было слишком в разрез с тем, к чему она привыкла.
      Сами же послы выглядели, не считая одежды, как самые обычные дракониды. Командующий флотом Нистарионов из одного корабля, Сагридис, чем-то напоминал Эйелеоноре дядю Вейерона, что ее немного позабавило. Интересно, он такой же прожженный воин до мозга костей? Эйелеонора перевела взгляд на Аландриана, главного военного советника Урракса, а потом — на украдкой пялящегося на нее драконида из Нистарионов. Их явно можно было принять если не за родных братьев, то за кузенов. А уж Лиссандр Сильвирион, пробывший в их среде уже долгое время, был вообще неотличим от своих спутников. Хотя, Эйелеонору немало удивило то, что он решил не присоединяться к "дарракарийцам", а остался со своими новыми друзьями даже сейчас. Это взволновало ее даже больше, чем тот глупо улыбающийся ей драконид. У нее что, что-то на лице?
      Тем временем, Урракс наконец, решился начать разговор:
      — Что ж, почтенные господа, приветствую Вас на земле Дарракарии. Я — Урракс из Дома Дарракарион, сатрап Трамиса и правитель этого острова. Позвольте мне представить эпикефариса Аландриана из Дома Дарракарион, моего главного военного советника — Аландриан слегка кивнул делегации Нистрионов, которые ответили ему тем же. После этого, Сагридис тихо бросил Лиссандру короткую фразу, получив такой же тихий ответ, а сатрап Трамиса продолжил по очереди представлять своих помощников-драконидов. И каждый раз повторялся тихий вопрос от Сагридиса к Лиссандру. Он что, не знаком с драконидскими военными званиями?
      — ...И, наконец, я хотел бы представить вам Святейшую Сейенну из Дома Бейернериен, и свою племянницу, Эйелеонору из Дома Дарракарион, — добрался до них Урракс. Эйелеонора немного растерялась, но, почувствовав мимолетное прикосновение Сейенны к ее руке, почувствовала себя уверенней и, хоть немного натянуто, но улыбнулась гостям. Они поприветствовали ее так же вежливо и сердечно, как и остальных. Разве что, тот молодой драконид при этом улыбался чуть более сильно и смотрел на нее чуть более пристально, чем нужно. Но, пускай она от этого всего и почувствовала себя немного неловко, от Эйелеоноры все же не укрылось, что полный титул Королевы Убийц Урракс предпочел не называть.
      — Спасибо за гостеприимство, почтенный Урракс из Дома Дарракарион. К сожалению, я не имею никаких титулов и званий, подобным вашим, и, я думаю, вы уже знаете, как меня зовут. Я Сагридис из Дома Нистарион, заместитель командующего флотом Эризигенса и командир этой экспедиции, — он определенно говорил на Высоком Наречии, но, Эйелеонора, знавшая ее пускай и не в совершенстве, но достаточно хорошо, с трудом его понимала. Видимо, даже такой совершенный язык, как драконидский, со временем мог изменяться.
      — Это — мой заместитель и избранный капитан корабля "Гордость Эризигенса" Люкерис из Дома Нистарион, — представил он того самого драконида, что уже успел немного поднадоесть Эйелеоноре.
      Тот сразу попытался показаться очень важным и грозным, от чего мог бы показаться Эйелеоноре немного забавным, если бы не имя, напомнившее ей о погибшем в битве при Трамисе Люцерисе. Интересно, это просто особенность произношения, или имя другое? Видимо, заметив ее расстроенное лицо и почти механическое приветстиве, Люкерис немного сник. Эйелеонора попыталась улыбнуться ему, чтобы не показаться совсем невежливой, но получилось плохо.
      Сагридис, тем временем, продолжил представлять своих спутников. Веселая драконидка, в качестве украшения носящая латный воротник, оказалась Карнией Нистарион, предводительницей содружества воинов "Вестников Крови", и она представляла всех воинов, пожелавших путешествовать на "Гордость Эризигенса". Немного отстраненного драконида, сидящего рядом с ней, звали Ксанторис, и он был ответственен за рабов на корабле. А сильно взволнованную драконидка, которая ерзала на стуле рядом с Лиссандром, звали Стелия, и она была главным корабельным навигатором и картографом. Ее Эйелеонора попыталась поприветствовать особенно тепло, от чего Стелии, видимо, стало еще неудобней.
      — Лиссандр из Дома Сильвирион, думаю, в представлениях не нуждается, — подытожил Сагридис.
      — Конечно же нет. Думаю, теперь прославленный герой Дарракарии нигде не будет нуждаться в представлении! — воодушевленно сказал Урракс. К удивлению Эйелеоноры, Лиссандр ответил Урраксу очень неприятной улыбкой, будто бы тот ему был слегка неприятен.
      — Но, думаю, вы все прибыли на Трамис не просто так. Скажите, вы же прибыли к нам, чтобы помочь в войне против тяньвэйцев? — спросил Урракс.
      Сагридис замялся.
      — На самом деле, я только мельком слышал о том, что вы ведете войну против как-то людей, в союзе с другими людьми, — неуверенно ответил он, — Но, нашей целью является не вмешательство в этот конфликт, а, скорее, спасение всех драконидов Дарракарии от этого бедствия. Правящий Совет Эризигенса единогласно постановил направить нас в Дарракарию с целью организации эвакуации всех драконидов туда, где война их точно не затронет. И, признаться честно, я немного расстроен тем, что здесь не оказалось вашего правителя, Архонта Дарракарии. С ним бы мы могли окончательно решить этот вопрос.
      При этих словах, Урракс сильно изменился. Он будто бы сбросил маску, и его лицо потеряло всякое выражение.
      — Возможно, господин Сагридис, вы немного опоздали. На Трамис начали прибывать почтовые птицы из Дарракарии. Без писем. Одна-две ничего бы не значили, но...
      — ПОЧЕМУ МНЕ ОБ ЭТОМ СРАЗУ НЕ СКАЗАЛИ?! — вскочил со своего места Лиссандр. Сагридис удивленно
      — Лиссандр, прошу тебя... — обратился к Сильвириону Сагридис, удивленно уставившись на него, сначала не понимая, что его так разозлило.
      Эйелеонора поняла все сразу. Птицы прилетали без писем только в том случае, если потеряли их в дороге. Или в том случае, когда никто не нагрузил ее письмом. А если таких птиц много...
      — Я узнал об этом только вчера вечером, и до этого момента не был уверен. Но, почти все птицы, которых взял с собой Архонт, уже вернулись на Трамис. Боюсь, в Дарракарии произошла какая-то катастрофа.
      Все дракониды, находящиеся в зале, застыли, ошарашенные такой новость. Повисла гнетущая тишина.
      — Я отказываюсь в это верить! — прозвучал чей-то голос.
      Сначала Эйелеонора не поняла, кто это сказал и почему на дарракарийском диалекте, и тут же осознала, что это она встала с места и выкрикнула эти слова.
      — Я отказываюсь в это верить, этого не могло произойти... — только и смогла она произнести. Мама, отец, семья... Она должна что-то сделать.
      — Господин Сагридис, — сказала она, собрав все силы в кулак, — Вы сказали, что прибыли договориться с Архонтом Дарракарии. Я всем сердцем надеюсь, что то, о чем сказал мой дядя — неправда, и это просто обычный несчастный случай. Но, если это не так, то я, Эйелеонора из Дома Дарракарион, первая дочь и второй ребенок Горгоны, внучка Эйенара, являюсь его наследницей. А потому, как возможная правительница Дарракарии, я прошу Вас: помогите мне спасти мой народ, что бы с ним не случилось. И я согласна на любые Ваши условия, если Вы откликнитесь на мою просьбу.
      Сама не веря в то, что она это сказала, Эйелеонора замерла, глядя на командующего.
      — Госпожа Эйелеонора, — внезапно обратился к ней Люкерис, вытянувшийся в полный рост, — Без каких либо условий, я готов приветствовать Вас на борту моего корабля, и оказать, как и велит мне честь воина Эризигенса.
      Пришла очередь Эйелеоноры удивленно уставиться на молодого капитана. Но, прежде чем она нашла, что ему ответить, из-за стола поднялся Сагридис.
      — Госпожа Эйелеонора, Люкерис, не смотря на то, что он командует "Гордостью Эризигенса", не принимает окончательное решение по этому вопросу.
      Сердце Эйелеоноры упало в пятки. Значит, она сделала только хуже...
      — Но, — продолжил Сагридис, — Он произнес те слова, что и должен был бы сказать любой драконид на его месте. Мы прибыли, чтобы спасти вас от беды. И только трус бы отказал Вам, и только ничтожество потребовало бы от Вас что либо за это. От имени Дома Нистарион и правящего Советом Эризигенса, я обещаю, что мы сделаем все возможное, чтобы помочь Вам.




    Окрестности Рейенина, лагерь армии лорда Вейерона Дарракариона

      Когда Вейерон объявил общий сбор, он не особо надеялся на то, что хотя бы кто-то из его подчиненных прийдет. Но, хотя он их и не просил, к месту встречи на поле рядом с лагерем его сопровождали не только солдаты-рабы, но и все его советники, кроме оставленного в лагере лорда Литариена. Ни на шаг от него не отставая, за ним следовал Антикис. Пускай и неровными рядами, перед ним в практически в полном составе построились все семь турм. Дракониды выглядели измотанными и потерянными, но они все равно откликнулись на призыв своего командующего. Большего от них просить было и нельзя. Вейерон и не собирался.
      — Вы все знаете, что произошло в Светлом Доле, — начал он свою речь. Только зажегшиеся глаза на изможденных лицах подсказали ему, что его слышали.
      — Мы все бились здесь, мы бились в землях Тито и Успинов, мы истребляли предателей-Вейсов. И все это оказалось напрасно. Врагов оказалось слишком много. Мы резали их, как свиней, на суше, чтобы они не добрались до наших семей. И все это только для того, чтобы несколько десятков тысяч высадились у нас за спиной.
      Ответом ему было молчание.
      — Мы сражались изо всех сил, и все равно проиграли. Наши близкие мертвы. Наш Народ на грани исчезновения. Я не знаю, виновны ли в этом мы, но это произошло. И мы ничего с этим уже не сделаем.
      Ответом ему было все то же мрачное молчание. Наверное, Вейерону было бы легче, если бы кто-то из них набрался смелости и обвинил его во всем. Он был бы благодарен тому дракониду, который бы решился на это. Но, все молчали. Не из-за страха наказания, так как они в драконидской армии никогда не были в чести. Единственное, что им грозило — это возможность убить Вейерона на дуэли. Но, все молчали. Видимо, все собравшиеся чувствовали то же, что и он.
      — Единственная наша надежда на выживание осталась в Анкарисе. Мы все можем умереть, но если последние из драконид будут жить, Народ продолжит жить вместе с ними. Но, им может понадобится защита. С ними в Анкарисе двести храбрых воинов Дарракарии. Но, если кто-то видит свою судьбу рядом с ними, я призываю вас — идите!
      Волнение прокатилось по рядам драконидов. Они озирались друг на друга, будто бы не понимая, что происходит. Только Клинки Аллариса, невозмутимые, как всегда, стояли немного поодаль от остальных, словно печальные тени.
      — Я не призываю вас просто встать на их защиту, — продолжил он, — Если враг доберется до них теми же силами, что уничтожили Светлый Дол или Кровавую Гавань, они спасутся не остановив врага, а уклонившись от встречи с ним. Даже если бы все мы встали у той армии на пути, у нас не даже не получилось бы ее надолго задержать. Потому, они не нуждаются в вашей защите. Но, если кто-то из вас хочет пройти свою жизнь бок о бок с кем-то из них — я приказываю вам, как ваш правитель и как ваш командир, идите к ним! Это самое лучшее, что кто-либо из нас может сейчас сделать.
      — Для себя же, я не вижу возможности продолжить свою жизнь таким образом. Я все еще далеко не стар, но мое сердце умерло, когда я узнал, что случилось в Светлом Доле. Потому тем, кто решит пойти за мной, я могу обещать только одно — смерть и убийства. Мы будем убивать этих тварей, пока ни одной из них не останется в живых. Мы будем продолжать сражаться здесь, чтобы если эти уроды доберутся до Анкариса, их оказалось там как можно меньше. Я не могу обещать никому из тех, кто пойдет за мной, что мы останемся в живых. Я могу только поклясться сделать все, что в моих силах, чтобы все погибшие в эти ужасные годы не остались неотмщенными, и чтобы всем нам не было стыдно предстать перед предками.
      Он еще раз обвел взглядом всех собравшихся.
      — Всем, кто решит уйти, я могу сказать только одно: спасибо вам за то, что сражались со мной плечем к плечу так долго. Спасибо за все славные победы, что мы вместе одержали. Спасибо вам за то, что решите жить дальше. Завтра, я отправлюсь на запад, чтобы сражаться с предателями там. У тех, кто захочет последовать за мной, есть время подумать до утра. Это все, что я хотел вам сказать, — сказал он и отсалютовал своим воинам.
      Вейерон уже развернулся, чтобы уйти, как из первых рядов Клыков Дракона вышел их командир и его племянник, Матарис.
      — Мне не нужно время для того, чтобы подумать. Какие будут приказания, Архонт?
      За ним последовали и другие. Гвардейцы нестройной толпой последовали за своим предводителем. Лорд Эйемит Нимерион был первым из Объединителей, но далеко не последним. Старый друг Вейерона, Кейер, шел к нему сразу в компании почти всего верного Черного Отряда. Турма Никериса Дарракариона шла вместе со своим командиром. Гончие Хаоса лорда Тимериена последовали за ними, как и Ловчие лорда Орориона — за ним. Клинки Аллариса, возглавляемые своим командиром, задержались только для того, чтобы промаршировать к Вейерону стройной колонной, подняв вверх клинки, как бы отвечая на его воинское приветствие. Вскоре, все собравшиеся там дракониды обступили его плотной толпой.
      К нему шли даже со стороны лагеря. Фигуру в цветах Литариенов нельзя было не узнать. Три слуги всеми силами пытались остановить драконида, но, когда он яростно отшвырнул одного из них, а меч блеснул в его руке, они поспешили скрыться.
      — Принц, Вейерон, я услышал, что вы созвали общий сбор. Простите, что я опоздал, по дороге меня пытались схватить какие-то люди, говорящие на непонятном языке, но я смог от них отбиться. Каковы ваши приказания? — на Высоком Наречии спросил его лорд Эйелрис.
      Вейерон какое-то мгновение подумал, глядя на окружающих его драконидов, на верных подчиненных и храбрых воинов, а потом скомандовал:
      — Офицерам — сбор в командном шатре, остальным — приготовится к завтрашнему переходу.






    Сообщение отредактировал Ардо - Воскресенье, 12.05.2019, 03:59
    [ NL ]
    Дата: Суббота, 18.05.2019, 20:42 | Сообщение # 92

    Полковник
    загрузка наград ...

    Сообщений: 2844
    Почести: 234
    Гавань Трамиса, флагман флота Дома Нистарион "Гордость Эризигенса"

      Эйелеоноронька спорит с Люкерисом Нистарионом о том, сколько лап у дракона, что такое василиск и вивьерна, и немного стукает его в процессе (но не сильно).




    Трамис, Морской Дворец

      Урракс убеждает Дарака не особо идти на конфликт с Нистарионами, так как Трамис они захватывать точно не будут, но могут быть полезны.




    Анкарис, Крепость Анкариса

      Эйенария дает задания дарракарийским селюкам бежать и спасать их семьи и намекает о том, что, когда они вернутся в Анкарис, им предстоит покататься на социальном лифте.




    Трамис, Морской Дворец

      Сейенночка поясняет тупому трамишийцу (Дараку), кого он должен захватить в плен (желательно), и что все переговоры с Нистарионами он должен вести через Аландриана, потому что хоть тот и сверх-ЧСВ парень, но это же предотвращает то, чтобы он попал под влияние Нистарионов ("не учите меня быть драконидом", так сказать), о чем Сейенночка уже успела с ним договорится.




    Земли Коракосв, лагерь армии архонта Вейерона Дарракариона

      Сержант Успинов в шоке от того, во что скатились дракониды (а еще в шоке с того, что не превратились при этом в неуправляемую стаю).




    Трамис, гавань Трамиса

      СЕЙЕННОНЬКА И ЭЙЕЛЕОНОРОНЬКА

    (ПРОЩАЮТЬСЯ)




    Казна: 900 золотых монет в Дагране, 1860 золотых монет на Трамисе, 2700 золотых монет на Лоддире.

    Армии Дарракарии:
  • Предложить всем, кто больше хочет жить, чем мстить, выдвинутся в Анкарис на защиту Золотых Крыльев.
  • Не сдерживать максимально жестокое обращение с пленными, но не допускать поедания сырого мяса тяньвэйцев и ношения невыделанной кожи, снятой с них же, так как это может вызвать вспышки болезней. Обрабатывать трофеи с особой тщательностью.
  • Оставшимся — следовать плану лорда Сципия, возможно, внося в него коррективы там, где это будет полезно.
  • Предложить собрать ополчение в землях Тито и Кораксов на правах их союзников и последних в этих землях защитников Даграна, или перегнать местное население вместе с припасами в земли Сципиев, Успинов или Дарракарионов, чтобы лишить врага экономического и продовольственного базиса в будущем.
  • Предложить устроить штурм замков Кораксов при помощи согнанного населения окрестных деревень и городков, если ему не найдется другого применения.

    В Анкарисе:
  • Отправить в коренные земли Дарракарионов гонцов и два отряда ополченцев, с целью начать отвод населения оттуда в более-менее безопасный Анкарис.
  • Оценить состояние городской стражи Анкариса, провести восстановление, выделив на это 500 золотых монет.
  • Оценить возможность сбора ополчения.
  • Оценить, сколько имущества погибших с Родриго Вейсом дворян осталось в городе и окрестностях, и что из этого осталось без наследников.

    На Трамисе:
  • Как старшей в роду, леди Эйелеоноре Дарракарион, Архониссе-в-Ожидании, попросить Дом Нистарион помочь в спасении драконидов Дарракарии. Заметить, что даже колоссальные размеры "Гордости Эризигенса" не позволят вывезти на ней всех драконидов из Дарракарии, потому, попросить командира экспедиции Сагридиса Нистариона запросить с Эризигенса подкрепление.
  • Эпидиокитису Лиссандру Сильвириону предложить стать одним из Защитников леди Эйелеоноры в этой экспедиции.
  • Все контакты между Нистарионами и трамишийцами свести к минимуму и производить только при посредничестве канцелярии Урракса Дарракариона.
  • Установить на флагман Дома Нистарион 3 батареи баллист. Народу Трамиса объяснить, что Нистарионы — союзники и друзья Лорда Моря, а потому, помогут острову в грядущей войне. Ту же самую информацию преподнести Марию Малеммию.
  • Начать десантную операцию силами Стражей Республики и Морской пехоты. Попросить Нистарионов помочь в этом хотя бы обстрелом.
  • Далее, пройти экспедицией мимо Лоддира, возможно, забрав оттуда часть казны, не примененную для обороны острова, и наладив сообщение с Трамисом. Уже оттуда, пополнив запасы продовольствия, двинуться в Светлый Дол для спасения драконидов.
  • Построить батарею баллист за 1000 монет.

    На Лоддире:
  • Продолжать готовиться к обороне острова.
  • Оценить возможности лесозаготовки для постройки флота и начать ее, выделив на это 700 монет.

    Остаток: 400 золотых монет в Дагране, 860 золотых монет на Трамисе, 2000 золотых монет на Лоддире.

    Официальные письма:



  • Сообщение отредактировал Ардо - Понедельник, 20.05.2019, 19:49
    [ UA ]
    Дата: Воскресенье, 19.05.2019, 19:38 | Сообщение # 93

    Кот-Тюремщик
    загрузка наград ...

    Сообщений: 6329
    Награды: 3
    Почести: 1255
    Весна 377 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного

    Мировые события

  • Лорд Алексис Квинтиллус с флотом отбыл на захват Западных островов
  • В Свадерборге по неизвестным причинам умер лорд Гарет Олвин. Его сын - Тракс Олвин, на следующий день после принятия присяги от дворян, приказал созывать ополчение и войска вассалов.
  • Рагнарис Дарракарион приносит вассальную клятву лорду Флоросу Нортандеру и отказывается от своей фамилии, основывая баронский дом Рагнарон. По указу Флороса, Рагнарис получает в надел Микуйвтль, который переименован в город Саренианис.
  • Армии Рагнариса Рагнарона и Ульшоки схлестнулись на поле боя близ деревни Тламинко. Стремительный натиск воинов Ульшоки сломил сопротивление авангарда Рагнариса, состоявшего из тлакоци-ополченцев. Вслед за ними в бой вступила дворцовая стража. В рубке, которая продолжалась почти половину дня, дворцовая стража, поддержанная остатками ополчения сдала позиции. Ценой огромный потерь, Ульшока пробил себе путь к Микуйвтлю. Теперь между ними находятся только наемники Рагнариса Рагнарона.
  • В Микуйвтле, предположительно агентами Ульшоки, произошло покушение на Изэль Тициано. Убийцы проникли во дворец, и расстреляли её из арбалетов. К счастью, точность стрелков оставляла желать лучшего, и смертельных ран и Изэль не получила, после чего убийцы погибли в бою с телохранителями Изэль.
  • Флоты Фалька Шлегеля и Гориона Прокаженного совершили рейд на Аспирин, уничтожив несколько патрулей Нефритовой империи, после чего взяли курс на Норимар.
  • Ходят слухи, что на юге Даграна высадился сам Прославленный стратег Нефритовой Империи - Сунь Ли.
  • Армия барона Арса Морэнди, сжигает Корнерстон и оставляет его, уходя к озеру Илиналта, после чего отбывает на соединение с Брэйденом Лаконичным.
  • Останес Мада объявляет, что Илиналта и Клирвью отныне не принадлежат престолу Дагранской империи, а являются пожизненной и суверенной территорией дома Мада.
  • Пользуясь созданной Мада неразберихой в тылах Императора, вторая армия Нефритовой империи быстрым ударом захватывает Зонневинд и отрезает Каралмил.
  • Союзная кавалерия лорда Альсония Сципия быстрым рейдом проносится через земли Кораксов. Лорд Уриэль Коракс, выступает им навстречу из Аркенмарка, но Альсоний уклоняется от схватки, уводя
    основные кавалерийские части в сторону Танона.
  • Армия Дайка Саллоса, оставив под Грейбенбургом небольшой отряд, выдвигается к Танону
  • Император объявил, что Сорен Тито отныне не является лордом Тито. Его титул переходит к Клудду Тито
  • Армия Императора вступила в бой с тяньвэйцами в долине Гардука

    Секта Видящего

  • Ход в Миттенштейн и Лунную Цитадель освобожден. Войска ждут вашего приказа, дабы атаковать неверных.
  • Личная встреча с Сумраком закончилась успешно. Люди Красавчика Хеймара сумели поймать контрабандиста в засаду. После чего, он по договоренности с Хеймаром был передан Видящему:
    Цитата
    Ожидаемо, что я здесь. Вы сговорились с Хеймаром. Почерк моих парней я ни с чем не спутаю. Они бы убили меня - Хеймар меня боится, а ребята, которые брали меня - живых не оставляют. Вы единственный, кому я нужен. Собственно, чем обязан?

  • После поимки Сумрака, вам было видение - смерть Красавчика Хеймара. Он задохнулся в черном дыму, пытаясь выбраться из горящего здания.
  • Обучение учеников Сорена продвигается хорошо.
  • Все прочие приказы выполнены. Административную и военную реформы Секты планируется осуществить к лету.
  • Пришло письмо от Фаламара Фригия - дяди лорда Снерри Фригия и нынешнего наместника Летум Фригуса.
    Цитата
    Приветствую, Сорен Тито. Меня зовут Фаламар Фригий. Я говорю с вами от имени моего племянника. Он, в данный момент, сражается с врагом и не может вам ответить. Вы говорите, что лорды смогли бы защититься от вторжения, будь у них больше сил? Но разве они бы не погрязли в междоусобных сварах, пытаясь урвать кусок побольше? Три сотни лет истории учат нас, что за излишней самостоятельностью следуют лишь бесконечные конфликты. Мир, который принес Даграну Сикст Атрамин, был возможен благодаря тому, что права лордов убивать друг-друга были наконец попраны. Цивилизацию от варварства отделяют лишь обстоятельства, при которых владыки убивают друг-друга. Варвары делают это ради забавы. Цивилизация позволяет убивать только когда это необходимо. Она идет под руку с подчинением. А возможно ли подчинение, когда за спиной у лордов тысячи солдат и сундуки золота? Нет! Вы хотите спасти Дагран, но то, о чем вы говорите - обречет его на участь хуже смерти под пятой завоевателей. Подумайте над моими словами, Сорен. Я верю, что вы ещё можете сделать правильный выбор.
    Фаламар Фригий

  • Доход от налогов - 3700 золотых
  • Обучено ещё два отряда улучшенных ополченцев
  • Пришло послание от Хота Черепа:
    Цитата
    Только я вырвался из этой столичной клоаки, как ты предлагаешь мне вернуться? Чертовски отвратная идея, Тито. Надеюсь, ты помнишь мои принципы? Оплата вперед. Хот


    Дом Маорий

  • Император удовлетворил вашу просьбу:
    Цитата
    Вы просите...много, лорд Маорий. Но я не могу отказываться от помощи, какой-бы она ни была. Особенно в это тяжелое время. Отныне, долина Гардука принадлежит горцам. Верю, что вы будете биться за свои земли до последнего вздоха и даже больше. Для победы нам понадобится всё наше мужество. Собирайте войска, лорд Маорий. Мы выступаем.

  • Ваши войска совместно с войсками Императора вступили в схватку в долине Гардука. Враг действовал активно, и атаковал через горные проходы, но засады Имперской армии отражали все атаки. Однако, численное преимущество тяньвэйцев сыграло им на руку - они сумели пробиться в долину и создать плацдарм перед Гардуком. Армия Император отошла в город, а остатки сил в горах и силы горцев ушли к вершинам. Началась трехдневная осада Гардука. Однако, когда тяньвэйцы ослабили бдительность в горах, силы горцев атаковали расставленные аванпосты. Тылы охватила паника. В это же время, горцы подали дымовые сигналы с вершин. Вылазку начал гарнизон Лунной Цитадели, сковавший тылы тяньвэйцев в районе Сегониуса и Менека, и флот меченосца Ридона, корабли вышли в реку Окс и начали таранить понтонные мосты, наведенные тяньвэйцами для транспортировки солдат с юга. В тот же момент, отряды дома Кай атаковали Салинор. Армия тяньвэйцев в долине Гардука оказалась полностью отрезана. Однако контр-атака основных сил Императора не удалась и тяньвэйцы, пользуясь оперативным простором в долине Гардука отошли к Довариту и с ходу его взяли. Тем временем, горцы окончательно установили контроль над прилежащими к долине Горами. На юге, гарнизон Лунной Цитадели, был отбит тяньвэйцами у Сегониуса а контратака сил Нефритовой империи отрезала их от замка. Гарнизон отошел к реке Окс, где сел на корабли и ушел на юг, к землям Сципиев. Отсутствие кораблей и понтонов отрезало от боя не только силы тяньвэйцев на юге но и отряды дома Кай. В тылу остались лишь Буревестники барона Реоркса Вейхантера, однако их удары по коммуникациям не нанесли весомого ущерба тяньвэйцам, которые получили подкрепление из Эрендира и вознамерились вернуть контроль над горами себе. В ходе яростной атаки нефритовой империи, крайнюю степень героизма проявили отряды горцев, оказавшиеся на переднем крае атаки. Так как существенные силы Императора были связаны армией врага в Доварите, подкрепить горцев удалось лишь небольшим количеством солдат. Однако армия горных кланов выстояла в ураганной схватке. Не сумев захватить входы в долину с наскока, армия тяньвэйцев отошла для перегруппировки.
    Итоги боя: Крупный отряд тяньвэйцев окружен в Доварите. Основные силы врага у подножий взяли паузу для перегруппировки.
    Потери тяньвэйцев - ~20000 человек
    Потери Императора - ~ 12000 человек
    Потери Горцев - ~ 5000 человек. Также, в бою погибло несколько клансчифов и тан Лард Фиртус. Он до последнего стоял на переднем краю обороны, собственным примером вдохновляя горцев и воинов Маориев. Его титул унаследовал юный Ронх Фиртус, находящийся сейчас в родовых землях Фиртусов.
    Потери Маориев - два отряда пехоты свиты, отряд стрелков свиты, 500 ополченцев
  • Клан Мёрзлая Стрела просит вас, как Судью Гор, решить, кто будет возглавлять их клан. Прошлый вождь - Марг Мерзлая Стрела и трое его детей погибли в прошедшем бою. Теперь на одежды вождя претендуют Нор Ночной Ворон - лучший воин клана и Лета Промерзший Гроб - племянница Марга. Нор уверен, что по праву заслужил одежды вождя доблестью на поле битвы, и что Лета не имеет прав быть наследницей Марга Мерзлой Стрелы. Лета же говорит, что хоть и была Маргу племянницей, воспитывалась вместе с его сыновьями, и ни в чем им не уступала, а Марг чтил её не меньше, и непременно сделал бы вождем, погибни все его сыновья.
  • Доход от налогов - 2300 золотых

    Дом Дарракарион

  • Доход от налогов в Анкарисе - 1100 золотых
  • Доход от налогов на Лоддире - 700 золотых
  • Доход от налогов на Трамисе - 1500 золотых
  • В Университет Анкариса вошла наемничья кампания "Ордо Аквила", во главе с капитаном Люцием Остерусом
  • К вам пришло послание от главного гильдмастера Анкариса - Орсиса Анкарийского и декана университета Анкариса - Уго Глерфа:
    Цитата
    Приветствуем, госпожа Эйенария. Мы говорим от имени всех жителей нашего прекрасного города. Всех, кому не безразличны стены Анкариса и история, которую они хранят. Мы просим вас покинуть наш город. Мы знаем о Светлом Доле, Кровавой Гавани и Крепости-Клыке - везде, где вы противостояли врагу, оставалось лишь выжженное пепелище. Нам дорог наш город, и мы не желаем той судьбы, которая преследует ваш дом. Уходите, не вы строили эти стены и не вам быть причиной их падения. Городской совет Анкариса способен защитить город самостоятельно. Мы готовы дать разумную цену, которая покроет необходимые военные расходы, а также помочь со снабжением, но все Дарракарионы должны покинуть Анкарис. В противном случае, мы будем вынуждены изгнать вас силой.
    Орсис Анкарийский, Уго Глерф

    От имени городского совета и всех жителей Анкариса

  • В Анкарис прибыли остатки Теневых Драконов - во время разведки, они стали жертвой атаки тяньвэйцев. Почти все погибли в неравной схватке. Выжило лишь 6 драконидов из отряда
  • Из действующей армии никто не отправился в Анкарис, пожелав остаться в действующей армии.
  • Приказы в Анкарисе не выполнены, так как городской совет отказывается подчиняться Дарракарионам. 500 золотых, затраченных на городскую стражу, вернулись.
  • В окрестностях Анкариса реквезированно имущества на 1400 золотых
  • Ваша армия, вместе с армией лорда Сципия стала засадой в Таноне. По данным разведчиков, армия Кораксов, усиленная тяньвэйцами преследует вас. Поэтому лорд Сципий, оставив видимость осады у Грейбенбурга и приказав барону Райзену продолжать партизанскую войну, планирует развести армию врага и неожиданно ударить по армии лорда Коракса, идущей деблокировать Танон.
  • "Гордость Эрзигенса", взяв на борт баллисты, двинулась к материку. Сагридис также отправил птицу, где обрисовал более точную ситуацию, правящему совету Эрзигенса. До Лоддира корабль добрался без проблем. Однако на подходе к материку, был атакован кораблями нефритов. Патрульная группа из 6 кораблей атаковала "Гордость". Огонь баллист не давал врагам подойти, однако сменившийся ветер, вынудил флагман уходить в сторону Клык-Острова. Не решившись форсировать события, тяньвэйцы начали наблюдать за кораблем на почтительном расстоянии. Корабль вошел в заброшенный порт Кровавой гавани для отдыха. Круглосуточный дозор выявил корабли врага, курсирующие недалеко от гавани. Из-за шквалистых ветров, приближаться к берегу они не решаются, так как есть опасность вылететь на мелководье и сесть на мель. На Клык-Острове следов людей и драконидов не обнаружено. Сагридис Нистарион планирует дождаться более благоприятной погоды, после чего вернуться на курс к Светлому долу.
  • Приказы на Лоддире и Трамисе исполнены.
  • Десант на островок патрициев увенчался успехом. Самих патрициев там не было - лишь на вершине скалы были найдены следы лагеря, а также неких раскопок.

    Сообщение отредактировал Diamato - Четверг, 13.06.2019, 12:21
  • [ RU ]
    Дата: Среда, 19.06.2019, 15:16 | Сообщение # 94

    Репортер
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1590
    Награды: 2
    Почести: 925
    Ход Секты Видящего


    Имперский город, Арсенал

    Привратник сидел в одиночестве в тёмной комнатке, которую едва-едва освещала маленькая свеча. Со стороны могло показаться, что он напряжённо о чём-то думал, посматривая в маленькое окошко с видом на взошедший полумесяц. Однако, прислушавшись, можно было услышать его храп и едва слышное бормотание. Лишь чудо удерживало его тяжёлую голову от, казалось бы, неизбежного падения на стол, прямо в миску с какой-то приготовленной на скорую руку похлёбкой. Но охранник был опытным сновидцем и заранее подобрал такую позицию, чтобы его тело во время сна оставалось в одном и том же положении.
    Неизвестно, сколько времени ещё продлился бы его путешествие по царству сновидений, если бы не скрип открывающейся двери и последовавшие за ним звуки тяжёлых шагов. Привратник тихо зевнул, протёр сонные глаза, а затем лениво развернулся к нарушителю спокойствия, гадая каким бы милым прозвищем его можно наградить. Однако, разглядев получше фигуру у двери, он поспешно встал со стула и слегка поклонился.
    -Приветствую, капитан!
    Он был из числа новых офицеров, которых местоблюститель ввёл в свою армию, когда началась военная реформа. В основном это были либо особо отличившиеся культисты, либо офицеры городской стражи и бывшие офицеры Секстум, перешедшие на сторону нового местоблюстителя, когда тот захватил город. Этот капитан как раз был из последних.
    Привратник присмотрелся к нему. Хоть в комнате было мало света, можно было разглядеть его коренастую и крупную фигуру, высокий рост, могучую шею и кудрявые чёрные волосы. Одет он был в старую броню, на которой ещё сохранились старые знаки отличия Секстум, свидетельствовавшие о долгой службе во славу Даграна. Анатоль, кажется, его имя, если память охранника не подводила. В ряды их сотни он вступил всего неделю назад, но уже успел заставить вчерашний сброд подчиняться ему и даже обучил их азам строевой подготовки. Привратник обнаружил, что он, сам того не ведая, замер на месте, покорно смотря в хмурые глаза своего командира.
    -Спал на посту? – спокойно спросил Анатоль.
    -Нет…нет! – пробормотал охранник, но тут же умолк, когда капитан приподнял руку, дав знак молчать.
    -Ещё раз увижу – присоединишься к тому, кого охраняешь. Кстати, как они?
    -Одного на работу отправил а другой ещё там сидит.
    -Это тот самый, который… - задумался Анатоль, сморщившись. – Ну, который жирный ещё.
    -Так точно.
    -Хорошо. Эх…кого мне только навязали, - пробормотал капитан, подходя к двери в камеру. – Ладно. Сходи, принеси мне вина, пока я проведу с ним воспитательную беседу.
    -Слушаюсь, - отозвался привратник и торопливо направился прочь из комнаты.
    Капитан пару мгновений поглядел ему вслед, а затем бросил взгляд на лежащие на столе старые ключи. Задумчиво осмотрев их, он выбрал нужный, а затем встал в замочную скважину. Провозившись с дверью ещё несколько секунд, он услышал долгожданный скрип, а затем вошёл в помещение.
    Это была маленькая камера, освещаемая лишь лунным светом из маленького квадратного окошка с видом на одну из башен Арсенала. Чем-то отвратительно пахло, отчего ему становилось дурно. Где-то капала вода. Поначалу капитан ничего не видел и лишь спустя несколько мгновений, когда глаза привыкли к темноте, он смог заметить силуэт толстой человекоподобной фигуры, сидящей в углу комнаты.
    Да, это был тот самый новоявленный сержант, очутившийся в тюрьме уже на второй день пребывания капитана на его новом посту. Неизвестно точно, за что его посадили сюда, однако ещё до этого недавний культист отличался эксцентричными выходками и вольным толкованием заповедей Видящего, вследствие чего почти никто из бойцов не удивился, когда те услышали, что одного из их офицеров посадили за решётку.
    - Здрастить! Здраститя… здраститя! – послышался лепечущий дружелюбный голос заключённого.
    -Чё, орёл? – промолвил Анатоль, презрительно глядя на заключённого.
    Толстяк щенячьими глазами посмотрел на офицера, а затем, помахав руками, пробормотал:
    - Да я ничего, нет-нет. Проходите, пожалуйста… проходи, браток.
    Уже в эти первые мгновения, проведённые в камере, капитан едва мог сдерживать гнев. Один только голос этого сержанта вызывал в нём раздражение и желание любой ценой избавиться от этого мусора под его руководством. Но он сдержался.
    - Я тебе слово давал? – грозно спросил он.
    -Ну чего вы?
    -МОЛЧАТЬ! – рявкнул Анатоль, постепенно теряя последние остатки терпения. – Ну что, всё шутки шутишь?
    -Да нет…нет, - совсем тихо ответил толстяк.
    -Где служил?
    -В городской страже.
    Капитан почесал голову и грустно вздохнул. И что ему с ним делать? Этот идиот мало того, что ни на что не годен, так ещё и портит дисциплину. А выкинуть его он отсюда просто так не может. Нужно согласие пресвитера. Ладно…быть может, он ещё на что-то годен. Надо проверить.
    -Так… - наконец, произнёс Анатоль, расхаживая по комнате взад-вперёд. – Ну, я тебе сейчас лекцию прочитаю.
    -Хорошо.
    -Сиди вон туда, - приказал капитан, показывая рукой на место у стены. – Садись туда. Молчи и пасть свою заткни.
    -А?
    -Я говорю, пасть заткни! – рявкнул Анатоль, сам не заметив, как перешёл на крик. – Так…ну я тебе сейчас лекцию прочитаю.
    Медленно расхаживая по помещению, он принялся медленно и чётко рассказывать, всеми силами пытаясь забыть, что находится в вонючей тёмной камере в компании с каким-то поехавшим толстяком, который непонятно как сюда вообще попал.
    -Значит, лисмерцы, перед микудайской войной, а именно — император Ульрих, задумали разбить норгмарский флот в Дагране, то, что потом вошло в историю, как битва при Лан-Тагоне. Слушай и запоминай. Командующий налётом на Лан-Тагон был адмирал Мартенс Ридон. Средний офицер на самом деле, но исполнительный… исполнительный, безусловно, профессионал. Но без фантазии, у лисмерцев вообще людей с фантазиями было немного.
    Тут капитан заметил, что его подчинённый даже не слушал его, а просто уставился в одну точку, что-то бормоча под нос. Хоть бы сделал вид, что слушает…
    -Дерьмо на палочке, - раздражённо произнёс Анатоль. - Ничего, не знаешь, ничего не можешь. Чё ты вообще, в воинстве Видящего делаешь?
    -Я?
    -МОЛЧАТЬ!
    Капитан заметил, что он невольно сжал кулаки. Нет, надо успокоиться. Может, он всё-таки его слушал.
    -Какие отряды были на этих кораблях?
    -А?
    -Не «а». Какие отряды были? Какое самое известно подразделение лисмерцев в норгмарской войне?
    -Налётчики Белой Руки, - предположил толстяк.
    Капитан горько усмехнулся.
    -Идиот… Сколько воинов? Сколько воинов, чёрт возьми?! – закричал капитан, а затем внезапно вернулся к своему привычному спокойному голосу. – Лисмерский флот в составе: «Палач», «Чёрный рыцарь», «Владыка» и «Тамплиер» появились в водах Лан-Тагона. В итоге этого сражения четыре корабля норгмарского флота было потоплено. Какие корабли? КАКИЕ КОРАБЛИ?! – вновь закричал капитан
    Он надеялся, что его недалёкий подчинённый знает хотя бы это. Но напрасно.
    - «Путешественница», «Мятежник», «Загронский странник» и «Северная дева». ЭТО ЗНАТЬ НАДО, если ты служил в страже Имперского Города. ЭТО КЛАССИКА, ЧЁРТ ВОЗЬМИ!
    -СКОЛЬКО КОРАБЛЕЙ, ПОДОНОК? СКОЛЬКО, КОРАБЛЕЙ, СКОТИНА? Сейчас наше воинство ориентируется именно на этих офицеров. По крайней мере эти те немногие, кто смогли разбить норгмарцев на море. Это знать надо, дерьмо собачье.
    В этот раз Анатоль уже не смог сдерживаться. Зарычав, он подскочил к сержанту и схватил его за шиворот, едва сдерживаясь, чтобы не перейти к прямому избиению.
    Лишь с большим трудом ему удалось успокоиться. Вздохнув, он отошёл от сержанта, а затем промолвил:
    -Так, ну сейчас вино принесут, мы с тобой продолжим, продолжим, продолжим… Ты хоть и полный идиот, но… Я думаю, что тебе эта информация будет полезна, по крайней мере в ближайший час.
    Спустя несколько мгновений послышался стук в дверь.
    -Войдите! – приказал капитан.
    Вошёл всё тот же привратник, держащий в правой руке небольшой простенький кубок.
    -Ваше вино.
    -Южное? – уточнил капитан.
    -Так точно.
    Удовлетворённо кивнув, Анатоль поднёс кубок к губам. Быть может, хоть вино поможет ему успокоиться и остыть. Однако едва ему удалось попробовать алую жидкость, как его лицо тут же помрачнело. Он брезгливо взглянул на содержимое кубка, а затем перевёл недовольный взгляд на привратника.
    -Бурда какая-то, - произнёс он.
    Уловив недовольные нотки в голосе капитана, и услышав его комментарий по поводу вина, охранник вздрогнул и почувствовал, как по его коже пробежался холодок.
    -Шаг ко мне, - приказал Анатоль.
    Едва только охранник приблизился к офицеру, как тот тут же вылил ему на голову содержимое кубка. К чести охранника, он стойко выдержал это испытание и даже не шелохнулся, продолжая смотреть на капитана, ожидая новых приказаний.
    -Рот открой.
    Затем Анатоль вставил кубок ему в рот, позволив привратнику удерживать его зубами.
    -Неси на кухню и скажи, чтобы мне такое вино больше не приносили.
    Спустя какое-то время, когда охранник вновь вернулся, капитан показал рукой на заключённого, всё ещё сидящего в углу комнаты и жалобно смотревшего на обоих.
    -Видишь вот этого червя? – спросил Анатоль.
    -Так точно.
    -Что ты хочешь с ним сделать?
    -Уничтожить, - хладнокровно ответил он.
    -Как ты будешь это делать? – поинтересовался капитан.
    -Молча.
    -Молчать! Дерьмо… Давай, приступай.
    Следующие несколько минут капитан спокойно взирал, как его подчинённый бьёт толстяка, сопровождая всё это яростными выкриками и оскорблениями. Сержант этот уже давно вызывал к себе ненависть всей их сотни, а потому неудивительно, что за какие-то несколько дней охранник успел возненавидеть своего подопечного.
    -В битве при Лан-Тагоне… Вот именно так они норгмарцев и били…вот именно так они норгмарцев и били, - говорил капитан, будто возвращаясь к прерванной лекции.
    Наконец, он жестом остановил охранника.
    -Ладно, думаю, хватит с него. Пускай ещё денёк посидят, а потом можешь отпустить их обратно. Но только, - обратился он к сержанту. – Это в первый и в последний раз, тебе понятно, скотина?
    -Да…да… - раздался тихий, жалобный голос.
    -Вот и отлично. Ладно, бывайте.

    Имперский Город, Трущобы

    Ночь опустилась на улицы Имперского Города, и впервые за весь день в нём воцарилась мёртвая тишина. Рынки и магазины закрылись, а люди поспешили домой, подобно лесным животным, спешившим укрыться от ночных хищников, рыскавших по многочисленным кварталам и улицам столицы Даграна. Лишь в притонах и трактирах по-прежнему горело пламя жизни, поддерживаемое его постоянными завсегдатаями: ворами, нищими, пьяницами и другими проходимцами всех видов и мастей.
    И если сейчас, когда шла самая кровопролитная война за последние столетия, лишь самые богатые и важные части города оставались хоть как-то защищены от произвола различного отребья, почувствовавшего себя хозяином столицы. Днём здесь расхаживали процессии сектантов, распевая священные гимны и вербуя новых сторонников, а ночь на охоту выходили падальщики, спешившие доесть то, что оставили после себя культисты.
    Это была одна из многочисленных улочек Трущоб. До поры до времени здесь царила тишина, и лишь время от времени раздавался звук шагов и чьи-то голоса, перешёптывающиеся о чём-то в темноте. Но, наконец, затихли и они. Однако уже спустя несколько мгновений внезапно раздался новый звук: чей-то пронзительный крик.
    Раздавался он из одной из подворотен. Приблизившись, можно было увидеть следующее зрелище: несколько крепких мужчин стояли над лежащим на земле юношей, безжалостно нанося ему многочисленные удары по спине и по бокам, отпуская при этом едкие и злорадные комментарии. Позади них находился их главарь, прижимающий к себе вырывающуюся девушку, закрыв ей рот своей ладонью. Он терпеливо наблюдал за тем, как его подчинённые избивали жертву, а затем приказал им остановиться.
    -Ну что, будешь объяснять, почему не сдержал слово? Быть может, ты придумал новую отмазку? – насмешливо спросил он.
    Юноша ответил не сразу, тратя оставшиеся силы на стоны и кашель. Наконец, раздался его слабый голос.
    -Я сказал правду. Меня обокрали, и у меня не осталось денег… П-подожди немного и я…я всё верну…
    Договорить он не успел. По приказу главаря один из бандитов наступил ему на спину, вызвав у того новый приступ боли и заставивший жертву умолкнуть.
    -Так и не придумал ничего нового. А жаль… Конечно, ты всё вернёшь. Всё до последней монетки. Но перед этим нужно, чтобы ты усвоил урок… Твою сестру я, пожалуй, оставлю себе, чтобы быть уверенным, что ты не сделаешь глупостей. Если всё будет хорошо, то я отпущу её. Если же нет…ну, ты понимаешь, - он усмехнулся, кровожадно поглядывая на рыжеволосую девушку в его объятиях.
    -Нет, ты не смеешь! – прозвучал рычащий голос юноши. – Она тут ни причём, это я…
    -Умолкни! – приказал главарь. – Я слышал достаточно. Ребята, накажите его. Но только так, чтобы он потом смог ходить. Ему ещё нужно долг отрабатывать.
    Вновь раздались звуки ударов и мольбы юноши. Его сестра взглянула на главаря гневным, ненавидящим взором, а затем со всей силой укусила его за палец. Взревев, бандит оттолкнул её от себя, схватившись за пострадавшее место. Затем, увидев причину боли, он злобно оскалился, подошёл на пару шагов поближе к ней и отвесил сильную пощёчину, заставив девушку жалобно вскрикнуть и пошатнутся.
    -Ах ты мелкая тварь! Как ты посмела?!
    Вздрогнув, девушка собралась бежать, но в последний момент путь ей перегородил другой бандит, схватив её за руки и прижав к себе. Жертва попыталась вырваться из плена, но тот с огромной силой сжал её руки, практически полностью лишив способности двигаться
    -Оставь её мне. У нас незаконченное дельце, - промолвил главарь, кровожадно усмехнувшись. – Похоже, не только твоему брату нужно показать его место. Но ничего… я хороший учитель…
    -Эй, я вам не помешаю?
    Спокойный и негромкий голос, неожиданно раздавшийся откуда-то неподалёку, тут же заставил бандитов остановиться и обратить взгляды на источник звука. Им оказался лысый юноша среднего роста в жёлтых рубахе и в такого же цвета штанах, безразлично смотревшего на них, сложив одетые в красные перчатки руки на груди.
    -А ты ещё кто такой? – спросил главный, с презрением взглянув на парня в столь нелепом наряде.
    Сандро, усмехнувшись сделал пару шагов по направлению к бандитам, а затем уверенно произнёс:
    -Я хотел как всегда зайти в свой любимый трактир, но тут услышал, что он временно закрыт, так как его владельца увели с собой какие-то подозрительные типы. Это ведь вы, верно?
    -А что, если да? – спросил один из бандитов, усмехнувшись.
    -У него лучшая стряпня в городе. Без неё мне будет туговато. Отпустите его вместе с сестрой.
    Голос юноши был спокойным и лишённым каких-либо резких эмоций, отчего казалось, что он не приказывал или просил, а говорил об уже свершившемся факте. Однако, невзирая не уверенный тон, единственной реакцией со стороны главаря была лишь усмешка.
    -Слышь, парень, шёл бы отсюда, - сказал он, презрительно взглянув на Сандро.
    Юноша же не двинулся с места, продолжая спокойно осматривать бандитов. Затем тяжело вздохнул и разочарованно промолвил, приложив руку ко лбу:
    -Ну-ну… Повторяю в последний раз – валите.
    -Кто-нибудь, дайте ему по морде, раз уж он так просит, - сказал главарь, прижимая тело сопротивляющейся девушки к себе. – Мы ещё не закончили.
    Парочка его подручных покорно двинулась в сторону Сандро, хрустя костяшками пальцев и кровожадно ухмыляясь, предвкушая лёгкую драку. К их удивлению, на лице лысого юноши не было ни малейшего признака страха, а лишь разочарование и скука. Переглянувшись, они кивнули друг другу, а затем быстрым шагом направились к своей жертве, собираясь сбить его с ног, а затем отпинать так же, как и неудачливого хозяина трактира.
    Вперёд вырвался один из бандитов, собираясь со всей силы ударить в живот, однако в последний момент юноша успел отскочить, и его кулак смог лишь поколебать воздух в том самом месте, где до этого находился лысый. Сандро оказался теперь в полуметре от него. Поманив противников средним и указательным пальцами, он промолвил:
    -Двигайся быстрее.
    Разъярённые бандиты тут же бросились в бой, атакуя с двух сторон, однако, как и в прошлый раз, Сандро без каких-либо проблем уворачивался от неумелых выпадов оппонентов, сопровождая бой всё тем же скучающим выражением лица и редкими комментариями.
    -Да что вы с ним пляшете? – закричал их лидер. – Кончайте с ним.
    Переводя дыхание, один из бандитов смахнул пот со лба, а затем полез в карман, извлекая на свет наточенный нож. Его сообщник поступил также, рассчитывая теперь не просто избить прыткого паренька, но уже зарезать его на месте. Сандро при виде новой опасности, вновь не испугался, но лишь стал посерьёзнее, подняв и сжав кулаки.
    Вновь они напали, разрезая ножами воздух, но ни один из их выпадов не достиг цели. Однако в этот раз парень не стал просто уворачиваться. Уйдя от атаки одного из них, он оказался сбоку от бандита и в следующее же мгновение быстро ударил его по челюсти. Противник не успел даже никак отреагировать, прежде чем потерять сознание и с хрипом рухнуть на землю. Его союзник со страхом и недоверием взглянул на лежащее перед ним тело мужчины, который был на голову выше и намного крупнее, чем его худосочный и мелкий противник. Однако не успел он даже осознать как следует, что случилось, как Сандро подскочил к нему и, с размаху врезав по лицу, моментально вырубил второго врага.
    Бандиты ошарашено наблюдали за этим зрелищем, на какое-то мгновение даже забыв про трактирщика и его сестру. За какие-то считанные мгновения Сандро умудрился вырубить двоих членов банды. Удостоив тела соперников мимолётным взглядом, он вновь посмотрел на главаря всё тем же безразличным взглядом.
    -Слушай, может ну его… - пробормотал один из подручных, с опаской взглянув на босса. – Парень-то не прост.
    -Заткнись, - раздражено рявкнул главарь.
    Он с силой толкнул девушку в объятия другого своего подчинённого, а затем выхватил у одного из членов банды кистень.
    -Учитесь. Но не забудьте только потом штанишки поменять.
    Главарь был коренастым и широкоплечим мужчиной, на полголовы выше, чем Сандро. Судя по мускулистым рукам и уверенным движениям, с которыми тот обращался с оружием, тот явно был лучшим бойцом, чем те двое. Лысый паренёк слегка улыбнулся, встав в боевую стойку. Как раз сейчас он и проверит, насколько тот хорош.
    Он позволил бандиту атаковать первым. Его удары были сильны, и каждый из них грозил обернуться поломанными костями и серьёзными кровотечениями, а то и смертью, однако двигался он неуклюже и заторможено, вследствие чего Сандро каждый раз уходил от железной гири, покрытой шипами, пролетавшей в считанных сантиметрах от его тела. Видя это, главарь попытался двигаться быстрее, но он до последнего момента не замечал, что это лишь оборачивалось против него, так как каждый удар отнимал у него силы. И чем больше тот жаждал убить раздражающего его паренька, тем меньше сил у него оставалось для того, чтобы осуществить задуманное.
    Наконец, его атаки стали совсем вялыми и предсказуемыми. Мужчина, обливаясь потом и громко дыша, с ненавистью смотрел на юношу, по-прежнему желая любой ценой превратить его раздражающую лысую башку в кровавое месиво. Сандро же с грустью наблюдал за этим зрелищем, с сожалением отмечая, что хорошей драки не получилось. Затем тяжело вздохнул и сам ринулся в атаку. Главарь заметил это, но не успел ни увернуться, ни атаковать. За считанные мгновения Сандро приблизился к нему, а затем нанёс быструю серию ударов, метя в грудь и в лицо.
    Выронив кистень, главарь уже не смог ни защититься, ни даже отойти назад , принимая на себя все атаки. Наконец, получив последний удар, его тело, пошатнувшись, рухнуло на землю, составив компанию предыдущим противникам Сандро. Глубоко вздохнув и расслабив напряжённые мышцы, юноша грозно взглянул на оставшихся бандитов.
    -Кто ещё хочет попробовать?
    Желающих не нашлось. Видя, что четверть из них вышла из строя и что их главарь, бывший самым сильным членом банды, напоминал побитую дворнягу, они обратились в бегство. Лишь один, самый юный из них, оставался стоять, но больше от страха и нерешительности, чем от желания драться. Дрожа, он испуганно смотрел на Сандро, казавшегося ему теперь таким большим, и пробормотал:
    -Слушай…я тут не причём, я…я сразу был п-против этой затеи и…
    -Просто вали, - промолвил Сандро, презрительно взглянув на него.
    Ему не надо было повторять дважды. Вскоре в подворотне остались лишь трое. Сандро покачал головой и вместе с девушкой помог трактирщику подняться, позволив ему опереться об своё плечо. С грустной улыбкой взглянув на разбитое и помятое лицо своего друга, он промолвил:
    -Плохо выглядишь, дружище.
    -Сандро…спасибо… - из последних сил пробормотал трактирщик, едва-едва перебирая ногами.
    -Побереги силы.
    Затем он взгляну на его сестру, помогавшую ему, и промолвил:
    -Отнесём его в трактир. Там есть, чем можно перевязать раны?
    Девушка покачала головой.
    -Вряд ли. Лучше к нам домой. Он ближе.
    -Хорошо, тогда веди, - ответил Сандро, взвалив тело трактирщика на плечи. – Иди. Я сам справлюсь.

    Имперский Город, Дворцовый район

    В одной из комнат Императорского Дворца, где когда-то находилось одно из церемониальных помещений, тренировались воспитанники Видящего. Четверо мальчишек, разбившись на пары, стояли друг напротив друга, сжимая деревянные мечи, и обменивались ударами. Рядом с каждой парой стояло по инструктору из числа личной гвардии Видящего. Они внимательно наблюдали за детьми, комментируя их движения и время от времени останавливали бой, чтобы показать мальчикам, как правильно нужно было делать тот или иной выпад. Они были столь заняты этим делом, что не замечали местоблюстителя, находившегося в дверях и с интересом наблюдавшего за тренировкой.
    Обучение проходило как надо. В это же время четверо других детей обучались счёту в соседней комнате, а остальные пребывали в одной из башен дворца в компании людей Пророка, готовящих из них будущих жрецов новой веры. Конечно, пока что это всего лишь дети, только-только взятые с улицы. Сорен однако постарается дать им самое лучше воспитание, окружив учителями и наставниками и предоставив им возможность жить в Императорском Дворце. Со временем это принесёт свои плоды и, если дело Сорена продлится еще, по меньшей мере, лет пять, у него будут помощники и достойные наследники, чтобы продолжить его идеи.
    Это зрелище пробудило в нём воспоминания о собственных детях и о том, как он сам их обучал всему, что знал. Трудно было смириться с тем, что они в один миг погибли и оказались навсегда потерянными для него. Сорен сжал кулаки, чувствуя, как горечь подступала к горлу. Он отвернулся и отошёл, боясь, что его обнаружат в таком состоянии, и после этого на какое-то время предался печальным воспоминаниям, пытаясь хотя бы в памяти воссоздать ту счастливую семейную жизнь, оставшуюся в прошлом. Хотя, быть может, она и не была такой благополучной, и лишь его фантазия и память пытались представить его прошлое в качестве маленького рая, чтобы спастись от кошмаров последних лет. Но это было не так важно. Главное, что он действительно тогда был счастливее, чем сейчас.
    Быть может, он сможет исправить эту ужасную ошибку и дать достойную жизнь хотя бы этим детям? Он искренне надеялся, что у него это получится. Может, тогда ему удастся хотя бы частично восстановить то, что было потеряно в пожаре этой войны. Хотелось бы верить.
    -Ладно, на сегодня, думаю, достаточно, - раздался хриплый голос наставника, вернувший Сорена к реальности.
    Он вновь подошёл к дверям. Учителя раздавали последние советы и рекомендации своим подопечным, после чего собрались отвести их обратно в их покои. Лишь в этот момент они заметили светловолосого мужчину, идущего прямо к ним.
    -Милорд, - промолвили рыцари, поклонившись.
    Дети поступили также, пусть молча и с небольшим опозданием.
    -Как прошла тренировка? – спросил Сорен, приблизившись к воспитанникам.
    -Неплохо, милорд, - ответил один из учителей. – С каждым разом у них получается всё лучше и лучше.
    -Чудесно, - промолвил Тито, выдавив улыбку. – Что же, все могут идти обратно, кроме Лиона. Я хочу с ним поговорить.
    Удивлённые взоры обратились на светловолосого молчаливого мальчика, стоящего поодаль ото всех. Заметив, что на него все смотрят, он непонимающе взглянул в ответ на своих одногодок, а затем и на Сорена.
    -Ладно, расходитесь по комнатам, - произнёс один из наставников, ведя остальных воспитанников к двери.
    Дождавшись, когда в помещении воцарится абсолютная тишина, он подошёл к одному из стульев, после чего, похлопав по деревянной спинке, промолвил:
    -Присаживайся.
    Мальчик не стал возражать. Спокойно взглянув на Сорена, он кивнул и выполнил его просьбу. Местоблюститель сел напротив него. Какое-то время оба молчали. Тито с задумчивостью смотрел на своего воспитанника.
    Невзирая на все те перемены, что им пришлось испытать за прошедшие месяцы, Лион был единственным среди них, кто реагировал на это спокойно и даже безразлично, без вопросов принимая то, что ему уготовано. Помимо этого, благодаря живому уму и смекалке, Лион быстро стал одним из лучших учеников. Однако даже не это привлекло Сорена, а необычные истории, витающие вокруг мальчика. Ещё в приюте ходили слухи, что он мог видеть будущее, вследствие чего он не только выжил в жестоком и холодном мире Трущоб, но ещё и всегда умудрялся находить себе еду и деньги, когда даже взрослым приходилось голодать. Неудивительно, что остальные воспитанники его избегали, не сумев справиться с холодом и тайной, таящимся у него в душе. Это и привлекло Сорена, поскольку тот напоминал ему себя, когда тот был ещё совсем юным.
    -Как тебе здесь? – наконец, спросил Сорен.
    -Неплохо, - ответил мальчик, смахнув пот со лба. – Теперь не умираю с голоду – уже хорошо.
    Сорен усмехнулся.
    -А я слышал, что наоборот, ты никогда не голодал.
    Казалось, в первый раз за весь диалог мальчик смутился.
    -Просто в отличие от других, я знаю, где искать еду и знаю, что произойдёт дальше. Нужно просто научится думать.
    -Знаешь? Откуда?
    -Просто знаю и всё.
    -Так не бывает, Лион, - ответил Сорен с добродушной улыбкой. – Видеть то, что недоступно другим – это дар и проклятие.
    -Проклятие? – спросил мальчик с сомнение в голосе. – Почему же это проклятие?
    -Далеко не всё, что ты можешь видеть – к лучшему. И далеко не всегда будущее можно изменить… - Сорен задумчиво посмотрел вдаль. – Кроме того, люди рано или поздно узнают об этом и будут сторониться тебя. Бояться и ненавидеть. Ты ведь знаешь, о чём я говорю.
    Лион понимающе кивнул, внимательно прислушиваясь к словам местоблюстителя. Сжав кулаки, он с вызовом взглянул ему в глаза и с вызовом произнёс:
    -Значит, это их проблемы. Я могу прожить и сам, без помощи других. Мне не нужны эти люди. Я сам по себе.
    -В самом деле? Если бы это было возможно… Но, к сожалению, мир жесток и не даёт человеку никакого выбора. Он может или погибнуть или воспользоваться своим даром и бросить вызов судьбе, чтобы изменить её.
    -Как сделали вы?
    Сорен вздрогнул, услышав эти слова. Изумлённо взглянув на Лиона, он с трудом мог поверить, что говорил с ребёнком, а не с взрослым. Ему даже казалось, что не он допрашивал воспитанника, а наоборот. Да, слухи не врали. Мальчик действительно был весьма необычным.
    -Да…наверное, - пробормотал Сорен, приложив ладонь к голове. – Что же, раз уж мы поняли другу друга, позволь задать тебе ещё один вопрос. Откуда ты всё-таки узнаёшь будущее? Из снов?
    Лион помотал головой.
    -Не совсем. Я будто знаю и всё. Не могу объяснить. Иногда мне снятся сны, иногда я вижу их наяву, даже когда не сплю. Но обычно я просто знаю всё наперёд. Мне кажется, будто я уже видел всё, что будет дальше, и что это всего лишь воспоминание. Вспоминая это, я начинаю понимать, что меня ждёт дальше, - он сделал паузу, грустно вздохнув. - К примеру, я знал, что меня заберут той ночью. Мне казалось, что со мной это уже когда-то происходило, и сейчас оно лишь повторится. Как видите, я не ошибся.
    -У тебя могучий дар, мой мальчик, - промолвил Сорен, обдумывая его слова. – Тебе уготовано великое будущее, но какое? Этого я не могу сказать. Я понимаю тебя, поскольку сам обладаю схожим даром, пусть и в другой форме. Тебе нужно научиться его контролировать, и тогда ты сам сможешь узнать судьбу, уготованную тебе. Я готов учить тебя. Что скажешь?
    Вновь воцарилось молчание, прерываемое лишь дыханием мальчика и звуком шагов, раздававшихся снаружи помещения. Лион думал, отвернувшись от Сорена и пристально смотря куда-то вдаль, будто он вновь увидел картину будущего. Тито терпеливо ожидал, замерев, словно статуя, и занятый лишь тем, что наблюдал за мальчиком, боясь, как бы тот не ответил отказом.
    -Я согласен, - наконец, произнёс мальчик, встав со стула и решительно взглянув в глаза местоблюстителя. – Я готов учиться, если вы действительно хотите помочь мне.
    -Рад это слышать, - ответил Сорен, протянув ему ладонь.
    Поначалу мальчик не понимал, что от него требовалось, но затем всё же повторил всё за местоблюстителем. Они пожали друг другу руки. Начиная с этого момента нити их судеб оказались тесно переплетены между собой, а их дороги слились в одну. Теперь им оставалось лишь двигаться вместе и лишь одни боги знают, куда заведёт их эта таинственная тропа.
    [ GR ]
    Дата: Четверг, 20.06.2019, 11:19 | Сообщение # 95

    Репортер
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1590
    Награды: 2
    Почести: 925
    Имперский Город, Трущобы

    Место, где должна была произойти встреча, располагалось где-то в Трущобах. Это был старый, полуразвалившийся дом, где некогда размещался трактир до того момента, пока владелец не разорился. С тех пор здесь обитали лишь бродяги и бездомные, приспособив этот заброшенный дом в качестве убежища. До сегодняшнего дня так оно и было, пока им не заинтересовались хозяева этого города. Днём жильцов выгнали, чтобы те не мешали подготовить всё к грядущей встрече. И сейчас она вот-вот состоится.
    Сорен задумчиво смотрел в окно, одной рукой играясь с монеткой, быстро перемещая её между пальцами. Интересно, принял ли он его приглашение или же раскусил, что это ловушка? Здравый смысл подсказывал ему, что вряд ли. Такого человека не взять простой хитростью. Однако всё же у местоблюстителя было предчувствие, что всё пройдёт как надо. А предчувствие редко обманывало его, особенно в последние годы. Нет, люди Хеймара не дадут ему просто так уйти. Но, что если они убьют его до их встречи? Но, впрочем, какая разница? От судьбы не убежишь, и не важно, чью руку она направляет.
    Его размышления прервал звук шаркающих ног и голос Ангела Смерти, сопровождавшего его всё это время.
    -Они прибыли, милорд.
    -Он с ним?
    -Да.
    Что же, значит, так тому и быть… Он медленно поднялся со стула и с любопытством взглянул в дверной проём. В следующий момент в нём показался рыцарь, ведущий за собой нескольких мужчин. Со стороны они напоминали волчью стаю, двигаясь грубо, но в то же время грациозно и слаженно, словно единое существо. Каждый из них был облачён в тёмные одеяния, скрывавшие их тела и оставлявшие для обзора лишь ледяные хищнические глаза.
    Большего внимания, впрочем, заслуживал тот, кого они вели за собой. Мужчина средних лет с длинными тёмными волосами, ниспадающими до плеч, грубоватым лицом, покрытым шрамами, небольшой бородкой и холодными серыми глазами, которыми тот спокойно взирал прямо на Сорена. Как оказалось, задержать его без боя не удалось, если судить по синякам, покрывавших его лицо и по небольшому порезу на правой щеке. Однако, невзирая на своё незавидное положение, контрабандист оставался невозмутимым, будто знал, что в любом случае ему ничего не сделают, и он выпутается и из этой передряги.
    -Сумрак, - промолвил Сорен. – Рад нашей встрече.
    Пленник иронично ухмыльнулся.
    -И вам не хворать, Тито.
    -Простите, - промолвил Сорен, обращаясь к людям Хеймара. – Не можете на какое-то время оставить нас наедине?
    Конвоиры переглянулись, будто мысленно советуясь, стоит ли им выполнять приказ местоблюстителя или же нет. На миг в их глазах промелькнуло сомнение, но, в конце концов, они согласились. Когда в комнате не осталось никого, кроме их двоих, Сорен подвинул Сумраку свободный стул.
    -Прошу.
    -Как мило, - произнёс Сумрак, оглядывая своё новое местопребывание. – А, может, вы будете добры и развяжете мне руки?
    -Это зависит от того, как пройдёт наша беседа, - сказал Сорен. – Садитесь-садитесь.
    Контрабандист всё-таки выполнил его просьбу, а затем выжидающе взглянул на Тито. Молчание продолжалось около минуты, и прервано оно было самим Сумраком. Закончив осмотр помещения, он холодно произнёс:
    -Ожидаемо, что я здесь. Вы сговорились с Хеймаром. Почерк моих парней я ни с чем не спутаю. Они бы убили меня - Хеймар меня боится, а ребята, которые брали меня - живых не оставляют. Вы единственный, кому я нужен. Собственно, чем обязан?
    Услышав его слова, Сорен улыбнулся.
    -Что же, тогда перейдём сразу к делу. Я хотел бы разобраться в наших отношениях и узнать, кем мы будем друг другу. Видите ли, мне нужны друзья, а не враги, а выбор в этом плане у меня не особо велик.
    -Что от меня нужно? – перебил его Сумрак. – Вы явно оставили меня в живых не только для того, чтобы поболтать. Говорите, что хотели.
    -Интересный вопрос. Но ты сам мне на него ответишь, - промолвил Сорен, сев на стул напротив собеседника. – Что ты можешь предложить за свою жизнь?
    На лице Сумрака промелькнула ухмылка.
    -Смотря, что вам нужно, - ответил он, хмыкнув. – Если деньги, то я не смогу вам в этом помочь. У меня их нет. Иначе я не стал бы предъявлять вам счёт за украденные реликвии…
    Казалось, контрабандист хотел что-то ещё добавить, но в последний момент умолк, предоставив собеседнику возможность самому развить его мысль. Закончив, он таинственно взглянул на местоблюстителя, будто догадываясь, что скажет Сорен дальше.
    -Меня интересуют не деньги, а кое-что другое, - ответил Сорен с мягкой улыбкой. – Твои способности и таланты.
    -Это уже другой разговор, - промолвил Сумрак, похрустев шеей. – Всё, что касается подпольных дел. Если хотите, могу организовать кражу любой нужной вам вещицы. И ещё… - он сделал паузу, посмотрев в потолок. – У меня остались кое-какие связи с тайной службой Секстум, и я могу поделиться с вами их некоторыми секретами. Полагаю, это должно быть для вас интересно.
    Выслушав его, Сорен отвернулся к окну. Он задумчиво смотрел на полумесяц, возвышавшийся над землёй и будто насмехавшийся над смертными, ведь только он один мог видеть всё, что творилось ночью на земле. Ни одно злодеяние, ни одно тайное дело не могло остаться скрытым от всевидящего взора этого создания. Местоблюститель часто думал, каково быть там и видеть абсолютно всё, но при этом быть неспособным повлиять хоть на что-то. Что чувствует это лунное божество в этот момент? Горечь от того, что при всём всезнании он не может ничего поменять? Или же он наоборот развлекается, с интересом наблюдая за этим громадным и кровавым театром, в котором из поколения в поколение перемалываются людские жизни? А, может, ему и вовсе всё равно? И что же в таком случае выбрать ему?
    Вновь Сорен вспомнил недавний сон. Это было послание, но что оно скрывает? Боги играют с людьми, загадывая загадки, ответы на которые человек знать не может. Сорен почувствовал, как тёплый весенний ветер пощекотал его кожу и словно нашёптывал ему что-то на ухо, однако он не мог понять, что же именно.
    -Так что думаете, Тито? – раздался нетерпеливый голос Сумрака, уставший наблюдать, за тем, как местоблюститель уже несколько минут находился в прострации. – Это всё, что я могу предложить. Я вам ещё нужен для чего-то?
    Голос Сумрака прозвучал внезапно, тем самым резко вырвав Сорена из потока размышлений и грёз. С удивлением он вновь обнаружил себя в этой самой комнатке наедине с контрабандистом, выжидающе смотревшего прямо на него. Пора уже было выбирать. Больше нельзя было тянуть.
    Тито прикоснулся к рукояти Испепелителя, до поры до времени дремавшего в его ножнах. Этого было достаточно, чтобы пробудить сущность, скрытую в клинке. Спустя мгновение он уловил над собой присутствие его ангела, стоящего прямо позади него. Сорен обернулся, ожидая увидеть фигуру его хранителя, но там была лишь стена.
    -Тише. Я здесь с тобой, но в материальном мире меня никто не может увидеть. По крайней мере, пока, - раздался голос у него в голове. – Давай… Сделай это… Убей его. Слышишь? Он не забудет, как ты его обманул и рано или поздно отомстит. Нельзя оставлять его в живых. Убей его! Накорми меня…
    Местоблюститель нахмурился, прислушиваясь к его словам. Пора выбирать. Но что же Сорен мог выбрать, если он не знал, какой выбор правильный? Остаётся только предоставить всё высшей силе - случаю. В его ладони вновь появилась вся та же монета. Хмыкнув, он подбросил её, после чего поймал в воздухе той же рукой. Орёл. Что же, всё решено...
    -Да, я согласен, - промолвил Сорен, обращаясь то ли к Сумраку, то ли к кому-то ещё. – Вы мне ещё можете пригодиться.
    -Тогда, может, развяжите руки? – спросил контрабандист. – А то они уже начинают затекать.
    -Да, конечно, - пробормотал местоблюститель отстранённым и тихим голосом. – Сейчас я всё подправлю. Но осталась ещё одна вещь.
    Сорен поднялся со стула и медленно пошёл в сторону двери, продолжая удерживать руку на рукояти клинка. Лицо местоблюстителя побледнело, из-за чего оно казалось встревоженным и измождённым. Какая-то тяжёлая дума застыла в его глазах. Казалось, он видел то, что недоступно человеческому глазу, и это знание тяготило его, взвалившись огромным грузом на его душу.
    Стало тихо, и Сорен слышал лишь биение собственного сердце и дыхание Сумрака, нетерпеливо смотревшего по сторонам, ждавшего, когда его, наконец, освободят. Вскоре контрабандист почувствовал, что Тито оказался прямо за его спиной. Он ожидал скорое освобождение и предвкушал возможность отомстить тем, кто завлёк его в эту ловушку.
    Однако шли секунды, и никто ещё не торопился его освобождать. Сумрак попытался посмотреть через плечо, чтобы увидеть Сорена, а затем раздражённо спросил:
    -Скоро там ещё? Я не могу тут так вечно сидеть.
    -Уже всё, - ответил холодный и спокойный голос Сорена.
    Чутьё и в этот раз не обмануло Сумрака. Невзирая на скорость Сорена, с которой тот извлёк меч, в последний момент контрабандист успел заметить опасность, но, будучи связанным и безоружным, он не смог защитить себя.
    -Какого ч…
    Сумрак успел лишь напоследок вскрикнуть, прежде чем меч с огромной скоростью опустился на его голову. К счастью, силы и скорости Сорена оказалось достаточно, чтобы одним ударом оборвать жизнь одного из известнейших бандитов Даграна. Окровавленное тело контрабандиста беспомощно обмякло, растянувшись на стуле и замерев навсегда.
    Сорен тяжело вздохнул, мрачно взглянув на дело рук своих. Свершив убийство, местоблюститель замер на месте и какое-то время не шевелился, больше напоминая статую, нежели живого человека. Лишь грудь, что поднималась и опускалась, да движения глаз выдавали в нём живое существо из плоти и крови.
    Вскоре Сорен услышал за спиной звук открывающейся двери, а затем встревоженный голос Ангела Смерти, пребывавшего всё это время в соседнем помещении. Рыцарь с беспокойством взирал то на своего лорда, то на труп Сумрака.
    -Милорд… - робко промолвил он, но Сорен тут же резко оборвал его.
    -Люди Хеймара ещё здесь?
    -Да, как вы и просили.
    Обернувшись к рыцарю, Тито взглянул на него ледяными безжизненными глазами, продолжая сжимать в руке окровавленный клинок. От столь холодного и безэмоционального взгляда местоблюстителя, он почувствовал, как его объял леденящий душу холодок, кричащий ему о скрытой угрозе, таящейся в этой комнате.
    -Скажи им, что Сумрак мёртв. Пусть передадут это своему хозяину, - сказал Сорен, наконец, принявшись оттирать алую поверхность куском ткани. - Они сами могут убедиться в этом и, если я не довёл дело до конца, закончить его самим. Передай это, и мы возвращаемся обратно во дворец. Больше нам здесь делать нечего.
    Рыцарь тут же ринулся выполнять приказ своего господина, в то время как Сорен вновь взглянул на безжизненное тело Сумрака. Хмыкнув, он пробормотал:
    -Ничего личного… Жаль, что тебе пришлось оказаться на моём пути. Увы, у меня не было другого выбора.
    Вскоре раздались звуки приближающихся шагов. Что же, пора уходить. Он итак здесь потратил слишком много времени.

    Имперский Город, Арсенал

    На протяжении всего прошедшего дня жрецы Видящего с группами сторонников обходили квартал за кварталом, разнося слово местоблюстителя. Суть послания была ясна: всем, кто уверовал в их повелителя, завтра нужно немедленно прибыть в Арсенал. И слово было услышано. Десятки тысяч людей собрались на плаце перед величественным зданием императорского Арсенала. Когда-то здесь проводились смотры Секстум и триумфы владельцев Имперского Города. Знали ли многочисленные императоры и местоблюстители города, что центр военной мощи Даграна когда-нибудь станет главной базой религиозной секты, а сам город будет принадлежать пророкам и мессиям? Вряд ли. Скорее всего, одна только эта мысль показалась бы им смехотворной. И, тем не менее, это случилось.
    Великое множество людей всех полов и возрастов столпилось на плацу, в благоговении внимая божьему слову. Все они, невзирая на былой социальный статус, были равны в глазах Видящего, ведь каждый из них отказался от прошлой жизни и последовал за их наставником в будущее. Большинством из них были обычные члены культа. Это были тысячи мужчин и женщин, вооружённых кое-как и одетых в какие-то тряпки и обноски, отличающиеся от одежд бедняков лишь тем, что на них были нанесены грубо нарисованные изображения всевидящего ока – символа новой веры. В глазах каждого из них горело фанатичное пламя преданности их владыке, а уста раз за разом бормотали и выкрикивали молитвы и песнопения, услышанные ими от своих пророков. Они сразу же сбились в одну огромную толпу, объединённую лишь верой в их лидера. Им ещё предстояло в будущем стать настоящими солдатами и воинами их пастора.
    Впереди них же располагались новые отряды секты. Они разбивались на отдельные группы и могли сохранять строй, а дисциплина для них была уже не пустым звуком, в отличие от их собратьев. И пусть по части вооружения они ещё отставали от солдат неверных, всё же в будущем они могли стать силой, с которой все будут считаться. Именно им выпала честь стать ядром новой армии Видящего. Среди них выделялись фигуры офицеров, отличавшихся лучшим обмундированием, апостолов, держащихся рядом с командирами, и так называемых несущих икону. Последними были особо отличившиеся верующие, которым выпала честь нести икону, символ новой религии. Она имела форму знамени с грубоватым и простеньким рисунком горящей книги, над которым возвышалось око Видящего.
    Перед всем этим воинством располагалось импровизированное деревянное возвышение, сделанное на скорую руку за последние дни, отдалённо напоминающее трибуны. Там, возвышаясь над рядовыми членами культа, располагались их лидеры. Понтифики и корифеи, избранные Видящим для руководства его армией, стояли рядом друг с другом, с гордостью чувствуя тысячи взглядов, обращённых прямо на них. Однако даже не они были в центре внимания. В центре всей группы находилось четыре человека. Пророк, Маэс Шаммус, Фарис Сильвиус и Темос Тевторикс. Все вместе они составляли так называемый Синод, и были ближайшим окружением Сорена Тито, и подчинялась лишь одному местоблюстителю. Каждый из секты грезил о том, чтобы занять место среди этих избранных, и все они знали, что это возможно, ведь Видящему важна лишь вера и личное стремление его последователей, а не богатство или происхождение. Именно это и отличало их истинную веру, от обмана и лжи официальной церкви Даграна. Поэтому они и верили, что победят, ведь они сражались за веру, а не за золото в сундуках лордов и императора.
    Говорил среди них лишь один, человек, называющий себя Пророком. Темнобородый мужчина в алых одеяниях, сжимая посох, уже на протяжении последних двадцати минут неистово выступал перед толпой. Это была одна из тех многочисленных проповедей, которые каждый день раздавались на улицах столицы. Но, будучи лучшим оратором в стане Видящего, он мог делать это так, как никто другой, и каждый раз превращал своё выступление в грандиозное представление. Раздавался бой барабанов, играли флейты, а позади него раздавалось протяжное пение сотен певцов, специально отобранных среди его паствы. Говорил он медленно, но громко и чётко, стараясь так, чтобы его слова следовали в такт музыке. Но все эти эффекты были бы пустышкой, если бы не то пламя, которое обитало в его голосе и заставляло каждого, кто находился на площади, смиренно внимать ему. Как раз таки по этой причине любой случайный человек, оказавшийся здесь на плацу, и не имеющий никакого отношения к секте, ни на секунду не усомниться, почему именно этот человек и стал создателем этого могучего движения, охватившего всю столицу.
    Но, наконец, пророк замолк. Он с благоговейным трепетом взглянул на небо, а затем, расправив плечи, торжественно провозгласил:
    -А теперь, преклоните колени перед посланником богов!
    Услышав это, воины, составлявшие охрану членов Синода, расступились, пропуская на трибуны новых людей. Это были Ангелы Смерти, мрачные рыцари в тёмных доспехах, составлявшие личную гвардию Видящего и следующие за ним всюду, куда бы тот ни направился. Их присутствие означало только одно – к ним явился их повелитель. И действительно. Спустя считанные мгновения они расступились, и вперёд вышла могучая фигура местоблюстителя.
    Редко когда им приходилось лицезреть Видящего после того, как он взял город. Такие моменты можно было посчитать по пальцам. Чаще всего им приходилось иметь дела с его жрецами или с самим Пророком, который как раз таки и был ответственен за то, чтобы нести его слово пастве. В последний раз Сорен показывался, когда объявлял о реформировании структуры их воинства. Что же он теперь хотел им сказать?
    От глаз наиболее зорких и любопытных культистов не укрылось, что во внешнем облике Видящего произошли некоторые изменения. Раньше на его сюрко, покрывавшем доспехи, красовался герб его родного дома Тито. Ныне же его поменяли на изображение герба их воинства. Многие воины не без удовольствия взглянули на свои знамёна, где находился тот же самый символ.
    Толпа незамедлительно отреагировала на присутствие их пастыря. Многие из его воинов, как и велел Пророк, рухнули на колени, бормоча молитвы и не умолкая ни на миг. Кое-кто наоборот испустил радостный крик, сопровождая это ударами в грудь и звоном оружия. Воцарился невероятный шум, заглушавший даже ритуальную музыку. Лишь когда Сорен, кивнув, протянул руку по направлению к толпе, дав ей знак успокоиться, люди стали понемногу затихать. Местоблюститель дождался, пока наступит тишина.
    «Что же…пора», - раздался голос у него в голове. – «Давай…почему ты ещё молчишь? Они так долго ждали… Дай им то, чего они хотят!»
    Сорен больше не колебался. Тито сделал шаг вперёд и громогласно объявил:
    -Приветствую вас, мои братья и сёстры! Я рад, что вы откликнулись на мой призыв.
    Ответом ему стал одобрительный возглас со стороны многотысячной армии его сторонников. Услышав это, Сорен одобрительно кивнул, а затем, вновь призвав всех к тишине, продолжил:
    -Появилась новая сила. Победа будет за ней! Старый мир погряз во грехе, а его властители слишком слепы, чтобы увидеть это и слишком слабы, чтобы что-то изменить. Лишь нам боги даровали истинное зрение и силу, с помощью которой мы сможем спасти Дагран от неверных. Мудрые и достойные присоединятся к нам, а слепцы сгорят заживо в огне нашей веры, ибо они достойны лишь смерти. Старый мир сгорит в огне горнила. Вражеские замки падут к нашим ногам. Установится новый порядок! Я видел это. Видел нашу победу и то, как наше святое воинство гордо шагает по Даграну, низвергая лордов и сжигая их прислужников в том самом священном огне, что таится в ваших душах. Нужно лишь выпустить его наружу, и тогда неверующие обречены. Помните об этом, братья и сёстры!
    Слова Видящего вызвали одобрительный гул его сторонников, не утихающий ещё несколько минут. Молчание наступило лишь тогда, когда в дело вмешались жрецы, находящиеся среди толпы, призвавшие свою паству к спокойствию, ведь речь Видящего ещё не была окончена. Вновь десятки тысяч глаз взглянули в сторону одинокой светловолосой фигуры, находящейся за трибуной. Сорен, чувствуя, как по его лбу стекал пот, горделиво улыбнулся, а затем продолжил:
    -Прошло немало времени с того момента, как мы очистили Имперский Город, ставший теперь центром нашего великого похода. Все эти месяцы мы готовились к войне. И теперь настал наш час! Пока Ридденгард, этот трус на троне, император без короны, увяз в боях с чужаками, Лунная Цитадель и Миттенштейн остались без присмотра. Мы не можем упустить этот шанс и позволить тяньвэйцам занять их. Подземный ход в эти крепости открыт, и мы сможем беспрепятственно начать атаку. Это будет испытание для всех вас. Очистите его от неверных псов, и тогда нам откроется путь на материк, а дальше наше слово разнесётся по всему Даграну, пополняя наши ряды и вселяя страх в сердца наших врагов… В ближайшие дни мы отправимся в бой, и тогда Лунная Цитадель будет наша. Но прежде, чем мы выступим, я хотел бы отметить наиболее достойных из вас.
    В следующий момент, дождавшись его команды, к трибуне подошёл один из отрядов сектантов. Именно эта сотня воинов была первой из тех, что подверглись переобучению. В отличие от своих менее дисциплинированных собратьев, теперь они держали строй, чётко выполняли многие команды и овладели несколькими боевыми построениями. Теперь они больше всего напоминали солдат, а не свору фанатиков. Если бы не многочисленные татуировки, покрывавшие их кожу, и не рисунки с символами Видящего на их одеяниях и на щитах, их можно было спутать с рядовыми воинами какого-нибудь среднего лорда. Что же, это был уже прогресс, по сравнению с тем, что имел Сорен в самом начале. Быть может, когда-нибудь его армия будет состоять только из этих бойцов.
    Видящий прошёлся мимо строя, всматриваясь в лица каждого из бойцов. Наконец, он остановился. Затем, приподняв руку, Сорен приказал:
    -На колени!
    Ополченцы тут же исполнили его приказ, с благоговением уставившись на избранника богов. Сорен тем временем остановился рядом с одним из них, который, судя по отличительным знакам на его импровизированной броне, был офицером, а затем опустил ладони на его заросшую голову.
    -Властью, данной мне богами, я благословляю тебя, сын мой. Пусть дух твой будет силён. Убивай врагов моих, и тогда душа твоя очиститься.
    Едва он произнёс это, как лицо командира озарилось гордостью и благодарностью за столь высокую честь. Это было именно то, что ему и нужно было. Затем он продолжил обходить бойцов, отмечая наиболее достойных из них. Однако заняло бы слишком много времени, чтобы обойти каждого из них. Ему помогали великие апостолы, а также другие высокопоставленные жрецы его культа. Каждый воин из этого отряда получил божье благословение.
    Наконец, закончив с этим, Сорен дал им знак подняться с колен.
    -Берите пример с этих достойных людей! Я хочу, чтобы именно такие воины, как они, стали основой нашего воинства! – объявил он. – И я надеюсь, что каждый из вас будет биться с достаточной яростью и верой, чтобы заслужить божественную благодать. Но довольно слов. Готовьтесь к битве, братья и сёстры. Мы выступим со дня на день. Священный поход начался! И пусть Дагран горит в огне!
    Толпа ответила ему одобрительными криками и возгласами, больше всего напоминая бушующее море накануне шторма. Каждый из них изо всех сил кричал, позволяя своему голосу слиться в общем боевом кличе этого огромного войска. Наконец, спустя пару мгновений, кто-то затянул молитву. Возгласы тут же затихли, и сектанты одни за одним последовали примеру своих собратьев, опустившись на колени и позволив песнопениям и молитвам выйти из их уст, слившись в одном общем хоре, который, казалось, был слышен во всём Имперском Городе.
    Сорен с гордостью смотрел на дело рук своих. Он положил ладонь на рукоять Испепелителя, покоившегося в его ножнах. Клинок пульсировал и шевелился, будто пытаясь освободиться из надоевших оков. Тито приложил пальцы к рукояти и нежно погладил её, будто успокаивая верного зверя.
    «Выпусти меня…», - послышался голос в его голове. – «Жажда замучила меня. Я хочу…утолить её…»
    «Скоро, мой друг, скоро», - успокоил его Сорен. – «Ещё немного, и ты вкусишь столько крови, сколько пожелаешь. Верь мне»

    Приказы и траты:

    Всего денег в наличии (с учётом резерва предыдущего хода) - 6400 золотых (3700+2700)

    1. Начать атаку на Лунную Цитадель и Миттенштейн
    2. Описать недавний сон толкователям и спросить у них, что это может значить
    3. Продолжить обучать новых сектантов, а также вести агитацию среди жителей Имперского Города
    4. Отправить 5000 золотых Хоту Черепу с контрактом на убийство Клудда Младшего Тито
    5. Отречься от титула лорда в пользу Белл Тито и её будущего мужа и их будущих потомков. Документ оформить по всем имперским стандартам с участием нотариуса и сделать две копии. Одну копию оставить в Императорском архиве, другую отправить в Анкарис вместе с письмом Дарракарионам. Оригинал оставить при себе.
    6. Написать обращение к бывшим вассалам Сорена Тито и сделать копию. Оригинал отправить в бывшие владения Тито, а копию отослать в Анкарис вместе с письмом для Дарракарионов.
    7. От имени местоблюстителя подтвердить притязания Мада и признать, что теперь Илиналта и Клирвью являются суверенной территорией их дома
    8. Вооружить четыре отряда улучшенного ополчения копьями (400 золотых)
    9. Оставшиеся 1000 золотых отложить до лета

    Письма:

    Красавчику Хеймару:

    Цитата
    Приветствую. Спешу уведомить, что Сумрак мёртв, как и планировалось. Я лишь хотел покончить с ним лично. Теперь одной проблемой меньше. Благодарю за помощь. Также я должен сообщить ещё кое о чём. Как вы, наверное, знаете время от времени мне снятся сны, некоторые из которых впоследствии сбываются в нашем мире. Я понимаю, что это звучит глупо и даже бредово, но всё же дочитайте до конца. Я не пытаюсь приобщить вас к идеям верящих в меня сектантов, а лишь хочу помочь. Суть в следующем: мне снился сон, в котором вы задыхаетесь в чёрном дыму, пытаясь выбраться из горящего здания. Я искренне надеюсь, что это просто бред моего воображения, но всё же прошу вас быть осторожнее. Слишком уж часто мои сны сбывались. Быть может, где-то рядом затаилась угроза, а мне бы не хотелось бы терять столь хорошего друга


    Леди Эйенарии Дарракарион:

    Цитата
    Очень жаль, что нам выдалась возможность пообщаться лишь в столь тёмное время. Признателен за то, что предупредили меня о новой волне врага. Что же, терять мне уже всё равно нечего, и назад не повернёшь. Так что остаётся лишь идти вперёд. Я ничего не знаю о своём будущем, и о том, смогу ли я добиться хоть чего-то. Тем не менее, надеюсь, что вам удастся выстоять в этой буре и отомстить тем, кто посмел осквернить вашу землю.
    Однако пишу я не только ради этих пожеланий. Я уже вряд ли когда-либо вернусь к себе домой, но всё же не теряю надежды, что однажды мои земли освободят. Поэтому я хочу позаботиться о будущем. К этому письму я прилагаю документ с отречением от титула лорда в пользу Белл Тито и её будущих потомков. Я знаю, что она ещё жива, ведь я ни разу не видел её в своих снах. И я предполагаю, что она всё же осталась у вас. Надеюсь, по крайней мере. С этим я прошу лишь об одной вещи: позаботьтесь, чтобы мои земли и титул впоследствии принадлежали лишь моей истинной наследнице. Не этому выродку Клудду, осмелившемуся предать наш род и пойти против меня, спрятавшись за спиной Ридденгарда. Обращаюсь я с этим к вам, потому что у меня больше никого не осталось, кому бы я мог это доверить. Вы - единственные родственники, что остались в живых, не считая Белл. Надеюсь на вас. И передайте Белл, что я люблю её и прошу простить, если в чём-то была моя вина. Надеюсь, хотя бы ей уготовано счастливое будущее.
    PS: Как вы и просили, я написал обращение для своих бывших вассалов. Копию этого обращения я отправляю вам, можете тоже распространить его. Если они даже после этого не одумаются, то говорить с ними больше не о чем.


    Обращение к бывшим вассалам дома Тито:

    Цитата
    Приветствую. Не волнуйтесь, пишу я вам уже не как ваш сюзерен и не буду требовать от вас исполнения старых клятв, которые уже давно потеряли всякую силу и не прошу вас следовать за мной. Это было бы бессмысленно с моей стороны. Я хочу предупредить вас. Надеюсь, что вы всё-таки не стали переходить на сторону тяньвэйцевв, поскольку в противном случае пощады от лоялистов вам не светит. Если вас и этот аргумент не убедит, то подумайте о Дарракарионах, которые потеряли от рук тяньвэйцев большую часть своего рода. Зная их, могу сказать, что теперь тяньвэйцы стали для них врагом номер один, как и те, кто перебежали на их сторону. Могу вас заверить, что в таком состоянии они будут куда страшнее Дагодратов, так что быстрой и безболезненной смерти от них ждать не придётся. Если вы всё же умудрились перейти на сторону врага, то лучше одумайтесь и сделайте вид, что этого не было и что вы всё ещё сражаетесь против тяньвэйцев, потому что ваши хозяева спасать вас не будут. Матьесов они не спасли, например. Это единственный шанс для вас выжить в этой войне и сохранить права на ваши земли. Так что выбирайте с умом. У меня уже нет выбора, а вот вам-то есть, что терять. Подумайте об этом. Это всего лишь добрый совет вашего старого друга. Надеюсь, вы прислушаетесь к нему. Больше я от вас ничего не прошу.


    Фаламару Фригию:

    Цитата
    Я вас категорически приветствую. Позвольте с вами не согласится. Помимо того, что вы сказали, три сотни лет нашей истории также учат нас и тому, насколько опасно сосредоточение власти в руках одного человека. Вспомните, сколько было тиранов и безумцев на престоле Даграна, которые приводили собственную страну к хаосу просто потому, что они обладали императорским или местоблюстительским титулом, а также самыми богатыми землями в империи. Из этого я убеждён, что лучше союз домов, в которым император опирается на лордов, будучи первым среди равных, а не нынешняя система, где император чуть ли не считается господином среди рабов, обязанных беспрекословно исполнять его волю и не имеющие никакого права обжаловать приказ хозяина. Единственное, на что тогда может держаться власть императора - страх, а это очень опасный ресурс, поскольку слуга, ненавидя и боясь своего господина, предаст его, как только появится возможность. Что мы и видим на примере многих дворян, так легко перешедших на сторону врага. Вы говорите, что только единая власть способна защитить нас от завоевателей? Что-то я этого не вижу. Я понимаю, что вы поддерживаете Магнуса, поскольку он с вами породнился, но всё же нынешние поражения - это его вина. Если вы посчитаете, что я не прав, то ответьте всего на два вопроса. Почему Магнус не отправил помощь на юг, когда гибли Дарракарионы, а свои легионы Секстум либо оставлял при себе, либо отправлял только своим любимчикам, например, Квинтиллусам? И второе: почему он был настолько глуп, что отправил на убой лорда Мада вместе с его армией, хотя тот просил его о помощи? Это не похоже на поведение просвещённого монарха, а скорее на отношение господина к своим рабам. Это напрямую показывает, что ему плевать на жизни своих вассалов, ведь его заботит лишь собственная власть. Ведь это типичный пример малолетнего тирана. А кто такой малолетний тиран? Малолетний тиран - это малолетний тиран. Уж не знаю, как остальные, но я не желаю быть рабом малолетнего тирана.
    И ещё. Вы говорите о выборе, но разве он для меня сейчас существует? Терять мне уже нечего, ведь все мои поданные и моя семья погибли от рук врага, защищая власть Магнуса, а титул мой отняли. А про отношение Магнуса ко всем, кто осмелился перебежать ему дорогу, всем известно. Тираны по другому и не могут. А потому я не смогу вернуться обратно под ярмо императора, даже если бы я и захотел. Я не считаю самоубийство выбором, уж простите. Сейчас уже нет никакого выбора, так что мне остаётся лишь идти по той дороге, что уготована судьбой. Посмотрим, куда она заведёт.


    Лорду Публусу Маорию:

    Цитата
    Я вас категорически приветствую. Мне задают сейчас миллион вопросов… Постараюсь на них ответить. Вы говорите о том, что сейчас не время думать о таких вещах? Как раз таки самое время, поскольку в годы мира никому до этого нет дела. Это как в случае со стулом. Никто не замечает, что он разваливается до того момента, пока кто-то не захочет на него сесть. Нельзя победить внешнего врага, пока мы не победим внутреннего, а именно справиться с корнем всех зол – с тиранией. Император – это малолетний тиран, который вместо того, чтобы сплотить всех своих вассалов и стать примером сильного лидера, предпочитает играть в солдатики и жертвовать поданными в угоду своим капризам. Как, например, с горцами, половина из которых полегла ради спасения его шкуры. Не обольщайтесь. Если война закончится в его пользу, он вытурит горцев и вас обратно в Фекстус, а то и вовсе уничтожит ваш дом. Его гордыня не простит ему того факта, что рядом с его дворцом располагаются горцы, которых тот презирает и ненавидит. Я, конечно, аплодирую вашему ходу с Гардуком, но вы же сами понимаете, что Магнус не позволит какому-нибудь дому, а особенно вашему, так возвысится. Для этого он слишком труслив и жаден.
    Наоборот, я хочу, чтобы лорды сплотились в союз и были равны между собой и не представляли собой свор псин, которыми Магнус может понукать, как захочет. Поймите, лишь равные могут выстоять в этой войне, но уж никак не войско рабов под кнутом хозяина. Это свойственно лишь тяньвэйцам, а не нам, гордым потомкам Норгмара и Лисмера. Мы же не хотим уподобиться нашим врагам, поскольку такое поведение свойственно лишь им. Спешу также добавить, что в отличие от армии Ридденгарда, мои воины сражаются за меня добровольно. Я ни разу не проводил сбор ополчения в Имперском Городе, и все эти люди идут за мной по своей воле, потому что они верят в меня и действительно хотят свободы. Ими не руководит страх в отличие от слуг императора.
    И забавно, что именно вы опасаетесь усиления священников и того, что они могут занять место лордов. Неужели вы в открытую говорите тоже самое Цейсиям, вашим союзникам, которые поступают так же? Разница между нами состоит лишь в том, что они насаждают свою веру с помощью силы и страха, а мои проповедники полагаются лишь на своё слово, поскольку у них нет стольких ресурсов, что у инквизиции Цейсиев. Как видите, сосуществование жречества и феодалов – вполне реально и даже необходимо в наши тяжёлые годы, поскольку для крестьянина вера и долг – одно и то же понятие.
    Приятно с вами общаться, лорд Маорий. Я также в свою очередь надеюсь, что когда-нибудь мы сможем подискутировать вживую. Удачи вам и да пребудут с вами боги.


    Сообщение отредактировал Мануил - Вторник, 02.07.2019, 07:04
    [ GR ]
    Форум » ФРПГ » 10 Лордов » 10 Лордов: Игро-тема
    • Страница 5 из 5
    • «
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    Поиск:


    Добро пожаловать,
    Инкогнито



    Для просмотра сайта рекомендуем использовать
    Opera или Mozilla FireFox

    Поиск
    Мини-чат
    Для добавления необходима авторизация
    На сайте


    Нас посетили:


    Наши друзья