• Страница 3 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Модератор форума: Аноним-анонимыч, Diamato  
Форум » ФРПГ » 10 Лордов » 10 Лордов: Игро-тема
10 Лордов: Игро-тема
Дата: Воскресенье, 24.04.2016, 20:52 | Сообщение # 41

Кот-Тюремщик
загрузка наград ...

Сообщений: 6271
Награды: 3
Почести: 1255
Осень 374 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного


Мировые события

Войска Нефритовой Империи осаждают столицу Секстума. Все Легионы отозваны для обороны.
Коалиция Домов Севера, во главе с Лордом Алексисом Квинтиллусом, дала бой и нанесла сокрушительное поражение авангарду Нефритовой империи в битве при Иксате. В плен захвачен один из командующих Нефритовой армии. Это первый крупный успех армий Даграна в сухопутном сражении против Нефритовой Империи.
Армия ДОма Ридон потерпела поражение и дом Ридон пал. Однако, Лорд Ридон и его семья, сумели бежать на материк.
Дом Дагодрат уничтожен в последнем сражении при Апокриусе.

Дом Дарракарион


На материковую территорию вашего дома высадились войска Нефритовой Империи. Они быстро движутся к Рейенину.
Дейерон Дарракарион, вопреки приказам Секстума прибыл с легионом на помощь, и движется на встречу противнику.
Пришло письмо от Акриоха
Цитата
Я согласен на мир. К несчастью для вас, Сунь Ли отправляет на ваш остров генерала Гань Бу, чтобы обеспечить сохранность стратегически важного порта. Поэтому, я для вашего же блага, предлагаю вам не сопротивляться. Я знаю, вы скажете, что это унизительно, но Гань Бу не станет с вами вести переговоры - он пойдет на все, чтобы выполнить приказы прославленного стратега. Это, в каком-то роде спектакль, и вы должны сыграть роль проигравших, если не хотите играть роль мертвецов и пленников Гань Бу. Поэтому, как только генерал прибудет, вы должны будете выразить ему свое почтение. Я не настаиваю, выбор за вами.

До вашего флота на Трамисе, дошли вести о происходящем на материке. Легат Норридон отдал приказ оставить Трамис, и двигаться на материк.
Цитата
Этот чертов остров был одной большой приманкой, которую мы съели без остатка. Стоило догадаться - кому нужен этот несчастный камень посреди моря. Мы уходим - нужно помочь Секстуму и домам Империи, пока ещё есть чему помогать.

Пришел ответ от Клудда Тито
Цитата
Если бы семейные связи для меня что-то значили, я бы не сбежал от них. И ваш Архонт для меня такой же господин, как и любой другой дворянчик на этой земле. Ближе к делу - вы даете мне деньги, я даю вам свои мечи. Ни более, ни менее. Учитывая обстановку в стране - у меня нет недостатка в нанимателях, поэтому не думайте, что я соглашусь сражаться за спасибо - для этого у вас есть десятки бастардов и недалеких вассалов.


Доход от налогов - 2500 золотых.
На Трамисе награблено добычи на 4600 золотых. Эти деньги прибудут вместе с флотом.
Из уцелевших кораблей флота Трамиса, вы захватили себе 3 галеры.

Дом Тито


Вторая битва при Грейбенбурге


Силы сторон: Кавалерия Черного Отряда (400 человек)/Армия Дома Коракс (2100 человек)/Гарнизон Грейбенбурга (750 человек) - В городе; Армия Дома Тито (3900 человек) - вне города vs Армия Нефритовой Империи (~ 9000 человек)
Уже на подходе к Грейбенбургу, армия Тито столкнулась с мощными и энергичными действиями армии врага. Попытка прорыва к крепости не удалась, более того, были окружены несколько небольших отрядов. На второй день битвы, была начата общая контр-атака всей союзной армии. Войска Уриэля Коракса сумели соединиться с союзниками, но контр-атака Нефритовой армии, отбросила их от города. К вечеру, было решено оставить город и отойти к Танону.
Итог: Грейбенбург пал, армия Союзников отходит к Танону.
Потери Дарракарионов - отряд тяжелой кавалерии вассалов
Потери Тито: 13 отрядов ополчения, отряд пехоты, гарнизон Грейбенбурга
Потери Кораксов: Два отряда пехоты, 4 отряда ополчения.
Потери Нефритовой Импери: ~ 1500 человек.

По пути к Имперскому городу, Сорен Тито, отдыхая в небольшой деревеньке, услышал слух о неком "Оракуле" - знаменитом мистике и провидце, который живет неподалеку. Сразу после этого, Сорен испытал сильнейшие видения, которые указывали ему путь к Оракулу. Близкий друг Сорена, рыцарь и жрец Базирты Фарис Сильвиус, убеждает вас посетить Оракула, другие же рыцари, не придают значения видениям, и выступают за то, чтобы ехать в Имперский город без задержек.

Доход от налогов: 1700 золотых.
[ RU ]
Дата: Суббота, 16.07.2016, 06:37 | Сообщение # 42

Полковник
загрузка наград ...

Сообщений: 2801
Почести: 234
Ход Дома Дарракарион

Грейбенбург, земли Дома Тито

Прорыв из замка выдался каким-то слишком легким. Ожидавшие отчаянного сопротивления всадники Дарракарионов и Тито, нацеленные на то, чтобы просто нанести врагу наибольший урон, а затем - отступить или героически погибнуть, неожиданно легко прорвали вражескую оборону. В первый раз, отпор осаждающих был в разы более жесток, и попытка вырваться из Грейбенбурга стоила осажденным множества жизней. Сейчас же, захватчики, теснимые с двух сторон, как будто бы расступались перед прорывавшимися.Казалось бы, ничего не предвещало беды, свобода ждала измотанных осадой воинов всего в нескольких сотнях шагов. И тут, случилось неожиданное.
Валериан Дарракарион, до того прорывавшийся в первых рядах, вдруг резко развернул коня, и понесся мимо отряда обратно, в сторону Грейбенбурга, расталкивая на пути немногочисленных врагов, которых до того миновала судьба быть растоптанными под копытами коней. Какой-то оруженосец с гербом Тито на груди попытался схватить его, но без толку.
- СТОЙ! - закричал Вейерон Дарракарион племяннику, но тот, не слыша ничего, все мчался к открытым воротам, в которые уже хлынули осаждающие. Вот Валериана встретили первые солдаты неприятеля, вот слетела с плечь голова самого смелого, первым кинувшегося ему на перехват... Но противников было слишком много. Как только коня Валериана повалили на землю, он потерял его из виду.
- Продолжаем прорыв, не сметь останавливаться! - скомандовал Вейерон остаткам своих людей. Племянника он уже потерял, и смысла в том, чтобы терять вслед за ним солдат, он не видел.
То ли выходка наследника Дома как-то дезорганизовала противника, то ли они не сильно были ему нужны, но сопротивление солдат врага, и так слабое в самом начале, все ослабевало и ослабевало, пока наконец, беглецы чуть ли не влетели в боевые порядки Тито, наседающие на врага с тыла.
- Прорвались! - крикнул какой-то рыцарь.
Внезапно, боевые порядки позади прорвавшегося из Грейбенбурга отряда сомкнули тот пролом, в который им удалось проскочить, будто бы все и было так спланировано.
- Или, нас отпустили, - мрачно заметил кто-то из рыцарей Корраксов.
Как по волшебству, в рядах неприятеля появились пики, и они начали наседать на растерянных солдат Тито и бывший гарнизон Грейбенбурга. Послышалась команда к отступлению.
- Демоны! Лорд Вейерон, видимо, теперь, наследник Дарракарии - Вы, - невесело заметил Ариакас, когда он поравнялся с Вейероном.
- Видимо, да, - безрадостно ответил тот. Веселого во всем этом для него было мало.




Кровавая Гавань, таверна "Веселый Кракен"

Над входом в заведение красовалась все та же не в меру веселая вывеска. Дейемон снова удивился всей ее нелепости, и рефлекторно провел рукой по бритой голове. Все таки, как же это не удобно, оказаться лысым. Но иначе, его бы опознали даже эти болваны-солдаты Нефритовой Империи, не говоря уже о каждой собаке в порту. Конечно, его еще можно было узнать по цвету глаз, но он и не собирался давать кому-либо возможность сделать это. Вздохнув, он вошел внутрь.
В зале уже собрались все те, кого он хотел здесь видеть. Тут были и офицеры стражи, которые не смогли, как и он, отступить из города, и самые прожженные головорезы, с которыми он наводил ужас на трущобы, и несколько главарей местных шаек, которые давно ели с его рук. Его люди.
- Ну что же, господа, я буду краток, - начал Дейемон, - Враг захватил город. Вот только эти узкоглазые уроды не учли, что это МОЙ город. Он мой не потому, что его сколько-то поколений назад построил мой предок. Он мой, потому что это Я навожу страх на трущобы, когда иные прохлаждаются там, в Верхнем Городе! Это МЕНЯ тут боятся все и каждый! Я тут закон! - его глаза гневно блистали в полумраке.
- И знаете, что? - он продолжил, - Я очень не люблю, когда кто-то влезает в мои дела. Я отсиживался целых пять месяцев, и думаю, что с меня хватит. Я хочу показать им, что они сделали ошибку. Я хочу, чтобы они это поняли. И я хочу, чтобы они свалили отсюда как побитые псы, дрожа от страха! Не знаю, в моих ли это силах, но мне чертовски хочется увидеть парочку их солдат, разбросанных по улицам по частям. Это-то мне точно по силам.
Он обвел взглядом зал.
- И я хочу увидеть, как каждый тут присутствующий здесь мне в этом поможет. Надеюсь, наши желания совпадают?




Клык-Остров, Клык-Крепость

- А кто изображен на этом портрете? - спросил Акриох, глядя на полотно, изображавшее высокого драконида.
- О, это - лорд Гейер Дарракарион, "любимец" всей знати на севере континента. Видите ли, после сражения, в котором он сражался на проигравшей стороне, дорогу домой ему надежно перекрыли силы противников. И, после этого, он не нашел ничего лучше, чем сколотить из крестьян и каких-то дезертиров отряд, с которым устроил самый настоящий террор на севере континента. Славно он там повеселился, сжег с десяток замков, собрал под свои знамена всех окрестных крестьян, пообещав им избавление от гнета местной знати, но, закончил он плохо, - пояснил Вермитор.
- Почему же? - спросил военачальник Сиятельной Империи.
- Кто-то из местных лордов умудрился пообещать крестьянам больше, и, на одном из привалов, его убили свои же.
- Жалкие людишки, - покачал головой Акриох, переходя к следующей картине, - А кто эти две милые леди?
На картине были изображены две похожие на друг друга как две капли воды девушки, в обнимку сидевшие на троне Дарракарии.
- О, это две леди Эйерен, правившие совместно, и благодаря которым владения нашего Дома приросли чуть ли не в три раза. Видите ли, леди Эйерен Умная, она - справа, была девушкой весьма э... легкомысленной, и иногда вела себя не совсем так, как ей подобало, но, результат этого поведения... Как то, решив прокатится по владениям соседних лордов, она умудрилась выскочить замуж за всех троих. Одновременно. Как - остается загадкой, но зачем - ясно. Очень уж ей с сестрой хотелось посмотреть с Клык-острова на их грызню, когда правда бы всплыла. К несчастью, когда обманутые ей идиоты только начали выяснять между собой, кому же она должна достаться вместе с Клык-Островом, леди Эйерен Умная умерла от пневмонии. но ее дело продолжила сестра-близнец и соправитель, леди Эйерен Красивая. В отличии от сестры, она больше времени уделяла книгам и управлению своими владениями, - Вермитор усмехнулся, - Что не помешало ее мужу разгромить трех неудачливых женихов ее сестры, когда они достаточно измотали друг друга в бессмысленной грызне, и захватить их владения. Потом, они проправили вместе то ли тридцать, то ли сорок лет, и умерли в один день, а у нас, Дарракарионов, появились первые территории на континенте.
- Однако, - удивился Акриох, - интересная у Вашего Дома история. Но, я думаю, Вы пригласили меня сюда отнють не для того, чтобы провести мне экскурсию по вашей картинной галерее?
- Да, не для этого. Просто обидно, что, скорее всего, эта история умрет вместе с нами.
Акриох прищурился.
- Что Вы имеете ввиду?
Вермитор вздохнул.
- Акриох, Вы предложили нам сдаться. Но мы, дракониды, никогда не сдаемся на милость разного рода захватчиков. Вы - один из нас, потому, сопротивления и не встретили. Но стоит сюда заявится этому Гань Бу... На Клык-Острове проживает почти девять тысяч драконидов, но я не думаю, что хоть кто-то уцелеет в той бойне, что начнется. Мы - не Дом Иэльмерион, чтобы склонится перед этим "императором".
Акриох вздрогнул.
- Я не желаю ничего слушать об этих приспособленцах, с которыми не имею ничего общего.
- Да? - удивился Вермитор, - Но ведь Вы сейчас, как и они, служите так называемому "императору", идя против своего народа. Ради чего?
- Я... Я... - Акриох взял себя в руки, - Думаю, нам будет лучше продолжить переговоры в другой раз, Вермитор.
- Как пожелаете.




Трамис, ставка легата Коридона

Атмосфера среди высшего имперского командование царила не лучшая. Не успев полностью насладиться своей победой над противником, к войскам Империи пришло осознание того, что их просто выманили на Трамис. А, тем временем, армия интервентов теснила дагранцев по всем фронтам. И все же, легат Норидон старался сохранять спокойствие, хотя бы внешне. Лорд Дарракарион старался делать то же самое. У обоих с трудом, но получалось это сделать.
- Прошу меня простить, милорд, но у меня чертовски мало времени. Что Вы хотели? - начал легат.
- Я благодарен Вам за то, что Вы его мне все таки уделили, легат. Перейдем к делу, - ответил драконид, - Во-первых, остаются ли в силе наши договоренности на счет переговоров с Трамисом?
- Думаю, да. Если Вы чего-то ими добьетесь - все мы только выиграем. Так что, думаю, я могу пока не менять жесткие условия, которые поставил перед трамишийцами. Но, если Вы сказали "во-первых", то, это еще не все, - поинтересовался легат.
- Совершенно верно. Во-вторых, думаю, мне может понадобиться еще больше кораблей в дополнение к тем, что я уже получил.
Легат опешил.
- Я, конечно, понимаю, что дарркарийцы потеряли чуть ли не больше всех в этой битве и внесли в победу значительный вклад, но, только из-за этого устраивать передел добычи... Вы слишком многого хотите.
Лорд Дарракарион рассмеялся.
- О нет, я имел в виду не то, что мне необходимо компенсировать потери, и не пытаюсь апеллировать к заслугам своих войск. Мне могут ПОНАДОБИТЬСЯ эти дополнительные корабли, по крайней мере, в случае успеха переговоров.
Норидон пристально посмотрел на него.
- Вы что-то затеваете, милорд, - секунду помедлив, он продолжил, - Впрочем, меня слабо интересуют Ваши с трамишийцами игры, для меня главное - результат. Если он будет, думаю, мы сможем на счет всего договориться.
- Как и рассчитывал. Что же, легат, до встречи на следующем совещании. Я надеюсь, я приглашен? - спросил лорд Дарракарион, вставая с места.
- Конечно, Вы - приглашены. До встречи, милорд.




Казна: 2550 золотых драконов

Военные приказы:
В Дарракарии:
Выделить 400 монет на содержание Орденов солдат-рабов.
Выделить 2000 монет на закладку еще одной галеры в Светлом Доле.
Прояснить ситуацию с прибывшим на помощь Дейероном Дарракарионом: какими силами он располагает, и в каком порядке будет строиться командная вертикаль.
Во владениях Дома Тито:
Направить парламентера, дабы выяснить судьбу Валериана и Эйерин Дарракарион. Если они еще живы - попробовать освободить их силами Теневых Драконов.
В объединенном флоте Дарракарии и Дома Тито:
Ввести в строй новые корабли.

Гражданские указы:
Выяснить состояние лагеря для взбунтовавшихся рабов, а так же его охраны.

Дипломатия:
Продолжить переговоры с Трамишийскими властями через дом Вичи на тех же условиях - сдача и помощь изнутри во взятии твердыми гарантирует им сохранение жизни, и, по возможности, и положения в обществе, или, за их безопасность Дома Дарракарион ручаться не сможет. Попросить легата Коридона повторить официальные, жесткие условия сдачи, возможно, даже немного ужесточить их.
Пользуясь переговорами, разузнать все, что можно, о том тайном культе, который, очевидно, исповедует дом Вичи.

Династические вопросы:
В нынешней, непростой ситуации, наследником Дома, по крайней мере временно, становится Вейерон Дарракарион. Да хранят нас боги от этого...

Остаток: 150 золотых драконов.

Письма:



Сообщение отредактировал Ардо - Четверг, 28.07.2016, 16:14
[ UA ]
Дата: Пятница, 29.07.2016, 07:28 | Сообщение # 43

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1562
Награды: 2
Почести: 925
Ход дома Тито.

Владения Тито. Танон.

-Сколько мы потеряли солдат, Асторат? – спросил Ноктус у крупного немолодого мужчины с короткими чёрными волосами, которые были слегка задеты сединой, и морщинистым лицом, украшенным парочкой шрамов. Характерные цвета его сюрко выдавали в нём члена баронского дома д’Роун.
-Весь гарнизон Грейбенбурга, большая часть ополчения и отряд пехоты, - сухо и лаконично ответил барон Асторат.
Услышав, какого число погибших в том бою, Ноктус подумал: «Хорошо, что хотя бы столько… Могло быть хуже».
Могло то могло, но в это с трудом верилось. Ситуация была… проблематичной, скажем так. Они потеряли один из важнейших портов, большое количество солдат и младшего сына лорда Сорена… Ноктус никогда особо не питал к своему младшему брату добрых чувств, но он предпочёл бы избежать этой потери. Без него им придётся намного тяжелее. Особенно, в плане того, что это был дополнительный моральный удар, как по отцу, так и по всему герцогству.
Прервав свои мрачные мысли, Ноктус вновь обратил внимание на одного из лучших полководцев Тито. Барон д’Роун по-прежнему не выражал никаких особых эмоций и молча ожидал приказов от наследника своего сюзерена.
-Созови сегодня военный совет. Это решение должно быть выслушано ведущими вассалами Тито. Мы не имеем права на вторую ошибку. Если проиграем, то погибнет всё, ради чего воевали наши предки и что мы отстаивали и отстаиваем кровью и потом.
Барон кивнул и, не мешкая, покинул помещение, оставив Ноктуса наедине с его печальными мыслями.
«Надеюсь, отец знает, что делает. Если ситуация не изменится, а он не сможет убедить императора предоставить нам дополнительную помощь – нам конец».
Размышляя так, он преклонил колени перед окном и начал рьяно молится всем имперским богам, в том числе и покровителю их дома и предку самого Ноктуса. В самые трудные эпизоды в истории Империи, боги – это единственное, на что могут уповать смертные, в эти трудные моменты. Оставалось только надеяться на то, что они проявят милосердие…

Цитата Траты и указы
1. Вложить 1000 золотых для найма отряда пехоты.
2. 700 золотых для подготовки к зиме.
3. Выслать разведчиков и внимательно следить за передвижениями армии противника.
4. Попытаться организовать в Грейбенбурге нашу шпионскую сеть из местных жителей, которые по прежнему преданы Императору и Тито.
5. Собрать оставшуюся армию в Таноне (2 отряда тяжёлой кавалерии, два отряда пехоты, четыре отряда лучников, отряд Тёмных Ангелов и отряд Ангелов Смерти + ополчение).
6. Дождаться, пока армия вторжения разделит свои силы и начать уничтожать их поодиночке.
7. Прежде чем продолжить путь в Имперский Город, заехать по дороге к Оракулу.


Сообщение отредактировал Мануил - Суббота, 30.07.2016, 18:33
[ RU ]
Дата: Суббота, 30.07.2016, 22:26 | Сообщение # 44

Кот-Тюремщик
загрузка наград ...

Сообщений: 6271
Награды: 3
Почести: 1255
Зима 375 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного


Мировые события


В землях Секстум, на равнине Вурант, произошло крупнейшее сражение в истории Даграна. Армия Секстума и Имперского домена, усиленная отрядами домов и наемниками, схлестнулась с войском Нефритовой Империи. Всего, с обеих сторон, в битве приняли участие почти 200к человек. Это также было самое долгое сражение, длившееся почти 4 суток. Обе стороны стремились захватить инициативу, перед тем как зимой прекратить активные действия. Военачальники Нефритовой Империи, стянули все свои силы на этом фронте в единый кулак, так же поступили и Секстум, собрав все остатки Легиона (в битве не приняли участие только 1 легион, призванный защищать Имперский город, и 12 легион, который во главе с Меченосцем Дарракарионом (объявленном ренегатом и дезертиром), ушел на Юг), а также войска Императора Магнуса, и дружины многих домов. О сражении было известно задолго до, ходили слухи, что Грандмастер Секстум Сфенер Карий, и командир Нефритовой армии Лэй Шэнь договорились о месте и времени встречи заранее, но эти слухи не имеют подтверждения. Так или иначе, 20-го Начала морозов, авангард Нефритовой Империи прибыл на Вурант, и начал обустраивать лагерь. Неделей позже подошли основные силы, а ещё через три дня, на равнину ступило войско Даграна. Точная численность обеих армий неизвестно, но примерные цифры говорят о 100-120к со стороны Даграна, и 80-90к со стороны Нефритовой Империи. Так или иначе, 2-го Заката, армии начали сражение...

Начали битву Дагранцы, атакой кавалерии по центру. Они легко смяли вялое сопротивление Нефритовой армии, и устремились к лагерю, где располагалась ставка Лэй Шэня. Но, укрепленный лагерь встретил кавалерию огнем баллист и огнеметов, и атакой пикинеров. В итоге, к вечеру первого дня, Секстум не досчитался 5к кавалеристов, что было существенной потерей, так как у Секстума осталось всего 2к тяжелой кавалерии,и 10к разведчиков и легких кавалеристов. Этим и воспользовалась Нефритовая армия утром следующего дня, ударив кавалерией по позициям Даграна. И если с оборонительным порядком тяжелых легионеров на переднем краю, кавалеристы не могли сделать практически ничего, то фланги, состоявшие в основном из ополченцев понесли существенные потери - порядка 10к ополченцев, при потерях Нефритовой армии в 2к кавалеристов (в первый день, они потеряли около 1к слабовооруженных пехотинцев).

К обеду, кавалерия отступила и Секстум получил возможность перегруппировать силы. 16к легионеров Секстум (половина ото всех, принявших участие в битве), усиленные всей оставшейся кавалерией, 3к лучников, и примерно 20к ополченцев, были сгруппированы на левом фланге битвы. Здесь армия Нефритовой империи флангом упиралась в Вурантскую рощу, достаточно густую, чтобы полностью препятствовать действиям кавалерии, поэтому это было единственное направление, где Секстум мог рассчитывать на успех в атаке. Примерно в 17:00, началась атака, которую возглавил Меченосец Артендайн Квинтиллус. Здесь Легионы Секстум, наконец, оказались в привычных для себя условиях, и без особых проблем смяли фланг Нефритовой армии, и вышли в им в тыл. Как только, легионеры покинули рощу, их атаковала кавалерия, но успеха не достигла, напротив, она понесла очень серьезные потери. Видя отчаянное положение, Лэй Шэнь выкидывает свой козырь. Из лагеря выходят полностью обитые железом повозки, которые тянут также полностью одоспешенные быки. На повозках были установлены небольшие скорострельные скорпионы, а также огнеметы. Эти повозки, получившие от легионеров название "танкум" (дагр. "непробиваемый"), под прикрытием пехоты и кавалерии атакуют Легионеров, которые не могут поделать с ними ровным счетом ничего. Это заставляет Секстум отдать захваченную было инициативу, и отступить на исходную позицию. Но, этой атакой, Секстум взял реванш за неудачное начало сражения, оставив лежать на поле боя 15к солдат Нефритовой армии, потеряв при этом всего 2к легионеров и около 7к ополченцев и лучников.

К исходу второго дня, армии тактически находились на тех же позициях, что и в начале сражения, и поэтому командование Секстум начало задумываться об отступлении, так как способов вскрыть оборону вражеского лагеря не находилось. Но, Сфенер Карий отверг идею отступления и отдал приказ о ночной атаке. Под прикрытием темноты, Секстум атакует по флангам. Однако, военная удача поворачивается лицом к Нефритовой армии, и темнота играет за них - 2 легиона на правом фланге теряют связь друг-с-другом, и оказываются полностью окруженными и уничтоженными. На левом фланге, большой отряд ополчения попадает в засаду в роще, и также погибает. В итоге, ночная атака, стоила Секстуму двух полнокровных Легионов (6к легионеров), и 10к ополченцев. При этом потери Нефритовой армии, не превышают 5к человек.

Ночной успех воодушевил Нефритовую армию, и утро третьего дня, началось с серии атак на позиции Секстума, который напротив был подавлен. Боевой дух сохранялся лишь у Легионеров, благодаря чему атаки Нефритовой армии не смогли сломить хребет обороны Дагранцев. Командование снова заговорило об отступлении, так как инициатива в битве была полностью на стороне врага, но Сфенер Карий продолжет упорствовать и верить, что ход битвы можно перевернуть в их пользу. Остаток дня прошел в вялом обмене точечными атаками. Ночью никто не спал, обе армии ждали подвоха от противника. К утру, Сфенер Карий отдает приказ о всеобщей атаке лагеря врага. Секстум бросает в бой все свои силы (в резерве остается 1 легион и около 7к ополченцев).

План последней атаки выглядел довольно перспективно - ударный кулак легионеров по центру, и охват ополчением при поддержке остатков кавалерии с флангов. В 7 часов утра, фланги армии Даграна пришли в движение. Видя столь масштабную атаку, Лэй Шэнь стягивает силы с центра на фланги. Таким образом, с фронта его лагерь оказался защищен лишь полевыми укреплениями, а также огнеметами и баллистами, при поддержке небольшого количества солдат резерва. Сюда и ударил кулак Секстума, состоявший из 20к легионеров. Мясорубка в центре армии Лэй Шэня , была самым кровавым эпизодом битвы. Штурм этой позиции продолжался 4 часа, и Секстуму сопутствовал успех - ценою жизни трех легионов, вал с осадными орудиями был преодолен. Между Секстумом и Лэй Шянем стояли лишь танкумы, и гвардейский резерв, остальные силы увязли на флангах. Атаку танкумов, Секстум встретил...огнем захваченных баллист. Мощные стрелы баллист прошивали броню быков, и обездвиженные танкумы, не имевшие в этот раз прикрытия, легко захватывали Легионеры. Но, на флангах, войско Нефритовой империи сумело обратить в бегство дагранцев, и Легионеры оказались захлопнуты в ловушку. В это же время, кавалерия Нефритовой империи атакует практически пустой лагерь Секстум и захватывает в плен все командование армии Даграна. В гуще битвы, тем временем, Легионы осознают, что окружены. На предложение сдаться, легионеры отвечают убийством посланника и начинают прорыв. Войска Нефритовой Империи, явно не ожидавшие сопротивления от уже разбитой и обезглавленной армии несколько опешили, что позволило части Легионеров пробиться и покинуть поле боя...
Итог Боя

Секстум фактически перестал существовать - из принявших участие в битве 33к Легионеров, поле боя покинуло 3к Легионеров. При этом, в плен взято все высшее командование Секстум (Грандмастер, 3 меченосцев, 7 легатов), погибли же на поле боя - 1 меченосец и 11 легатов. Вышло из окружения всего 2 легата - Стибий Красс и Вейнон Зершальт. Также, полностью уничтожено и рассеяно многотысячное ополчение. Однако, Нефритовая армия, также потерпела большие потери - на поле боя осталась лежать почти 40к их солдат. Теперь, между Имперским городом и Нефритовой армией нет ничего, дорога на него открыта...

Другие события

Император Магнус, по слухам, бежал из Имперского города. Есть версия, что он укрылся в Летум Фригус...
Норимар, после многомесячной осады, пал перед войсками Нефритовой Империи.
Войска Лорда Квинтиллуса на севере продолжают теснить армии Нефритовой империи

Дом Дарракарион

Пришло письмо от Акриоха Иэльмириона
Цитата
Мне нравится ваша решимость. Волею великих богов Сиятельной Империи, я полностью в вашем распоряжении. У меня есть лишь небольшие корабли, и их не хватит, чтобы вывести с острова всех, до того как прибудет Гань Бу, и заберет у меня командование. Но, я клянусь спасти всех, кого смогу. Гань Бу прибудет уже в начале весны, у нас не так много времени. Я буду ожидать беженцев в Кровавой гавани.


Флот Легата Норридона вышел из Трамиса и взял курс на материк:
Цитата
Я ухожу. Вы вольны продолжать эту игру на Трамисе, я наделяю вас любыми полномочиями на этом острове. Если вы уверены, что это принесет пользу Империи, я не стану мешать. Для меня же, сейчас важнее всего помочь Императору в его борьбе. Я оставляю вам десантный Легион, а также все корабли, что достались вам при разделе добычи. Да поможет вам Базирта!


Пришло письмо от Чен Пака, наместника Нефритовой Империи на Трамисе.
Цитата
Доброго дня вам, генерал. Я Чен Пак, волею Бога-Императора Сунь Хая, наместник этой земли. Теперь, переговоры с вами веду я, Лорд Вичи, уже не вызывает у меня былого доверия. Думаю вы понимаете, когда человек ведет тайные, от своего сюзерена, переговоры, это подрывает доверие к нему Я уже видел ваши условия. Что же, судьба этого острова меня не интересует, и я согласен на любые ваши условия, относительно этой земли и этих людей. Мои требования, существенно скромнее - отпустить меня и моих людей. Вы даете нам корабль, и беспрепятственно отпускаете, а я, в свою очередь отдаю этот остров под вашу власть. Если желаете, мы можем встретиться лично, чтобы более подробно обсудить эту ситуацию.
Искренне ваш, Чен Пак


Началась осада Рейенина. Город защищает Легион Дейерона Дарракариона.
Пришло письмо от Дейерона
Цитата
Ситуация скверная, брат. Думаю, все уже в курсе, что я теперь - дезертир и предатель. И этот факт не дает покоя Легионерам, которые готовы насадить меня на ножи. И только враг под стенами, дает им повод этого не делать. Я не знаю, что делать, ибо как только враг отступит, Легионеры с радостью вздернут меня на кресте, где-нибудь на Рейенинском тракте,и разойдутся по домам. Я больше не авторитет для этих людей, лишь годами вбитая в них дисциплина, заставляет из подчиняться мне, но долго это продолжаться не будет.


До вас дошли сведения, что Валериан и Эйерин Дарракарионы мертвы. Валериан пал в бою, а Эйерин, когда город пал, приняла яд.
Убытки от зимы составили 500 золотых.
Доход от налогов - 1600 золотых.

Дом Тито


Сорен в сопровождении двух рыцарей подошел к дому на отшибе деревеньки. Небольшой домик был построен из обычного черного дерева, в изобилии росшего в округе. Вокруг дома не было, привычного для деревень хозяйства, со двора не доносилось ни хрюканья свиней, ни ропота кур, ни каких-либо иных звуков, которые могла издавать скотина. Сам же дом, явно обветшал, кое-где черви почти насквозь проели стены. Атмосферу заброшенности дополняли ставни, наглухо закрытые, вдобавок укрепленные цепями с висящими на них замками. Дом казался абсолютно безжизненным, но именно его указали местные жители, когда Сорен спросил об Оракуле. Жестом сказав рыцарям остаться снаружи, Сорен толкнул дверь. Она на удивление легко поддалась, и Сорена ослепило огнем. Сначала, ему показалось, что дом охвачен пожаром, однако присмотревшись, он увидел десятки свечей, освещавших скромное убранство дома - помимо очага, в комнате была только грубо сколоченная кровать, и такой же стол. На столе стояла огромная свеча, а рядом на стуле, сидела молодая девушка. Огонь выхватывал из тьмы её светлые волосы, черную крестьянскую одежду и широкую диадему, помимо лба скрывавшую глаза.
-"Огонь сегодня горит жарче чем обычно. Он ожидал твоего прихода" - едва Сорен вступил в дом изрекла девушка.
-А, вы...
-Я та, кого ты ищешь. Не говори ни слова. Огонь любит тишину.
Сорен покорно замолчал - последние дни совсем измотали его, и сил спорить не было. Видения становились все ярче и все непонятнее, а после них, Сорена покидали все силы. Лорд Тито больше не мог этого терпеть.
-"Дай мне свою руку". - тихо сказала девушка
Сорен протянул руку, Оракул подвинула свечу, и поместила его ладонь над пламенем
-"Очистись огнем. Дай ему проникнуть в каждый уголок твоего тела. Пусть он наполнит твое естество до последней капли. Только так, я смогу увидеть то, что ты хочешь знать."
Сорен чувствовал, как обугливается кожа на его ладони, как она покорно расступается перед огнем свечи, неумолимо сжигающим все на своем пути.
-"Ты не такой как все, Сорен...."
-"Откуда вы знаете..."
-"Тсссс, помни, огонь любит тишину" - тихо изрекла девушка, и Сорену показалось, что её голос изменился. - "Ты можешь видеть то, что недоступно другим. Боги отметили тебя. У тебя это с детства, так? Сначала ты не понимал, но потом стал осознавать, что можешь видеть.
-"Да, эти сны..." - начал было Сорен, но девушка жестом остановила его.
-"Постой. Твой разум - в голосе девушки чувствовался явный испуг - он расколот на части. Ты не хозяин своему разуму. Возможно, это и есть плата...
-"Плата?" - спросил Сорен
-"Да. Боги ничего не дают просто так. У меня, они отняли глаза" - с этими словами девушка приподняла диадему. Сорена передернуло - на него взирали две пустые глазницы.
-"Я могу видеть лишь то, что освещено живым огнем. Погаси эти свечи, и я перестану чем-либо отличаться от слепой деревенской старушки. У тебя же, боги отнимают разум. Ты сходишь с ума, медленно, но верно."
-"Можно ли остановить это?" - могучий Лорд Тито, сейчас был похож на испуганного ребенка.
-"Кто мы такие, чтобы спорить с Богами. Но, ты ещё не выполнил своего божественного предназначения. Я вижу, что ты не уплатил свой долг сполна"
-"Что я должен делать?"
-"Мне это неведомо. Ты должен идти дальше. А может, ты лишь игрушка в руках богов, кто знает. Но, знай, что рано или поздно, видения подскажут путь. Твоя сила гораздо мощнее, чем ты думаешь, но контролировать ты её не можешь, поэтому, ты должен правильно понимать видения, что посылаются тебе Богами, Сорен. А теперь, уходи. Огонь устал" - после этих слов, Сорен заметил, что свечи в комнате действительно горят гораздо тусклее, чем в момент, когда он переступил порог этого дома...
Выходя из дома, Сорен мельком посмотрел на свою ладонь - и удивился, не увидев ни следа, от ожога свечи...

Пришло письмо от барона Хафгана Тито, главы Норгмарской ветви Семьи Тито
Цитата
Приветствую. Я Хафган Тито, ваш дальний родственник. Думаю, пришло время забыть все былые разногласия, ведь мы одна семья, несмотря на все различия. Мой Лорд, господин Матьес предал Империю, и поклялся в верности захватчику. Клятвопреступничество - это тяжкое преступление, и моя честь не позволяет мне продолжить служение Лорду Матьесу. Я покинул свои родовые земли, и сейчас направляюсь на юг, в ваши земли. Я знаю, что вы не склонили голову перед захватчиками, и не трусливо бежали из столицы, как Император, поэтому я хочу оказать вам любую помощь, какую смогу.
Хафган Тито


Прибыв в Имперский город, вы встретились с Маэсом Шаммусрм
Цитата
Рад, что в это непростое время, вы все-таки прибыли сюда. Я бы не стал звать вас сюда лично, но вы тот человек, которому я могу довериться. Итак, думаю вы помните, что Императорские регалии были похищены. Их пытались искать, но они как в воду канули. После, произошло нападение на Храм Всех Богов, и помимо погромов и убийств, эти культисты выкрали Око Йенсена - центральный камень из Императорской короны Улириха, утраченной, во время междуусобных войн. Я думаю, что обе кражи - часть одного плана. Я священник, у меня не так много опыта в таких делах, поэтому я хочу, чтобы вы, мой Господин помогли с этим разобраться

Агентурная сеть в Грейбенбурге начала создаваться но нужно время, чтобы создать её полностью.
Армия Нефритовой империи, по данным разведки, отошла на зимние квартиры в Грейбенбурге.
Доход от налогов - 1600 золотых.


Сообщение отредактировал Diamato - Среда, 28.03.2018, 12:36
[ RU ]
Дата: Пятница, 05.08.2016, 10:37 | Сообщение # 45

Импер. генерал
загрузка наград ...

Сообщений: 1036
Почести: 533
Дом Маорий
Не дразни меня.

Фекстустон
Снег медленно падал на небольшую деревню у подножья холма, покрывая крыши крохотных домишек из тростника белой глазурью. Из крайнего домика выбежал ребенок в козьем тулупе. Звонко рассмеявшись, он нагнулся, скатал снежку и бросил ее в грубо сколоченную стену другого дома. Оттуда выскочило трое других детей и они вчетвером принялись задорно обстреливать друг друга.
Вдруг, один из детей поднял глаза и тонким голосом спросил:
-А где все взрослые? Не влетит ли нам?
-Расслабся, Килли, - произнес парень, на голове которого высилась смушковая шапка. – сегодня проводы старой жизни – все старшие уж точно в Храме.
-Тогда ладно, - прощебетала радостно девочка и перестрелка разгорелась с новой силой. Дети так увлеклись, что не заметили, как мимо них проехала четырехколесная простая карета.
Внутри небольшого крытого экипажа сидело двое. Женщина в сером шерстяном плаще с интересом рассматривала резвящихся малышей.
-Милые детишки, - заметила она, поправляя непокорную прядь темно-рыжих волос. – надеюсь, что наш сын доживет до их возраста и так же будет играть зимой.
Девушка перевела взгляд на сверток, в котором сопело крохотное личико Лиама, и быстро-быстро произвела жест, которым горцы в отдаленных деревнях защищали малых детей от сглаза. Сидевший рядом с девушкой молодой человек в черном тартане через плечо лишь хмыкнул.
-Буду надеяться, что малыш Лиам выживет в этом мире, Мари,- сказал он.
-Тебя что-то гложет, мой милый муж? – спросила Мари. Муж ее вздохнул.
-Вот уже пять лет, как я и твой отец казнили моего отца, - медленно проговорил он. – тогда было все точно так же. Я ехал со своим отцом в этой же телеге в Храм и так же непринужденно беседовал с ним. Однако, я знал тогда, что произойдет на ступеньках сельской святыни и не остановил твоего отца.
-Это был твой долг, Публус, - заметила она рассудительно. – твой отец нарушил Закон, попытавшись тебя обручить не с ровней.
-Он меня хотел обручить с дочерью Лорда, моя жена, - произнес Публус. – а это многого стоит.
Мари подняла на него свои глаза. Они уже начали поддергиваться пеленой.
-Больше чем меня? – спросила она.
Публус молча обнял ее левой рукой и, придерживая десницей ее голову, произнес:
-Нет. Я тебя уж ни на что не променяю, - скрепив свои слова поцелуем.
-М’лорд, мы приехали, - достиг ушей парня голос мальчишки на козлах. Публус убрал руку с плеча жены и перевел взгляд на дверь кареты, которую уже отпер услужливый малый.
Парень спрыгнул из кареты и помог своей жене спуститься на землю, после чего пара осмотрелась. На главном проезде деревеньки уже скопилась приличная толпа из поселян, чьи взгляды были обращены на низкую деревянную башню, крашенную в белый цвет.
Вмиг, взгляды крестьян обратились на пару, только-только вышедшую из кареты. Игнорируя взгляды своих подданных, муж и жена медленно двинулись к башне, пока не заняли свое обычное место по правую руку от Храма, рядом с уже давно стоявшими здесь приближенными “м’лорда” – несколькими служанками его жены и двумя из трех старейших его удела – Лардом Фиртусом и Карэнделем Морбиусом.
Из него вышел старик в белом одеянии и воздел руки.
-Вассалы Богов, - возгласил он. – сорок сороков очей Ваших предков смотрят на Вас с осуждением.
“Как и очи моего отца” подумал Публус.
-Но очиститесь от скверны. Пускай в эту ночь всяко злодеяние будет прощено так, как были прощены грехи столетия до того нашим предкам.
Публус закрыл глаза, страстно надеясь, что боги простят все его грехи – в боях, в войне, в постели. И больше всего он надеялся, что его предки простят ему убийство его отца. Нет, он не желал прощения самого отца: предатель Закона не мог прощать и быть прощаемым. Он лишь надеялся, что его отец отца и его отец отца примут к сведенью желание Публуса сгладить свою вину за то, что он позволил пролиться королевской крови.
-Боги и предки благоволят вам, сыновья Базирты! – возгласил храмовник. Лорд открыл глаза и увидел маленькую девочку с тканевым мешком для подношений. Кивнув послушнице, Публус вытащил из кошелька на поясе монету и бросил ее в мешок.
Девочка пошла дальше, собирая скромные подношения всего мира – овсяные лепешки, наконечники стрел, мелкую медную монету. Священник в это время продолжал читать проповедь, призывавшую отринуть насилие и месть – и, кажется, лорд знал, кто попросил отца Лето произнести столь длинную речь. И действительно, тесть Публуса, барон Карэндель Морбиус, уж очень часто смотрел в сторону своего зятя, так и не произнеся ни одного звука.
Впрочем, не все ли равно? Лорд Фекстуса не желал никому мстить за жизнь того, кого всю свою зрелую жизнь откровенно ненавидел – с того момента, как его дед отправил отца в изгнание, где тот закончил университет и вернулся лишь тогда, когда очи деда закрылись навеки. Отец привез с собой проект заключения династического брака, от которого не был в восторге тринадцатилетний Публус, уже нашедший в дочери своего воспитателя некоторый интерес. Итог – бароны предпочли видеть на троне молодого хранителя традиций, нежели его ученого отца. И вот, ровно пять лет назад, лорд прибыл так же к храму в Фекстустоне, где его верные слуги вытащили из рукавов ножи и закололи своего правителя. Это было предательством императора, но горы всегда молчаливы – и новый монарх местных земель коротко отписал, что его отец пал жертвой одного из перевалов близ Фекстустона, забыв упомянуть, что его сразило.
-Сорок сороков предков прощают Ваши грехи, дети мои, - возвестил храмовник. – не предавайте надежд своих предков – они жаждут успехов Ваших. Знайте же – Хортисак следит за скотом Вашим, Аргести печется за поля Ваши, Аминса любит детей Ваших. Кем бы Вы ни были – над Вами всегда есть лорд, получивший власть свою из рук Ирмаса. И как ему подчиняются его сыновья, так и вам всем долженствует подчиниться своему сиятельному лорду, как велит вам Закон и Вера. Да будет Закон незыблемым, а Вера вечной!
-Да будет так! – вмиг пронеслось среди народа.
Публус поднялся с колен с уверенностью в том, что отец Лето не врет. Поддержка всех его прародителей была нужна его роду как никогда. Судный день близился.
Зимняя усадьба. Фекстус
Публус насупился, когда храмовник закончил читать отчет о битве между двумя армиями чужаков.
-Трудно поверить в то, что Секстум Окулатус, черные люди, могут потерпеть поражение от кого бы то ни было, - заметил он.
-Похоже на то, что времена меняются, - заметил капитан стражи, склонившись над картой страны.
-Думаю, что нет, дядя Карэн,- возразил капитану храмовник. – чужаки всегда будут вмешиваться в наши дела и кто из них лучше – никто не знает. Однако, есть момент, играющий нам на руку: одного из наших соседей атаковали другие чужаки. Мы бы вполне могли воспользоваться моментом, чтобы…
-Понятное дело – смести врагов с лица земли, - жестко сказал капитан, ударив рукой в кольчужной перчатке по столу; его лейтенант поморщился.
-Восемьсот солдат не сыграют погоды, - рассудительно заметил Лард Фиртус. – и я знаю, что мои парни долго в бою не продержаться. Даже если я получу в поддержку гвардию, это не станет гарантией нашего успеха в войне.
-И что же ты хочешь этим сказать, Лард? – спросил своего лейтенанта Карэндэль Морбиус.
-Учитывая тот факт что ты, мой дядя, уже давно не в том состоянии, чтобы выходить на поле боя, я могу ручаться за свои слова: мы не выдержим прямой войны с ни одним из соседей. Но, вот если мы попробуем немного вытащить богатств из горящего дома…
-Набег? – вдруг резко оживился стюард. – не скажу, что это мне нравится, но если вы привезете достаточно денег для того, чтобы протянуть до следующего урожая… Тогда, я не буду возражать.
-Я вряд ли смогу уверенно солгать Цейсиям по поводу наших действий, - озадаченно посмотрел на совет служитель. – но можно кое-что придумать. Однако, стоит ли нам вести столь опасную игру с огнем прямо сейчас, милорд?
Публус понял, что глаза всех находившихся в этой комнате обращены именно к нему. Махнув рукой, лорд заявил:
-Пожалуй, я порешу так: мы не будем воевать ни с кем прямо сейчас. Слишком много дел скопилось в нашем крае для того, чтобы так быстро созывать варбанды. Так что, я приказываю солдатам остаться в стране. Капитан, я рассчитываю на то, что Вы возьмете на себя роль по обучению нашего ополчения – стюард выделит для этого средства. Отец Лето отправится к Цейсиям с предложением от меня. А теперь, все кроме Лето – покиньте меня!
Члены Совета медленно разошлись. Лорд кивнул своему писцу.
-А теперь, я продиктую тебе свое письмо к лорду Персивалю Цейсию.
Следующие десять минут прошли в борьбе полуграмотного служителя Богов с непокорными восемнадцатью буквами алфавита.
-Боги милостивые! – воскликнул святоша, когда письмо было закончено. – как только дракониды ведут перепись своими восьмидесятью тысячами иероглифов?
-Дай письмо, - вместо ответа на мольбу просто произнес лорд. Взяв этот листик, Публус хмыкнул:
-Слово “благочестие” не так пишется уже добрые три сотни лет.
-Ты умеешь читать?! – в удивлении воскликнул отец Лето. Лорд цыкнул.
-Тише ты, а то все узнают, что лорд знает, как читать по-имперски. С этим письмом, ты отправишься к лорду Цейсию, где пробудешь три недели. Надеюсь, что ко дню Шута ты вернешься назад с анекдотами из Сверсетиса.
Цитата
Благочестивому лорду Персивалю Цейсию

Пускай благословит твой тяжкий венец Эмата! Я обращаюсь к тебе с предложением начать регулярную торговлю между нашими землями во славу Веры.
Волею Ирмаса и Эматы,
Лорд Публус Маорий

Цитата

1) Пускай стюард выделит 100 золотых на обучение ополчения в свете малоприятных новостей из-за гор
2) Пускай еще 100 золотых будет выделено на закупку всякой рухляди и продаж ее в землях Цейсиев


Сообщение отредактировал cybubhm - Пятница, 05.08.2016, 16:42
[ UA ]
Дата: Воскресенье, 07.08.2016, 01:14 | Сообщение # 46

Мастер ФРПГ
загрузка наград ...

Сообщений: 1079
Почести: 1276
Ход новой Империи Тлакоци

Императорский дворец Микуйвтля, 375 год по летоисчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Зима
В голову Эзтли ударила чёрная боевая ненависть. Он смотрел на человека, неоднократно лично его оскорблявшего как при дворе, так и при немногочисленных случайных встречах. Даже более того - эта чернь посмела поднять на него руку! Он и жалкие подхалимы в его окружении не имеют никакого уважения к его царственной крови, что доказали одним фактом своего выступления. Подумать только: им не понравилось его, сэра Эзтли Тициано, решение, они противятся воле представителя Солнцеликой Династии, в чьих жилах ещё и течёт высокая Дарракарийская кровь! Такое поведение, без сомнения, достойно лишь смерти. Однако причинять смерть в Судном Зале дворца было выше Кодекса Рыцарской Чести, лично составленного им для своих воинов-орлов. Потому, на этот раз он снизойдёт до примирения с жалкой мерзостью.
Зал вообще был недостаточно большой чтобы вместить все благородные (и взаимно презирающие друг друга) стороны. По обе стороны стен для них были организованы даже специальные "трибуны", выглядевшие как странные загоноподобные сооружения, обладающие несколькими рядами жёстких дубовых скамеек, снисходящих вниз по диагонали. Плотник, которому заказали внутреннюю отделку помещения, вероятно не придумал ничего более подходящего к поставленной задаче, нежели попросту скопировать чертёж трибун, какие обычно возводят в Империи для помещения знатных зрителей во время спектакля или турнира. Да, судя по бедности отделки, он особо ничего больше и не умел. В центре зала красовалось пустое пространство, засыпанное песком, будто бы какая-то своеобразная арена. Со стороны парадного входа имелось значительное каменное возвышение, можно сказать балкон, на котором с минуты на минуту должна была появится главная судья. Несложно догадаться что само мероприятие есть суд.
Вернее, не суд в прямом смысле этого слова - стороны собрались на своеобразный совет с Дочерью Солнца. вернее она их на него вызвала. История здесь на самом деле намного более сложная чем может показаться на первый взгляд, ибо если мыслить традиционными категориями тлакоци, то владыка над своим подчинённым имеет неограниченную власть, кем бы собственно он не был сам или не были подчинённые. Главное чтобы обе стороны не нарушали древних обычаев. Самоочевидно, что в последние 70 лет это правило соблюдалось слабо, напротив же влияние чуждой культуры было постоянным и крайне мощным. В общество постепенно проникали и укоренялись в нём феодальные порядки и суд над "вассалами" суть один из них, введённый при том достаточно давно. Пожалуй именно потому на него пришли даже сторонники индейской старины.
Эзтли напротив, давно жил по-новому, активно перенимал у чужеземцев всё что только мог - начиная от умения ездить верхом и заканчивая умением пить кислое вино. Солидным подспорьем в таковых начинаниях ему служил посольский квартал и пара прекраснодушных рыцарских книжонок, ради чтения которых он почти овладел имперским наречием. Естественно, что и лично подчинённый ему полк Рыцарей Орла он организовал по принципу рыцарской дружины: из личного надела раздал им под лённую присягу землю, заставил вооружаться за свой счёт и носить в личном обиходе иностранное платье, иметь только одну жену, брить бороды, ездить на лошади (хоть и не у каждого она была), блюсти кодекс рыцарской чести и пороть нерадивых крепостных (что всё-таки было в новинку в этих диковатых местах, ибо раньше с ними расправлялись весьма жестоко). Принц отлично понимал что для реализации всех своих феодальных амбиций ему следовало бы побороться за власть, однако нарушать данную сестре по личной инициативе клятву считал выше собственного достоинства.
-Бледноволосые выродки! Я лично вырву ваши сердца!
Выкрикнул вместо приветствия какой-то аристократ, тот что из сидящих напротив. Его тут же резко одёрнул высокий мускулистый мужчина, носивший через одно плечо искусную домотканую тогу, а на голове - сложный головной убор из перьев и золота. Буркнув что-то вроде "не время" человек вновь с предельно спокойным видом занял выжидательную позицию, подавая пример надлежащего исполнения царской воли. Хотя, тут тоже были свои нюансы - мятежники считали императрицу ненастоящей, замаскированной даракарийкой или кем-то в этом роде (не суть важно, главное что ненастоящей), потому неохотно повиновались только под авторитетом своего верховного вождя. Последний умело манипулировал слухами для увеличения своего влияния при дворе, возможно, даже мечтал захватить власть, восстание лишь облегчило задачу Суцлитля, он сразу его поддержал, открыл для восставших свои амбары и оружейни, после чего провозгласил себя его главой. И, как видится, ему было чертовски интересно каких уступок от двора он мог добиться этими действиями - потому он тут и сидел. Эзтли его ненавидел втройне - за предательство себя как члена Солнцеликой Династии, императрицы как своего сюзерена и просто как жалкого выскочку, осмелившегося выступить против его планов преобразования страны. Должно быть парадоксально, как такая многоаспектная ненависть могла сформироваться в одном сознании, очень уж причудливые обстоятельства её побуждают.
В тот момент Эзтли думал что неплохо бы его кузине появится быстрее, ему уже порядком надоело присутствовать в одном помещении с мятежниками, которых всех поголовно считал жалкой чернью и, как уже упоминалось, искренне желал их скорейшей погибели. Собственно, почти тогда же она и появилась.
Леди Тициано была одета в какой-то невообразимый жреческий костюм, весь испещренный перьями и украшениями. Украшениями при том самыми разными - от драгоценных камней и золотых бляшек, до ракушек и человеческих зубов. Фоновым цветом этого ритуального наряда оставался чёрный, чёрной же краской была покрыта её кожа, а на лице прорисован устрашающего вида череп, повторяющий своими обводами линии костей своей хозяйки. Головной убор тоже был весьма внушительный, а выбивающиеся из-под него волосы были традиционно покрыты человеческой кровью. Её окружало с десяток придворных, которые вообще непонятно каким образом поместились на помост, а сзади всю церемонию сопровождал барабанно-трубный оркестр (трубы, к слову, тоже являлись заимствованием).
Шествие ожидаемо остановилось у конца "балкона", правительница произнесла какую-то дежурную молитву Богам (которую Эзтли не знал, потому что уже давно исповедовал даракарийский гедонизм, не особо вникая в какую-либо религию), что заняло весьма небольшое время, минут пять можно было бы предположить, коли на Дагране существовала бы часовая система замера времени. После того императрица подала толпе за своей спиной условный знак рукой, последняя удалилась. Девушка театрально прокашлялась.
-Что привело вас сюда, о смертные? Что не поделили вы, почему вошли в Царский Дом?
Согласно древнему (на самом деле не очень) церемониалу произнесла хозяйка, вознеся руки к потолку, вероятно также с целью уведомить о своём гостеприимстве богов.
-А Царский ли это Дом? Откуда нам знать что ты и вправду царица, а не дарракарийское отродье?!
Полным возмущения голосом провозгласил тот самый агрессивный повстанец, даже приподнявшись со своего места. Трибуна пребывала в экзалтированном религиозном страхе, так что его вообще никто не поддержал, несмотря на общее возмущение обоих сторон конфликта. Бывший апускипай неодобрительно покосился на крикуна, ему не понравился ни его тон, ни то что этот человек осмелился взять слово раньше самопровозглашённого главы восстания.
-Да к-как ты смеешь говорить мне такое, дьявольский пёс?
Чака-ла моментально опомнился:
-Клянусь Вам, что это отродье понесёт заслуженную кару! Желаете ли вы видеть его смерть, о Солнцеликая?
Леди Изэль изобразила презрительную гримасу.
-Нет, не желаю. Отвечай, зачем пожаловал.
Он убрал руку с меча и повелел окружавшим его аристократам выставить несдержанного соперника из зала. Это был чуть толстоватый мужчина лет 35-ти на вид, имевший множество боевых ранений, но в бою потерявший руку и потому в физическом плане из себя ничего не представлявший. Он даже не сопротивлялся своему удалению.
-Позвольте заметить, Ваше Величество - народ недоволен тем, что чужаки так долго и в таком числе топчут нашу землю. Они оскверняют своим присутствием наши ритуалы и традиции, нашу веру и кости наших предков - их мерзкие одеяния оскорбляют наши глаза, а их дома - оскверняют наш город, нашу светлейшую Горную Крепость. Я здесь, потому что нам надоело терпеть их присутствие и мы хотим положить ему конец. Тем более Вы унижаете своё имя, передавая им Святые Реликвии Двора, что чернь считает недопустимым и потому считает что вас подменили. Мы должны хранить Заветы Предков и имперская падаль не должна подобно степным волкам вгрызаться в тело Великой Империи. У меня всё.
Девушка молча показала ладонью в сторону одиноко стоявшего на скамье Эзтли Тициано.
-Госпожа, вы отлично видели как эта мразь блюдёт своё слово! Они клялись вам в верности, но не согласны с вашей волей! Они признают вас Дочерью Бога но смеют оскорблять ваше достоинство! Этот мерзкий...
Эзтли сдержал себя, чтобы не засквернословить.
-...предатель, только что назвал своих последователей чернью, и тут он полностью прав! Вот только сам он ничем не лучше - изменил своей клятве верности, чтобы раскрыть амбары пред отребьем! Променял Царскую Службу на кучку мятежников! Я не прошу вас жаловать меня и моих людей, не прошу сомневаться в Ваших решениях. Смиренно прошу вас, исполнить только одно моё желание...
Принц мерным движением склонился на одно колено, прямо на лавке, принимая тем самым своеобразную позу вассальной покорности.
-Дайте мне и моим рыцарям обагрить свои мечи кровью ваших врагов! Прямо здесь! Прямо сейчас! Они не заслуживают жизни!...
-Это не тебе решать, щенок! Не смей осквернять Святое Место своими жалкими угрозами!-моментально откликнулся соперник.
В ответ принц вжился в роль оскорблённого феодала ещё больше. Он весь насупился, его глаза запылали гневом, а рука сжалась на висевшем в ножнах стальном клинке - Что ты сказал, презренный трус? Клянусь всеми Богами - если я не убью тебя лично, то лично плюну на твою могилу и посажу всю твою семью в выгребную яму! А из голов твоих слуг я построю башню и взойду по ней к трону Кацеолятля! (согласитесь, слышать такое от рыцаря весьма необычно. Похоже наш герой ещё не совсем потерял образ мысли деспотического вельможи)
Апускипай отвратительно скорчился и тоже приготовился вытянуть из-за пояса свой макауитль.
-Стоп! Прекратите это! - судья призывно замахала рукой и повернулась в сторону Суцлитля - Тебе стоит быть осторожнее в словах, сэр Эзтли всё же мой родственник - она задумчиво почесала подбородок и села на каменный пол "балкона", скрестив между собой ноги - Полагаю, после такого приветствия на мир вы не согласны при любых условиях?
Молчание и полные ненависти глаза соперников стали исчерпывающим ответом. Апускипай, изначально хотевший получить от этой встречи повышение своего статуса и состояния, теперь был смертельно оскорблён и о своих прежних желаниях не вспоминал.
-Что же, тогда вот вам моё решение. Уведите своих людей из города и сразитесь в честном бою. Чужеземцы постоянно говорят о том, что их оружие сильнее, а манера ведения боя превосходит нашу. Для вас - она указала на лидера повстанцев - будет честью доказать обратное. Для вас же - теперь под прицелом оказался предводитель "рыцарей" - подтвердить эти слова, коли вы и вправду во всём превосходите ваших врагов. Я не прикажу никому вмешиваться пока кто-то из вас не нарушит правил честного боя. Устраивает ли вас моя воля?
-Безусловно, моя госпожа! - не преминул выпалить принц, вновь склонившись перед своим сюзереном, как (в его понимании) и подобает рыцарю. Сказать по чести - к леди Изэль он испытывал не только верноподданические чувства, однако это уже мотив для совершенно другой истории. Его слова почти дословно но на манер тлакоци повторил реакционер, после чего все неожиданно быстро и спокойно разошлись. Восстание набирает обороты и принимает очень интересные формы, во всяком случае сильно отличаясь от подобных движений в других "диких" домах.

Тот же дворец, вечером
-Да да, я прекрасно себе представляю все преимущества связей с чужеземцами. Вы же не забывайте - я даже читать на их языке умею. Просто мне кажется что так будет честнее - кто победит, тот и будет прав. Они же сами этого хотели, разве нет?
Наш старый знакомый, ныне - Верховный Жрец храма Кацеолятля, лишь неодобрительно помотал головой. Пожалуй, будет интересно услышать историю его возвышения, пусть она и не сильно относится к предмету происходящего разговора. Будучи близким другом сэра Эзтли он был в курсе всех или почти всех его дел, старался в меру своих сил ему помогать и совершенно загорелся его "западными" идеями. Служил его ближайшим доверенным и главным советником его личного двора. В том числе он исполнял личные задания принца, одним из которых (в последствии, перманентно повторяющимся) было доставить письмо лично в руки леди Изэль, тогда он впервые и попал во дворец. Постепенно сэр Эзтли всё больше уходил в свои феодальные игры, всё больше времени уделял охоте и верховой езде, переписка не прекращалась и жрец довольно часто встречался с царицей. Нет, до романа дело не дошло - однако последняя обнаружила в нашем герое хорошего собеседника и вообще небезынтересную личность, потому когда неудовлетворенное честолюбие и жажда славы "вестернизатора" подтолкнуло жреца просить у неё повышение в должности, тот немедленно это повышение получил. Ладно, пора бы вернуться к беседе...
-Но вы ведь можете представить что п-произойдёт если п-победит этот п-предатель? Или что будет п-после того как вы выгоните за рубеж всех имперцев?-привычно заикаясь вопросил жрец, чуть было не начав жестикулировать. Кажется, сложившейся ситуацией он был сильно раздражён
-Подожди, разве империя не проиграла войну пришельцам с Юга? Нам так важны именно эти захватчики? Южане, кажется, и технологически их превосходят...-Изэль задумчиво вертела в руках листок с отчётом разведчика тлакоци.
-А как же ваша в-вассальная клятва Дарракарионам? Вы г-готовы её нарушить? И да - они п-проиграли только одно сражение. Южан б-будет слишком мало чтобы всё здесь захватить. - наш герой всё же начал жестикулировать, самоочевидно что он был ярым сторонником сотрудничества с Империей, однако имелось в его словах и какое-то здравое зерно...
-Точно...-она отложила в сторону бумагу - тогда скажи, чтобы ты сделал? Для начала с мятежом.
-Я п-предлагаю пока не п-поздно найти всех вожаков восстания и их казнить. А п-потом объявить что так будет с каждым, кто осмелиться нарушить вашу волю. Нужно разгонять скверну п-пока она не набрала силу - где гарантии того что мятежники удержат своё слово в случае п-победы или п-поражения? Да и мне известно что ваш отец п-перед болезнью передал вам сп-писок...
-Нет, я больше не хочу делать так, как он сказал! - девушка заметно огорчилась - Я буду делать так, как считаю правильным! Я не буду никого казнить - пусть убивают друг друга сами, если им это так нравится!
-Но госп-пожа...-жрец был совершенно очевидно расстроен.
-Нет! Я тут царица или ты?! - впрочем, она весьма быстро смягчилась - Лучше скажи что думаешь о южанах и их шансах на победу? Они ведь уже близко.
Советник несколько задумался. Сказать по чести - тлакоци хоть и обладали качественными новостями о крупных событиях в хитросплетениях местной политики не разбирались и наблюдателю из их Империи сложно было сопоставлять шансы различных сторон на победу в том или ином конфликте. Имелись данные последней имперской переписи населения - однако совершенно невероятным выглядит тот факт что все лорды внезапно выставят все имеющиеся у них в распоряжении резервы, ещё и обученными на достаточно уровне для противостояния угрозе южан. К тому же, число последних тоже не было столь мало - почти 100 тысяч воинов регулярной армии, в доспехах и с превосходящим имперское оружием. Их полководец явно не дурак, коли смог разбить превосходящие силы Секстум, почти его уничтожить, что уж тут скрывать.
-Если к ним п-продолжат п-прибывать столь крупные подкрепления, то Империя расползётся под их натиском...-наш герой продолжил размышления вслух- Я п-понимаю ваше желание п-присягнуть южанам, однако не стоит забывать что мы всё же обязаны имперцам кое-каким п-прогрессом, хоть они и ведут себя как высокомерные свиньи. П-полагаю, п-под угрозой гибели и п-порабощения они могут оказаться сговорчивей - они должны понимать что любая помощь им будет п-полезной, в том числе и помощь тлакоци. Имп-ператора скоро выгонят из столицы и он отп-правится на север, в п-поисках союзников - п-после п-победы он им будет бесконечно благодарен и вы сможете стать п-полноправным лордом, и п-получите все необходимые технологии и всё необходимое п-признание. Кроме того, мы многим обязаны Дарракарионам, вашим родичам и сюзеренам.
-Постой, а где гарантии того, что всё будет именно так? Императора могут захватить в своей резиденции (о бегстве императора тлакоци пока ещё не знают* прим.), или он может оказаться совсем беспомощным трусом, лорды севера могут предать как его, так и нас. Да и самому императору после победы ничего не стоит оставить Тициано мелким провинциальным домом. Что же до дарракарйцев - скорее всего после разгрома их дома они станут скитаться по чужим землям и здесь им всегда будут рады. Если они призовут меня к борьбе, то я им помогу. Они же не призывают. Да и чем южане хуже имперцев? Если мы встанем на их сторону то они посчитают нас своей опорой на Дагране - соответственно, мы будем выше всех прочих.
-Среди всех п-прочих рабов...-раздражённо подытожил жрец.
Императрица задумчиво хмыкнула
-Ну, уж точно не овцами в окружении шакалов-вассалов императора. Разве можно им доверять после стольких унижений и оскорблений? Вы согласны?
-Нет, не согласен. С чего вы взяли что если вас за п-помощь не п-жалует Император, то п-пожалуют южане? К тому же, им может не понравится что вы п-предадите своего сюзерена, может они к вассальной клятве относятся ещё серьёзнее?
-Да не собираюсь я никого предавать, ясно?! Императору ни я ни мои предки ничего не обещали. Как там у них..."вассал моего вассала не мой вассал", да? - леди Изэль тоже начала активно жестикулировать, в данном случае пытаясь таким образом придать своим словам убедительности, ибо тон собеседника походил хоть на косвенное, но обвинение, а её собственный - на оправдание.
-Я п-понял вас. Однако вы ведь в курсе относительно сил южан? 80 тысяч солдат, пусть и с б-большим количеством боевых машин совершенно недостаточно чтобы завоевать весь Дагран. К тому же, малые их отряды уже терпят п-поражения от лордов. Я не владею всей информацией, но, к-кажется, здесь уже отметился лорд Квинтилус. П-полагаю, что п-победитель очевиден.
-Хм...а ведь в чём-то ты прав, Цуминке (Цуминке Слате-Клаа, если быть точнее). Но...может разумнее будет подождать? Ну и принять меры для надёжности, само собой.
-Ваше право, госпожа - наш герой решил принять компромиссную позицию, ибо был на личном опыте убеждён, что вышестоящий человек (тем паче настолько вышестоящий) из принципа никогда не примет твою точку зрения, это может показаться ему унижением. Хотя, то что его выслушали и с ним спорят уже было по-видимости проявлением некой особой милости. Во всяком случае, он с этим встречался и раньше - тот же Эзтли терпеть не мог, когда ему кто-то перечил без его собственного на то позволения.
После этого леди Тициано приняла на кресле (на самом деле просто стуле, обитом дорогим плюшем) более свободное положение, отодвинула в сторону писчие принадлежности, которые до того заинтересовано рассматривала и выжидательно уставилась на жреца. По её глазам или выражению лица нельзя было прочитать решительно ничего полезного, да и сам по себе разговор вроде бы к подобным перерывам не сильно располагал. Что от него требуется?
-Бумаги...где? Ты их забыл?
Да, точно! Листы с предложениями сезонной траты казны преспокойно покоились у него за пазухой, при том два дня уже как. Цуминку считал себя исполнительным работником, но практичности ему явно не доставало. Вообще он мог забыть решительно что угодно, хотя поручения исполнял в срок. Сейчас, кстати, он тоже задумался именно над этим.
-Как можно забыть все бумаги? Я...
-Всё в п-порядке, всё на месте - он вынул две бумажонки отвратительного качества, на которых графитовым стержнем неаккуратно были раскиданы имперские буквы, естественно транслирующие язык тлакоци - мне п-прочитать?
-Давай - девушка сложила пальцы пирамидкой.
И так, сам текст:

Из имеющихся в наличии 1000 золотых монет, предлагаю:
-400 монет направить на развитие образования: строительство и ремонт школьных зданий (по необходимости): материальное поощрение семей учеников (дабы не провоцировать волнения в общинах)
-200 монет направить на поддержание дорожной инфраструктуры
-200 монет на развитие церковной науки
-200 монет потратить на закупку и разведение лошадей для государственных нужд (для начала, построить для них вместительную конюшню)
Резервов не остаётся

-И всё? - она разочарованно вздохнула - это всё, что есть в моей казне?
-П-полагаю что ваши п-поданные за своими бунтами совсем п-позабыли о налогах. Лучшего п-применения средствам я найти не могу. Быть может найдете вы, Солнцеликая.
-Да да, может быть. Можете идти, со всем остальным я разберусь сама.
Императрица взглядом проводила советника, на секунду задумавшись о чём-то весьма отстранённом. Этот человек производил впечатление надёжного слуги, однако же был слишком рассеян, нелюбим двором и презираем аристократией за своё низкое происхождение. С другой стороны - его таланты были действительно очень полезны, он охотно брал на себя любой сложности управленческую работу и тем самым был просто неоспоримым помощником. Кроме всего прочего, в этом качестве он мог выступать как достойная замена отцу, дистанция от которого с годами становилась всё больше. Создавалось впечатление что тот вообще её ни во что ни ставил - так вообще быть не должно! Она здесь царица, а не он! Ещё Цуминке был очень полезен как близкий друг принца, с которым диалог не получался почти что никак.
Вообще для Изэль последние два года прошли весьма тяжело - неприятные новости извне следовали одна за другой. Она стала замечать за собой упорное нежелание продолжать играть роль удобной всем принцессы, которую, возможно, играла её мать - коли уж все окружающие обходят её почётом и лестью то пусть постараются исполнять её настоящие приказы, а не те которые придумывает кто-то другой. Ну или хотя бы приказы её людей, которых она сама назначила их отдавать. Она старалась вникать в государственные дела, думать об отношениях с другими лордами, даже читать политические трактаты - хоть те и казались ей слишком сложными. Возможно, она была слишком мягка чтобы непременно навязывать свою волю, однако то что таковая воля вообще появилась уже можно считать замечательным явлением. Неудавшийся роман с Эзтли, возможно, окончательно убедил её в том, что нужно посвятить хотя бы часть своего времени делу - хотя и не в первую очередь он. Добиваясь в оном деле каких-то подвижек она чувствовала себя определённо лучше, её тело наполнялось какими-то светлыми духами, прямо таки пробуждающими к жизни. Может, это и была обыкновенная гордыня (о которой так любят говорить жрецы имперского пантеона), однако почему бы ей и не оставаться таковой, коли она приносит счастье?
Мысли то безусловно интересные, однако наша героиня за ними совсем позабыла о главном - ей надлежало сделать сегодня нечто очень важное, вернее нечто очень важное написать. Итак:

Цитата
Ваше Небесное Сиятельство!
Вам пишет правительница земли народа тлакоци, родом из имперского дома Тициано. Мои владения находятся на северо-востоке континента, на который высадилась ваша доблестная армия. Он называется Дагран, если ваши люди ещё этого не выяснили. Мой народ извечно проживал на нём, возделывая его земли, строя на нём свои города и разбивая посёлки. Точно как вы сейчас на эту землю пришли имперцы, мой народ был ими порабощён и уничтожен, а его остатки загнаны в те земли, на которых мы сейчас и живём. Ни я ни мои подданные не испытываем к имперцам никакого почтения и не выказываем радости от успехов их императора. Они же, несмотря на многолетнее добрососедство, по-прежнему считают нас какими-то лесными зверьми и не хотят иметь с нами дел. Наша земля заселена больше всех прочих, она даёт обильные урожаи и радует нас теплом - однако из-за их ненависти мы по-прежнему беззащитны даже перед атаками обычных разбойников, ибо ходим с дешёвым и слабым оружием наших предков. Нам тяжело и плохо в империи, в которой мы постоянно ощущаем себя поверженными врагами. Я бы хотела попросить вас, Светлейший, принять свои заверения в верности и преданности Вам, изъявить желание помочь вам в благородном стремлении сплотить народы континента под стягом Южной Империи, в которой тлакоци наконец обретут мир и благополучие. Мы рассчитываем на ваши победоносные полки, возлагаем надежду на ваше мудрое правление, позволящее нам, вашим верным слугам, первым изъявившим желание стать ими, проводить вашу волю всем нашим соседям. Также мы надеемся на ваше великодушие, позволящее нам сохранить обычаи и традиции нашего народа, и вашу милость, позволящую Тициано не терять своей чести - прощение Дарракарионов, наших давних друзей, которым мои предки давали вассальную клятву. Разумеется, я не стану просить на прощении тех из них, кто продолжит сопротивление Вашей Воле и на том примите клятву в моей безоговорочной преданности. Равно как и в преданности моего народа, дававшего такую клятву мне при рождении. Мы готовы служить вашей воле и воевать под вашими знамёнами, считайте дом Тициано покорнейшим из ваших вассалов.

И подпись: "Доставить на почтовую станцию у границы с домом Халикосов, вскрыть при появлении армии южан и передать их командирам. При угрозе попадания в руки имперцев - сжечь."
Что же, теперь остаётся только подобрать посыльного, который умеет читать и не побоится исполнить написанное...


Сообщение отредактировал Аноним-анонимыч - Четверг, 05.07.2018, 18:29
[ RU ]
Дата: Пятница, 02.09.2016, 17:58 | Сообщение # 47

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1562
Награды: 2
Почести: 925
Ход дома Тито:

Ночь – самое загадочное и пугающее время суток, во время которого и происходят самые жуткие и таинственные вещи, так как большая часть людей спит и не способна ничему помешать. Идеальное время для тёмных делишек.
По лесу, который располагался в окрестностях Грейбенбурга, шёл некий человек, чьё лицо скрывал тёмный капюшон. В это время, когда армия чужеземцев отошла на зимние квартиры, можно было не опасаться, что кто-нибудь помешает сегодняшнему делу.
Дойдя до середины одной из опушек, путник остановился и принялся оглядываться по сторонам. Судя по всему, он чего-то ждал. Или кого-то…
-А я уж думал, что ты не придёшь, - послышался чей-то насмешливый голос.
Услышав это, человек вздрогнул, вытащил нож, который до этого прятал в одном из карманов, и обернулся. По счастью, это оказался именно тот, кого он и искал.
Перед ним находился мужчина средних лет крепкого телосложения, с густой коричневой бородой и насмешливыми карими глазами.
-Не волнуйся, Томми, тут никого, кроме нас нет.
-Бен, ты придурок! Можно было хотя бы просто оставить условный знак, а не подкрадываться?! – спросил Томас (а именно так и звали того, о ком говорилось в самом начале) раздражённым тоном.
-Можно, но это было бы не так весело, - ответил Бен с усмешкой. – Ладно, ближе к делу. Ты подумал над предложением?
-Да, - ответил Томас. – При Тито, конечно, было не так уж и хорошо, но гораздо лучше, чем при чужаках. Налоги и сборы они повысили, обращаются со всеми грубо, а тем, кто пытается с ними как-то спорить – оставляют подарки в виде оплеух и синяков. А это всё очень плохо для моего дела. Так что… я согласен. Напомни, в чём будет состоять моя работа?
-Ходи, высматривай, запоминай. Это нетрудно. Нам нужна любая информация о враге. Завтра вечером к тебе придёт наш человек, я о нём тебе уже говорил, который введёт тебя в курс дела и познакомит с остальными агентами. Кстати, кто посещает твою таверну?
-В основном солдаты и офицеры. Городские тоже заходят, но их уже гораздо меньше, в связи с последними событиями.
-Отлично, думаю, у нас всё получится. По крайней мере, если ты будешь соблюдать осторожность.
-Хорошо, - произнёс Томас и приготовился уходить. – Мы закончили?
-Почти, - ответил Бен и подошёл поближе к своему собеседнику. – Помни, пока что, наша сеть лишь формируется и слишком торопиться не надо. Иначе нас раскроют раньше, чем мы сможем сделать, хоть что-то полезное. Завтра ты всё узнаешь. А теперь уже точно всё. – сказав это, он отступил на несколько шагов и, подняв правую рук, сжатую в кулак, произнёс:
-Да здравствуют Тито!
Да здравствуют Тито! – произнёс в ответ Томас.

Цитата
1. Поблагодарить Хафгана за поддержку, оказанную в столь трудные времена. Оказать ему как можно более тёплый приём и обустроить его на новом месте. Предложить ему военную или гражданскую должность, которую он пожелает.
2. Предпринять все доступные меры по поиску похищенных реликвий.
3. Постараться больше запоминать из снов и стараться как-то их контролировать. В случае новых снов - обратиться к священникам за толкованием.
4. Подготовить армию к новым боевым действиям весной.
5. Подготовить отряд пехоты (1000 золотых)
6. 600 потратить на поддержание и развитие шпионской сети.
[ RU ]
Дата: Четверг, 08.09.2016, 00:44 | Сообщение # 48

Полковник
загрузка наград ...

Сообщений: 2801
Почести: 234
Ход Дома Дарракарион

Трамис, Вичи Холл

Сразу после того, как Архонту сообщили о том, что Калеба схватили, он немного обрадовался. Когда же он узнал обстоятельства пленения, его радость немного приутихла. После ранений в живот, выживают не так уж и часто. Он-то об этом прекрасно знал.
И все же, к великой радости его матери и, гораздо меньшей, дедушки, Калеб все же пришел в себя.
Входя в комнату, Эйенар увидел, как Гонория сквозь слезы радости что-то говорила своему сыну, но, как только они заметили его, разговор сразу стих.
-- Кто это, черт возьми? -- еле слышно сказал пресвитер.
-- А ты догадайся сам, -- ответил ему Архонт.
-- С... старый хрыч. Предатель! -- он попытался вложить в эти слова как можно больше злобы и ненависти, но, вышло у него слабо.
-- Предатель? -- Эйенар засмеялся, -- Я пришел сюда, чтобы найти своих людей. И милостью какого-то гения, который решил, что он -- умнее всех, я нашел их в виде обгоревших трупов. Так что, я бы такими словами на твоем месте не разбрасывался.
-- Отец, он еще слишком слаб... -- начала было Гонория, но Архонт только отмахнулся от нее.
-- Замолкни. Что же касается тебя, мой неудавшийся боец-партизан, у меня к тебе есть отличное предложение.
Алые глаза Калеба злобно сверкнули. И все таки, он ответил:
-- Слушаю.
-- Как будто бы у тебя есть выбор. Так вот, ты понимаешь, в каком положении сейчас оказалась твоя семья? Чудно. Вы сами себя туда загнали. Я же, предлагаю вам выход. Не за просто так, конечно.
-- Чего ты хочешь? -- спросил пресвитер.
-- Чего? Самой малости, -- Архонт пристально посмотрел на Калеба, -- Правды. Видишь ли, я уполномочен делать с Трамисом все, что захочу. Хоть сжечь дотла, хоть принести все население в жертву каким-то древним богам, -- при этих словах, он внимательно посмотрел на своего внука, но тот был слишком бледен от кровопотери, -- Так вот, я бы хотел оставить Трамис за собой. Но, для этого, мне нужно смешать с грязью светлое имя предыдущих правителей.
Калеб попытался подняться с постели, видимо, чтобы задушить Архонта, но, учитывая его состояние, у него ничего не вышло.
-- Я на это никогда не пойду, слышишь? Никогда!
-- Не зарекайся. И не забывай, что в этом городе, сейчас что либо решаю только я. Но я не хочу терять людей, которые могли бы стать моими...
-- Рабами, -- зло прервал его Калеб.
-- Нет, зачем мне это? Меня устроят и поданные. К тому же, откуда такая неприязнь к рабств? Учитывая, что у вас иногда делают со "свободными жителями" Трамиса.
После этих слов, глаза служителя Ваиша округлились.
-- Ты... Ты все...
-- Нет, но кое что узнал. И меня это не особо удивило. Я догадывался, что на Трамисе не все так хорошо, как считают некоторые, -- сказал Архонт, -- Так вот, все, что мне от тебя надо -- это только правда, или, ее часть, о вашем культе. Народу Трамиса будет очень интересно услышать, как их водили за нос.
-- А что я получу взамен? -- спросил Калеб.
-- Взамен? Как минимум, свою жизнь. И не только свою. Твоя сестра сейчас прячется по трущебам от солдат Секстум, но, как ты считаешь, долго ли она продержится против них? Не думаю, что они будут разбираться с тем, кто она. А твой сводный брат в Твердыне? Он сам уже вырыл себе могилу. А его семья? Я бы мог их спасти, но для этого, мне нужны все силы, которые мне может предоставить Трамис.
-- Мы станем на Трамисе изгоями...
-- Ну, мир Трамисом не ограничен. Подумай, ты бы мог зажить с сестрой где нибуть в Светлом Доле или Кровавой Гавани...
Глаза Калеба снова удивленно округлились.
-- Откуда?..
-- Эйелеонора и Сэйена рассказали много интересного.
-- Они вообще видят что-то, кроме друг-друга? А по ним и не скажешь...
-- И тем не менее. Подумай над моими словами, Калеб. Это -- единственный шанс спасти то, что осталось от благосостояния твоей семьи. Можешь посоветоваться с матерью. А я пока вас оставлю.
С этими словами, он вышел из комнаты.




Казна: 1250 золотых драконов

Военные приказы:
Выплатить 400 монет на содержание Орденов солдат-рабов.
Призвать к оружию всех свободных людей Дарракарии, обещать свободу всем рабам, которые готовы воевать за Архонта. Вновь созвать войска Домов Дарракарии.
Силами Черного Отряда и созванных войск попробовать снять осаду с Рейенина.

Гражданские указы:
Начать эвакуацию женщин и детей из Кровавой Гавани в Светлый Дол.

Дипломатия:
Призвать на помощь для того, чтобы освободить Рейенин, армии Тито и Кораксов. Аргументировать этот тем, что так в наше распоряжение попадет легион Секстум Окулатус, который значительно укрепит объединенные силы. К тому же, никаких крупных сражений враг нам пока навязывать не собирается, так почему бы не сделать это вместо него, пока на нашей стороне -- внезапность?
Призвать трамишийские войска, в Твердыне и за ее пределами, сложить оружие, так как мы воюем далеко не с ними.
Собрать всех более-менее влиятельных трамишийцев для организации временного оккупационного правительства.

Остаток: 850 монет

Письма:





Сообщение отредактировал Ардо - Четверг, 08.09.2016, 23:36
[ UA ]
Дата: Четверг, 08.09.2016, 10:02 | Сообщение # 49

Кот-Тюремщик
загрузка наград ...

Сообщений: 6271
Награды: 3
Почести: 1255
Весна 375 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного

Мировые события

Войска Нефритовой Империи возобновили наступление на Имперский домен. Войска дома Кай оттеснены к Салинору, где заняла оборону армия дома Карий.

Войска дома Халикос сумели отбросить армию Нефритовой империи от своей столицы, но Лорд Тор Халикос был убит в бою, а его армия потерпела огромные потери.

Армия Нефритовой империи, до этого выжидавшая на землях Дома Дагодрат возобновила наступление. Быстрым маршем пробившись через земли домов Пикс и Альсинус, они ворвались в земли Императора с запада.

На Южном фронте, войска Нефритовой Империи атаковали дома Коракс, Латайя, Тито и Сципий

Коалиция дома Квинтиллус, на севере столкнувшись с мощным сопротивлением в Уллие, вынуждена отступить к Загрону.

Дом Маорий

Пришло письмо от одного из вождей горских кланов.

Цитата
Ишь-не-ало пор-а. (горск. "Мир твоему очагу"). Мое имя Корд, по отцу Арга, по роду Риго, по прозвищу Расколотый Щит. Я вождь клана Громового Молота. Ветер уже разнес слухи, что не все хорошо на равнинах. Даже Секстум, терпят поражение. Если враг настолько силен, что способен победить даже их, что будет, если он подымется в горы? Горцам нужно перестать убивать друг-друга, ради стада баранов, или места под пастбище. Я убедил старейшин созвать совет на горе Милгрид, священном месте для каждого горца, где я хочу убедить наших братьев из иных кланов, приберечь оружие для чужаков, если они подымутся к нам с дурными намерениями. К сожалению, не все вожди согласны со мной. Некоторые, как например Ларт Черный Кулак, думают, что никто не подымется в горы, как это было до нас, и как это есть сейчас. Я зову тебя на совет - твое слово много значит в горах, и если ты поддержишь меня, совет примет мою сторону.


Пришло письмо от Лорда Персиваля Цейсия.

Цитата
Да дарует тебе Дозриттас долгие лета, и пусть наполнит Дирцин твою жизнь изобилием. Еретики, которые посмели ступить на землю Империи с оружием, волею богов должны быть разбиты. Я, Персиваль Цейсий, во имя Базирты возглавлю этот поход. Лорды Дейлан, Сигран и Грей, уже готовы поднять мечи вместе со мной. Что же до вас? Вы же не будете противится воле богов?
Волею Эматы Лорд Персиваль Цейсий


Доход от налогов - 1200 золотых.
Доход от торговли с домом Цейсий - 100 золотых
Обучение ополчения прошло успешно.

Империя Тлакоци

Битва при Кюзалитле.

Армии Эзтли Тициано и Суицитля встретились в живописном местечке, на побережье озера Несауйотль. Войска Суицитля стали лагерем на лесистом плато, на противоположном берегу реки, в то время как Эзтли расположился на побережье. Наконец, Суицитль решился атаковать, по одному из трех мостов, расположенных в этих местах. Но, первая атака была отбита. Тогда, Суицитль атаковал по другому мосту, и несколько его отрядов сумели пробиться, и занять небольшое временное укрепление, возведенное воинами Эзтли. Эзтли окружает укрепление, но отбить его не выходит. Тем временем, воины Суицитля на нескольких лодках, подплывают к лагерю Эзтли, и обстреливают его горящими стрелами. В лагере начинается суматоха. Эзтли пытается навести порядок, но падает жертвой предательского клинка в спину. Оставшись без командира, его войска впадают в панику, и оказываются разбиты.

Итог: Армия вестернизаторов теряет лидера и терпит сокрушительное поражение.
После боя, войска Суицитля направляются в столицу, и устраивают резню посольского квартала. Рагнарис Дарракарион и его наемники незадолго до этого ушли на север.
Письмо от бежавшего Рагнариса Дарракариона:
Цитата
Чертова шлюха!! Ты, и твой дикий народ. Было глупо с моей стороны рассчитывать на этого придурка Эзтли. Глупый романтик, думал что с ним будут биться честно. Я предупреждал его насчет того, что Суицитль будет играть грязно. Так или иначе, я вернусь, и раз я не смог укротить вас, вы чертовы дикари, сдохните в муках!!


Отрядов Нефритовой Империи у ваших границ пока замечено не было.

Доход от налогов - 2300 золотых.

Дом Тито


Армия Лорда Коракса отходит, дабы защитить свои земли
Цитата
Я отступаю. Враг, к несчастью ступил и на мою землю. Я обещаю вернуться и помочь вам как быстро, как только сумею.


Шпионы из Грейбенбурга докладывают о большом подкреплении, прибывшем к Нефритовой Империи.
Войска Нефритовой империи осаждают Танон. Также, известно об отрядах противника, которые ведут методичный грабеж территорий дома.
Хафган Тито привел с собой 3 сотни пехотинцев и сотню лучников, а также пополнил ваш бюджет 2000 золотых. Также, он заявил о готовности поклясться вам в верности, и стать бароном.
Сорена Тито уже несколько дней подряд настойчиво посещает одно единственное видение - мост через пропасть, который обрушивается, едва Сорен ступает на него. Толкователь снов говорит, что это предвещает предательство.

Доход от налогов - 700, так как земли дома сильно разорены.

Дом Дарракарион


В Кровавую гавань прибыл генерал Гань Бу. Он требует, чтобы вы прибыли к нему, чтобы засвидетельствовать свою верность Нефритовой империи.
Пришло письмо от Акриоха
Цитата
Меня вызывают к Сунь Ли, поэтому, я вынужден покинуть ваш остров. Напоследок ,я обрисую ситуацию. У Гань Бу 13000 солдат, но непосредственно при нем в Кровавой гавани, находится около 8000. Остальные держат под контролем линию берега, вокруг острова. Также, у него имеется порядка 70 кораблей, для патрулирования, и обороны южной оконечности вашего континента и, собственно Клык-Острова. В Гавань непрерывно приходят большие транспорты с припасами и подкреплениями. Здесь они распределяются по всему участку фронта. Ваш порт достаточно велик, чтобы удовлетворить нуждам Сунь Ли, именно поэтому, он так хорошо охраняется. Что делать с этими сведениями, решать вам, я лишь пожелаю вам удачи, и буду надеяться, что боги вас не оставят

Акриох Красный Дракон


Битва при Рейенине
Легион Секстум (3000 человек +800 человек вспомогательных частей), Гарнизон Рейенина (4 отряда пехоты, 2 отряда стрелков), Черный Отряд (3 сотни пехоты, 2 сотни лучников), окрестное ополчение (2 отряда легкой кавалерии, 10 отрядов пехоты), Армия дома Успин (5 отрядов пехоты, 3 отряда лучников, 4 отряда тяжелой кавалерии, 16 отрядов ополчения) vs Армия Нефритовой империи (13000 человек), армия дома Вейс (2000 человек)

Осаждающая Рейенин армия Нефритовой империи несколько раз предпринимала штурм, но гарнизон города, усиленный Легионом, успешно отражал атаки. Вскоре, с юга к крепости подступила армия дома Вейс, и атаковала замок. Через пару дней, с востока, подошла дружина дома Успин,преследовавшая небольшой отряд Нефритовой Империи. Узнав о прибытии этих сил, командование замка, приняло решение предпринять вылазку. Она не увенчалась большим успехом. Осада продолжается.

Потери в крепости:
Легион: 8 отрядов легионеров, 2 отряда вспомогательной кавалерии
Гарнизон: 2 отряда пехоты, 1 отряд лучников.
Вне крепости:
Черный отряд: 1 отряд пехоты.
Ополчение: 5 отрядов пехоты, 1 отряд кавалерии
Дом Успин: 5 отрядов ополчения
Противник:~2000 человек

Пришло письмо от Чен Пака:
Цитата
Что же, честь Цзин-Цзи, не позволяет мне сдаться без боя. Да рассудит нас битва!

Битва на Трамисе
Десантный Легион (2000 человек+ 500 человек вспомогательных частей) vs Армия Нефритовой Империи (1200 человек), гарнизон твердыни (800 человек), армия Трамиса (700 человек)

Гарнизон Твердыни решился на вылазку и немедленно был контратакован силами Секстум у главных врат цитадели, выходящих к порту. Легионеры потеснили легких трамишийских пехотинцев, и вошли в крепость. И тут, ворота твердыни закрылись за их спинами, а воротный механизм сломан. Часть легиона оказалась изолирована. Но Легионеры сумели отбить атаки противника, и закрепиться на одном из участков стены. В это же время, в районе трущоб из твердыни вышел ещё один отряд нефритовой армии, и пробился к гавани. Моряки отбили атаку, но враг сумел поджечь 2 галеры, и они сгорели в пылу битвы. В цитадели, тем временем, легионеры подали сигнал своим основным силам вне стен. Те, относительно безопасно забрались на стену, и наконец, легион перешел в контр-атаку и зачистил Цитадель.
Потери Легиона: 1200 легионеров, 400 человек вспомогательных отрядов
Потери Нефритовой армии: Все войска уничтожены, либо взяты в плен. Чен Пак покончил с собой. В плен взята вся семья Вичи, кроме Лорда Моря, который, как стало известно был казнен по приказу Чен Пака. Также, в плен попали другие патрицианские семьи острова.

Эвакуация с Клык-Острова прошла успешно, женщины и дети доставлены в Светлый Дол.
Акриох согласился вывести регалии и реликвии вашего дома.

Доход от налогов: 700 золотых.
Доход от разграбления Твердыни - 6000 золотых.


Сообщение отредактировал Diamato - Пятница, 18.11.2016, 23:34
[ RU ]
Дата: Четверг, 15.09.2016, 18:27 | Сообщение # 50

Мастер ФРПГ
загрузка наград ...

Сообщений: 1079
Почести: 1276
Ход новой Империи Тлакоци

Поле у деревеньки Сматлолль, вблизи озера Несауйотль 375 год по летоисчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Весна
В ночной темноте на многие километры вокруг разносился свежий аромат природы, оживавшей после долгого зимнего сна. Где-то вдалеке стрекотали цикады и квакали настойчивые ранние лягушки - в этих местах они просыпались невообразимо рано, что на деле было связано с полным отсутствием заморозков. Учёные будущего, возможно, более точно опишут оный феномен - пока ещё точно неизвестно связан ли он с особенностью местной розы ветров, либо же с какими-то атмосферными аномалиями. Тлакоци мыслили тысячелетними категориями своих предков, воспринимали природу как нечто мистическое и для простого восприятия трансцендентальное, населённое богами и духами. Один из героев, прекрасный юноша Тиллиотль, по легенде, спасший от смерти богиню плодородия и женившийся на ней, теперь смотрел на людей ясными очами весеннего месяца. В оригинале легенда, безусловно, куда более длинная и захватывающая: однако не нам сейчас её обсуждать.
Куда интереснее будет обратить внимание на двух рослых воинов, мерно прохаживающихся по берегу. В их высоких фигурах читалась отменная боевая стать, их лица слабо освещало упомянутое божество, а тишина и благолепие живой природы не вызывали у них ни восторга, ни даже интереса. Оба были так увлечены разговором, что более высокий и куда лучше вооружённый собеседник постоянно жестикулировал, пытаясь что-то втолковать ветерану, чьи выстраданные морщины отчётливо прорисовывались с освещённой стороны лица.
-И что? И к чему это приведёт? Эзтли говорил что имперцы во всём лучше нас: там даже крестьяне лучше живут! - Голос был звонким, впечатлительным, в меру истеричным, но и при том очень эмоциональным. Он явно принадлежал молодому человеку, однако и не совсем безусому отроку - в нём отчётливо слушался здоровый мужской тенор, всеми прочими звуками лишь немного заслонявшийся.
-На наш век хватит этих сказок...ты, молокосос, говоришь так, будто сам этих имперцев видел и всё о них знаешь, а не слышал о них от своего дражайшего принца - ответил ему ожидаемый приниженный бас.
-Да как... - парень потянулся к мечу.
-Остынь. Я знаю о чём говорю, можешь мне поверить. Вот скажи: говорил ли ты хоть раз хоть с одним имперцем, хотя и с дарракарийцем? - Мужчина успокаивающе поднял вверх присогнутую в локте руку.
-Эммм...ну....сэр Эзтли звал их на пир...
-Так ответь мне - сколько среди них настоящих "рыцарей"?
-Ээээ...нууу....
Низкий собеседник заметно усмехнулся.
-Ты хоть и благородных кровей, Китли, но дурак отменный. Их не более десятка во всём квартале - и те падшие настолько, что не видят оскорбления своей крови в откровенном самозванчестве. И... - он поднял вверх большой палец - даже они признают что для всего Даграна кодекс твоего товарища - не более чем благодушная выдумка. Он его сочинил чтобы играть с вами в рыцарей, а не быть ими.
-Ч-что?...
-Выдумка. Принц сплёл его текст из нескольких сказок и легенд о благородных воинах-странниках, абсолютно не считаясь с тем что это есть прославление иных Богов и Героев. Не говоря уже о том что все имперские истории - приукрашенная слащавая байка.
Тишина ночного леса нарушилась мерным завыванием волка. Юноша остановился.
-Да не может такого быть.
-Знаешь, я ведь не просто так стал апускипаем. В своё время я был тем ещё рубакой, отчаянно лез во все драки и участвовал во всех пограничных заварушках со всякой баронской падалью. Я отличился в то время, когда меня поставили командовать отрядом койотов - воистину, мы тогда приносили домой больше добычи, чем все остальные тлакоци. Там меня отметил мой предшественник, светлой памяти Талатлеок - величайший человек из тех, что я когда либо знал...- ветеран присел на валунообразный камушек - Присаживайся, рассказ будет долгим. Однажды вечером мы так же гуляли на берегу озера, и я в той же дерзотной манере доказывал ему превосходство оружия имперцев. Знаешь что он тогда сделал? - второй человек резко замотал головой - Он врезал мне по лицу что было сил. А потом, когда я встал, поведал историю, очень мудрую и поучительную. Давным-давно, тысячелетия назад, Всемогущие Боги, посовещавшись с Тескатлипоки - Божественным Создателем Вселенной, порешили населить Землю существами, что смогут в старости мира позаботиться о своих дряхлеющих создателях. "Они должны быть умными" - порешил Тулак, бог мудрости и создал своих людей. Но те люди могли лишь думать и ничего более - их себе на корм переловили дикие звери. "Они должны быть смелыми" - возвестил Кацеолятль, отважный Небесный Змей. Но те люди оказались только лишь смелыми, орудия валились из их рук, они сами искали смерти в лапах зверей и все перемёрли. "Нужно дать им оружие. Пусть они будут воинственными" - были слова Уицилопочтли, бога Войны. Люди, получив такие навыки, смогли дать отпор зверям, однако, будучи неразумными, тут же всех их перебили - в итоге есть стало совсем нечего и они принялись есть друг друга, пока самый сильный воин в итоге не умер от голода. "Они должны быть сострадательны и добросердечны. Им нужно возделывать лён и собирать кукурузу" - заявила тогда Малицу, богиня плодородия. Но люди те оказались столь милы, что в один прекрасный день отказались истощать землю мотыгами и резать живность для пропитания, после чего все вместе отошли в Лучший Мир, совершив самоубийство. Погрустнели тогда Боги, осунулись их сияющие лики, а на глазах появились слёзы разочарования. "Никто не позаботиться о нас на склоне лет" - посетовал Ахак, печальный бог морей и океанов. Тескатлипоки, мудрый демиург, видя терзания своих детей, преисполнился к ним сострадания и с приличным ему наставлением заметил: "Ничего у вас не получится, пока ваше творение не обретёт гармонии в своём начале. Всего в нём должно быть в меру - оно должно быть и храбрым и сдержанным, и воинственным и добродетельным, и мудрым и порядочным. Оно должно владеть только теми вещами, которые не разжигают в нём тягу к роскоши, только теми орудиями, которые помогают сохранить в нём гармонию всех начал и лишь постольку чтобы они могли его прокормить. Каждому да по гармонии его". "Но как же так?" - спросили боги - "Неужто такое возможно? Для кого тогда художники будут создавать свои великолепные творения? Кого люди почтут своим судьёй и учителем? Не хочешь ли ты чтобы мы занялись их воспитанием?". Тескатлипоки не озадачил этот вопрос - он его вполне ожидал. "Для того на Земле я оставлю своего сына от земной женщины, что должен будет сохранять гармонию во всём". Он и будет доносить до людей мою волю". "О, ты мудр" - заохали Боги и устремились по своим делам, сгорая от нетерпения понаблюдать за новым творением Создателя. Так и было во веки веков, тысячелетиями люди жили под властью Солнцеликого, во имя и славу его, дабы во всём процветала гармония.
-Но к чему ты рассказал мне это, Суцлитль? Думаешь, я столь плох в учёбе, что не знаю Истории Творения? Я то думал мы будем го...
От звонкой аплеухи парень улетел метра на два, с гулким вздохом распластавшись на земле. Даже во тьме ночной было видно облако пыли, поднятое этим некрасивым падением. Парень резко подскочил и вытащил из ножен свой боевой клинок. Собеседник усмехнулся.
-Да...я точно также отреагировал, когда он наказал меня за тот же проступок. Лучше садись и дослушай, что скажу тебе я...-беззаботно проворчал ветеран, хлопая рукой возле себя.
Несмотря на распиравшую рыцаря злобу, тот понял что проявлять её именно сейчас не имеет ни малейшего смысла. В конце концов, он уже для себя решил на чьей позиции надлежит находится - только сам пока этого не понял. Задача опытного старого хитреца состояла именно в том, чтобы нашему герою оную позицию внушить и растолковать.
-Гармония была нарушена весьма давно - ещё когда на нашу землю вторглись чёртовы имперцы. Время бы вернуло всё на круги своя - отлично заметно что империя расползается на куски, а власть в ней переходит к черни; такое государство обречено на гибель, сколь бы ни были могущественны его боги-покровители. Однако свершилась ужасное: династия сыновей Тескатлипоки (или Инти, называть его можно как угодно) прервалась. Единственным наследником последнего вождя осталась его юная дочь, мало того ещё слабовольная и одержимая демонами. Будто бы сговорившись со злыми духами она привела на нашу землю армии чужеземцев, а Дарракарийцев так вообще сделала своими любимцами - с одним даже обручилась и смешала с ним кровь Солнцеликих, испоганив священный род целой сворой полудраконидских гарпий. Традиция была предана забвению, величие предков - попрано и обругано, а о гармонии теперь нельзя и говорить. Священное звание императриц, конечно, давало им капельки благоразумия и ответственности - однако все они были ничтожествами, а не истыми детьми Инти. Мы все эти годы даже не смогли доказать богам своей преданности, принеся в жертву пленных врагов, травя их преступниками, а потом и вовсе моря голодом. Для чего, спрашивается, они нас создали?
Юноша задумчиво хмыкнул. Он уже изрядно успокоился, однако по прежнему продолжал пребывать в напряжении от страшной сущности тайн, которые перед ним открывал этот человек. Его было весьма легко убедить в своей правоте, и благодаря молодости и благодаря во многом консервативному воспитанию. Суцлитль практически добился своей цели.
-Хочешь сказать, поэтому ты поднял знамя бунта? Боги не приемлют старой династии?
-Да, именно так, мой юный рыцарь. Сумасшедший придурок Эзтли слишком многое себе позволяет. Он же очень серьёзно влияет на свою сестру, вконец развращая её своим безумием и родственными кровосмешениями, делая жизнь подданных невозможной от грехов. Я намерен его убить и очистить Империю от дарракарийской скверны, включая и главный очаг...
Рыцарь ошарашенно приподнялся и залепетал:
-Ты же не п-поднимешь руку...на...
-Нет, чего вдруг? - он оскалисто улыбнулся, так что во тьме стали видны плоховатые зубы - Это сделаешь ты. Прямо вот этим ножом.
Его рука дернулась из-под полы накинутого плаща и обнажила прямо перед лицом адепта наточенный железный нож. Отвлекаясь от темы - очень символично что орудие свержения нового порядка совершается его же руками. Может...впрочем, не будем торопиться с такими утвержениями?
-Я? Да никогда в жизни! - тот возмущённо топнул ногой, ну совсем как ребёнок. Апускипай истолковал это правильно:
-Да ну? А твой отец бы всё сделал в точности...перед своей геройской гибелью он мне дал даже клятву на крови...
На удивление - единственного рычага оказалось достаточно. Кугуар с нетерпением вырвал из рук обольстителя нож, произнёс какую-то древнюю молитву и надрезал себе ладонь. Тоже поспешил сделать последний, после чего стороны обменялись рукопожатиями. Теперь этот человек был полностью на стороне Суцлитля, во всяком случае так он мог решить наведя справки на него и его семью.
-И запомни: всё нужно сделать сегодня, во время боя. Мои солдаты смогут удержать пыл безумца - если нужно закидают его гвардию своими трупами. По возвращении над нами будет суд, где меня приговорят...
-...к смерти?
-Нет, к чему-то менее болезненному. Нынешняя императрица такая же слабая дрянь как и все предыдущие. А суды и прочую "справедливую" глупость она просто обожает...вот там ты и сможешь втереться к ней в доверие.
-Но...как? - Недоумение было вполне искренним. Таким же искренним был смешок интригана.
-Как...как...Она ведь женщина - покажи себя тем, кто сможет её защитить. Соблазни, если потребуется. Империя полагается на тебя.
В темноте было незаметно, как юноша густо покраснел. Однако на условия кровавой клятвы согласился, и "наставник" бросил краткое: "Сегодня", указав порезанной кистью на шумящий вдалеке лагерь сэра Эзтли. "Такой же наивный идиот как и его отец..." - с презрением определил тот для себя диагноз, после того как будущий убийца ушёл.

Императорский дворец Микуйвтля, 375 год по летоисчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Весна
Леди Изэль прибывала в печальном состоянии духа - её сильно расстроили последние события и, пожалуй, некоторые она действительно приняла близко к сердцу. Совершенно не в манер её депрессии за окном будоражил застарелый морозец очаровательный март, тем более очаровательный в горах Катлиоля, где снежные вершины под воздействием тепла начинают ослепительно блистать. На улице цвели деревья, распускались цветы; на полях крестьяне собирали морозостойкие культуры, а на соседнем с ритуальной площадью плацу гвардейцы затеяли какую-то боевую игру. Город, не будучи обременён бедняцкими кварталами или несчастьями простого ремесленного рабочего, действительно цвёл и радовался: смеялись дети, тайком от родителей гуляли по улицам влюблённые (а за десятилетия вестернизации нравы всё же заметно подобрели), на вершине пирамиды Кацеолятля гулял какой-то жрец, нараспев произносивший древние молитвы и с предельно удивлённым видом вертевший астролябию, видимо, в устройстве последней не разбираясь. Солнцеликая, возможно, имела в чём-то мечтательный характер - любила подолгу задумываться над тем, как будет выглядеть Микуйвтль в будущем, когда Тлакоци перестанут быть изгоями на собственной земле. Ну и просто нравилось ей наслаждаться пейзажами, чего уж тут сказать. Сейчас, естественно, было не до этого.
-Ужасно...я не могу в это поверить! Он же...он же всё-таки мой отец!... - девушка явно не находила себе места, ибо слова беглеца действительно очень сильно задевали. Она безвозмездно помогала ему всю свою сознательную жизнь - терпела его несносный характер, неукоснительно следовала его советам, закрывала глаза на грязные интриги и ещё многое из того, что считала неправильным или аморальным. И это такая благодарность? Он просто убежал, поносит её распоследними проклятиями и, вероятно, обвиняет в гибели сородичей исходя из своих нечестивых домыслов. Заслуживает ли этот человек прощения?
-А как это п-по-вашему выглядело? У сэра Рагнариса сеть информаторов п-по всему дворцу - он знал что вы не хотите ему п-подчинятся и п-подумал что вы п-прибегнете к крайним мерам. Ну, может п-посчитал что...-Цуминке был оборван на полуслове.
-Да-да, я всё это прекрасно знаю...он сам об этом говорил в конце концов. Но...но...скажи, ты ведь понимаешь что это отвратительно? - императрица изобразила на лице какую-то особо грустную и раздражённую мину одновременно. Её глаза сверкнули злобой. Советник победно улыбнулся, заметив свою недавнюю правоту.
-Эт-то ведь дарракарийцы, госп-пожа. Их честь - верность своим п-порокам и своему роду. Они не сп-пособны разделить вашу скорбь.
-П-порокам то они верны, как видишь. Роду не очень. - она нахмурилась, намеренно передразнив собеседника (чем вогнала того в неприятную краску) - Прости. Просто...это отвратительно, да, отвратительно!
-Не сп-порю.
Надо сказать что после печальной гибели Эзтли, новый выдвиженец явно оказался в фаворе, поскольку кроме него леди Изэль почти целую неделю никого к себе не подпускала. Видимо, она всё ещё испытывала к своему брату тёплые, быть может даже нежные чувства - его невнезапная, но в чём-то нечестная смерть стала настоящей личной трагедией. Разгром посольского квартала же оказался скорее следствием, нежели причиной продолжения этой скорби - делами убитая горем правительница какое-то время не занималась совершенно. Общение с людьми наш герой никогда не считал своей сильной стороной: тем паче не считал оной общение со знатными девушками, выше него стоявшими к Солнцу (или, тем более, его олицетворявшими), однако он без труда понимал, что на сей раз к нему относятся более чем серьёзно и благожелательно. Только ли из-за связей с павшим принцем? Кажется, ему было действительно жаль несчастную Дочь Инти, он об этом и не стеснялся говорить - главное чтобы услышали другую часть его речи, более важную и серьёзную. В початках минувших трагедий он явственно видел первые лучи собственной мечты, возрождённой из пепла: Империя Тлакоци имела уникальный исторический шанс стать настоящей, его народ - великим, а его имя - прославленным в веках. И сэр Эзтли и Рагнарис Дарракарион этому только мешали, первый своим неуёмным фанатизмом, а второй - жадностью и подозрительностью. Если бы Цуминке являлся автором столь сложной интриги, то мог бы похвалить себя за её блестящее исполнение, хоть и было бы то бесчестьем по отношению к Солнцеликой Династии. Он называл такое состояние ума "paragnus" ("очищенный" ст. имперск.), вычитанным из старинных имперских книг философским термином. Впрочем, царица тоже им могла им владеть, к чему жрец и не преминул прибегнуть:
-Хочу заметить в-вашу мудрость, в том что касается южан...они действительно оказались способными сильно п-потрепать имп-перцев. Хоть и замедлили своё шествие.
Леди Изэль, до того безжизненно уткнувшаяся глазами в пол, резко встрепенулась:
-А...что южане?
-Вы очень мудро п-поступили, не став связываться с ними сразу. Теперь вы имеете возможность сперва п-предъявить п-претензии на северные земли Халикосов, ибо те истощены боем. Вы будете п-первой, кто вновь расширит Империю...
-Стойте-стойте! - она устало провела рукой по лицу - местные ведь терпеть нас не могут! А я не хочу чтобы мои воины прослыли кровожадными варварами! Их и так уже такими считают, не хочу чтобы заслуженно!
-Хм...-советник усмехнулся- я п-предлагаю п-просто уп-половинить налоги и п-поборы, а феодалов заставить принести вам п-присягу. Не захотят - их можно с п-почётом изгнать, а их крестьян освободить.
-Великолепно! - девушка явно загорелась новой идеей - Может тогда лучше сразу всех освободить? Взамен они будут платить налоги и продвинут нас технологически...а ещё из них можно будет сформировать армию...армию без имперских баронов! Я читала что крестьяне их всех ненавидят.
-Можно. Только куда тогда девать всю аристократию?
-Ну...может действительно предложить им службу? Я не хочу их убивать или прогонять - это навлечёт на нас гнев соседей.
-И что? Вы ведь сможете сразу з-заявить южанам о своём решении - один из городов Халикосов они уже взяли. П-полагаю, от вашей п-присяги они не откажутся...
Императрица заметно побледнела и подобралась:
-И никакая это не присяга! Я...я..я обещаю их императору свою помощь! - она наставительно подняла указательный палец вверх - Царскую Помощь!
-П-полагаю, он с этим не согла...
-Это он потомок Инти или я? - девушка располагающе улыбнулась - Просто мне кажется что будет неразумным помогать южанам когда они слабы. Халикосы и их изрядно потрепали, а пока мы не вооружим армию железом и машинами никаких имперцев нам без помощи южан не сдержать. Смогут ли они помочь?
Советник озадаченно почесал затылок, после чего продолжил:
-Да, тут вы п-правы. Вы ранее п-поступили вопреки моему совету - императрица, уже севшая за свой письменный стол, с чувством оскорблённой гордости покосилась на незадачливого жреца -...эээ...имея на то п-полное п-право само собой. Вы не стали п-помогать имп-перцам, но и не стали сп-пешить с п-признанием своей зависимости от южан и оказались мудры. Так может не тороп-питься и сейчас?
-То есть опять задержать письмо до их наступления? Да, это будет хорошим решением.
Сказать по чести: со стороны было не особо понятно подействовала ли на неё лесть, либо же царица рассудила здраво и приняла решение, которое ей подсказывало оное рассуждение. В оправдание стоит сказать, что наша героиня всерьёз не считала свою власть предметом необходимого фанатичного почитания, или же предметом собственной гордости - она отлично осознавала предписанность своего социального статуса и строила своё отношение скорее на обожествлении Династии, чем самой себя. Обязанности воспринимала очень серьёзно, по роду долга, но к людям старалась относиться справедливо - высшая, по сути божественная Справедливость и Порядок были главными идеалами, которые она позаимствовала из религиозной философии тлакоци. Справедливость, правда, понимала больше по-имперски: как доброту и снисхождение, нежели как строгое соблюдение высших постановлений. Её характер, как уже говорилось, достаточно мягок, потому такая трактовка казалась куда более близкой. Тем не менее мягок он оказался недостаточно чтобы тяготиться властью или не стремиться к вящей славе, и гордость и злость в нём тоже присутствовали. Внимательный читатель уже мог заметить с какой лёгкостью Цуминке завёл в ней эту гордость признанием весьма спорной заслуги. Впрочем, не будем нарушать их общение своими навязчивыми комментариями...
-Раз уж мы всё равно говорим о делах, то скажите - каково ваше мнение о ситуации в Империи?
-Ну...зима в боях п-прошла достаточно вяло. Южане отброшены у Халикосов, остановлены у Дагодратов, немного п-продвинулись к Имп-перскому городу, однако брат императора - человек военный до фанатичности, вп-полне сможет их п-победить. Они отчаянно нуждаются в п-подкреплениях, но соп-противление ваших родственников - девушка опять поежилась от неприятных воспоминаний - не даёт им п-полностью занять п-побережье, хоть и заняли они уже достаточно. Всё зависит от ресурсов их родины и г-готовности их имп-ператора воевать на Дагране до п-победного конца. Я п-полагаю, вы сможете это узнать это в п-переписке или п-при личной встрече с ним. Однако не гневитесь коли он не з-захочет слушать - п-полагаю, что его гордыню вам не смирить.
-Да, он явно произошёл от более удачливого бога - она печально усмехнулась - Значит, ситуация пока неопределённая? Много ли мы изменим нашим вмешательством?
-Хм...мы скорее п-привлечём к борьбе наших северных соседей. А п-против южан и так сложилась обширная коалиция. Хотя...вооружив тысяч п-пять воинов по их образу и п-подобию сможем серьёзно п-помочь армии вторжения.
-Ну вот...опять всё упирается в проклятое железо! Как же это сложно! - она скрипнула зубами и, кажется, расстроенно всхлипнула - Отвратительно сложно! Это несправедливо! Ненавижу!
За последнюю неделю жрец уже успел примерно ознакомиться с состоянием Солнцеликой особы, потому не преминул уклониться от очередного приступа царственной депрессии.
-Мне уйти?...
-Да! Я совершенно не могу так думать! - она раздражённо смела со стола письмо отца, пальцем указав на его поверхность - положите сюда все отчёты. Я сделаю всё что нужно, но не сейчас...
На её глазах блестели слёзы. Цуминке не считал это чем-то предосудительным, к тому же приступ по сравнению с более ранними был достаточно лёгким. Во всяком случае, она не принималась рыдать или угрожать кому-то - это советника сильно обрадовало. Благоразумнее было бы уйти и он ушёл. Пожалуй, на этом всё. Упоминать подробности метаний расстроенной Изэль бесчестно - она же не просто так никого к себе не пускала, согласитесь?


Сообщение отредактировал Аноним-анонимыч - Понедельник, 13.11.2017, 00:03
[ RU ]
Дата: Четверг, 15.09.2016, 18:28 | Сообщение # 51

Мастер ФРПГ
загрузка наград ...

Сообщений: 1079
Почести: 1276
Ритуальная площадь Микуйвтля, 375 год по летоисчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Весна
Весьма забавно это осознавать, но прогноз Суцлитля повторился в мельчайших деталях - это в целом добавило другим его словам весомости и убедительности. Леди Изэль посчитала выше собственного достоинства молчаливую расправу над неугодным военачальником, её обострённому чувству справедливости необходимо было что-то большее, нежели чем простое уничтожительное приказание. С другой стороны - судьёй должна была быть она, и подсудимого она втайне теперь не только презирала, но и ненавидела. Это было тяжёлым решением, но её, вероятно, больше вдохновляла возможность продемонстрировать народу образ не предвзятого судьи, нежели воспользоваться своими врождёнными привилегиями. Если угодно, она воспринимала такую демонстрацию как свой долг, в чём ей немало поспособствовали идеи староимперских мыслителей. Цуминке, впрочем, изначально высказался против этой идеи и опять разочаровался тем, что его предостережения оставили в стороне. Что же, понаблюдаем за самим событием:
Дело близилось к полудню, площадь оказалась битком набита разношёрстной людской толпой. Знать, ремесленники, воины, даже крестьяне из соседних провинций: все они собрались понаблюдать за новой диковинной забавой, многие к тому же были ею возмущены. Погода стояла безоблачная, ветра поблизости не наблюдалось - брусчатка, несмотря на апрель, уже порядочно нагрелась, создавая просто невыносимую духоту. Воины-ягуары в заученном заранее порядке оцепили площадь, вернее трибуну для выступающих. Никто из них искренне не понимал что происходит, но защищать Императрицу все почитали своим личным долгом (да так оно, собственно, и было, при службе в лейб-гвардии). Посередине площади рабочие смастерили странного вида хлипкое сооружение - огромный помост, на котором громоздилось несколько лавок, чьим-то гениальным решением прибитых к покрытию помоста. Судье надлежало восседать на исходящем из дворца балконе, что висел метрах в двадцати над землёй и от того создавал проведению заседания очень большие проблемы.
Якобы подавленного Суцлитля (а в умении надевать маски ему явно не откажешь) оставили заранее на уродливой скамье подсудимого, рядом стояли не дававшие ему сбежать гвардейцы. Об адвокате, само собой, не позаботились, однако обвинитель присутствовал: им оказался моложавый мужчина-жрец из храма Кацеолятля, за неделю до того специально подысканный нашим общим знакомым для исполнения таковой должности. Сам знакомый исполнять столь ответственную роль не решился по понятным причинам, ибо надлежало на должном уровне владеть своей дикцией. Так или иначе "прокурор" тоже занял своё место в импровизированном зале заседаний. Все ждали появления главного элемента любого массового действа...
На сей раз тлатоани появилась почти без пышных церемоний, поскольку их строгий регламент не предусматривал никаких особенных ритуалов - её сопровождали только двое гвардейцев с имперскими арбалетами. Толпа, тем не менее, всё равно приветствовала свою правительницу должным ликованием. Традиция появлений перед народом была прервана около полусотни лет назад, до того же воспринималась как особый магический ритуал, направленный на восстановление и поддержание той самой пресловутой "гармонии". Естественно, что за долгие годы традиция подзабылась и сам факт её существования в памяти затёрся. Впрочем, это позволяло нашей героине пользоваться весомыми преимуществами, совершенно не считаясь с опытом предшествующих поколений. Пропустив две минуты гробового молчания, девушка как могла громко заговорила, с выражением повторяя хорошо заученную речь:
-Приветствую вас, мои добрые подданные! Я повелела вам собраться здесь, дабы показать что такое справедливый суд и как он должен правильно вестись. Воистину, я хочу чтобы люди в моей стране жили счастливо и ни в чём не нуждались - это желание передали мне Всемогущие Боги и я, как их покорная дочь, поспешу его исполнять. Честный суд, по словам одного древнего мудреца, делает людей богаче духовно и смягчает их нравы, вот почему я хочу чтобы он у нас был и работал во благо народа. Вы все хорошо понимаете, что этот человек смертельно оскорбил меня и всю Солнцеликую Династию поведением, недостойным истинного воина - толпа негодующе загомонила, хотя зачитанный минут пятнадцать назад текст обвинения услышали и поняли далеко не все - По обычаю это карается смертью, и я имею полное право придать этого человека смерти в любой момент, при том смерти такой, какой захочу. Однако я этого не сделаю - она допустила театральную паузу - Потому что считаю, что вы, мои подданные, услышав все речи обвинения и оправдания, сможете рассудить здраво и принять решение, за которое перед Богами ответите сами. Я повелю поступить с ним так, как решите вы, потому что и вся моя власть дарована Богами лишь для служения Народу - леди Изэль сорвала громкие овации и приняла на балконе сидячее положение, с напряжённым интересом уставившись вниз, на грубо сколоченную деревянную трибуну. Честно говоря, ей было самой до жути интересно узнать как это всё должно работать, ибо она, что уже было замечено, целиком руководствовалась моделью одного из философов классической древности.
Первым выступил жрец обвинения (забавно звучит, не так ли?). Он чуть подобрался, прокашлялся и зачитал злым монотонным басом:
-Суцлитль Чака-Ла, бывший апускипай, обвиняется в нарушении повеления Верховного Царского Суда, в предательском нападении на людей, находящихся под Особой Защитой Двора и измене Солнцеликой Династии. По прямому повелению Императрицы я обращаюсь к народу, с целью установления справедливости. Его преступления очевидны, многие из здесь присутствующих по неразумению были в них вовлечены. Однако виновные, вопреки своей зверской жестокости, должны быть наказаны по справедливости: я считаю что они, во главе с самым грязным изменником какого носила земля Тлакоци должны быть преданы смерти, во славу Империи и Солнцеликой Династии. Вы, верные подданные, должны сделать правильный выбор, ибо хороший изменник-мёртвый изменник. У меня всё.
Обвинитель неторопливо сел на отведённое ему место. В его выцветших глазах читалась спокойная уверенность как в своей правоте, так и в том, что он выполнит миссию с честью. Он, понимая что по всем правилам тлакоцианской морали прав и что общественное мнение изначально на его стороне, длинной речью утруждать себя не стал. Чака-Ла воспользовался этой ошибкой. Когда девушка в нетерпении указала рукой на него, предатель с полным озабоченности лицом поднялся и возгласил:
-Люди! Вспомните свои корни! Вы - великий народ, Богоподобные Тлакоци! Созданные Верховным Инти в незапамятные времена вы были призваны сопровождать их жизненный путь! В ваших сердцах всё ещё живёт Дух Предков, в ваших жилах течёт Их Кровь - так почему же мы должны терпеть на своей земле тех, кто покушается на древние обычаи, кто нарушает первозданную Гармонию! Я обращаюсь к вам, гордые дети гор! Мои слова доносятся и до ваших ушей, жители лесов и болот! Поклянусь могилой своего рода - предавать Империю я своей целью не ставил никогда! Все мои слова, все мои действа и помыслы от первого до последнего вздоха всегда были направлены только в угоду Божествам! Вспомните - Солнцеликая Династия ведь тоже была сотворена Богами для того, чтобы привносить в этот мир гармонию, для того чтобы защищать вас, тлакоци, от нападений варваров извне! Но гармония нарушена и имперцы хлынули на Святую Землю Предков! Гармония нарушена и Сын Солнца почему-то стал его Дочерью! Гармония нарушена и прямо в центре нашей древней столицы поселились бледноволосые дьяволы, что своими скверными обычаями причиняют боль нашим душам! Хватит это терпеть! Пора прекратить бесчестие и порицание духов наших прародителей!
Он резко вскочил со своего места, подобно Эзтли тремя месяцами ранее взобравшись на скамью с ногами. Шокированные гвардейцы, сами заслушавшиеся речью, не смогли его остановить. Он поднял вверх широко расставленные руки и в грозном боевом угаре практически заорал:
-Это не ваша царица, а даракаррийская мразь! Это не ваш обычай, а спектакль придуманный имперскими мудрецами! Это не славное собрание воинов, а безликая толпа покорных овец! Я убил одурманенного ими принца, ибо так повелел мне Создатель Мира Тескатлипоки! Я изгнал их из Микуйвтля, ибо того хотел Уицилопочтли, и я свергну эту проклятую династию, ибо она потеряла Небесный Мандат на своё управление! Слышали?! Согласны?!
Над площадью воцарилось гробовое молчание. Наглость высказанных слов оказалась столь велика, что все присутствующие буквально растерялись. Дело касалось даже не столько злополучной охраны, сколько стороны обвинения - жрец с полным ненависти лицом готовился наброситься на соперника с ножом, вместо того чтобы прервать его тираду. Изэль пребывала в ужасе: её лицо приняло выражение крайней гордой обиды, а густое покраснение не было заметно разве что из-за той самой зловещей чёрной краски. Она разрывалась между самоотверженным желанием продолжить, в соответствии со своими словами, справедливое разбирательство, приказом обезглавить наглеца или тем осознанной потребностью просто отсюда уйти. В конце концов, неловкую ситуацию разрешил один из гвардейцев:
-Ублюдок! - смачно бросил он и метнул в оратора копьё, изначально примерившись чтобы то лишь слегка ранило свою жертву и угрозы для такого крепкого организма не представило. Как вы уже поняли, это и был Китли, наш недавний знакомый. Обвиняемый споткнулся, кубарем повалился вниз и имитировал ужасные страдания от боли, хотя на деле вполне мог её терпеть (что и показало всё последующее заседание). Судья подняла вверх согнутую руку и приказала уже двинувшимся добивать гвардейцам остановиться.
-Продолжаем суд. За дерзость он ответил сполна.
Следующие полчаса прошли совсем не так, как представляла себе Солнцеликая - не было ни пламенных дискуссий, ни дебатов, ни даже столь решительных выпадов в её сторону. В основном всё свелось к тому, что прокурор со злым ехидством приводил ей и толпе доказательства нарушения Суцлитлем обычая, а тот либо с ними молча соглашался, либо мямлил что-то патриотичное и восторженно-реакционное, так что создавалась иллюзия его исключительно благих убеждений. Опрос свидетелей тоже ни к чему толковому не привёл: все они либо вставали на сторону императрицы и обвинения, либо вяло оправдывались за своё участие в мятеже (а некоторые, заранее завербованные верховным жрецом, ещё и закатили в пользу обвинения целые зловещие тирады). В конце концов заседание явно подошло к своему логическому завершению. Выдать сторонам заключительное слово тлатоани, очевидно из-за волнения, забыла - всё закончилось памятным обращением к народу, с просьбой вынести преступнику окончательный вердикт. Ответ её совершенно не удовлетворил. После длительного молчания и неуверенного топтания на месте откуда-то из центра донеслось слабоватое:
-Тебе решать, Солнцеликая - что и было с громогласным одобрением поддержано неуверенными тлакоци.
-Я считаю что этот подлец заслужил право вечность гнить в тюрьме! Увести его! - Она демонстративно махнула рукой в сторону Суцлитля, после чего с явным выражением разочарования удалилась внутрь дворца. Оттуда, по личному позволению, за минувшим спектаклем наблюдал главный советник. Видя на его лице слабую, но торжественную улыбку девушка в раздражении буркнула:
-Всё равно я создам справедливый суд! - и в том же раздражении проследовала дальше.
Что же, весьма похвальное стремление...











Цитата
Сэру Рагнарису Дарракариону
Хочу уведомить что я получила ваше письмо и была крайне расстроена его содержанием. Не знаю как принято обращаться с близкими родственниками у Вас на родине, однако я такое грубое оскорбление считаю неприемлемым. Произошедшее в столице не есть только моя вина, но я готова признать что в должный момент не среагировала на этот отвратительный бунт. Тем не менее, вы мало того что не удосужились мне о нём сообщить, попросить меня о помощи, либо, хотя бы, о защите - вы убежали из земель моего народа и теперь полными желчи словами поносите и его и меня. Не могу категорично судить о нравах Дарракарии, насколько там это честно или нормально - однако вы должны понимать, что несмотря на мою дочернюю признательность я нахожусь на вас в смертельной обиде и в любом случае требую объяснений, не говоря уже об извинениях.

Письмо придержать в Почтовоей Службе, при появлении Рагнариса - ему же и вручить.

Императорский дворец Микуйвтля, 375 год по летосчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Весна
Дело было где-то в начале марта, кажется что в промежутке между описываемыми событиями. Богоподобная Солнечная Дева представляла из себя весьма жалостивое зрелище - её одинокий силуэт, закутанный в цветастое шерстяное одеяло, сиротливо жался у окна кабинета, ловя на себе блики большой восходящей луны. Волосы беспомощно растрепались, что виделось не вооружённым взглядом. Остальные детали мимики пока, к сожалению, оставались скрытыми для глаз читателя.
Прошедшая битва безусловно сильно её надломила - уже около недели прошли в бурных метаниях между безрадостным сном и безрадостным бодрствованием. Периодически она могла отвлечься читая какие-то книги (естественно, что-то простое для восприятия и приятное) или просто смотря в окно. В последнем случае, правда, депрессия вновь быстро давала о себе знать, что определённо добавляло состоянию Изэль толику печального трагизма. В общем, чувствовала она себя прескверно.
Почти точно под настроение хозяйки выглядела комната - совершенно запущенная, забитая ворохами белёсой тлакоцианской бумаги. Постель не убрана, сюда достаточно давно совсем никто не заходил. Стол также ломился от хлама, копаться в котором Солнцеликой уже совершенно не хотелось.
Ещё пару штрихов о погоде - она является немаловажной частью описания. Время клонилось к глубокой ночи, около двух или трёх часов по местному циферблату. На улице висела кромешная тишина, какая обычно присуща в это время многим похожим городам. Прямо перед ней, всё той же зловещей пикой возвышалась пирамида Верховного Храма Кацеолятля, в котором ночью не ходил никто кроме четырёх сторожей-гвардейцев (да и те сегодня редко мельтешили своими масляными фонарями). Звёзды как всегда крайне плотно застилали небо, радуя глаз безграничным великолепием. В лицо дул освежающий прохладный ветерок, какой может быть присущ только сырой и проморзглой горной весне.
Этот час хотелось бы назвать поэтическим, пейзаж - благословенным, а яркую серебряную луну, явно воплощающую само Лунное Божество, как минимум достойной самого искреннего восхищения. Но, увы, поэтическим даром наша главная героиня не обладала, а спокойствие и мерность созерцания не могли довести ни до чего хорошего.
-Боги, за что? Что я сделала...
Тихо простонала девушка, быстрым движением повернувшись к столу и закрыв лицо руками. Её всхлипы могли лишь подтвердить очевидное: запоминающийся природный сюжет мог всколыхнуть в мозгу какие-то отдалённые и приятные воспоминания. Может даже не приятные, а просто сильные - для человека в таком состоянии что угодно может послужить нежелательным раздражителем.
Где-то с минут пять она жалобно всхлипывала, упав в кучу не разобранных бумаг. Сил плакать уже давно не оставалось, а к агрессивным истерикам Изэль была склонна только в самых крайних случаях, ибо каждая из них серьёзно била по её самомнению. Да, возможно именно самомнение и заставило её сейчас пробудиться из печального забытия. Расстроеная царица последний раз вытерла слёзы и, после принятия гордого сидячего положения, положила перед собой чистый лист бумаги. Недолгая работа с огнивом - и свеча на подоконнике зажглась, затем была перенесена на письменный стол.
"Дорогой отец..."
Зачеркнула.
"Отец..."
Опять зачеркнула
"Папа..."
Нет, письмо откровенно не задалось с самого начала. В отчаянии она скомкала неудавшийся черновик и бросила его на пол. Глаза опять заслезились, она начала рыскать по столу в поисках другого листа. Листа не нашла, правда, нашла вместо него нечто более интересное - два запечатанных конверта, присутствие которых здесь ранее совершенно не замечала. На обоих жирными чернилами было выведено лаконичное: "Лорду Рагнарису", без указания обратного адреса. "Наверное, кто-то из близких друзей" - промелькнуло в голове леди Тициано, после чего новый объект внимания полностью её увлёк.
Стянутое маской печали лицо заметно просветлело, по всем движениям можно заметить, что правительница намеревалась нарушить чужую тайну переписки. Несколько раз она одёргивала себя моральным запретом, но в последний момент решила что имеет право на такой поступок, то ли из мести, то ли из любопытства. В конце концов - это она тут императрица, или кто?
Надо заметить что внутри письма казались совершенно различными. Одно короткое - другое длинное, одно изящное и каллиграфически оформленное - другое неброское по содержанию, хотя тоже весьма красивое. Богиня-Императрица сама писала по-имперски с заметными оплошностями, однако от своих обожаемых сородичей, возможно, ожидала чего-то более содержательного (но вообще так всегда случается, если на вполне реальные личности возлагать божественные надежды). С другой стороны - письма были чужими, о чём наша героиня пару раз со стыдом вспоминала. Девушка с нетерпением перечитала оба, после чего всё же обнаружила желанный лист и немедленно приступила к работе над ответом на всего более её заинтриговавшее...


Судя по тому как заметно затряслись её руки - это письмо больше раздражило, чем обрадовало. Правительница в нетерпении отложила наброски и вгляделась в текст следующий депеши.
Вот та уже точно могла внешне поразить человека, ранее с фигурным оформлением писем незнакомого совершенно. С обратной стороны желтоватого пергамента красовался тщательно вырисованный семейный дракон, также искуссно раскрашенный чернилами красного цвета. Сам текст представлял из себя нечто куда более привлекательное: плавный и ровный, он читался легко и смотрелся эстетически изящно. Однако его содержание не могло не обеспокоить читательницу. Нервно сжав губы и несколько минут подумав, леди Тициано приступила к ответу:



Она откинула перо в сторону и её взор вновь посмурнел. За окном светало. День начинался с привычной грустной усталостью...

***



***

Апрель



Сообщение отредактировал Аноним-анонимыч - Суббота, 26.11.2016, 18:26
[ RU ]
Дата: Среда, 21.09.2016, 23:10 | Сообщение # 52

Полковник
загрузка наград ...

Сообщений: 2801
Почести: 234
Ход Дома Дарракарион

Земли Дома Тито, лагерь армии Дома Дарракарион

-- Мы союзничаем с идиотами! -- в очередной раз заявил Вейерон Дарракарион, расхаживая по штабному шатру.
Присутствовавшие на совете другие командиры уже привыкли к нелюбви нового наследника Дома к всем иноземцам, а потому, реагировали на его негодование весьма спокойно.
-- Какие же они кретины, -- все не унимался он, -- Я предлагал им навязать противнику бой, пока у нас была возможность это сделать, но нет, они предпочли отсиживаться по домам. Теперь, пускай пожинают плоды своей трусости!
После этих слов, Вейерон немного успокоился и остановился.
-- Мы явились им на помощь сразу, без промедлений. И что мы получили взамен? Ничего! Эти потомки моей сестры бесполезны.
Послышался легкий смешок со стороны Эйенары Дарракарион, командующей "Золотыми Крыльями".
-- Я не тебя имел ввиду, от твоих детей толк как раз есть, особенно от старшего. Так вот, раз так, -- он снова принялся за свое, -- Я считаю, что нам нужно поступить так же, как поступили они, а именно -- вернуться в Дарракарию.
По шатру прокатился легкий гул.
-- И что же мы сможем там сделать, в отдалении от основных наших сил? -- ответил ему какой-то из Алларисов Алларионов, -- Нас слишком мало, чтобы мы могли пойти на прорыв.
-- А что мы можем сделать здесь, если наши союзники не хотят воевать? -- парировал Вейерон.
-- А кто сказал, что они не хотят воевать? -- вмешался в разговор Ариакас, -- Я думаю, милорд, что им просто дороже свои земли, чем земли союзников, что можно легко понять. Но, я все равно считаю, что мы теперь вправе последовать их примеру, и вернуться домой, в Дарракарию.
-- Брат, я конечно все понимаю, но сейчас, Дарракарии уже пытается помочь лорд Успин. А ты уверен, что он не переметнется в стан врага, как только заслышит твои речи? -- ехидно сказала Эйенара, -- Не очень бы мне хотелось, чтобы у нас стало еще больше врагов.
-- С Успином, я договориться смогу, не беспокойся. Я никогда не говорил, что вне Дарракарии нет достойных людей, -- сказал Вейерон, -- Их просто очень мало.
-- Надеюсь на это, --ответила ему Эйенара, -- Но, все равно, есть ли смысл бросать бой здесь, если противник, с которым мы тут сражаемся, все равно рано или поздно доберется до Дарракарии?
-- Хватит! -- прервал ее речь Вейерон, -- Если Тито готовы сражаться -- тогда я готов сражаться вместе с ними. Но если нет, -- он обвел взглядом собравшихся, -- то мы дадим врагам бой в другом месте. У кого-то есть возражения?
Никто не стал ему перечить.




Клык-Остров, Клык-Крепость

Без картин, ранее украшавших собой стены, Главный Зал Клык-Крепости выглядел совсем пустым и осиротелым. Только портрет Архонта Эйенара в окружении трех жен одиноко висел над троном правителя. Сам Архонт не зря считал его образцом плохого вкуса и излишней кичливости, присущей ему в молодости, потому, спасать от захватчиков его не стали. Как не стали спасать и сам трон. Дабы он не достался врагу, его было решено сжечь.
И вот сейчас, Вермитор наблюдал за тем, как массивную деревянную конструкцию выволакивали из Зала во внутренний двор крепости. Картина, в другом случае навевающая тоску, сейчас давала ему надежду. Надежду на то, что они все умрут не напрасно, и Дарракария не достанется врагу, пускай, и дорогой ценой.
-- Как Вы решили ответить этому генералу? -- прервал вопросом его размышления Фильсирион.
-- Никак. Много ему чести, получить от меня ответ, -- ответил Вермитор, -- Не подняться ли нам на стену?
Над башнями Клык-Крепости сейчас реял не один, но двенадцать флагов. Все их постарались разместить на равной высоте, так как, перед лицом смерти, все были равны. Даже флаг Бейернериенов, гордо реял над крепостью, ведь их личная гвардия практически в полном составе присутствовала здесь.
-- Ну что, готовы умереть, Тиранис? -- спросил своего спутника Вермитор.
-- Давно. Вот уже три года как, -- с грустной усмешкой ответил Фильсирион, -- Демоны, Вермитор, Вы не представляете, как мне жаль, что я начал все это... Если бы я только знал, что нас ждет, я бы все сделал по другому...
-- Если бы я тогда знал, как несправедливо с Вами поступили, я бы тоже все сделал иначе. Но, увы, что было, то прошло, и, вот мы здесь, стоим и ждем, когда же к нам придет смерть.
Из Драконьей Горы все не прекращал идти дым.
"Хоть бы она сейчас начала извергаться", -- подумал Вермитор, -- "Ведь хуже нам от этого уже не будет".
Взглянув вниз, он увидел, что трон уже выволокли из твердыни, и приготовили к сожжению. Вокруг него собрались лорды Дарракарии, также решившие принять свой последний бой здесь. Тем более, бежать-то им было некуда. только две главы Домов, леди Сильвирион и Бейернерион, не смотря на их протесты, были отправлены с остальными беженцами на материк.
Вот, к политым маслом дровам поднесли факел, и, спустя минуту, трон гордых правителей Дарракарии запылал. Железный дракон, как бы лежавший на его спинке, уже порядком раскалился, и, казалось, это он своим огнем сжигал один из символов власти лордов Дарракарионов.
Когда костер догорел, а к порядком покореженной фигуре дракона можно уже было прикоснуться рукой, Вермитор повелел сбросить ее в море со скалы вместе с пеплом.




Клык-Остров, окрестности Кровавой Гавани

Он снова проснулся голодным. Ни вчера, ни позавчера еды ему не принесли. И никто, даже Мари, не пришел к нему почитать. Это было странно, обычно, крестьяне приходили к нему каждый день. Он задумался. Хотя отец запретил ему покидать пещеру, и грозился его убить, если он еще раз это сделает, но, кто ему об этом скажет? Он всегда дружил с крестьянами, живущими в деревне, а никто другой здесь и не бывал. Для того, чтобы принять более взвешенное решение, он решил сначала абстрагироваться от сложившейся ситуации. А для этого, он принялся за свое любимое дело, а именно, за попытку написать свой трактат о природе мысли.
Наконец, решившись, он отложил перо, присыпал лист бумаги песком, взял свой посох, принесенный ему теми самыми сердобольными местными жителями, вышел из пещеры, и, осторожно пошел в сторону деревни. Дорогу, он, конечно, знал, но, помятуя о том, что не один раз уже спотыкался на тропе и кубарем катился вниз, он все же предпочел прощупывать путь перед собой посохом. Мало ли, на всякий случай.
Окрестности деревни показались ему на удивление странными. Мало того, что поблизости, видимо, не было ни одного человека, так в воздухе был слышен легкий запах костра. Это не на шутку обеспокоело его.
Когда он почти приблизился к окраине деревни, до него донеслись голоса нескольких человек. Странно, но, он, живший здесь столько лет, не узнал ни один из них. Более того, он даже не мог разобрать, что они говорят. Он лег на землю и начал ползти туда, откуда раздавался звук. Ни смотря ни на что, он хорошо умел тихо передвигаться, тем более, было уже достаточно поздно, и сумерки должны были помочь ему скрыться.
Когда он приблизился, он уже вполне отчетливо мог слышать, что говорят эти чужаки. И тут, до него дошло, почему к нему никто не пришел ни вчера, ни позавчера! Этих людей, людей, которые были единственными, с кем он общался на протяжении многих лет, людей, которых он любил, тут больше не было. Наверняка, те, кто захватил Кровавую Гавань, добрались и до этого тихого местечка. Этого он стерпеть не мог.
Резко вскочив на ноги, он схатил посох у самого основания, и, размахивая им на уровне плеч, шипя побежал на врагов, про себя молясь, чтобы боги не допустили того, чтобы он споткнулся. Вскрик удивления дал ему понять, что его появление стало для них сюрпризом. И хорошо.
Он почувствовал, как его посох задел что-то твердое, послышался вскрик и противный влажный хруст. Значит он попал кому-то по голове! Он снова замахнулся, но на этот раз, его посох, судя по звуку, встретило как будто бы что-то металлическое. Спустя мгновение, он почувствовал удар и резкую боль в груди.
Схватившись за место удара рукой, он только порезал руку об клинок, который тут же резко вырвали из раны. Он пошатнулся. Собрав остатки сил, он нанес еще один удар, на этот раз -- ниже и туда, откуда явился ранивший его меч или копье. Как он ни старался, но, в этот раз, задеть никого не вышло. И тут же, кто-то ударил его чем-то острым в левый бок.
Последующие удары он уже не почувствовал, а занявшие и сжегшие деревню солдаты еще долго и с остервенением рубили труп странного безглазого и бесцветного создания, так неожиданно напавшего на них.




Кровавая Гавань, Портовый Район

Собравшиеся на своеобразной "площади", а на деле -- пустыре за одним из трактиров, на совещание люди мало сейчас походили на грозных воинов. Однако, это были лучшие из лучших бойцы городской стражи Кровавой Гавани. Правда, они уже чуть более, чем полгода были вынужденны скрываться в порту и прилегающих к нему кварталах, и свои обязанности, ясное дело, не выполняли. Более того, они, своей не свосем законной деятельностью, сейчас весьма мешали "унаследовавшим" их заботы солдатам Нефритовой Империи. Правда, пока никаких заметных потерь оккупантам они не наносили, да и не собирались, ведь правивший в Кровавой Гавани Акриох Иэльмерион весьма уважительно относился к населявшей ее драконидам, и не так уж и плохо -- к людям. Но теперь, все изменилось.
-- А я говорю, что Дарракарионы нас предали! -- все не унимался один, -- Сами уплыли, а нас тут подыхать оставили!
-- Поаккуратней с языком, или быстро его лишишься, -- с угрозой в голосе ответил ему Дейемон Дарракарион, -- Дарракарионы, как видишь, никуда не уплыли.
-- А кто на корабли-то посадился? А? -- продолжил гнуть свою линию его оппонент.
-- Женщины и дети. Я наблюдал за погрузкой. Боеспособных мужчин среди них не было.
-- А нас побросали, да?
Терпение Дейемона уже подходило к концу.
-- Твоей жизнью не смогут шантажировать тех, кто засел в Клык-Крепости. И заметь, они там заперлись не потому, что там -- безопасней, -- он обвел взглядом собравшихся людей, -- Они просто собрались подороже продать свои жизни, раз могут это сделать. Надежды на спасение у них нет, да и не думают они о нем. Что, предали вас дракониды?
Толпа молчала.
-- Мы остались здесь, в тылу врага, в то время, как они готовятся принять на себя его удар. И мы просто будем молча за этим наблюдать? -- продолжил он свою речь, -- Многие из вас уже видели ту узкоглазую свинью, разезжающую по городу и требующую к раболепного поклонения себе. Когда дракониды бросают ему вызов, вы что, останетесь в стороне? Вы что, хотите, чтобы такие, как он правили вами?
-- Нет! -- послышались голоса из толпы.
-- Вы все -- верные и проверенные ребята. Многих из вас я лично водил по улицам, многих -- ловил на них. Но как свободно нам тогда жилось! Хотите вернуть то время?
-- Да!
-- И мы его вернем, хоть на миг, но вернем. Когда этот Гань Бу пойдет штурмовать Клык-Крепость, он будет вынужден увести свои основные силы из города. И тогда, мы ударим из тени! -- сказал Дейемон, -- Да, нас тут собралось немного, но вы -- те за кем пойдут люди. Вместе, мы вернем себе этот город!




Трамис, Трамишийская Твердыня

Когда Архонт в сопровождении Эйетрокса вошел в один из малых залов Твердыни, там уже собрались представители исполнительной и законодательной власти Светлейшей Республики вместе с главами влиятельнейших патрицианских семей. По понятным причинам, отсутствовал только глава дома Вичи, и потому, его представители в Деканате весьма нервничали. Причем, собрались они скорее по приглашению лорда Дарракариона, чем были доставлены туда силой, хотя, глядя на стражу, состоящую из легионеров Секстум Окулатус, переодетых в трамишийскую форму, можно было подумать иначе.
-- Приветствую вас, уважаемые трибуны, патриции, -- сказал он, -- Рад, что вы приняли мое приглашение.
-- Как будто бы у нас был выбор, -- негромко проговорил патриций Смиттсон. Его брат, занимавший сейчас пост одного из трибунов, также выглядел не слишком довольным.
-- Выбор есть у всех, господин Смиттсон, -- холодно сказал ему Архонт, -- Что же, я думаю, вам интересно, зачем я вас собрал? Чудно.
С этими словами, он положил на стол, за которым расположились все собравшиеся, стопку документов.
-- Как предводитель имперской армии, занявшей Трамис, я бы мог к вам и не обращаться, -- с легкой усмешкой сказал лорд Дарракарион, -- Но, поскольку я испытываю некоторое уважение к Республике, то предпочитаю, чтобы мои предложения рассмотрел, и, возможно, одобрил Деканат.
Он взял первый из документов.
-- Итак, в этом документе я подаю прошение на счет предоставления в мое распоряжение имущество дома Вичи по праву опекуна и ближайшего родственника.
-- А как же Калеб Вичи? -- неуверенно спросил патер Вилль О’Брайан.
-- Мой внук... Что же, он находиться на грани между жизнью и смертью. И если он, да помогут ему в этом боги, выживет, он еще долго не сможет позаботиться даже о себе. Потому, я и взял на себя опеку о семье предыдущего Лорда Моря.
Архонт взял второй документ.
-- Надеюсь, вы удовлетворите мою просьбу, изложенные в предыдущем документе. Это даст мне возможность пользуясь тем, что место Морского Лорда -- вакантно, выставить свою кандидатуру на выборы, -- он усмехнулся, -- Ведь, как-никак, я помогал Республике с самого ее основания, и, в какой-то мере, могу считаться одним из ее Отцов-Основателей, не так ли?
Присутствующие трамишийцы застыли от изумления. Только Смиттсон, покрасневший от гнева, выкрикнул:
-- Ублюдок, да как ты смеешь! Кресло Морского Лорда может занимать только трамишийский патриций, а не такое ничтожество, как ты!
Он, видимо, хотел сказать еще что-то, но, Архонт заставил его замолчать одним лишь взглядом.
-- Как хорошо, что Вы подали голос, Смиттсон. Ведь это, -- он указал на последний документ, -- касается лично Вас. Я предлагаю признать патриция Адама Смиттсона врагом Трамишийской Республики, который своими подлыми интригами способствовал оккупации Трамиса войсками так называемой Нефритовой Империи и смерти Лорда Моря Брана Вичи, надеясь таким образом самому занять его место. Кроме того, -- продолжил он, -- Адам Смиттсон запятнал свое имя кровавыми преступлениями против свободных людей Трамиса, убивая их лишь ради прихоти. Также, предлагаю признать врагами Республики и его ближайших соратников, помогавших привести его преступные замыслы в исполнение.
Он посмотрел на уже побелевшего от страха Смиттсона.
-- Вы -- ужасный человек, Смиттсон, не так ли? Увести эту падаль, -- приказал Архонт.
Патриций, его брат и подконтрольные ему трибуны даже не пытались сопротивляться, мертвым грузом повиснув на руках конвоиров.
-- Я думаю, можно будет провести закрытый судебный процесс, ведь преступления его так ужасны... Господа, -- продолжил Архонт после краткой паузы, -- очевидно, что Смиттсон -- главный виновник всего, что случилось с Трамисом, и только он и его сторонники должны понести наказание за это. Очевидно, что ни вы, ни покойный Лорд Моря не зломышляли против Трамиса, а всеми силами старались его сохранит. Если я стану Лордом Моря, я это запомню. Что же до Смиттсона, то, я считаю, что он и его ближайшие соратники заслужили смерти, а их имущество должно быть конфисковано. Правда, сын не должен отвечать за преступления отца, а потому, Вы, патриций О’Руз, можете взять опеку над своей сестрой и ее сыном. Также, -- он улыбнулся патеру Франку, -- приданное Вашей сестры должно вновь вернуться к Вам.
Лорд Дарракарион вздохнул.
-- В общем, я предоставлю вам решать, одобрить ли мои предложения. Но я надеюсь, что наше сотрудничество будет плодотворным, и Вы, патер О’Брайан, сможете вечером сообщить госпоже Альте хорошие новости.




Трамис, Трамишийская Твердыня

Быть заключенным в крепости, которую до этого изо всех сил оборонял -- не лучшая судьба. Именно об этом размышлял капитан Джон Ридо, когда у дверей камеры, где содержались пленные из его отряда, послышались шаги. Когда дверь отворилась, в тусклом свете факелов он увидел человека, вошедшего в камеру. Вернее, не совсем человека. Серебрянные волосы и лиловые глаза вошедшего выдавали в нем кого-то из дарракарионов, и внешне он напоминал одного из Вичи, которого капитан видел на одном из приемов. Правда, выглядел более старым, но отчего-то и гораздо более опасным.
Джон вскочил, стараясь заслонить собой своих людей от этот исчадья Ада, хоть и понимал всю тщетность этих попыток.
-- Если Вы хотите что-то сделать моим людям, Вам придется сначала иметь дело со мной! -- с напускной уверенностью постарался сказать ему Ридо, но голос все таки предательски сорвался на последнем слове.
Вошедший рассмеялся. Легкой походкой, дарракарион приблизился к Джону. И молча потянул ему руку. Ридо застыл в изумлении.
-- Что?..
-- Хочу выразить Вам благодарность за храбрость, проявленную при защите Трамиса, -- сказал дарракарион, и Джон неуверенно, действуя, как во сне, пожал его руку, все еще ничего не понимая.
-- Но, почему?
Дарракарион засмеялся.
-- Потому что я -- новый Морской Лорд, и должен ценить храбрость своих людей, не смотря на то, против кого она была направлена. Освободить заключенных! -- четким, командным голосом приказал он.
Ответом ему стало всеобщее ликование трамишийских солдат. Что же до Джона, то он так и стоял, пораженный этим внезапным визитом, пока его не вывели из камеры бывшие его стражники.




Трамис, площадь перед Твердыней

На эшафот ввели двух осужденных. Они не сопротивлялись, когда их поставили на табуреты, а на шеи -- надели петли. Хотя одежда их выдавала людей богатых, сейчас они выглядели жалкими и ничтожными. Лорд Дарракарион позаботился, чтобы свой конец братья Смиттсон встретили так, как было нужно для его целей.
-- Народ Трамиса! -- начал Архонт свою речь с трибуны, расположившейся рядом с эшафотом, -- Два этих человека, действуя ради своих корыстных целей, совершили множество преступлений против Трамиса и его народа! Они отдали на растерзание иноземцам вашего храброго Брана Вичи, который до последнего часа боролся за будущее Трамиса! Они продали им и сам Трамис, надеясь занять место у подножия трона так называемого Бога-Императора! Еще до этого, они убивали добрых трамишийцев, надеясь так заполучить благодать своих темных богов! За эти преступления, им нет прошения!
Толпа негодующе загудела.
-- И они не получат снисхождения! Эти преступники, позорящие имя славного полковника Смиттсона, которого я лично знал, его не заслужили! Пока я -- Морской Лорд Трамис, я буду делать все, чтобы такие люди получали только то, что заслужили! -- он обратился к приговоренным, -- Ваши последние слова.
Из глоток Смиттсонов вырвались только невнятные стоны. Тяжело говорить без языков. Ведь, никому не было нужно, чтобы братья сказали перед смертью что-то не то. К счастью, об этой мере предосторожности народ не знал.
-- Они обезумели от страха, -- с легкой ноткой грусти в голосе сказал Архонт, -- Привести приговор в исполнение!
Только и ждавший этого распоряжения палач двумя мощными ударами выбил из под ног висельников табуреты. Те дернулись только раз -- тяжелый узел сломал им при падении шеи. Толпа же ликовала, радуясь смерти столь ужасных людей.
Таков был бесславный конец Адама и Артибальда Смиттсонов.




Трамис, Морской Дворец

Архонт как раз пытался разобраться с документами, оставленными ему предшественником, когда в дверь его кабинета постучали.
-- Милорд, к Вам -- Лорд-Комисар, -- уведомила его служанка.
-- Пригласите его.
Когда Петер Коломбо вошел в кабинет, лорд Эйенар встретил его весьма приветливо.
-- Лорд-Комисар, рад, что Вы пришли.
-- Вы меня вызывали, милорд? -- осведомился начальник полиции города.
-- Да. Во-первых, хотелось бы поручить Вам снова привести полицию Трамиса в порядок. Вся эта война не пошла ей на пользу, и теперь, я боюсь, у нее прибавиться работы.
-- А во-вторых? -- поинтересовался Коломбо.
-- А во-вторых, -- ответил ему Дарракарион, -- хотелось бы передать Вам это, -- он протянул Лорду-Комисару грамоту, -- Если в кратце, то этот документ передает в Ваше распоряжение одну из бывших триб Смиттсонов. О том, одобрит ли это Деканат, не беспокойтесь, у меня там, как-никак, шесть из десяти голосов.
Патер Петер недоверчиво посмотрел на него.
-- И вы отдаете один из этих голосов мне? Зачем?
Лорд Дарракарион улыбнулся.
-- Во-первых, именно Вы начали копать под Смиттсона, и, следовательно, в праве рассчитывать на часть добычи. Во-вторых, -- Архонт сделал паузу, -- я нуждаюсь в человеке, который бы смог держать ситуацию на Трамисе под контролем. И я бы предпочел это сделать, ничего в устройстве острова не меняя. Так что, Вы нужны мне, Петер.
Коломбо улыбнулся.
-- Значит, я могу не сомневаться в том, что Вы повторно утвердите меня в должности?
-- Вы можете быть в этом уверенны, Комисар.
-- Тогда, могу ли я приступить к выполнению Вашего поручения?




Казна: 1550 золотых драконов, 10600 золотых монет на Трамисе.

Военные приказы:
Призвать к оружию всех, кто способен его держать. Как только наберется необходимое количество людей и драконидов -- выбить неприятеля из под Рейенина.
Выплатить 400 монет на содержание Орденов солдат-рабов.
Начать подготовку Светлого Дола к обороне.
Подготовить в Светлом Доле отряд пехоты. Выделить на его формирование 1000 монет.
Кавалерии Черного Отряда -- вернуться в Дарракарию. Начать атаки на обозы и коммуникации непрятеля.
Продолжить сбор ополчения.

Гражданские указы:
На время войны -- уменьшить налоги для населения, взамен, призвав всех встать на защиту Дарракарии, уходить при приближении врага в леса и горы и не давать им пощады.

Дипломатия:
Предложить лорду Успину заключить союз, хотя бы -- до победы над захватчиками.

На Трамисе:
Взять на себя заботу о выживших представителях семейства Вичи, в особенности -- о Белль Тито и ее дочери.
Принять во владение бывшее имущество Вичи и Смиттсонов, за вычетом приданного госпожи Смиттсон и доли петера Коломбо.
Провести все мироприятия, необходимые для вступления на должность Лорда Моря Трамиса, таки как подписание Хартии Вольностей и так далее.
Отпустить всех трамишийских пленников, захваченных при штурме Твердыни и ранее.
Провести ревизию Трамишийской Армии.
Наградить и повысить в звании солдат и офицеров, особо отличившихся при обороне Трамиса.
Провести ревизию Трамишийской Полиции.
Пост государственного секретаря предложить Урраксу Дарракариону, бывшему послу Дарракарии на Трамисе.
Назначить всех выживших трамишийских патрициев на прежние должности.
Пленных солдат Нефритовой Империи использовать в качестве рабочей силы для восстановления Трамиса.
Расквартировать десантный легион Секстум Окулатус в Твердыне "до восстановления боеспособности Трамишийской Армии и Трамишийского Флота".
Поручить патрициям составить список людей, "опасных для Трамиса и его народа", то есть тех, кто может быть опасен нынешней власти. Поручить разбирающемуся в трамишийской политике Урраксу Дарракариону этот список проверить и дополнить. Самых опасных личностей -- объявить вне закона, их имущество -- конфисковать, их самих -- арестовать.
На освободившиеся места в Деканате назначить отличившихся в боях офицеров Армии Трамиса и лояльных Дарракарии предпринимателей.
Выделить 4000 монет на восстановление армии, полиции и общую отстройку Трамиса. Сделать так, чтобы все на Трамисе знали, что это -- личные средства Лорда Моря. Уведомить, если средств окажется недостаточно.
Присвоить Лорду Моря звания генерала армии Трамиса и адмирала флота Трамиса.
Присвоить легату Мариусу Фануэлю временное звание трамишийского генерала, полемархам Вейнону Лиру и Арсу Фрайну -- звания полковников, раздать легионерам форму армии Республики.
Передать отдну из бывших триб Смиттсонов в распоряжение Петера Коломбо.
Поскольку Смиттсоны запятнали себя нечестными делами, то нельзя считать, что все контрактные рабочие попали к ним в зависимость честным путем. Потому, все их контракты аннулируются, а им выдается статус свободных жителей Трамиса с сохранением, по их желанию, текущей работы и возможностью заключить новый контракт или присоединиться к армии, флоту или полиции Республики.
Поручить Лорду-Комиссару составить отчет об основных группировках свободных жителей и контрактников, действующих на острове, а также найти среди освобожденных контрактников Смиттсонов людей для выполнения специфических заданий Лорда Моря.
Снять по 3-4 копии с любого найденного в Твердыне документа, касающегося Нефритовой Империи, и отправить в Имперский Город с наилучшими пожеланиями (кроме тех, что могут касаться Сиятельной Империи или драконидов).

Остаток: 150 золотых драконов, 6600 золотых монет на Трамисе.

Письма:















Сообщение отредактировал Ардо - Четверг, 11.04.2019, 17:50
[ UA ]
Дата: Суббота, 26.11.2016, 18:46 | Сообщение # 53

Мастер ФРПГ
загрузка наград ...

Сообщений: 1079
Почести: 1276
Императорский дворец Микуйвтля, 375 год по летосчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Весна
Её Святейшество как могла величественно восседала на резном золотом троне - главной реликвии Солнцеликого двора. Скрещенные на груди руки показывали в ней изрядный скепсис, однако живые и чувственные глаза выдавали явную заинтересованность в теме разговора.
-Что-что вы сказали? Легенда? Легендарные доспехи? Бледнолицее божество? - она поправила вечно сползающую на лоб золотую корону и вновь постаралась принять максимально отстранённую позу - Прошу вас говорить не так...сумбурно, хорошо?
Престарелый жрец тяжело кашлянул и его ноги чуть подкосились от слабости. Лицо исказилось болью, а рука лихорадочно упёрлась в фигурный деревянный посох. Внешне он выглядел подобно злому колдуну из детских сказок: персонажу, как явствует, весьма древнему и одиозному. Никто особо не знает какую должность занимал старик в храмовой бюрократии - в списках служащих он буквально потерялся, либо был "потерян" специально. О его существовании вообще имели представление только три высокопоставленных чиновника (один из которых и ручался за его безобидность перед Дворцовой Службой Безопасности), которые, по их же словам, передавали этот секрет из поколения в поколение. Тем не менее никто из них не видел этого человека в лицо и не был знаком с затворником лично...вообщем-то, можно сказать что формально его не существовало.
Естественно, такая история не могла не насторожить Изэль, однако любопытство в ней явно пересилило страх. За годы затворничества чудак почти потерял способность к связной человеческой речи: изъяснялся весьма причудливо, сплошными белыми стихами. Вот и сейчас:
-Там, где меркнут длани Инти, Где кромли вечные сомкнулись, Где огнь безмолвия горит, Тысячелетия лежит, Невиданный доспех. Три стража всю жизнь его охраняют: Один стар что мир и есть бледный мрак, Второй силой своею клад охраняет, А третий пред вами сейчас издыхает. Нужно прийти в назначенный час и обойти гнев умерших, Но не допустит тайник к себе грешных, У стражей придётся узнать вам ответ, Другого выхода нет...
Старик совершенно вымотался, довершал своё повествование каким-то особенно хриплым и замученным голосом. Императрица повелела слугам помочь ему подняться и принести кувшин воды, но "страж" резко от него отказался, опрокинув содержимое на пол. Его морщинистое и уставшее от жизни лицо мерзко скривилось, а затянутые беленой глаза начали медленно закрываться. Напоследок рот странника разомкнулся, чтобы выдать последнее напутствие:
-М-м-меня не спас-с-са-ать, Но богатства ис-с-с-ска-а-а-ать...
После этого бедолага с полной беспомощностью повалился наземь, изрыгнув порядочно крови и прочих человеческих жидкостей. Его дыхание прекратилось, а тело не подавало ни малейшего признака жизни. Девушка нервно сглотнула и заметно вжалась в кресло. Она завороженно уставилась на тело, с полминуты пребывая в ступоре. Затем медленно отвела взгляд:
-Унесите его немедленно! - леди Изэль ощущала себя в явном замешательстве, несмотря на это обратилась к сидевшему неподалёку придворному писарю - Всё записал?
После согласного кивка она затребовала себе получившийся свиток, видимо чтобы составить полное впечатление о случившемся. В ней боролись два противоречивых чувства - интерес к происходящему и опасение перед ним, хотя, в конечном счёте, интерес всё же победил. Странный труп слуги унесли почти сразу, и сейчас на месте смерти чудака две служанки усердно оттирали успевшую высохнуть кровь. Вид боли и смерти не нравился Императрице, так что она усиленно старалась в ту сторону и не смотреть, целиком погрузившись в чтение и размышления.
-В-ваше В-величество? - по правую сторону от трона раздался знакомый заинтересованный голос. Девушка, по прежнему пытаясь сохранить на лице выражение царственной гордости, подняла голову в его направлении.
-Жрец, я надеюсь что ты сможешь это всё прочитать и "расшифровать"? - забавно отметить, что слово "расшифровать" прозвучало именно на языке имперцев. Цуминке согласно кивнул:
-По вашему повелению, Солнцеликая.
C его сигнала свиток из рук правительницы приняли двое воцерковлённых слуг, а сам он остался в покорном ожидании дальнейших распоряжений. Учитывая, что время клонилось к вечеру, допущенных посетителей больше не было, а изображать из себя грозную Дочь Богов Изэль не очень любила (да у неё и не сильно получалось, давайте признаем честно) - то и дальнейшие распоряжения были весьма предсказуемы.
-На сегодня повелеваю закончить - леди Тициано подняла согнутую в локте руку, давая стражникам и придворным знак расходиться по своим делам - Тебе, жрец, приказываю до скончания дня решить эту загадку...-торжественно завершила она свою фразу и торопливо стянула неудобную корону, отправилась в сторону выхода из приёмной залы.

***

На следующий день всё было готово для экспедиции, в которой наша героиня хотела принять личное участие, самонадеянно пресекая все попытки её остановить. Речи престарелого жреца, правда, как-то истолковать было весьма сложно, слишком уж причудливый словесный узор они из себя представляли. Возможно, причина была в том, что использовался староимперский язык тлакоци, ныне уже позабытый даже самыми отпетыми консерваторами из жреческой среды - пришлось в срочном порядке искать и доставлять ко дворцу кого-то из чиновников горского происхождения. Также, один из поручившихся за старика придворных подробно рассказал Императрице что именно ей пытались донести, чем помог даже больше чем сам "страж".
Оказывается, повествование строилось вокруг одной древней и почти позабытой легенды, и скорее даже сильно переделанной, нежели просто позабытой. Как было известно Императрице, Солнцеликая Династия появилась не иначе как благодаря прямому вмешательству Богов в жизнь простых смертных, они даровали им Первого Тлатоани для поддержания земной гармонии и служения себе. Предание же гласило что одно из этих бессмертных божеств также спустилось с небес на землю и долгое время жило среди Богоизбранного народа, помогая ему победить в безжалостной борьбе с другими народами. Сверхъестественное существо собрало и обучило войне всех взрослых мужчин тлакоци, до того бывших мирными пастухами предгорий и болот. Его смелое и мудрое руководство привело вчерашних селян к победе, и дало им возможность повторять эти победы вновь и вновь, потрясая мир топотом армий Инти. Сложно сказать что им движило - может быть Божество хотело даровать людям благословенное Единоначалие и желало подобрать народ, достойный сей великой чести. Якобы потом именно оно назначило одного из славных воинов Первым Тлатоани и скрылось в небытие, очевидно, вознесясь назад к своим небесным сородичам. После себя оно оставило лишь воспоминания и свои легендарные доспехи, в которых было неуязвимо для оружия любого противника. Затем, во время вторжения имперцев, эти латы, как символ древности и могущества Империи Тлакоци, были первыми перенесены на новое место, а одним из последующих правителей замурованы где-то в Верховном Храме Кацеолятля. Ну и как всегда водится в подобных легендах - только тот, кто оденет их вновь сможет возродить былое могущество предков. Естественно, Изэль, в последнее время много думавшая над историей тлакоци и явно мечтавшая её переиграть, не могла пройти мимо шанса обрести уверенность в будущем. Кроме того, депрессия уже явно начала ей надоедать и девушка усиленно искала новых ощущений, дабы ту окончательно развеять.
Всего в назначенное время их собралось шесть человек - четверо отборных гвардейцев, лучший дворцовый архитектор и императрица, постоянно пытавшаяся всех поторопить. Среди гвардейцев, кстати, находился и Китли, на включении которого в поиски настояла сама виновница действа, видя его усердие в службе (и внемля частым просьбам продажного писца). Собственно, они уже стояли у входа в тайное подземелье, где ещё с десяток солдат пытались сдвинуть намертво запечатавшую его каменную плиту. Кругом было весьма тускло, хотя и несколько маслянистых факелов давали комнате порядочно света. Ощущалась тяжёлая пещерная сырость и запах плесени раздражал обоняние присутствующих. Было весьма холодно, что, после майской жары на улице, казалось непривычным.
-Мы вообще сможем туда попасть? - огорчённо протянула Солнцеликая, кутаясь в шитую золотыми нитками горскую накидку.
По иронии судьбы, именно в этот момент булыжник сдвинулся с места и, оглушающе громыхая, повалился на бок. К счастью, никого не придавило. Гвардейцы разделились на заранее обусловленные группы и двинулись в пролом, сопровождая туда царицу и учёного чиновника.
Внутри оказалось ещё темнее, ещё более сыро и холодно. Стены пещеры покрывал причудливый узор, кое-где виднелись пиктографические наброски сюжетов из упомянутой легенды (надо признать, что Вторжение и Исход привели к сильному огрубению искусств, так что ничего стоящего те из себя не представляли). Коридор был непроглядно тёмным впереди, никакого света в конце туннеля не предвиделось. Можно смело говорить о том, что всех присутствующих охватил тяжёлый мистический страх, хотя успокаивали они себя каждый по-разному. Одни утешались тем, что от тёмных демонов их защитит магическая сила Дочери Богов, другие - тем, что не имело особого смысла строить коридор опасным для жизни и старик об этом ничего не сказал. Так или иначе, покамест всё было спокойно.
Но жрецы явно перемудрствовали с истолкованием слов третьего хранителя - они представляли стражей и злыми духами, и нечистью и чем угодно ещё...первая ловушка оказалась максимально простой и от того неожиданной. Кто-то из путников уронил ногу в подозрительного вида яму, запустив какой-то несложный рычаг - послышался адский гром и на процессию обрушилась целая куча тяжёлых валунов. Группа сразу разлетелась в разные стороны, и опять ей повезло уцелеть без жертв. Однако один важный факт мог бы насторожить стороннего наблюдателя - раскололо её ужасно неудачно. Богиня-Императрица осталась наедине с Китли, человеком, поклявшимся пронзить её сердце дарракарийским ножом...
Впрочем, она этого не знала и сейчас придерживала обоими руками кровь из разбитого носа, периодически жалобно всхлипывая. Гвардеец отделался чуть серьёзнее - он сломал левую руку, что, однако, отнюдь не лишило его боеспособности. С яростью зыркнув на свою жертву он поднялся, сделал два шага вперёд и...помог ей встать. В голове внезапно возникли образы того, что с ним случиться если он не сможет скрыться после совершения преступления - его могли истязать месяцами и годами лучшие палачи Империи, он бы стал позором семьи и рода, и вошёл бы в пример своим детям как ненавистный пария, испортивший их жизнь. А ещё...ему казалось что хитрый апускипай в чём-то его обманул, но он пока так и не понял в чём. Да, можно сказать что этот человек испугался бесчестия, наказания, о котором раньше даже не думал. Впрочем, тут начинается уже немного другая история...
-С вами всё в порядке, Светлейшая? - он ритуально встал на колени, согласно обычаю сожалея о боли Потомка Богов.
-Да-да...с-спасибо... - девушка была немного шокирована произошедшим, хотя и понимала, что нечто подобное могло здесь и случиться. В конце концов, Сциатль, её дальний предок (и заказчик этих катакомб), прославился в веках своей подозрительностью и недоверчивой злобой. С другой стороны, пещеру теперь окончательно завалило и только они вдвоём могли продолжить движение в направлении клада. Надо признать, что Изэль начала изрядно бояться последующего пути и несколько раз пожалела о том, что вообще отправилась вместе со всеми. Её походка становилась всё менее уверенной, а голос всё более робким. Несмотря на то, что сразу после обвала она решительно заявила свою волю идти до конца, теперь постоянно просила своего телохранителя остановиться на привал или замедлить свой ход. Наконец, Китли не выдержал:
-Ваше Величество, если Ваше желание следовать дальше пропало, то я могу продолжить путь в одиночку...
Спутница изрядно покраснела от стыда (раз уж это было заметно в слабом освещении факела), но в тоже самое время набралась смелости возмущённо заявить:
-Не смей мне перечить, солдат! Я сказала идти - значит идём! - она демонстративно сделала несколько быстрых шагов вперёд, на последнем ещё и громко притопнув. Китли неслышно хмыкнул и последовал за ней.
Через минут двадцать пути по косившемуся вниз коридору им наконец удалось достичь желанной цели; двери в потайную гробницу древнего сокровища. Гвардеец безбашенно двинулся вперёд, попытавшись выбить каменный блок - это лишь резко усилило его боль в сломанной руке. Бедолага снова пал на колени, но на этот раз уже от собственной боли, корчась в попытке не закричать. Он прекрасно осознавал как глупо это выглядело...
-С вами всё хорошо? - обеспокоенно спросила наша героиня. Услышав от своего слуги витиеватое уверение в своём здоровье и безмерной благодарности за беспокойство, она нажала на торчавший из стены рычаг который, как стало понятно, и открывал несокрушимую дверь. Китли почувствовал себя ещё большим идиотом.
Вид внутри открывался весьма нелициприятный - за исключением того, что в гробнице пахло следами жизнедеятельности несчастного затворника она была вся забита сором и пылью. В центре тесной комнатушки, хорошо освещённой четыремя почти перегоревшими факелами, имелся загадочного вида куб, на котором лежал пыльный фолиант с такими же пиктографическими рисунками, заметно более хорошего качества (очевидно, они уже были под авторством стража). Ни основная зала, ни маленькая комнатушка, к ней пристроенная (впрочем, полностью забитая мусором) не имели выхода на поверхность. Связь с оной осуществлялась только через причудливого вида каменную трубу, равно приспособленную и для разговора с внешним миром и для передачи туда-сюда малогабаритных предметов. В углу стоял угрожающего вида скелет, рука которого отломана и валялась на полу. Ещё стоит отметить плохо сколоченную деревянную полку, которая висела на стене и удерживала в воздухе ещё с десяток таких же рисованных томов. Изэль не терпелось узнать что в них написано, но больше всего ей не терпелось обнаружить живое доказательство своей Богоизбранности. Последнее ей нужно было не столько для укрепления своего честолюбия, сколько для того, чтобы развеять грустные мысли о нависшем над её судьбой злом роке. Ну не может Дочь Богов быть проклята!
-Открывай! - нетерпеливо произнесла Императрица, убрав с каменного сундука увесистую книгу.
В отличие от булыжника на входе, крышка куба поддалась достаточно легко - с такой же лёгкостью упав на пол, загремев и подняв огромное облако пыли. После того как пыль развеялась и удачливые кладоискатели прокашлялись пред их взором предстала полая внутренность, в которой плескалась какая-то мутная жидкость. Не подумав о её возможной опасности, Китли одним злым движением опустил руку в жижу и...уже не стесняясь заорал, получив жестокий ожог. Он немедленно отпрыгнул на несколько метров в сторону, осматривая свою кисть, с которой в буквальном смысле слезла вся кожа (а кое-где и мясо). Царица в ужасе закрыла глаза и замерла на месте, пока её незадачливый охранник не прекратил кричать. После этого быстро к нему подошла, пытаясь помочь с перевязкой и приговаривая что-то успокаивающее. Делать она этого совсем не умела, однако оставшийся на какое-то время без рук аристократ был здесь ещё беспомощнее. С другой стороны, Китли чувствовал себя счастливым - у него была прямая причина не ввязываться ближайшее время в авантюру с покушением на Богиню-Императрицу а, значит, и совесть чиста перед всеми. Сама Императрица ещё немного повздыхала над пострадавшим (очевидно, записав его страдания на счёт своего авантюризма и непродуманности путешествия) и решила перейти к экспериментам с опасным бульоном. Кидая в него различные фрагменты мусора и пищи она установила, что состав реагирует только на определённые предметы, на другие - нет. К примеру, он не реагирует на кость...стоп...кость! Девушка повнимательнее присмотрелась к руке скелета и обнаружила что та, оказывается, представляет собой готовую марионетку - нити фиксировали пальцы в нужном положении, чтобы можно было что-то зацепить или ухватить.
Она немедленно опробовала получившуюся возможность и получила поразительный эффект - после того как костяшки кулака упёрлись в одну из внутренних стен сосуда, жидкость в нём забурлила и закипела. От раствора шёл удушистый растительный дым. Огненная отрава постепенно теряла свою мутность и вскоре стала совсем прозрачной - открыв взору искательницы резной древний сундук, лежавший на дне сосуда. При том он явно был сделан настолько искусными мастерами, что оказаться ровесником нынешней Империи ну никак не мог.
Возможно, стоило подождать помощи и не проявлять неосторожность в столь опасном месте, но леди Изэль слишком увлеклась поисками, чтобы лишать себя немедленного за них вознаграждения. Осторожно проверив безопасность жидкости, она суетливо схватилась за ручку и начала обоими руками тащить сундук наружу. Сундук оказался весьма тяжёлым, и, под уговоры раненого бойца остановиться, вынуть его получилось только с третьего или четвёртого раза. Затем замок оказался немедленно отпёрт лежавшим возле фолианта ключом.
То, что находилось внутри озадачило и сильно удивило Солнцеликую. Да, это была броня в комплекте с двумя изогнутыми мечами мастерской работы. Стоит описать её подробнее: странного вида кираса, наводнённая гротескными драконами и плавными узорами в форме чешуи. Пластины позолочены специальным составом или же состояли из особого нержавеющего металла. Поножи явно заточены под езду верхом - остроносые латные сапоги имели изящную форму, а небольшие наколенники должны были прикрывать колени неизвестного наездника. Наручи также не представлялись особенно громоздкими, равно как и шлем. Шлем можно отметить особенно: он явно крайне сложной работы, имеет больше всего узоров и изгибов, которые ещё и переливались различными цветами. В целом, мог предполагать собой стилизованную голову какого-то древнего чудовища, может, одного из изображённых на кирасе драконов. В целом и рельефно и по удобству доспех был выполнен мастерски, однако его кожаная подкладка не сохранилась. Тем не менее размер...возникало опасение что ни на одного настоящего воина этот шедевр не налезет. Поэтому, когда Императрица закончила завороженно рассматривать его строение, то немедленно повиновалась любопытной мысли примерить пару элементов лат. В шоке отбросила их назад...те подходили ей идеально. Что же это получается?...

***



Сообщение отредактировал Аноним-анонимыч - Понедельник, 13.11.2017, 00:04
[ RU ]
Дата: Воскресенье, 15.01.2017, 18:15 | Сообщение # 54

Репортер
загрузка наград ...

Сообщений: 1562
Награды: 2
Почести: 925
Ход дома Тито

Армия дома Тито стояла на привале и собирала силы для контрнаступления. Настроения в лагере стояли самые разные. После падения Грейбенбурга распространились различные слухи о чужеземной армии. Одни боялись, а другие были преисполнены праведного гнева, так как в Грейбенбурге осталось много их родственников и друзей. Но было одно, что сплачивало всех - Тито. Несмотря на поражение, воины всё ещё доверяли своим хозяевам, так как они не прекращали борьбы, в отличие от некоторых лордов. Благодаря этому они ещё верили, что могут победить, невзирая на то, как силён враг. Они не теряли надежды.
В эту ночь единственное, что нарушало тишину в лагере - было пение бардов, которые присоединились к армии для оказания моральной поддержки своим соотечественникам.
Вот как раз звучала песня одного из них. Примерный текст был таков:



Согласно слухам её сочинили защитники Грейбенбурга во время последней ночи перед решающим штурмом.
Не успел бард умолкнуть, как к воинам подошёл командир со словами:
-Собирайтесь, - рявкнул он. - Лорд Тито призвал нас направиться в столицу для спасения Империи. Теперь, после того, как Империя оказалась обескровлена - мы последняя надежда этого мира...
Никто не стал перечить. Приказ есть приказ...

Цитата
1. Отвести войска дома Тито к Имперскому Городу вместе с казной и наиболее ценным имуществом.
2. Оставить во всех крупных поселениях сеть агентов для того, чтобы на случай, если китайцы займут их - устроить пожар, дабы ничего ценного не досталось врагу.
3. Начать переговоры с иноземцами по выведению гарнизона из Танона.


Сообщение отредактировал Мануил - Воскресенье, 15.01.2017, 18:15
[ RU ]
Дата: Понедельник, 16.01.2017, 16:49 | Сообщение # 55

Импер. генерал
загрузка наград ...

Сообщений: 1036
Почести: 533
Дом Маорий
Не дразни меня
Фекстус. Внутренний двор

Снег уже сошел во внутреннем дворе, хотя и оставалось довольно прохладно. Через ворота замка, на рычаг которых прислонился пожилой стражник, медленно (даже с ленцой) входили простолюдины в разнобойной одежде. Они шли небольшими стайками, время от времени переговариваясь и бросая замечания по поводу свирепости командиров и того, что “эти жлобы даже одежку нам не дают, а как на нужды гвардии – то вынь да полож”. Когда поселяне вошли в дворик, они увидели что внутри их уже ждет квартирмейстр – щуплый человек, на телеге которого уже лежит оружие – старые копья и обдертые плетенные щиты – с такими воевали горцы еще во времена Ри Гороха.
Солдаты разобрали оружие, квартирмейстр убежал. Молодые парни оглянулись и побросали свое оружие, сами упав где придется. Вновь послышались смешки да прибаутки.
- Внимание, ушлепки, - зычно скомандовал старшина ополчения – широкий мужик в сером дуплете, на который была небрежно накинута кольчуга. Он каким-то образом умудрился незаметно появиться перед солдатами. – Его Светлость идет.
Прежде сидевшие на холодной земле и камнях юнцы быстро поднялись, похватав лежавшие подле убогие образцы вооружений. Быстро забегали между этой милитаризированной толпой капралы, пытаясь превратить ее в что-то хотя бы смутно напоминающее отряд.
Лорд Публус осмотрел строй и хмыкнул. Определенно, эти люди не похожи на его гвардию или хотя бы дворянскую милицию. Но… лучше уж они, чем стальные колонны уже давным-давно разбитого Секстум.
- Мои верные подданные, -сказал он. – Я благодарю саму судьбу за то, что на мою стражу станут Вы. Я хочу, чтобы Вы понимали: сейчас у Вас в руках плетенный щит защищает самое дорогое что есть у Вас. Нет, не лордский замок или саму семью Маорий, Вы защищаете свои дома, свои стога, свою семью. И я надеюсь, что все вы справитесь с этой работой блестяще. Приветствую Вас, мои дети!
- Приветствуем тебя, м’лорд отец! – нестройно грянули солдаты.
Лорд Публус кивнул и махнул рукой старшине. Тот повернулся к своим подчиненным:
- А теперь, сосунки лорда Публуса, вперед к казармам! Сегодня мы будем учиться, как вести себя в копейном строю. Я надеюсь, что хоть на это вы все будете способны. Налево!
Отряд повернулся налево; некоторые из солдат повернулись направо.
- НАЛЕВО, КРЕТИНЫ! ЛЕВО ЭТО ТУДА! ЧТО БЫ СКАЗАЛ ТЭН КАРЭНДЕЛ, УВИДЕВ ТАКИХ ПРИДУРКОВ?!
Но никто (по крайней мере, из тех кто мог бы наказать старшину) уже не слышал возлияний командира ополчения. Лорд Пубулс уже ушел обратно в замок. Его ожидали приготовления к собранию клансчифов.
Гора Милгрид

Костер отбрасывал причудливые тени на стены скромной “хижины речи” у подножья священной горы Милгрид. Публус лежал на шкуре убитого горного кота и пытался совладать с двумя тяжестями. Одной из них – была тяжесть в желудке от запеченного целого барана, чьи кости сейчас горели в костре. Другая была тяжестью в сердце, которая к нему явилась из-за того, что он должен был решиться на дело, которого не очень-то и желал.
Однако, Публус предпочитал молчать. Этому его научил дед, которому не раз и не два приходилось разбирать тяжбы племен из-за стад и пастбищ. В конечном итоге, голос властителя Фекстуса значит слишком много, чтобы его оглашать лишний раз среди клансменов.
Другие чифы также предпочитали помалкивать, ибо единства среди них так и не нашлось. Вопрос, о котором они говорили был тяжел: предстояло решить, пойдут ли горные кланы на внутренний мир, или же они останутся в горах, покамест не придут имперцы.
Корд Расколотый Щит предлагал мир. Однако, Лард Черный Кулак считал, что он до сих пор требует сатисфакции от Корда, а это дело ведет к вражде до тех пор, пока от этих двух кланов останется хоть один муж или чадо.
Лард бросил еще одну кость в костер.
- Мои люди хотят крови клана Корда, -сказал твердо он.
Публус вдруг кивнул; в его голове родился замысел.
- Я дам тебе такое право, Лард. Ты и Корд должны друг другу бросить вызов. Завтра ранним утром, на рассвете, вы сойдетесь по Обычаю Гор, один на один. Драться вы будете на ножах. Кому будут благоволеть боги Удачи – тот и прав. Таково мое предложение. Кто за него?
Цитата
Повеления лорда Публуса, из дома Маорий:
1) 1500 золотых я повелеваю выделить на тренировки ополчений наших верных дабы Долина была под неусыпной защитой подданных наших
2) 150 золотых я повелеваю выделить для специальных нужд наших
3) Отправить 1 отряд пехоты и 1 отряд Синих Налетчиков на помощь воинству Цейсиев

Цитата
Дабы Лард был к утру истощен, я повелеваю:
-На сорок монет набрать вина да пива и предложить Ларду выпить с лордом Публусом за одним столом
-На, десять золотых что я выделю отцу Лето, пускай тот найдет исскусницу завлекать мужей. Пущай прислуживает за столом и попробует завлечь Ларда
-Сто монет отправить скрытно Корду Расколотому Щиту, дабы он в вечер перед тем смог обеспечить воинам своим хоть лишние доспехи да щиты
Во всех сих повеленьях сохранять возможную тайну

Цитата
Ишь-не-ало пор-а, Корд, Расколотый Щит. Мы попируем вместе на костях врагов Мхатана!

Цитата
Лорд Персиваль!

Я верен в своей помощи друзьям и направляю в твою армию то, что могу предложить сам. У меня есть опасения, что горцы могут взбунтоваться, но как только я смогу меж ними уладить все разногласия, мои солдаты и горские кланы вместе бросятся на помощь твоему воинству.


Сообщение отредактировал cybubhm - Понедельник, 16.01.2017, 16:50
[ UA ]
Дата: Понедельник, 16.01.2017, 19:00 | Сообщение # 56

Кот-Тюремщик
загрузка наград ...

Сообщений: 6271
Награды: 3
Почести: 1255
Лето 375 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного

Мировые события

Все Лорды получили пиьсмо от Императора
Цитата
Я, Император Магнус I из дома Ридденгард, обращаюсь ко всем Лордам Империи. В этот трудный для Империи час, мы должны сплотиться. Не буду врать - мы терпим поражение. Но, Империя воспрянет! Мы не сломлены, и можем дать врагу отпор. Под мои знамена на Севере, собирается все больше сторонников. Вот-вот, мои войска пойдут в наступление, и изгонят врага с Даграна. Что же до вас, Лорды Империи - сражайтесь. Сражайтесь за Империю, что когда-то построили ваши праотцы. Мы не должны позволить погибнуть тому, за что веками отдавали жизни наши предки. Кем вы будете, если предадите своих предков? Я обещаю лишить жизни каждого врага Империи, в том числе любого Имперца, что переметнется на сторону врага. Пусть это будет предупреждением всем, кто думает спасти свою жизнь, спрятавшись за спинами захватчиков. Кто-то подумает, что я блефую, но прямо сейчас, мои славные войска берут штурмом Загрон, дабы принести мне головы гнусных Матьесов.
Магнус I Ридденгард, коронованный Эматой Император Великой Империи Даграна


На севере, войска Императорской коалиции берут штурмом Загрон. Оставшиеся войска Нефритовой Империи отступают на кораблях. Лорд Матьес его семья, и все дворяне, что остались им верны, преданы казни, через сожжение.

Этна "Белая", сестра лорда Фригия, объявлена принцессой Даграна и женой Императора Магнуса.

Лорды Снерри Фригий и Алексис Квинтиллус, получили титул Лордов-Стражей Императора, а также разделили командование армией Коалиции между собой.

На юге, Дом Латайя терпит поражение при Данморе и их армия отступает к Булварку.

Сражение в бухте Хладной гавани:
Флот Легата Норридона (около 70 кораблей) vs Флот Нефритовой Империи (около 20 кораблей)/Гарнизон Хладной гавани - 1500 человек.
Приведя свой флот на Дагран, Легат Норридон принял решение идти на север, чтобы соединиться с силами Императора и оказать ему так необходимую поддержку на море. Встречи с крупными морскими силами противника им удалось избежать, однако припасы подходили к концу, и поэтому было решено, захватить ближайший по курсу крупный порт. Им оказалась Хладная гавань. Черепахи, не дожидаясь, пока противники опомнятся, начали обстрел порта. Под их прикрытием в порт вошли галеи и драккары. Десантного легиона не было, поэтому успех атаки зависел от внезапности, и эффективности обстрела черепах. Тем временем, из гавани вышла небольшая флотилия Нефритовой империи. И тут же, пала жертвой обстрела черепах. Огромные камни, расшвыривали корабли, которые в силу рельефа берега, были вынуждены атаковать плотным строем. Видя, что шквальный огонь не оставляет им шанса, остатки кораблей развернулись, и выбросились на берег, мешая штурмовым кораблям причалить. Через пару часов, некогда величественная бухта Хладной гавани была почти полностью разрушена огнем черепах. Небольшие отряды нефритовой армии были подавлены высадившимися моряками, и город был взят. Пополнив запасы, Имперский флот отчалил, и через 6 дней подошел к гавани Лан-Тагона, подконтрольной дому Фирт.
Итог: Флот Империи почти без потерь проводит рейд на Хладную гавань. Было потоплено около 20 кораблей, и захвачены ценные разведданные, а также разрушен порт - теперь он практически бесполезен для кораблей снабжения Нефритовой империи.

Салинор, обитель дома Карий, неожиданно капитулировал без боя. В руки Нефритовой империи попало несколько кораблей для осады Имперского города.

Последний поход Палача
"Палач", флагман дома Ридон vs Флот Нефритовой Империи (численность неизвестна)
В последнем бою с флотом Нефритовой империи, "Палач" получил сильные повреждения, и отступил в гавань Аспирина, где был захвачен Нефритовой империей. Они проявили интерес, к конструкции корабля и после починки, его планировалось отправить в Нефритовую империю. Однако, несколько оставшихся в живых рыцарей дома Ридон (Тобард Хелсинг, Боэций Рист и Деций Монтеро), решили помешать тому, чтобы корабль попал в руки врага. Собрав в Аспирине всех моряков, верных дому Ридон, рыцари захватили корабль под покровом ночи, и корабль вышел из Аспирина, взяв курс на Запад. Однако, к обеду следующего дня их настигли корабли Нефритовой империи, заметившие пропажу "Палача" Понимая, что на медленном "Палаче", уйти они не смогут, моряки решили дать бой, и забрать с собой в бездну моря, как можно больше вражеских кораблей. Исполинские катапульты на его борту, поражали противников с большого расстояния, и мелкие патрульные корабли Нефритовой империи не имели не единого шанса. К вечеру, на счету "Палача" было 14 кораблей противника.
Утром, рыцари решились на суицидальную атаку - Вулгон, главный стратегический порт Нефритовой империи в этих местах.
На следующий день, "Палач" ворвался в порт. Но, его встретил огонь катапульт, и два мастодонта - Океанских боевых корабля. Эти монстры практически не уступали "Палачу" в мощи. Но, его металлическая броня имела ощутимое преимущество, над деревянными корпусами противников, и поэтому "Палач" смог нанести ощутимые повреждения одному из кораблей. Но, за перестрелкой, моряки не заметили большие бочки, плававшие по воде. Как только "Палач" налетел на одну из них, раздался взрыв. Обычный корабль, от такого развалился бы на части, но "Палач" получил лишь пробоину. Вода хлынула в трюм. Моряки, понимая, что корабль обречен, сменили курс и направились к берегу, недалеко от города. Там, корабль выбросился на берег. Но, моряки продолжали отстреливаться, и даже отбили несколько попыток абордировать "Палача" мелкими кораблями. Большие корабли, не рискнули подходить к "Палачу" из-за опасности сесть на мель. К ночи, "Палач" продолжал бой, хотя снаряды для катапульт у команды давно кончились. Со стороны города, атаковал большой отряд пехоты. Понимая, что этот штурм не отбить, команда использует бочки с порохом с мелких кораблей, и подрывает корабль вместе с собой и крупным отрядом Нефритовой армии.
Итог: "Палач" уничтожен, из команды не выжил никто. При этом, они потопили более 20 кораблей и уничтожили крупный наземный отряд Нефритовой армии.
Империя Тлакоци

Пришло письмо от Рагнариса Дарракариона:
Цитата
А ты все такая же. Натужно изображаешь из себя Императрицу Мира. Прямо как твоя матушка. Она, правда, хотя бы иногда знала что делать, ты же - просто безвольная кукла на реке обстоятельств. Не стоило доверять твое воспитание ни твоей матери, ни всем этим дикарям-тлакоци. Конечно, ты лишь грязнокровка, порожденная противоестественным союзом Драконида и дикарки, но я рассчитывал сделать из тебя человека. Видимо не получилось. Как говорил один мыслитель "Ошибки прошлого, придется рано или поздно исправлять в будущем". Вот и мне, придется исправить самую большую ошибку в моей жизни - тебя. Сделать из третьесортной правительницы первосортную мученицу.
P.S Жаль, что твои дикари-учителя, обучили тебя этому натужному, полному фальши, языку дипломатов, а не трогать чужие письма - нет. Да, я знаю что мои братья присылали мне письма, на которые ты ответила вместо меня. Или ты думала, что я провел все эти годы впустую? Как бы не так. В любом случае, довожу до твоего сведения, что читать чужие письма - дурной тон. Усвой это хотя бы от меня, если твоим глупым учителям не достало ума научить тебя простым правилам приличия.


Неизвестные воины разграбили почтовую станцию, на границе с домом Нортандер.

Отчет о результатах реформ, будет в следующем сезоне.

В ходе наступления ваши войска столкнулись с армией южан. Завязалась локальная стычка, однако офицеры сумели смекнуть, что к чему, и прекратить бой, дабы передать письмо. Вам пришел ответ:

Цитата
Инэгото!! Я Чжэн Ю, Младший дракон армии Бога-Императора. Я говорю с вами, от имени моего отца, Генерала Чжэн Си, что командует этой армией. Отец поручил мне, заключить с вами союзный договор. Я готов прибыть к вам, чтобы согласовать условия договора при личной встрече.
Чжэн Ю


В нескольких отдаленных высокогорных районах Империи, вспыхнули волнения. Их причина неизвестна. Связь с немногочисленными агентами в этих районах потеряна, ситуация в районах восстания неизвестна.

Вы аннексировали некоторые территории бывшего дома Халикос. Присоединение прошло мирно, никаких волнений и сопротивления не наблюдалось.

Доход от налогов: 2500 золотых
Дом Дарракарион

Пришло письмо от лорда Успина.
Цитата
Ха, дракон ещё кусается. Похвально. Мои предки, и я, всегда почитали ваш род достойным врагом, теперь же, судьба поставила нас на одну сторону. Пора показать этим трусам, что такое настоящие воины Даграна...или откуда ваш род ведет свое происхождение. Вперед, пронесемся по землям предателей железной лавиной!! Можете забрать себе лучший кусок земли - их столицу. Но, при одном условии - Червяка Сорина и его гнилой род вы предоставите мне. У меня к ним особый счетец, и я хочу перерубить их семейное древо лично.
Кейн Успин

Бой на Клык-Острове
Как только Дарракарионы не выразили свое почтение генералу Гань Бу, он собрал свои войска и осадил Клык-Крепость. Первые приступы дракониды отбили...
Тем временем в Кровавой гавани также началось восстание. Восставшие сумели вытеснить небольшой отряд Нефритовой империи в порт, где те окопались под прикрытием кораблей...
В центра острова происходят локальные столкновения между рабами, свободными и отрядами Нефритовой империи.

Несколькими днями позже, в Кровавую гавань пришло подкрепление с материка, и войска Нефритовой империи вознамерились вернуть город. В жесткой мясорубке на городских улицах, обе стороны потерпели большие потери, но город остался за Нефритовой империей. Силы драконидов были рассеяны по городу и окрестностям.
Гань Бу, тем временем сумел сделать подкоп под стены замка и развернул полноценную атаку. Внешний двор замка был занят. Дракониды отступили на последнюю линию укреплений.
Спустя пару дней, флот Нефритовой империи атаковал грот Клыка-Крепости, и высадил там большой десантный отряд. Они атаковали внутренний двор, но открыть ворота не смогли, хоть и нанесли драконидам большие потери.
Гань Бу, тем временем получил подкрепления, в виде осадных орудий, и следующий штурм увенчался успехом. Внутренний двор взят, оставшиеся дракониды преданы мечу.
Итог: Клык-Остров пал, почти все жители острова погибли. Однако и потери Гань Бу огромны - в этой мясорубке уцелела лишь четверть его солдат.

Вражеские войска отступили от Рейенина. Похоже, противник вынужден перегруппировываться, после битвы на Клык-Острове.

Архонт на Трамисе, объявлен Лордом Моря.
Армия Трамиса, на данный момент, насчитывает 3 полка пехоты и 1 полк стрелков.
Трамишийская полиция находится в неплохом состоянии, и готова исполнять свои функции
Документов относительно Нефритовой Империи в твердыне не обнаружено - все было сожжено перед штурмом.
Доход от реквизиции имущества на Трамисе - 2600 золотых.
Все прочие приказы на Трамисе выполнены
Калеб Вичи скончался от ранения
На Трамис пришло письмо с корабля посланного искать Драконий остров
Цитата
Мы отыскали новые неизведанные земли. Уверен, это бывшие владения Сиятельной империи - архитектура заброшенных городов свидетельствует об этом. Здесь живут дикие неразвитые народы, армия Дарракарии легко их покорит. Если враг уничтожит наш нынешний дом, мы можем поселиться здесь. Прилагаю карту течений, которая укажет путь к этому острову. Мы же, отправляемся дальше по древней карте, чтобы найти сам Драконий остров.

Доход от налогов 1000 золотых.
Дом Тито

Ваша армия направляется к Имперскому городу.
В Имперском городе, помощи Сорена просит Маэс Шаммус:
Цитата
Милорд, у меня к вам просьба. Как вы могли заметить, в Имперском городе бардак. Все бегут из города, но это не самое страшное. Город порабощает секта "Посвященных". Их возглавляет некий Пророк. Самого Пророка я не видел, но его ученики проповедуют на площадях каждый день, и посмотреть на них, с каждым днем собирается все больше народу. Люди идут за ними как зачарованные. Уверен, одно слово - и они не оставят от города ни следа. Я обращался к наместнику Аласкану, но он слишком занят подготовкой к войне, и его мало волнует происходящее в городе. И зря. Эти сектанты причастны к варварскому нападению на главный храм, и что-то мне подсказывает, что они стоят за похищением реликвий. Они гораздо опаснее, чем кажутся. Необходимо разузнать о них побольше. И если потребуется - убить этого..."Пророка".

Враг готов отпустить гарнизон Танона, при условии сдачи замка и разоружении гарнизона.

Сны Сорена перестали иметь четкую картинку, превращаясь в набор бессвязных образов. Толкователь считает, что в скором времени, погибнет кто-то из окружения Сорена.
Дохода от налогов нет.

Дом Маорий

Корд Расколотый Щит победил в дуэли с Лартом. Ларт был вальяжен и медлителен, даже для своей богатырской комплекции, и мелкий нож - явно не то оружие, которым он привык сражаться.
Послание от Корда:
Цитата
Ишь-не-ало пор-а. Теперь, я по праву сильного и закону гор, становлюсь вождем клана Кровавого топора. Двух сильнейших кланов под моим контролем, хватит, чтобы другие вожди подчинились. Теперь в горах воцарится мир - благодаря тебе. Если ты уверен, что горцы должны спуститься с гор, и взять наконец свое - только скажи, и я призову тысячи наших братьев. Ашии-гот-тето, ми-гронт (горск. Желаю попутного ветра, друг мой)

Пришло письмо от Персиваля Цейсия:
Цитата
Волею богов, мы выступаем в следующем сезоне. Используй последние месяцы мира с умом.


Ополчение обучено. В вашу армию влилось 7 отрядов обученных ополченцев.

Доход от налогов - 1700 золотых.


Сообщение отредактировал Diamato - Вторник, 17.01.2017, 00:53
[ RU ]
Дата: Воскресенье, 22.01.2017, 00:50 | Сообщение # 57

Полковник
загрузка наград ...

Сообщений: 2801
Почести: 234
Ход Дома Дарракарион

Трамис, Вичи-Холл

Едва только Калеб забылся в полудреме, как его разбудил скрип двери. В комнату ворвался свет свечи, которую держала в руках вошедшая в комнату Сейенна Бейернерион. Даже сейчас, при виде нее, он невольно задержал дыхание, за что резко поплатился жгучей болью в животе.
— Ой, Калеб, тебе плохо? Можно я с тобой посижу? — спросила она, и, не дожидаясь его ответа, элегантно присела на кровать рядом с ним.
От такой встряски боль только усилилась, и он начал хватать воздух ртом, как рыба, выброшенная из родной стихии.
— С одной стороны, мне тебя жаль, братик, ты так страдаешь, — в ее голосе слышалось больше насмешки, чем жалости, — Но с другой...
Ее рука, несмотря на его вялые попытки отстраниться, скользнула на его грудь.
— Зачем ты вступил в бесполезный бой против нас, на что ты рассчитывал? Почему ты сопротивлялся? — ее рука опускалась все ниже, — Зачем... Зачем ты разозлил меня?
Ее изящная рука легонько надавила на едва закрывшуюся рану на животе. Боль вспыхнула с новой силой, заставив Калеба забиться, как в агонии.
— Знаешь, я ненавижу, когда кто-то причиняет вред тем, кого я люблю. Так что, ты очень зря расстроил мою Эйелеонору, — она наклонилась над ним так, что он мог ощущать её дыхание на своем лице.
— Ты думал, что можно ее так просто обидеть? Что это сойдет тебе с рук? — ее улыбка становилась все злее и злее, а боль Калеба все наростала, — К счастью для меня, Архонту ты не больно-то нужен, да и не любит он предателей, а потому, он милостиво разрешил мне расправиться с тобой. Я так долго ждала этого момента...
Она грустно вздохнула.
— Ах, все же жаль твою бедную сестру. Она будет сильно переживать из-за твоей смерти, ты же для нее многое значишь. Чудная девушка... Насколько чудная — нужно будет убедиться лично.
— Ш... — попытался что-то сказать разъяренный Калеб, но Сейенна просто сильнее нажала на его рану, и эта попытка перешла в немой крик боли.
— Ой, ты хотел что-то сказать, дорогой мой? Что-то про шлюху, если я не ошибаюсь? — ее рука надавила еще сильнее, и еще...
Внезапно, левую половину его груди как будто бы охватил огонь, а воздух, которого ему и так не хватало, просто пропал. Калеба затрясло, а его глаза закатились.
— Так быстро? — обиженным тоном сказала Сейенна, — Я думал, твое сердце не выдержит немного позже.
Она рывком встала с кровати.
— Что же, моя работа здесь закончено, — сказала драконидка, — Я бы с удовольствием издевалась бы над тобой и дальше, но, это только быстрее тебя убьет.
Сейенна сказала что-то еще, но Калеба уже поглотила темнота. Последнее, что он видел в своей жизни, были ее прекрасные, но так зло сверкающие глаза...




Рейенин, Восточные Ворота

Со стороны Рейенина к отряду Вейерона Дарракариона приближалась конная процессия, состоящая из спасенных из окружения офицеров Секстум Окулатус. Хотя войска Дарракарии были для них спасителями, выглядели они, будто бы идут на переговоры со своим давним противником. Радостным было лицо лишь Дейерона Дарракариона, вернувшегося на родину. Вейерон ожидал их, стоя под флагом Дарракарии в некотором отдалении от своих офицеров. Даже сейчас, после месяцав долгой и неравной борьбы, он все равно выглядел, как правитель. Упавший на него груз ответственности не сломил его, а лишь сделал сильнее, и потому, уже никакая встреча с самыми надменными офицерами Секстум не могла сбить с него ореол величия.
Когда процессия спешилась и приблизилась к архонту-в-ожидании, Дейерон лишь мгновение всматривался в так сильно изменившееся за годы лицо брата, а затем сделал то, что как ничто другое выбило из колеи его спутников. Он опустился на одно колено и склонился перед своим братом. Привыкшие к повиновению офицеры Секстум опешили, но все же вынужденно, пускай и не так изящно, повторили действия своего командира.
— Мой повелитель, я вверяю себя и приданные мне силы в Ваше распоряжение, — имперский этикет никогда не подразумевал такого отношения от Легата-Меченосца Секстум по отношению даже не к лорду, а всего лишь его вероятному наследнику. Но в Дарракарии он никогда и никого особо не волновал.
— Встань, брат мой, — ответил ему Вейерон, как бы проигнорировав других склонившихся перед.
Как только Дейерон встал, он крепко обнял его.
— Разыгрываем эту комедию дальше? — тихо спросил он.
— Конечно, они уже почти сломались — ответил Легат-Меченосец.
— Встаньте, друзья мои! — отпустив брата, обратился он к собравшейся делегации, — Как хозяин этой земли, приветствую вас в Дарракарии, и рад, что вы здесь. Нам с вами еще о многом предстоит поговорить с солдатами Нефритовой Империи.
Один из вставших офицеров особо зло посмотрел на Вейерона.
— Да по какому праву мы доджны Вам подчиняться? Секстум Окулатус неподвластен никому, кроме самого Императора! — гордо сказал он.
В ответ, она натолкнулся на холодный взгляд Вейерона.
— Да, это так... Вот только император Даграна приказал всем верным ему людям сражаться с вторгнувшимися на континент силами захватчиков. Император Даграна приказал наказать всех, кто посмел перейти на сторону неприятеля. Ну, что же, я собираюсь сделать и то, и другое. Также, я располагаю крупнейшей боеспособной армией в регионе. И, наконец, вас в мое распоряжение передал ваш непосредственный командир. Вы, — его тон стал немного лукавым, — конечно же, можете мне не подчиниться, но это будет расценено, как измена и предательство. Ни я, ни мой союзник, лорд Успин, конечно, не хотим проливать кровь лишний раз, но... — Вейерон загадочно усмехнулся.
— Всех, кто хочет исполнить волю своего императора, я приглашаю лагерь, для ознакомления с ситуацией и участия в планировании последующих действий. Остальным, — он обвел взглядом офицеров, — я даю полдня на то, чтобы убраться с моих земель. Выбор за вами.
Сначало казалось, что сейчас командиры Секстум Окулатус развернуться, и уйдут обратно. Но, один за другим, они все же последовали в лагерь. Некоторые выглядели просто немного ошарашенно, другие, как выступавший до этого офицер, казалось, попали в плен к жестокому и злому врагу. Но, ни смотря на это, они выполнили приказ, отданный им Вейероном. Хорошее начало.




Трамис, Трамишийская Твердыня

— Как это странно. Две почти одинаковые птицы, а сколь разные новости они нам принесли, — сказал Архонт, глядя на двух альбатросов в клетках, стоящих на столе.
Эйетрокс не ответил. Он просто стоял у окна и всматривался в даль. Эйенар знал, что видит там, за горизонтом, его внук.
— Возможно, она спаслась вместе с остальными женщинами, Эйетрокс.
— Нет, — после непродолжительной паузы ответил Первый Меч Дарракарии, — Она бы не стала. Я знаю Лейену. Она была там. Если бы я только был рядом...
— ... Ты бы погиб, так ничего и не достигнув. Что мешает тебе отрубить себе голову сейчас? — спросил его Архонт.
Эйетрокс отошел от окна и тихо рухнул в кресло. Сейчас его лицо, выражавшее ранее только надменность и высокомерие, не выражало ровным счетом ничего. Пустыми были и его глаза.
— Я должен отомстить, — тихо прошептал он.
— И мы отомстим.
— У нас есть для этого целый остров.
— А значит, мы можем получить и армию.
— Не менее десяти тысяч человек.
— Этого хватит для того, чтобы прорваться.
— Флот у нас есть.
— А значит, осталось только вооружить толпу.
— И тогда...
Они посмотрели друг друг на друга.
— И тогда, — продолжил Архонт вместо своего внука, — они пожалеют о том, что родились на свет. А мы, — он указал на пришедшее от экспедиции письмо, — Спасем остатки своего народа.
— И предадим смерти его врагов, — ответил Эйетрокс.
— Клянусь тебе в этом, — в один голос сказали они.




Светлый Дол, Дворец Наместницы

Войдя в кабинет наместницы, Сейемион застал ее всматривающейся из окна в морскую даль. Он догадывался, что именно она видела там, за горизонтом. Вздохнув, он как можно более тихо закрыл дверь, громко топнул ногой, а затем, снова зашел в кабинет. На этот раз, его встретил злобный взгляд сиреневых глаз леди Альматеи Сильвирион, нынешней наместницы Светлого Дола и прилагающих к нему земель.
— Прибыл по Вашему приказанию, миледи, — странно было так называть девушку, еще ребенком постоянно путавшуюся у него под ногами вместе с его младшим братом, но, так, видимо, распорядилась Судьба.
— Вы вовремя, капитан. Я прочла Ваше прошение об отправке в армию к Вашему отцу, лорду Вейерону, но, вынуждена Вам отказать.
Сейемион опешил.
— Что!? Миледи, я думаю...
— Меня не интересует, что Вы думаете! Прошлый наместник, Рейес Дарракарион, забрал с собой на войну всех, кого посчитал нужным, но Вас оставил руководить обороной Светлого Дола на случай того, если неприятель дойдет досюда. И зменять его решение я не намерена! — она почти срывалась на крик.
— Как дракониду, мне стыдно оставаться не у дел, когда другие отдают жизни за наш народ и...
Сейемион не успел договорить, так как его прервала внезапная пощечина от наместницы. Сама она сейчас стояла перед ним, удивленно глядя на ушибленную о него руку, и чуть ли не рыдала, ее всю уже трясло от озноба.
— Делай, что хочешь... — только и сказала она сорвавшимся голосом.
Сейчас ему было жаль ее, как никогда.
— Миледи, прошу прощения, но у меня осталось нерешенное, я Вас покину, — сказал Сейемион и, не дожидаясь ее разрешения, вышел из кабинета, закрыв за собой дверь.
Как только он это сделал, оттуда послышались сдавленные рыдания.
— Наместница попросила ее не беспокоить в ближайший час, — обратился Сейемион к шедшей туда, откуда он пришел драконидке с целой стопкой бумаг. Та растерянно остановилась. Ему уже пора было бы привыкнуть ко всему этому. Но он так и не смог.




Трамис, Трамишийская Твердыня

В зале заседаний Трамишийского Деканата было гораздо теснее, чем обычно, ведь сегодня там собрались далеко не только представители десяти триб. Все, кто имел на острове хоть какое-то финансовое или политическое влияние, присутствовали здесь.
Архонт усмехнулся. Ранее все эти трамишийские купцы и финансовые воротилы держали так надменно, но сейчас, они выглядели, как стайка мышей, попавшая на званый ужин в кошачье логово. В принципе, он действительно мог умертвить их всех прямо здесь, и без особых для себя последствий, благо, стражей на этом собрании выступали легионеры Секстум в трамишийской форме. Но, для осуществления его плана нужно было совсем не это.
— Приветствую вас, господа. Рад, что вы откликнулись на мое приглашение, — обратился он к собравшимся. Он попытался вложить в свои слова как можно меньше насмешки и угрозы, но некоторых из присутствующих все равно трясло от страха. Ведь выбора, приходить или не приходить, ни у кого и не было.
— Сегодня, я собрал вас здесь, дабы обсудить угрозу, нависшую над Республикой, — перешел он к основной части своей речи, — Как вы все знаете, Трамис всегда зависел от поставок продовольствия по морю. Но сейчас, из-за идущей на континенте и не только войны, все поставки были прекращены. А потому, Трамису грозит голод.
— Насколько сильный? — произнес свою реплику в этом спектакле Вилль О’Брайан.
— Продовольствия хватит на два-три месяца. Далее, есть будет просто нечего, — ответил ему Архонт.
Весь зал загудел.
— Тишина в зале! — крикнул Петер Коломбо, дабы успокоить собравшихся собравшихся.
— Продовольствия хватит на два-три месяца, если не предпринять меры, дабы предотвратить голод, — дополнил свои слова Лорд Моря.
— И, что мы можем сделать? — послышался неуверенный голос из зала.
— Все очень просто, — Архонт улыбнулся, — Мы можем прорвать блокаду.
Зал снова загудел. На этот раз, чтобы успокоить собравшихся, потребовалось подать знак охране. Как только те синхронно ударили древками копий о пол несколько раз, тишину в зале стало нарушать только серцебиение собравшихся.
— О том, как мы можем это сделать, я приглашаю сообщить одного из наиболее многообещающих офицеров нашей армии. Полковник Джон Ридо, прошу Вас!
Уверенной походкой, в центр зала вышел молодой офицер в новой, с иголочки, синей форме. Эйенар усмехнулся. От того испуганного капитана, встреченного им когда-то в трамишийской темнице, не осталось и следа. Джон был готов умереть, но не допустить захвата своей родины Эйенаром, но как только он понял, что новый Лорд Моря не собирается превращать народ Трамиса в рабов и предавать Трамис огню, он стал одним из наиболее преданных его людей на острове и снова был готов верой и правдой служить главе той Республики, которой присягнул на верность. Такие люди всегда внушали Архонту уверенность в том, что человеческая раса не так уж безнадежна и ничтожна, что бы там не писали мудрецы из Сиятельной Империи.
— Господа, наше положение кажеться безнадежным. Но! — начал свой доклад Ридо, — По нашим подсчетам, мы способны собрать до сорока тысяч солдат на Трамисе, — тысяча, десять тысяч, сто и пятьсот — все это вписываеться в "до сорока тысяч", но звучит и в половину не столь грозно.
Возгласы удивления наполнили зал.
— Далее, используя неплохую воинскую подготовку граждан Трамиса, мы можем организовать из них неплохой "скелет" нашей новой армии, из-за чего, не потратим значительного времени на обучение новых солдат. Таким образом, — резюмировал он, — Мы получим армию, сравниться по силе с которой не получиться ни у одной силы в регионе.
Из зала послышались аплодисменты.
— Остался лишь один вопрос — вопрос снаряжения, — продолжил свою речь Архонт. Апплодисменты стихли.
— Для вооружения и экипировки данной армии, а также снаряжения флота для ее транспортировки, нам понадобятся ресурсы, которыми Республика на данный момент не располагает. Потому, я рассчитываю на то, что вы, богатейшие люди Трамиса, войдете в положение властей и добровольно поможете в этом деле.
В зале повисла тишина. Негодование собравшихся подавляло только само присутствие в зале вооруженных людей, готовых в любой момент пустить свое оружие в ход по одному только знаку Лорда Моря.
— А для чего нам это делать? — наконец, задал кто-то вопрос.
— Для чего? — Архонт усмехнулся, — Что же, во первых, для того, чтобы помочь Республике перестать быть разменной монетой в играх других держав и заявить о себе на весь мир. А во-вторых... Если не удалить с Трамиса значительное количество людей, острову грозит голод уже через два месяца. Еще оккупанты из Нефритовой Империи собрали все продовольствие на острове в Твердыне. И, я боюсь, когда еды станет не хватать, разъяренная толпа, как бы нам всем не хотелось иного исхода, начнет его поиски в домах богатейших людей, даже если им и кто-то попытается объяснить то, что его там точно нет.
Невысказанная угроза повисла в воздухе. Воцарилось неловкое молчание. Но, спустя несколько ударов сердца, какой-то краснощекий и весьма упитанный купец из зала спросил:
— А будет ли положена нам какая-то компенсация за добровольное участие в этом предприятии.
Архонт ели подавил крик ликования. Когда трамишиец начал говорить о деньгах, он уже согласен принять выдвинутые ему условия.
— Для обсуждения этого и было организованно данное собрание! — радостно сообщил он толпе.
Жажда наживы пересилила в собравшихся инстинкт самосохранения, а потому, зал вновь наполнился криками. На этот раз, они были полны энергии и энтузиазма, а не возмущения, а единственными словами, которые можно было отчетливо разобрать, были "пошлины" "налоговые льготы" и "выплаты".
Но цель Архонта была уже достигнута.




Дарракария, лагерь армии лорда Вейерона Дарракариона

Ариакан на мгновение остановился перед входом в шатер лорда Вейерона. Не имея понятия о том, что от него могло потребоваться Архонту-в-Ожидании, командир Драконьих Клыков осознавал, что дядя, заменивший ему отца, точно не хочет просто поговорить по душам. Ведь, после гибели Клык-Острова, из немного замкнутого и чересчур сосредоточенного на своей работе драконида Вейерон успел превратиться в нечто совершенно иное.
Сейчас, он произносил пламенные речи перед своими солдатами, отгоняя любые признаки паники и страха, проводил богослужения во всех городках и селах, встреченных ими на пути, заставляя крестьян с молитвами на устах вступать в его войско, до поздна составлял планы действий войск, а на утро — в первых рядах рвался в бой с силами неприятеля. Казалось, он пытался заменить для своего Народа и Дома всех тех, кого они так трагично потеряли. Вздохнув, Ариакан вошел в шатер.
К его удивлению, кроме Вейерона, в шатре никого не было. Сам Архонт-в-Ожидании был занят тем, что рассматривал какой-то документ. Правитель Дарракарии выглядел взволнованным и раздраженным, но больше всего прочего — уставшим, и за своим занятием, даже не заметил вошедшего.
— Ариакан Ариакас из Дома Дарракарион... — начал было он, приложив правую руку к груди, но только заметивший его Вейерон, будто бы одним резким рывком преодолел расстояние, разделявшее их, и вручив ему два листа бумаги, усадил его за стол напротив себя.
— Читай — сухо и кратко приказал он.
Ариакан быстро пробежал глазами послание. Оно было адресовано Вейерону, и, видимо, было ответом на что-то, сильно не понравившееся писавшей. Сам стили письма был по-детски наивным, буквы — немного странными, а в нескольких словах Ариакан заметил грамматические ошибки. Если бы не подпись, он бы мог подумать, что это написал ребенок. Сама же личность отправительницы заставила его вспомнить о каких-то родственных узах Дома Дарракарион далеко на востоке, а так же того, кто был в них замешан. Рагнариса Дарракарион. Ариакан поморщился.
Все еще слабо понимая цель своего визита, он принялся читать второе письмо, но сразу же был вынужден прекратить.
— Это же послание Архонту! — удивленно воскликнул он.
Вейерон неприятно рассмеялся.
— А ты его где-то здесь видишь? Может быть, ты его недавно встретил? — спросил он, а затем продолжил уже другим тоном, — Сейчас власть в Дарракарии — я, а потому, читай дальше.
Пересилив удивление, Ариакан продолжил чтение.
Стиль письма был все так же наивен, и хотя желание помочь явно читалось в каждом слове, было очевидно, что отправительница даже понятия не имеет, о чем идет речь. Неужели это и есть та самая дочь Рагнариса Дарракариона?
— Дядя, я не могу понять, зачем ты дал мне прочесть это?
Вейерон скривился.
— Я отправил Рагнарису письмо с просьбой о помощи, ведь сейчас мне нужен каждый возможный солдат, а я знаю, что у него они есть, — он вздохнул, — А ответила мне эта невменяемая, блея что-то несвязное! — перейдя почти на крик продолжил Архонт-в-Ожидании, — Мне нужна армия моего брата, а не эти невнятные и бессмысленные речи. А я даже на могу с ним связаться — в отчаянии, он стукнул кулаком по столу.
Воцарилось неловкое молчание.
— Мне нужен тот, кто сможет пробраться в земли Тлакоци, разузнать, что там творится, и, главное, найти Рагнариса и привести этого гада вместе с его армией сюда, — сказал он наконец, — И я надеюсь, что ты не откажешься от этого задания, Ариакан.
Командир Драконьих Клыков опешил. Идея показалась ему явно бредовой, а само предложение...
— Это потому, что я не очень похож на драконида, и сойду за человека? — с грустью спросил он после паузы, откинув со лба прядь выдающих его происхождение волос.
— Нет, — кратко ответил ему Вейерон, — Я хочу отправить тебя ровно по той же причине, по которой мог бы отправить любого другого своего сын.
Ариакан даже не понял, что почувствовал после этих слов, но Вейерон, поняв, что он, возможно, сказал что-то не то, сразу продолжил.
— Я доверяю тебе и Рагнарис это знает, а потому, воспримет твои слова серьезно. Ты должен во что бы то ни стало убедить его прийти нам на помощь. А взамен... — он помедлил, — А взамен, я готов отдать ему всю власть в Дарракарии.
Если прошлые слова Вейерона были тем, что Ариакан хотел услышать всем сердцем, то сейчас ему стало немного не по себе.
— Власть... Ему?
— Да, демоны, ему! Лучше эта скотина на троне, чем гибель народа драконидов. Если он приведет сюда тысяч десять-пятнадцать, то пускай забирает отцовскую корону себе. И если ты...
— Я согласен, — перебил его Ариакан, вскочив с места — Если это — твое решение, то не мне оспаривать его. Когда отправляться?
После этих слов, изможденное лицо Вейерон просияло улыбкой, и впервые за долгое время Ариакан увидел на нем то самое, знакомое по детству выражение. Он встал вслед за племянником.
— Спасибо тебе, — он схватил со стола какой-то конверт и вручил его Ариакану, — это может помочь тебе, если ты попадешь в руки врага. Отправляйся как можно быстрее. Возьми с собой все, что считаешь нужным, лошадей, оружие, теплую одежду... И, — он вздохнул, на его лице отразились печаль и обеспокоенность, — возвращайся живым, Ариакан.
Через сил, он улыбнулся дяде.
— Обязательно. До встречи, дядя Вейерон, — сказал он, и вышел из шатра.
Но не успел он пройти и нескольких шагов, как был вынужден остановится.
— Господин Ариакан, — услышал он из-за спины.
Обернувшись, он оказался лицом к лицу с из неоткуда возникшим Предводителем солда-рабов.
— Магистр Ариакас, — поприветствовал его Ариакан, слегка поклонившись, отвечая на аналогичное приветствие своего нового собеседника.
— Я слышал, Вы отправляетесь на восток. Это правда? — спросил его магистр.
"Конечно же", подумал Ариакан, "Как дядя Вейерон мог не уведомить о чем-то таком того, кто в военной иерархии Дарракарии располагался так высоко и так заслуживает доверия, как магистр Ордена Шершней".
— Да, магистр. Простите, но мне нужно идти, — сказал он и продолжил свой путь, оставив Ариакаса за спиной.
Через несколько мгновений, до него снова донесся тот же голос.
— Тогда удачи Вам, молодой господин.
Ариакан обернулся, но о том, что рядом с шатром командующего кто-то находился напоминал сейчас только слегка качающийся его полог.
"Что он здесь делал, именно сейчас?" пронеслась мысль в голове у драконида. Напрашивающийся сам собой ответ — то, что он ждал его, Ариакана, он себе позволить не мог.




Светлый Дол, Дворец Наместницы

Первой мыслью вошедшей в свою комнату Алиссы было упасть ничком на кровать и плакать. Два года назад ей казалось, что все бытие летит в Бездну, но сейчас она понимала, как спокойны были те дни. Боль, горе и скорбь пришли на земли драконидов только сейчас. От осознания всего этого слезы сами полились из глаз Алиссы.
"Нужно быть сильной", отогнала она внезапный приступ слабости и, на подкашивающихся ногах, ели-ели дошла до кровати, чтобы сразу рухнуть на нее.
При других, она была обязана быть сильной и поддерживать хотя бы видимость того, что все нормально, и мир не разрушился на их глазах. Но сейчас, мысли о былом счастье и грядущем крахе снова подкашивали ее.
"Не думай об этом," опять одернула она себя, хотя понимала, что попытка успокоиться себя снова будет тщетной.
Спустя несколько мгновений и уже не сдерживая слез, она встала с кровати, чтобы, наконец, приготовится ко сну, как вдруг, ее внимание привлекло какое-то письмо на прикроватном столике. Алисса, исполняя свои обязанности Первой Советницы, работала допоздна, но в своих покоях — никогда. Оно должно быть личным. Пересилив себя, драконидка сорвала с послания печать с немного измененным драконом и принялась читать.
Письмо этой странной девочки, Изэль, снова немало удивило Алиссу. Хотя она знала, что Изэль уже примерно двадцать лет, создавалось впечатление, что писал письмо будто бы добрый и ничего не понимающий ребенок, изо всех сил надеющийся на лучшее. Но, не смотря на всю наивность строк, они наполнили сердце Алиссы какой-то странной теплотой. И, несмотря на то, что большая часть текста была ей полностью непонятна, от строк веяло такой добротой, что на душе мало помалу становилось от них легче
Когда же она начала рассматривать приложенный к посланию портрет, улыбка тронула ее губы.
Изображенная на нем девушка лет семнадцати выглядела милой и смешной одновременно. Смешной она казалась прежде всего потому, что всеми силами старалась не дать понять никому свое авторство данного рисунка.
Изящная кисть левой руки соседствовала на нем с кистью правой, нарисованной явно по-памяти с трех схожих, но все таки отличающихся ракурсов, а размытые пятна на бумаге явно свидетельствовали о том, что попыток нарисовать ее было явно больше одной. А уж как она была вывернута относительно предплечья... Видимо, девушка все еще испытывала некие трудности с тем, чтобы по-памяти нарисовать нечто столь сложное, а необходимость постоянно работать правой рукой свела на нет возможность постоянно подсматривать в зеркало на ее статичное положение.
Не лучше обстояли дела и с телом. Изображенная сидящей в пол оборота, смотрела она прямо на зрителя, немыслимо развернув голову. Видимо, художница рисовала лицо отдельно, сев к зеркалу поближе, из-за чего возникал вопрос о том, как она вообще смогла так повернуть голову, не двинув при этом шеей. Дополняли образ глаза, во взгляде которых читалось два ответа на то, как же они были нарисованы: или девушка смотрела в бесконечную даль, или рисовала каждый из них по-отдельности, подолгу всматриваясь в каждый из них.
И только подметив все это Алисса, сама бывшая далеко не худшей художницей, смогла оценить и то, что сама Изэль была весьма красивой, хотя и выглядела явно необычно, и ее экзотичный наряд, и довольно детально проработанный задний план картины. И каждая увиденная ею деталь в какой-то мере дополняла ее уже сложившееся представление об этой необычной, но уже ставшей родной, девушке.
Снова улыбнувшись, она поискала на столе лист, на котором бы могла начать составлять свой ответ.









Казна: 1150 золотых драконов, 9200 золотых монет на Трамисе.

Дипломатия:
  • Ариакаса Ариакана, командира Драконьих Клыков, направить в земли Тлакоци для того, чтобы выяснить, что случилось с Рагнарисом Дарракарионом.

    Военные приказы:
  • Выплатить 400 монет на содержание Орденов солдат-рабов.
  • Собрать в Рейенине добровольцев, желающих защитить Дарракарию от новой беды.
  • Всему собраному ополчению и всем войскам Дарракарии — объединиться в одну армию и атаковать земли Дома Вейс, согласовав свои действия с лордом Успином.
  • Легион Секстум Окулатус, оборонявший Рейенин, в качестве союзной силы, подчиненной брату Архонта-в-ожидании, ввести в состав армии Дарракарии. Но, не делать никаких официальных церемоний по этому поводу, дабы не злить офицеров Секстум. Использовать его как главную ударную силу в предстоящей войне с Вейсами.
  • Местное население территорий, по которым будет проходить армия, приводить к присяге Дому Дарракарион, и объяснять, что их нынешние хозяева — предатели, которые будут справедливо наказаны, а тех, кто продолжит им помогать, заберут в рабство или убьют. Тех же, кто проявит покорность, пощадят и разрешат им и дальше жить на тех же землях.
  • Распределить опытных солдат из свиты в качестве командиров в частях, состоящих из новобранцев, для усиления их боевого духа и боеспособности.
  • Продолжить подготовку к обороне Светлого Дола.
  • Продолжить сбор ополчения.

    На Трамисе:
  • Распространить воззвание "Лорда Моря" среди населения.
  • Начать вербовать в армию бывших контрактных рабочих, освобожденных приказами Архонта.
  • Реквизировать все доступные на Трамисе корабли, мобилизовать корабельщиков для постройки кораблей, оружейников — для вооружения новой армии, ткачей и портных — для пошива одежды и парусов, плотников — для помощи корабеллам в изготовлении корабельных деталей. Расплачиваться со всеми ними продовольствием со складов Твердыни и обещаниями будущих льгот и послаблений. Всех непригодных к воинской службе бывших контрактников направить в распоряжение тех, кто занят оснащением экспедиции на Лоддир и для работы в Арсенале.
  • Начать распределение продовольствия среди работающего населения для избежания голода и массовых смертей.
  • Для уменьшения доли украденных интендантами товаров, неофициально разрешить им продавать одну двадцатую долю продовольствия на черном рынке, но десятую часть прибыли обязать сдавать в казну.
  • Распределить опытных трамишийских солдат среди новобранцев в качестве сержантов, привлечь Десантный Легион к тому, чтобы хоть как-то их обучить и обеспечить хотя бы минимальную их боеспособность.
  • Начать поход на Лоддир, как только будут готовы новые корабли. Возглавит экспедицию лично Лорд Моря, его первым заместителем назначить Эйетрокса Дарракариона, отправить с ним полковника Джона Ридо и легата Мариуса Фануэля с его десантным легионом. Держать его, вместе с дарракарийским флотом, по возможности, в резерве, и провести операцию силами новых трамишийских Армии и Флота.
  • Предложить главам патрицианских семей принять участие в походе на Лоддир.
  • Заменить гребцов на кораблях вооруженными контрактными рабочими, зачисленными, для повышения престижа, в Морскую Пехоту.
  • Выделить 4000 монет из личных средств Лорда Моря на воссоздание отборной Первой Роты Морской Пехоты Трамиса.
  • Выделить 4000 монет на создание отрядов из пострадавших от гнета и преступлений патрициев трамишийцев отрядов, названных Республиканской Стражей, и призванных нести волю Лорда Моря всем изменникам и предателям.

    Остаток: 750 золотых драконов, 1200 золотых монет на Трамисе.


  • Письма:







    Сообщение отредактировал Ардо - Пятница, 27.04.2018, 20:48
    [ UA ]
    Дата: Понедельник, 13.11.2017, 02:08 | Сообщение # 58

    Мастер ФРПГ
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1079
    Почести: 1276
    Ход новой Империи Тлакоци

    Переговоры
    Императорский дворец Микуйвтля, 375 год по летосчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Лето
    Её Императорское Величество снова пребывала в тронном зале, находясь при исполнении своих царственных полномочий. Нельзя сказать, что это ей сильно наскучивало - она очень любила командовать и распоряжаться. Однако в её идеальном мире, в котором хотелось жить и которому хотелось подражать, не имелось столько ужасных явлений, с коими приходилось правителю разбираться. Короче, ей не нравилась нужда проявлять твёрдость и неуступчивость, она не хотела брать на себя ответственность за чужие смерти - и очень от этого всего переживала. Несмотря на напутствия пары дипломатов, чувствовала перед предстоящей беседой настоящий мандраж, ибо, после неудачи с мятежом, не верила ни в себя, ни в свои дипломатические навыки. Она также понимала, как немного смыслит в искусстве интриг, хотя оное понимала печальной необходимостью при обращении с другими народами (не с драконидами). В общем, Изэль не выглядела сильно воодушевлённой происходящим, а общее состояние духа угадывалось в постоянных вздохах и ёрзаниях.
    -Где этот чужеземец? - в нетерпении протянула она, обращаясь к начальнику имперской разведки.
    -Скоро будет, Солнцеликая. Его уже видели на столичной почте. Наверное, он задержался, чтобы осмотреть Вашу Прекрасную Столицу...
    Она понурила голову и нервно задёргала правой ногой.
    Зал большой и просторный - производящий хорошее впечатление. Стены обложены чёрным и белым мрамором, лазуритом, нефритом и прочими драгоценными камнями. Прямо за спиной тлатоани стоял огромный рубиновый блок (на самом деле это красное стекло), тоже выглядело волшебно красиво. Сама Богоподобная не видела смысла в особой роскоши, но по такому случаю была вынуждена надеть величественнейший жреческий костюм, окроплённый множеством перьев зелёной птицы и по-варварски щедро усыпанный всяческими блестяшками. Даже золотая корона подобрана в более шикарном варианте, с огромным трёхмерным изображением солнца, в платиновых лучах и узорах староимперской скани. В общем, предки нашей героини за последние тысячелетия явно времени зря не теряли. Сотня воинов-орлов выстроилась рядом по правому её плечу, играя на солнце бликами чёрных костюмов. Воины-ягуары стояли напротив, держа в руке по железному и обсидиановому мечу.
    Вот, полчаса примерно спустя, дверь в залу отворилась, и, с заунывным оформлением карманной флейты, проникла туда делегация заморского гиганта. Четыре-пять солдат с косыми алебардами, один даже с многозарядным арбалетом (наверное, тоже чтобы впечатлить). Ещё один военный музыкант, пара писцов и знаменосец, вооружённый стальным палашом. Сам Чжэн Ю шёл позади, в неотразимом пластинчатом доспехе и целом скопе шёлковых одеяний. Тем не менее, не сказать что он был сильно разряжен, боевую функцию одежда выполняла достаточно хорошо. На лице его читалась царственная гордость представителя Срединной Империи, в походке - тяжесть могучего воина и грация придворного эпигона.
    Произошла небольшая заминка. Самые дальние гвардейцы отказались пускать вооружённых людей ближе почтительного расстояния, на арбалетчика же вообще наставили собственное оружие. Гости что-то залопотали на своём языке, чем ещё более раздражили стражников. Тлакоци, вернее новые тлакоци, были недостаточно цивилизованы и достаточно воинственны, чтобы относиться ко всему чужацкому с подобной агрессией. Не все, конечно, но большинство.
    -Пропустите уважаемого господина и его свиту - девушка не хотела накалять обстановку. За свою жизнь она привыкла не опасаться, куда больше её волновал результат межкультурного диалога. Мимика лица отражала тревогу и полнейшее замешательство, хоть она долго и напряжённо готовилась. Она как могла старательно продублировала фразу на общеимперском, чтобы делегаты могли понять её намерения.
    Ситуация, вроде как, разрешилась миром.
    -Приветствую вас, о Благороднейшая. Ваши земли воистину обильны, а ваши люди - добры и гостеприимны - Дракон чуть сдержал себя от усмешки - я прибыл по распоряжению своего господина и повелителя, Великого Дракона Срединной Империи, генерала Чжен Си. Он же, милостию Бога-Императора Вселенной, поставлен командовать армией в этих краях. - путник почтительно склонился, а писец его показал бумажную грамоту с кучей странных иероглифов и печатью.
    -Рада видеть тебя на Богоизбранной земле Тлакоци, посланец. Я повелительница этих людей, что поставлена Инти Солнцеликим следить за гармонией и порядком в Подлунном Мире - один из грамотных квазиазиатов, чьё произношение имперского близилось к совершенству, не смог не скривить немного лица - Могу я предложить вам своё гостеприимство, либо же заморскому Императору угодно не медлить?
    Дело в том, что имперскому леди Тициано училась по книгам и манускриптам, которых прочитала достаточно много. Она могла строить сложные смысловые конструкции с различными словами, но по причине отсутствия практики не знала совершенно как и что звучит. Учителя упустили этот момент, а сама она даже не подумала, что может случиться такой конфуз.
    -Благодарю за Ваше гостеприимство, но я имею прямое распоряжение не злоупотреблять вашим доверием. Я воин, а не учёный муж, и к дальним походам приучен с детства...
    -В таком случае позвольте поинтересоваться, что такое ваша страна и кто такой её Император? Какими Богами он избран? - может показаться невежливым подобный выпад на середине фразы, но Императрица теперь, отбросив сомнения и тревоги, сгорала от нетерпения и любопытства. То ли она неверно истолковала совет "узнать сколь много больше информации", то ли сыграл свою роль особый этикет тлакоци. Больше всего её, как Божественное существо, остерегали от недостаточной величественности, а не от резкости или грубости. А мудрые трактаты по дипломатии она пока не осилила, несмотря на все приготовления.
    -Срединная Империя - величайшее государство, из сущих когда-либо в мире, священное место обители наших предков. Картографы располагают нашу родину на отдельной земле, среди вод и гор, вдали от прочих народов и царств. Божественный император Ся, получив Божественное Вдохновение, разбил десять тысяч царств, что выставили по десять тысяч воинов против армии нашего народа. Он создал наше Государство и дал ему законы, что начертал своей божественной дланью на панцире Черепахи. Его дети, императоры Златоподобной Династии, поразили восемь монстров, отвоевав для людей все земли нашего острова. Когда умер последний, то Боги, видя людское несчастье, передали Мандат новому сыну своему, достойнейшему из живущих. Так было четыре раза. Теперь же, Божественный император Сунь Хай воцарствовал на Земле, избрав своим девизом "Великое Благо". Вы, Благороднейшая, верно избрали его своим покровителем, поскольку благоденствие ждёт тогда и ваш народ - несмотря на представление воином, гонец говорил виртуозно, красиво, равно достаточно сложно. Её Величество была хорошо впечатлена.
    Она с интересом прослушала выжимку восточных легенд и теодиций и тут же её живой ум начал усиленно их разбирать. Значит, она не единственная тут избрана Богами? Она изобразила лицо максимально возвышенное и горделивое, после чего ответила:
    -По преданиям моего народа был лишь один сын Солнца, от которого я и веду свой род. Ваши слова очень необычны для меня, я не могу их понять. Я хочу счастья для своего народа, но не понимаю почему вы свой народ и свою землю называете Богоизбранной, хотя тлакоци считают обратное. Будут ли ваши соотечественники уважительно относиться к моим людям, чего не делают наши бесчестные соседи? Я хочу получить уверения в этом
    -Самые пламенные, Госпожа. Божественный Император возвышается над всеми своими подданными, так же свет его милости и добродетели распространяется на союзников и друзей. Ваше достоинство никто не осмелится принизить, а ваших людей - оскорбить - видно, что обстановка и начало диалога не казались гостю очень комфортными, хоть тот и сохранял ледяное спокойствие. Он ещё раз склонился, чуть не прочертив пол огромным резным копьём-косой, что заткнуто было за пояс сзади. Девушка не очень понимала, хорошо ли она пока держится. Продолжая нервничать, скрестила руки на груди и крепко сжала губы.
    -Я хочу чтобы это легло в основу моего с Императором договора - призадумалась - Вы ведь знакомы с текстом моего письма, да?
    -Разумеется, Светлейшая.
    -Отлично. Ваш отец, он ведёт переговоры через вас от лица вашего повелителя, я правильно понимаю? - молодой человек немного замялся, но утвердительно кивнул. Может, ему не понравилось прояснение его статуса. Хотелось быть кем-то большим - Тогда расскажите про вашего отца - девушка вновь заинтересовано сконцентрировалась, забыв про важность и импозантность.
    -Ну...хм... - вопрос был весьма неожиданным - он великий воин, величайший из рождённых в этом цикле династий. Покоритель племён воинственных Жуажей на севере и пиратов Босё на южных островах. Ему принадлежит идея снарядить Великий флот в эти места, чтобы заселить их потомками Дракона. Сейчас он стоит во главе всей мощи Империи и сила его армий заставляет трепещать местные народы. Но, разумеется, он также тепло приветствует ваше стремление войти в союз с Богоизбранным и тепло встречает вашу помощь.
    -А...лично к вам он добр? - несмотря на всё своё затворничество и неуёмность, она была достаточно наблюдательна, чтобы заметить первую осечку собеседника. Подозрения подтвердились - мужчина думал достаточно долго.
    -...Считаю, что эти дела не должны задевать вас, Благороднейшая. Но, чтобы не показаться грубым, отвечу - я горжусь своим отцом, и, будучи слугой Императора, стремлюсь к повторению его славы. Надеюсь, вас удовлетворит такой ответ.
    -Да, хорошо - леди Изэль не нравилось загонять посланника в тупик, потому она захотела исправиться - Любой человек свободен выбирать себе судьбу сам, ваше решение было достойным - она примирительно улыбнулась. - Вам разрешено рассказывать о ваших силах на Дагране, их местоположении?
    -Только в частном порядке, лично Вам. И после заключения договора - иноземец вновь почтительно поклонился, наверное, соблюдая собственный этикет. Наша героиня никогда такого раболепия не требовала, хоть и редко препятствовала.
    -Хорошо. В таком случае напишите вашему отцу, что союз возможен на изложенных мной условиях, но моему народу нужна в скорости большая помощь. У вас есть железное оружие, кузнецы, ремесленники, опытные воины-наставники?
    -Сомневаюсь, Благороднейшая. Для воюющей армии необходимо слишком многое и слишком многое не требуется. Я укажу отцу о вашей просьбе - но скорее всего придётся ждать кораблей из Лач-жуна.
    Солнцеликая опять немного поёрзала. Она осознавала, в каком положении пребывают тлакоци после атаки на Халикосов. И, несмотря на доводы здравого смысла, надеялась на немедленную помощь в деле восстановления своей Империи.
    -Скажите, соблюдает ли ваша армия законы войны? Не придётся ли моим благородным рыцарям и храбрым воинам краснеть за своих союзников и не будут ли имперцы озлоблены на них до последней крайности? - ещё более неожиданный вопрос, на самом деле - Я считаю это важным. - желтолицый на этот раз выпалил незамедлительно, с большой долей раздражения:
    -Простите великодушно, но не вам сомневаться в нашей чести! Сперва усмирите своих людей, встречающих нас с презрением и непонятными ругательствами! А ваши воины угрожают нам оружием на вашем пороге! - воитель аж раскраснелся доказательным жаром. Видя беспокойство и растерянность собеседницы, он сделал два шага назад и склонился ещё сильнее - Прошу простить мою дерзость, Благороднейшая. Ваши люди местами действительно не были в должной мере гостеприимны, и вы сами могли это видеть - злые рожи гвардейцев это действительно подтверждали - Я не хотел задеть вашей чести и вашего положения и смиренно надеюсь на прощение.
    Леди Тициано очень разочарована таким окончанием разговора. Она протяжно вздохнула. Её разукрашенное лицо опустилось под ноги.
    -Мне жаль, что дружеские переговоры вышли так плохо. Шлите письмо отцу и, если имеете такие предписания, располагайтесь в моём дворце. Если нет - прошу вас не обидеть меня в побуждении исправить плохие впечатления своим гостеприимством. На этом всё - она в нетерпении поднялась со своего роскошного трона.

    Императорский дворец Микуйвтля, 375 год по летосчислению пришельцев, 4320 год от сотворения Мира. Лето
    Её Величество в состоянии полной расслабленности изволила предаваться удовольствиям, для правительницы тлакоци достаточно странным. Она увлечённо читала какую-то старую имперскую книжонку, вряд ли сильно умную, ну либо очень увлекательную. Что-то вроде сборника сказок и легенд. Благодаря слугам и их усердным заботам, наша героиня могла считать себя настоящим знатоком тлакоцианских сказок и мифов, так что с любопытством находила похожие места, подчёркивала их и небрежно выписывала.
    День уже перевалил за третью четверть, наша героиня ещё не обедала. С самого утра чем только не занималась – сделала небольшую зарисовку вида из окна, полистала опять летописные сводки мёртвого жреца (до сих пор не могла их разобрать, а отдавать никому не хотела), и теперь, вот, заинтересовалась литературой. Было бы неверно сказать, что такая активность присуща ей постоянно – бывают и дни полного бессилия, либо же удовлетворённой усталости. От грусти и меланхолии, покамест, удалось немного избавиться.
    Да, находилась леди Тициано в своём кабинете, что неоднократно описывался. Интерьер практически не изменился, вся мебель и все предметы лежали на своих местах. Стол завален бумагами пуще прежнего – указами, записками, дневниковыми листами, отчётами, сводками и рисунками. Сама Солнцеликая устроилась на развёрнутом к окну мягком стуле, книгу оперши на импровизированный подоконник. Единственное, что прибавилось к обстановке – стоявший в углу боевой доспех, солидный, красивый, изысканный и почти подходящий ей по росту. Несмотря на свой миролюбивый характер, Изэль твёрдейше вознамерилась повыступать в нём перед своей великой армией, когда там станет воистину великой.
    По комнате гулял свежий уличный бриз, то и дело раздувая какие-то бумажки или колебая шёлковые занавески. Занавески – подарок восточного посла. Никто, понятное дело, не смел нарушать сегодняшнее уединение, поскольку царица сама об этом настойчиво попросила. Солнце, отходившее к закату, роняло ленивые лучи вовнутрь, ярко-оранжевые и прелестно красивые. Волшебная и уютная обстановка, крайне приятна, привычная и успокаивающая. Именно в такой она собиралась набраться сил для сегодняшней работы. Ну да, сегодня не очень то и выходной.
    Вдохнула полной грудью и радостно летнюю свежесть, повернулась к столу и с большим трудом кое-что там раскопала. Кажется, то были какие-то сводки. Что-то говорилось про недавние происшествия в Империи: штурмы замков, сражения и коалиции, новый эдикт императора и неприятные истории с казнями мятежников. Похоже на сюжет какого-то рыцарского романа - ну из тех, где Империя отважно борется с какой-то внешней опасностью, а главный герой непременно всех побеждает. Леди Тициано помнила отлично, что подкрепить пафосные речи действием имперцы пока не могли, так что нимало не испугалась. Хотя зловещее распоряжение теперь касалось и её тоже.
    Несколько минут в напряжении подумала, запрокинув голову на бок. Поскребла что-то пером. Нет, оповещать Императора о выходи из-под его подданства - не лучшая идея. Всё же пока тлакоци не были столь сильны, чтобы одолеть крупные армии своих соседей. А восточные гости не закрепились в районе столь плотно. Ситуация собственного плена в сравнении с этим её не сильно волновала. То есть, она вообще не считала возможным собственный плен, и, тем более, собственную казнь. Как это должно выглядеть? Она же ставленница Богов! Не будет ничего подобного.
    Далее - сообщение о восстании в горных районах страны, столичной провинции. Странная ситуация, на самом деле - горские кланы тлакоци всегда были вернейшими слугами Династии, особенно учитывалось тесное родство с нею. Собственно, именно от них Изэль вела происхождение, кроме драконидов. Странно и непохоже на правду, чтобы эти люди смогли поднять восстание против неё. Взялась за письмо:


    Хотела дописать ещё какой-то возмущённый упрёк, но решила обойтись без этого. Всё же, причины восстания могли быть справедливыми – злоупотребления чиновников, например. С этим Императрица также намеревалась активно бороться при помощи подданных. Почему-то, она не подумала, что причиной записки могло стать не восстание.
    Следующий важный момент – оккупированные территории. Богиня-Императрица очень сильно волновалась за моральный облик своей армии, чтобы не прослыть убийцей невинных, не приведи Великие. Судя по отчётам – присоединение пока проходило весьма хорошо, это несказанно её обрадовало. Однако, Её Величество всё равно чувствовала свою обязанность наставить оккупационные силы на праведный путь:



    Леди Изэль в большом изнеможении закончила последнее письмо – её рука устала выводить имперские крючки, а голова – выдумывать тексты обращений. Императрица сделала перерыв на некоторое время, умиротворённо смотрела в ночные горные дали за предоконным Храмом. Признаться, уже сейчас воображала себя величественной Императрицей Даграна, восстановительницей былой славы тлакоци. Мечтала о том, как весь мир будет процветать под её неусыпным контролем, и как потом тысячи лет продлиться земная Гармония. Наша героиня, несмотря на драконидское почти происхождение, была большой фанаткой тлакоци – однако это не мешало ей мечтать о соединении под своим началом всех народов земли. Она точно сможет сделать счастливым весь мир!
    Тем больнее поразила девушку следующая записка. Вернее, не записка, а письмо. Маленькое, написанное в спешке каким-то клерком почтовой службы (либо солдатом на коленке) – мятое и небрежное. Как оно отличалось от писем дядюшки Вермитора! И как неприятно её шокировало своим содержанием.
    «Пал…сочтены…» - как же такое возможно!? Она вчитывалась снова и снова, не желая верить своим глазам. Дракониды не могут проиграть эту битву! Дракониды не могут оказаться столь слабыми! Ещё недавно она думала что драконидам даже смерть по плечу…
    Следующей стадией было самообвинение. Расстроенная долго хныкала и вспоминала или выдумывала свои согрешения перед драконидами – особенно волновала её недавняя истории с бунтом. Как она могла допустить такую ситуацию? Она, избранница Богов!? Увы, расстояния и политические хитросплетения Империи не позволяли оказать помощь возлюбленным родственникам (и воображаемому идеалу для подражания) прямо сейчас, так что оставалось лишь снова грустить.
    Наконец, она решилась продолжить дело миротворчества, начатое в письмах к дядюшке: отправила всем драконидам, в чьём существовании не сомневалась. Ну, почти всем, да и не только им:






    Девушка в усталости отложила перо и чернила. Она очень вымоталась не только умственно, но и эмоционально: кажется, вложила в эти строчки всю доступную ей экспрессию. Её руки дрожали от волнения и напряжения, а лицо раскраснелось предельно – от старания и обиды. Она твёрдо решила для себя, что должна попытаться добиться мира меж своими родственниками и своими союзниками. Подобный конфликт делал её невероятно несчастной. Леди Изэль чувствовала себя как бы заложницей, должной выбирать между совестью драконидки и долгом правителя тлакоци. Примириться с выбором её благородная натура не могла совершенно.
    Она потёрла переносицу, размышляя над текстом следующих посланий. К кому и как она обратится, чтобы прекратить этот ужасный конфликт? Ещё немного подумала и подписала


    Наконец, взгляд коснулся последней важной бумаги. Найдена она была не без труда – на столе отныне царил не просто бардак, но нечто вообще невообразимое. Её Величество неаккуратно сбросила половину важных бумаг на пол, совершенно без какого-то злого умысла. Письмо шершавой бумагой легло в изнеженные ладони, легко и непринуждённо. «Рагнарис Дарракарион, Великий Воин Севера и Покоритель Тлакоци» - самонадеянно гласила подпись автора работы. Наша героиня изрядно скривилась, может даже негромко фыркнула. В раздражённом нетерпении извлекла содержимое конверта.
    «Натужно…безвольная…грязные дикари…» - она читала, читала, всё более покрывалась возмущённым румянцем. Да как смеет! Она…она…она ведь избрана Богами! Зрачки всё быстрее бегали по строчкам, буквы прыгали туда-сюда от волнения и расплывались от слёз. Это просто невозможно! Как такое могло произойти!? Первое письмо ещё можно принять за ошибку, за написанную в спешке и ярости торопливую глупость. Но здесь, здесь ни следа помешательства! Предложения чёткие и выверенные, взвешенные, острые, ранящие одно сильнее другого. С каждым словом несчастная Императрица всё больше тускнела.
    «…первосортную мученицу!» Ах вот оно как…мученицу значит, да? Девушка очень слабо представляла что с ней конкретно хочет сделать её злобный родитель, однако такой тон невероятно выводил из себя. Хочет её замучить? Не бывать!
    Она в ярости порвала проклятое письмо и выбросила клочочки в окно. Бродила по комнате туда-сюда, не в силах эмоции держать в себе. Громко плакала и стонала, затем – в злобе топала и даже пару раз стукнула по столу. Немного попортила причёску, ещё больше раскидала по кабинету документы и всякие заметки. Возопила к себе советников немедленно.
    В её голове творился настоящий хаос. Обида и отчаяние, ужасные и нестерпимо сильные эмоции, рождали мысли невероятного вида. Ей виделась армия разбойников, которую на Микуйвтль ведёт её сумасшедший отец, сожжённые деревни и осаждённые города, неисчислимые жертвы. Изэль уже не просто хотелось остановить войну, но…не допустить подобного и впредь. В дверях торопливо объявился писарь какого-то чиновного ведомства, взбаламошенный и несколько напуганный неуравновешенным видом Солнцеликой.
    Она рассеяно посмотрела на стол, забыв, что только что выкинула предмет своей ненависти. Ещё сильнее от этого обозлилась, до предела сжала побелевшие губы. Совершенно некрасиво неэстетично нахмурилась, с большим напряжением сдержалась от крика или приступа ярости. Кровь буквально бурлила в царственных жилах. Медленно, отчётливо, и предельно зло, точно также отливая каждое слово в железе:
    -Бросить всё к границам Нортандеров. Найти мятежников. Отца в плен не брать.
    Неистово махнула рукой, указуя прибывшему дорогу на север.


    Сообщение отредактировал Аноним-анонимыч - Четверг, 15.02.2018, 20:48
    [ RU ]
    Дата: Четверг, 15.02.2018, 20:49 | Сообщение # 59

    Мастер ФРПГ
    загрузка наград ...

    Сообщений: 1079
    Почести: 1276
    Леди Изэль продолжала пребывать в ужасном состоянии духа, ужасная выходка отца совсем похоронила её душевное спокойствие. Она много думала над собой, своим положением, положением тлакоци. Чем же она заслужила такую ненависть? Может, отец в этом прав? Она хорошо помнила многие свои ошибки, часто опять перемывала себе косточки за уже минувшие неудачи. Наверное, как казалось девушке, её преступления воистину стали такими ужасными, что небо отомстило за них этой деморализующей казнью. И...ведь...она вспылила...она приказала его убить! Как такое могло прийти ей в голову? Убить папу...
    Она ещё раз всхлипнула, но удержала в себе новую порцию слёз. Наверное, ей не стоило так активно предаваться печали - нельзя и дальше разочаровывать Богов. Наша героиня и так критически сомневалась в справедливости своей роли небесной Избранницы, ну а так ей и нечем было с этим поспорить. Такое не казалось ни правильным ни справедливым. Всё же это на неё возложена задача привнесения в мир Гармонии и добра. Наверное, на неё.
    Девушка ещё немного помялась в грустном безделии, сверливши взглядом цельнокаменный потолок. В ней ощущалось желание чем-то важным заняться, что-то сделать для подданных и для всех людей Подлунного мира. Но нет, предательские небеса не дали не ответов ни сил. Рука потянулась к перу, но тут же ослабла и вернулась назад. Может, она просто больна?
    Нет же, только что она ходила по саду, полная энергии, хоть и в очень глубокой печали. Может, её прокляли? Не очень-то верится.
    Всё казалось каким-то ирреальным, глупым, потерявшим всяческий смысл. В свои 20 Её Величество чувствовала тебя такой ужасной старухой, что самое время начать обживать усыпальницу. Это тоже добавляло волнения и печали, будто она совершенно одна и всем бесполезна, слабая и несчастная. Неужели горе никогда не покинет дворец? Почему? Почему так? Боги, как же вы забыли свою верную дочь?
    Умом несчастная понимала, что так только углубит жуткие переживания и что нужно отвлечься чем-то другим. Она помнила, что утром гонец принёс письмо от заочно любимой тётушки, жены Вермитора Дарракариона - но, признаться, тлатоани и ждала и боялась этой бумаги. Ведь это она, только она, по своему убеждению, виновата в смерти несчастного. Она должна была объяснить ему все преимущества мира и переговоров, не войны и самоубийственных драк. Но ведь нет, он заверил Солнцеликую родственницу в твёрдом нежелании мира и трагически пал, вопреки её советам и увещеванием. Как она должна была действовать? Может, стоило умолять, предоставить какие-то доказательства возможности мира? Она обязательно так и поступит, но этой ошибки никогда себе не простит.
    Опять всхлипнула и закрыла лицо. Затем, весьма небрежно, достала послание из кожаного колчана.
    Немного театрально сжала зубы и взглядом пронзила отчаяние, казалось что сейчас случится что-то ужасное.
    Тем более текст неожиданным бысть. Леди Алисса очень добро отозвалась о своей непутёвой племяннице, стремилась приободрить и успокоить. Изэль приняла всё за чистую монету сразу же, именно добрых слов ей так сейчас не хватало. Поражённое печалью личико исправила тёплая улыбка, а из глаз потекли слёзы - но не горя а радости, что хорошо. На какой-то момент в ней даже прочиталась надежда.
    Дальше слова про портрет - тоже очень затронули. Солнцеликое Создание Богов всегда очень интересовалась всеми своими родными, а тут - такие далёкие и необычные, все дракониды к тому же. Она не могла читать про потрет Вермитора без какой-то особой печали и скорби, самоуничижения - но подарок столь лестен, что и с принятием нельзя было медлить. Неспешно развернула, аккуратно, даже к стене прислонила. Снова не смогла сдержать радостных слёз, но не сильно, очень уж пробивало на эмоции сегодня.
    Итак, композиция:
    Около дюжины драконидов, весьма легко одетых, собранных и сосредоточенных, местами даже комично. Вермитор сидит на корточках, рядом со своей женой, в центре. Черты лица сухи и как-то готически-красивы, плоские гладко выбритые щёки обрамляют близко воткнутые глаза цвета пурпура. Лицо гармонично, ничего лишнего, голова стойко помещена на изящную шею, также удачно примыкает к его худощавой фигуре. В целом он создаёт впечатление очень гармоничной статуи, хорошо скомпонованной и прирождённой носить вечно доспехи.
    Сидя на аккуратной табуреточке, держит на коленях младшую дочь - той около двенадцати лет. Наверное странно, но внешне та абсолютно легко походила на мать, только младше тремя десятками лет. Или на своих сестёр, младше их соответственно. В общем, внешне она была абсолютно такой как и все прочие девушки, а также как мать, это очень позабавило кузину. Видно, что девочку не очень интересует выдержанность стиля работы - художник порешил изобразить юную нимфу обращённой к отцу и что-то там вопросившую. Наверное, в отместку за постоянное непоседство.
    Жена - собственно, леди Алисса, выглядела очень молодо, будто бы ей только начался третий десяток. "Стареют ли дракониды?" - промеолькнул в связи с этим любопытный вопрос. Наверное, да, но не так как прочие люди. Кожа у всех одинаково белая, почти что болезненная, меловая, и Алисса не исключение. Тело покрывает почтенная тога из бархата, очень необычное одеяние. Длинные волосы её обрамляют легко точёную шею, спускаются дальше, серебром своим играя с белизной драконидского загара. Взгляд больших добрых глаз направлен прямо на Богиню-Императрицу, той показалось что леди ещё улыбается (может, под влиянием добрых речей). Челка игриво свисает до самых бровей, совсем разрушая серьёзность почтенной матроны. Изэль улыбнулась в ответ и переместилась чуть дальше:
    Лейена Дарракарион, старшая дочь Вермитора и Алиссы, с мужем. Вот они, наверное, и должны вносить в картину дарракарийский воинский дух. В тёмных как смоль одеждах, плотных штанах, походных сапогах и кутках из стёганной ткани. Всё чёрное, как ночь и как дым одновременно. Руки в чёрных кожанных перчатках лежат на чёрных рукоятях клинков. И лишь их бледные лица, их белые волосы и брови, их отдающие фиолетом глаза вносят разнообразие в грозную стойку. Оба преисполнены незримого достоинства, оба расслаблены, но оба явно видно сосредоточенны. Причёски не позволяют серебру мешать всей остальной черноте. Вдавленные щёки, орлиные носы, отсутствующие улыбки, чеканный холод во взгляде. Если бы зрительница не радовалась так виду далёкой сестры, то испытала бы дискомфорт безоружного.
    По другое плечо стоит ещё одна парочка - Матара и Матарис, брат и сестра. Вот здесь её изрядно удивило что те также стали супргуами, это странным казалось. При родственном браке рождаются несчастные и больные дети, Изэль об этом осведомлена хорошо. Может, дракониды победили эту проблему. Может, они пошли на бездетный брак? Это очень волновало, Солнцеликая не хотела никому столь сильных семейных несчастий. Потом обязательно спросит об этом. Одежда тоже другая. У девушки - замечательное жёлтое платьице-тога, лёгкое и прозрачное (так что почти видно тело), на голове венок из цветов. Её муж и брат, одет во что-то похожее с предыдущим родичем, но не стёганное, не чёрное и без оружия. Красная куртка и красные штаны, всё весьма вольного и домашнего покроя, без сапогов также. Волосы у обоих распущенны.
    Ну и целое море незамужних сестрёнок, которые набились тут просто повсюду - одна лежит на полу, в достаточно непринуждённой позе, но смотрит контрастно серьёзно, чем и забавно. Две другие девушки облокотились слева и справа на плечи матери и отцу соответственно. Наша уважаемая драконидка так запуталась в лицах сородичей, столь похожих друг на друга, что не смогла отличить девочек друг от друга, даже какие-то различия в них подметить. Все одинаково стройные, высокие, серебрянно-блондинистые, пурпурноглазые, с хрупкими и угловатыми телами, красивые и сконцентрированные на рассмотре художника. Изэль чего-то подумалось, что она должна попросить их себе в модели для рисования - может, ей выдастся удачнее всем придать чуточку индивидуальности. Одеты, кстати, более чем вольно, то ли по климату то ли по свободе драконидских нравов. Впрочем, на этом просмотр окончен.




    Воля Императрицы Подлунного Мира, Дочери Инти, Ставленницы Богов, Хранительницы Гармонии, Солнцеликого творения небес, Лорда дома Тициано, леди Изэль I:







    ***

    Ход Мануил

    Проснувшись однажды вечером после беспокойного сна, Сорен Тито протёр вспотевший лоб, пытаясь восстановить дыхание. Сердце бешено стучалось, словно вот-вот вырвется из груди и побежит прочь из столицы, оставив хозяина умирать в мучениях на каменных плитах Имперского Города.

    В комнату ворвался обеспокоенный барон Кайтл.

    -Что-то случилось, милорд? – учтиво спросил он, встревожено смотря на сюзерена, видевшего очередной кошмарный сон.

    -Ничего... – пробормотал Сорен, сбрасывая с себя одеяло, промокшее в его же собственном поту. – Вели, чтобы принесли воды.

    Дождавшись, когда вассал покинет кабинет, лорд Тито вскочил на ноги и принялся ходить взад-вперёд, бормоча под нос что-то неразборчивое. Затем он подбежал к окну, откуда на него смотрела коварная луна, и торопливо запер его. Чтобы не оставаться без света, он зажёг свечу, поставив его на стол.

    -Что же нас ждёт? – тихо спросил он, будто обращаясь к какому-то невидимому собеседнику. – Что же МЕНЯ ждёт?!

    Сделав пару дыхательных упражнений, Сорен постепенно успокоился, сев на стул и положив руку под подбородок. В этот момент дверь отворилась. Вошёл слуга с миской, наполненной водой. Аккуратно поставив её на стол, он учтиво спросил:

    -Что-то ещё нужно, Ваше Сиятельство?

    -Нет, уходи! – раздражённо ответил Тито и посмотрел на слугу, словно взбешённый зверь.

    Слуга, испуганный необычным поведением лорда, торопливо извинился и сбежал из комнаты со всех ног, будто встревоженная мышь, спасавшаяся бегством от совы. Дверь он оставил открытой.

    Закрывшись, будто это могло уберечь его от ночных ужасов, лорд Тито достал помятый пергамент и перо с чернилами, после чего принялся неровным, неаккуратным подчерком торопливо писать:

    «Быть может, кто-то подумает, что автор сего письма окончательно тронулся умом, а потом ещё и сильно удивиться, кто именно его писал. Но для меня это не важно. Я не могу... У меня не осталось сил молчать. Либо я выговорюсь, либо сонмы демонов, сидящих во мне, разорвут мою душу на тысячи ошмётков. Пишу для себя, но, если кто-то и прочитает это, то, надеюсь, он поймёт, что нужно делать с этой тайной. Началось это ещё с детства, когда демоны ещё были слабы и не отравляли мне жизнь. Все их потуги ограничивались лишь слабыми детскими грёзами, в которых не было ничего такого, что несвойственно ребятам моего возраста.

    Затем фантазии стали куда кошмарнее и продолжительнее, а в очертаниях мёртвых городов, ужасающих разрушений и мучительных смертей начинали угадываться картины прошлого и будущего. Да, это именно то, что отличает мои сны от прочих. Они реальны!

    Смерть отца, чума, поразившая мою родную землю, пожары, наводнения, убийства... Всё это сбывалось в точности так, как я всё это видел в царстве снов...»

    -Милорд! – слуга настойчиво постучался в дверь.

    -Пошли прочь!

    -Это срочно! К вам Маэс Шаммус!

    Тяжело вздохнув и по-быстрому спрятав бумаги, он отпёр дверь.

    Траты:
    1) Принять условия врага и вывести войска из Танона. В случае. если всё пройдёт успешно - идти на соединение с Сореном в Имперский Город
    2) Разослать людей по Имперскому Городу, чтобы проникнуть в ряды культа и выяснить, кто Пророк, и охарактеризовать его движение.

    Ход cybubhm
    Ход дома Маорий
    Не наступай на меня
    Фекстустон
    Публус отбросил письмо лорда Персиваля и начал напряженно массировать виски. Ситуация складывалась довольно-таки неприглядная – в любом случае лорду приходилось выбирать между миром ценой изоляции или поддержать правителя ценой чуть ли не переполовинивания населения гор и долин под его началом.
    Лорд закинул на плечо тяжелый тартан и подошел к окну. Там, за сложенным из множества грубых кусков стекла было видно небольшое поле, на котором копошились крестьяне, срезая каменными серпами овес. Пускай сам инструментарий не было видно, Публус знал: в крае, где трудно найти железо но еще труднее – дерево, заточенный камень еще долго будет орудием труда.
    Раздался робкий стук и дверь скрипнула. Парень обернулся, уже готовый возмутиться, но это уже был маршал Карэндел в полном снаряжении.
    - Армия построена прямо сейчас, мой лорд, - он склонил голову. Хотя этикет и повелевал стать на колено, Публус знал; поднять маршала будет некому. Все-таки, тому кто уже давно разменял пятый десяток впору носить тапочки из войлока, а не поножи из стали.
    - Спасибо, мой маршал, - сказал лорд. – мне понадобится человек здесь, в Фекстусе. И я приказываю тебе остаться здесь.
    Карэндел Морбиус поклонился и Публус покинул комнату. Спустившись по винтовой лестнице и выйдя на каменное крыльцо, лорд осмотрелся. Перед ним, выстроившись, разместились стройные ряды солдат свиты. Пускай они, возможно, не блистали своим оружием или выучкой, но они были сыновьями гор, воинами на страже долины и окрестностей.
    Лорд поднял руку в приветствии.
    - Мои воины! Мы впервые за две сотни лет выходим вне этой долины для высокой цели – оказания помощи нашим братьям в борьбе с варварами.
    -
    Цитата
    Ишь-не-ало пор-а, Корд! Я призываю тебя и твоих людей со всех холмов и долин помочь мне против войск Нефритовой Империи. Пускай наши ножи вонзятся в плоть захватчиков!

    Цитата
    Лорд Персиваль! Я и мои люди из Долины и гор идут к Вам на помощь. Пускай Базирта благословит нас.
    Вечно Ваш
    Лорд Публус Маорий


    Траты и расходы:

    Все средства разместить в казну.


    Сообщение отредактировал Аноним-анонимыч - Воскресенье, 15.04.2018, 21:09
    [ RU ]
    Дата: Четверг, 29.03.2018, 17:49 | Сообщение # 60

    Кот-Тюремщик
    загрузка наград ...

    Сообщений: 6271
    Награды: 3
    Почести: 1255
    Актуальная карта


    Осень 375 года от воцарения Улириха Трижды Пронзенного

    Мировые события

  • Войска Нефритовой империи взяли в осаду Имперский город.
  • Коалиция южных домов во главе с Арагоном Цейсием, начала наступление на армию генерала Чжэн Си в землях бывшего дома Халикос.
  • Армия северной коалиции, возглавляемая лично Императором, движется к Имперскому городу, однако прибыть до наступления холодов, скорее всего не сумеет.
    Дом Дарракарион

  • Армия в Рейенине пополнилась 16 отрядами пешего ополчения и 7 отрядами стрелков ополчения (-230 золотых содержание), также двумя отрядами легкой кавалерии вассалов (бесплатно)
  • Содержание легиона – 1450 золотых.
  • Доход от налогов – 600 золотых.
  • Награблено в землях дома Вейс – 1200 золотых.
  • Ваша армия в союзе с Успинами вторглась в земли дома Вейс. Вы легко заняли приграничные земли, однако в Анкарисе столкнулись с энергичным сопротивлением противника. Анкарис в осаде. В ходе боев было потеряно 4 отряда ополчения.
  • В лагерь вашей армии инкогнито прибыл Родриго Вейс, брат лорда Сорина Вейса
    Цитата
    Приветствую вас. Меня зовут Родриго и я брат этого гнусного предателя, лорда Вейса. Бывшего лорда, как мне кажется. Этот кусок дерьма, мало того, что без боя сдался захватчикам, так ещё и выторговал себе право уплыть на их корабле куда подальше, оставив за главного своего бестолкового сыночка. Этот тупой идиот, теперь сидит в Анкарисе и боится носа высунуть. Я не собираюсь помирать здесь, по прихоти моего брата и уж тем более не собираюсь прослыть на всю Империю предателем. Потому я хочу кое-чем поделиться. Я думаю, вы знаете, что захватчики стремятся захватить Имперский город. Лорд Успин об этом тоже знал, и готовился ударить по противнику из своих земель. К несчастью, ублюдок Сорин, как на духу выложил врагам тот факт, что лорд Успин – не очень уравновешенный человек. Пары набегов хватило, чтобы он позабыл о рациональности и бросился вершить праведную месть, попутно прихватив с собой вас. Что и требовалось врагу. Анкарис, Блюстенбери, безвольный полудурок Бектор – всё это огромная подсадная утка, призванная отвлечь вас пока идет битва за Имперский город. Мой брат оставил нас всех умирать здесь, ради непонятно чего. Я хочу спасти своих людей, которые стали заложниками подлости моего брата и трусливого бездействия моего глупого племянника. Вы не найдете здесь войск противника – кроме трех тысяч человек в Анкарисе, никаких иноземных отрядов в наших землях нет. На вашем месте, я бы попытался воззвать к голосу разума Лорда Успина – его и ваша армии, должны сейчас атаковать противника в землях Секстум – противник стянул большие силы к Имперскому городу и его линии снабжения довольно уязвимы. Что же до Анкариса – придурок Бектор, совершенно не пользуется авторитетом у баронов. Они куда охотнее признают главой дома Вейс меня. Если вы отступите от Анкариса, противник, скорее всего, последует за вами. Это развяжет мне руки, и я смогу захватить город, и избавиться от этой пародии на Лорда. Оказавшись в окружении, враги предпочтут отступить, чем пытаться вернуть город – они и так потеряли на Клык-Острове слишком многих, чтобы ввязываться в авантюрные сражения.

  • Свое мнение выразил Лорд Кейн Успин:
    Цитата
    Я не верю этому червяку. Черт побери, он такая же подлая скотина как и Сорин. Я не идиот, коим меня считает эта тварь. Мой кузен, Лорд Сципий, уже пытался атаковать противника, и получил серьезный отпор. У нас сейчас нет возможностей, для атаки на основные силы врага, и уже точно нельзя поворачиваться спиной и доверять свой тыл Вейсу. Если вы достаточно умны, ты вы согласитесь со мной. Мы продолжаем осаду. А Родриго, я предлагаю казнить здесь и сейчас.

  • В Светлый дол пришло письмо от Акриоха Ильмериона
    Цитата
    Похоже, вы здорово досадили Гань Бу. Настолько, что Сунь Ли отправил на Клык-Остров принца Мирумото Цубасу. Мирумото – сын Дайгоцу, короля островов Байоши, а также друга и союзника Нефритовой империи. Мирумото с детства был заложником Сунь Ли и воспитывался как его приемный сын. Цубасу перенял все темные качества своего опекуна. Он – настоящий демон в обличье человека, более жестокого и безжалостного военачальника не найти на всем Тяньвэй . Он возглавляет Убийц-Лотосов – элитный отряд Сунь Ли. Они редко появляются на поле боя, в основном их посылают для акций устрашения. Я не представляю, какую месть задумал Прославленный Стратег, но если он привлек «Руку Смерти», как за глаза зовут Мирумото – ничего хорошего не предвидится.
    Акриох Красный Дракон

  • Доход Трамиса – 1400 золотых
  • Армия Трамиса пополнилась 10500 ополченцами. Больше собрать, вряд ли получится. Содержание – 1050 золотых.
  • Флот пополнился 16 транспортными баржами и 10 боевыми галеями. Содержание взяли на себя богатейшие семьи Трамиса.
  • Главы патрицианских семей, согласились участвовать с походе.
  • Формирование стражей республики, завершится через три сезона. Похоже, мы сможем создать из них ещё один гврадейский отряд. Для создания дополнительных не-гвардейских отрядов, потребуется около 2000 золотых.
  • На Трамис пришло письмо от экспедиции на Драконий остров
    Цитата
    Если вы читаете это, мы возможно уже мертвы. Это наш последний ворон. Мы больше не сможем связаться с вами. Наш корабль сильно поврежден и мы не сможем вернуться. Мы прибились к неизвестной земле. Прилагаю к письму карту течений, которая позволит повторить наш курс. Мы же отправляемся вглубь острова – наши жизни уже ничего не стоят, и наш единственный путь – вперед.
    До конца верный вам, капитан Лиссандр Сильвирион

  • Легионеры, оставшиеся на Трамисе, по наводке патера Коломбо нашли и разгромили убежище сектантов. В ходе облавы все сектанты погибли, приняв яд. Среди них была Мина Вичи, сестра покойного Лорда Моря и дочь леди Гонории. Гонория, узнав о смерти сначала Калеба, а затем и Мины, скончалась от сердечного приступа. Также, сектанты отравили своих пленников. К счастью, нескольких удалось спасти. Среди них были шпионы Империи:
    Цитата
    Что ж, похоже, захват острова, все же удался, как и планировал Император. Конечно, пришлось положить на это куда больше крови, чем рассчитывалось, но это дело уже минувшее. Господин Урракс Дарракарион, я полагаю? Марий Малеммий, глава Тайной службы Секстум на Трамисе. Или Мелвилл Моролла, как меня знают на острове. Рад познакомиться. Раз уж вы теперь представляете Империю на этом острове, то у меня есть для вас ценная информация. Я слышал, что Лорд Дарракарион ищет компромат на патрициев этого островка. У меня есть то, что вам нужно. Жаль, что иноземцы спутали наши планы, эта информация могла бы послужить куда более бескровному и быстрому захвату Трамиса. Что же, она ваша. Здесь доказательства причастности почти всех семей к деятельности еретических сект на острове. Распоряжайтесь ею так, как вам вздумается. Но, не думайте, что я передаю сведения безвозмездно. У меня к вам деловое предложение. Патер Коломбо играет на острове в свою игру, иначе, зачем ему вытаскивать нас из-под носа у Нефритовых солдат и отдавать этим сектантам Калеба Вичи? Его деятельность вызывает слишком много вопросов, и создает много проблем для Империи. Посему, предлагаю вам помочь мне и моим людям провести…кадровую перестановку в рядах тайной полиции. Эта структура послужит отличным подспорьем для Секстума. Нужно всего-то ликвидировать Коломбо и поставить на его место меня. С вашей помощью, мы сможем обставить это дело максимально чисто и неподозрительно. Что скажете?

  • Битва за Лоддир
    Объединенный флот Дарракарии и Трамиса (9 галер, 22 галеи, 15 барж (одна баржа затонула во время плавания, вместе с пятью сотнями ополченцев)) vs Флот Нефритовой Империи (около 20 кораблей)
    Союзный флот подошел к Лоддиру поздно вечером. На разведку была послана галея, которая была потоплена в столкновении с врагом, после чего из порта вышли основные силы врага. Используя легкие галеи как прикрытие, трамишийские баржи начали сближение, для абордажа противника. Флот Дарракарии, посланный двумя сутками ранее, в обход архипелага, высадил десантный легион и 1000 ополченцев в паре лиг от Тир-Лизиума, после чего отправился на помощь флоту Трамиса, который уже потерпел значительные потери. Эта атака внесла разлад во флот Нефритовой империи и дезорганизовала его. Благодаря чему, удалось переломить ход сражения. Легионеры, в это время атаковали город и разбили небольшой гарнизон.
    Потери Трамиса: 5000 ополченцев, 4 галеи, 8 десантных барж были сожжены.
    Потери Дарракарии – 2 галеи
    Потери Нефритовой Империи: 300 человек гарнизона, 16 кораблей. 4 корабля сумело выйти из боя и ушло к материку. Два корабля достались Дарракарионам.
  • На Лоддире с вами связался Барон Марвин Вичи:
    Цитата
    Лорд Дарракарион. Признаюсь, не ожидал встретить вас. Я – Марвин Вичи. Барон на острове, офицер тайной службы Секстум - на Дагране. Вы идете к Клык-Острову? Недавно, здесь проплывал один знатный генерал Нефритовой империи. Уж не знаю, кто он такой, но то, что каждый солдат боится его, словно демона из глубин ада – я уловил довольно отчетливо. Он тоже шел в Дарракарию. Прибудь вы на трое суток раньше, застали бы его здесь. Не будь с вами этих огромных барж, возможно, вы бы даже догнали его флотилию. С ним тысячи четыре солдат, судя по отношению к гарнизону – они явно из элиты. Вероятнее всего, они плывут мстить за то, что ваши сородичи там устроили. Судя по слухам среди гарнизона, там была знатная резня, полегло множество драконидов и не меньше солдат Нефритовой империи. А теперь, если вы не против, я перейду к собственному делу. Я и мои люди находимся на Лоддире с момента его захвата, и собрали о Нефритовой империи достаточно много важных разведданных. Их необходимо передать Императору и Высшему командованию Секстум. Точнее тому, что от него осталось. Мы уже пытались покинуть остров, с кораблями Нефритовой империи, но это чуть не закончилось фатально. Рисковать больше нельзя, поэтому я прошу защиты для меня и моих людей, по пути на материк. Мои данные слишком важны, для того чтобы рисковать с путешествием инкогнито на кораблях противника. Помимо этого, есть ещё одна деликатная проблема, с решением которой вы можете помочь. Её зовут Гракх Младший. Сын покойного Лорда Гракхуса, он сейчас находится в плену у дикарей Лоддира. Вряд ли он когда-либо выйдет оттуда, но оставлять ситуацию на самотек нельзя. Гракх Младший должен умереть, дабы Император мог окончательно забыть о неверном доме Гракхус. Я знаю, что вы не будете против, если Лоддир отойдет под власть Дарракарионов. Что же, если вы решите вопрос существования Гракха Младшего, то претендентов на остров не останется, и вы сможете…забрать его. Меня не волнует, договоритесь вы с дикарями о выдаче, или просто перебьете их, но желание Императора Магнуса – смерть Гракха Младшего, дабы он не появился в какой-нибудь неподходящий момент. И ещё – если вас интересует что-то о Нефритовой империи, вы можете обращаться ко мне. Я постараюсь поделиться всем, что знаю

  • На Лоддире захвачено добычи на 2500 золотых

    Империя Тлакоци

  • Доход от налогов – 2400 золотых
  • Из присоединенных земель, к вам переехало несколько кузнецов и рудознатцев, однако большая часть, отказывается уезжать из необлагаемых налогом территорий.
  • Большая часть знати, прознав о наступлении союзной армии по главе с Цейсиями, отправилась на запад
  • Отчет по населению провинции Микуйвтля, будет готов в следующем сезоне.
  • К вам прибыло несколько Инструкторов из Нефритовой империи, готовых помочь в тренировке ваших солдат
  • Генерал Чжэн Си, запрашивает все возможные силы, для отражения наступления союзной армии Лорда Цейсия.
  • Вы получили письмо от тлакоцианской знати:
    Цитата
    О, Солнцеликая, не нам оспаривать вашу божественную волю, но почему же вы настолько мягки к Имперским свиньям? Настали трудные времена для всех тлакоци, и сейчас, когда мы стоим на пороге войны, вы даже не облагаете их налогом? Почему богоизбранный народ Тлакоци, даже одержав победу, пресмыкается перед ними, и ползает на коленях, пытаясь задобрить? У нас есть могучий союзник, мы должны отплатить каждому Имперцу за столетия страданий, что они доставили нашему народу! Они почитают нас рабами, почему бы не относиться к ним также? Имперцы сотни лет посягали на наш народ, они не достойны гармонии и вашей доброты, Солнцеликая! Неужели, не будет лучше обложить этих свиней налогами, а трудолюбивым крестьянам-тлакоци – ослабить налоговое бремя? Имперцы проиграли, и они должны нести бремя побежденных!
    Всегда верная вам, потомственная и военная знать тлакоци.

  • Вы получили письмо от восставших в горах на севере:
    Цитата
    Ты не указ людям гор, фальшивка! Скоро, гнев богов обрушится на тебя, самозванка. Истинная Богиня-Императрица, Солнцеликая Итаоляни, показала нам истину. Ты – ничто, и настоящая богиня скоро придет, чтобы вырвать твое гнилое, скверное сердце и бросить его ягуарам!

  • До вас дошли сведения о том, что в районы восстания стекается все больше крестьян, верящих в божественность Итаоляни. Они формируют военные отряды, и защищают свои территории.
  • Вы получили письмо от Рагнариса:
    Цитата
    Даже не пытайся, дочь моя, тебе не поймать меня, а твоим солдатам – тем более. Вместо этого, хоть раз обрати внимание на реальные проблемы. Тебя не волнует, что твой божественный щит, без которого тебя давно бы не было на свете – трещит по швам? Да, я о той Богине-Фальшивке. И, черт побери, у тлакоци есть все основания ей верить. Особенно, после твоих ползаний в ногах у имперцев и увещеваний о помощи. Ты не подумала, как это воспримут тлакоци? Да, именно так, как они это воспринимают. Конечно, эта женщина, появилась не просто так и не нужно быть слишком умным, чтобы понять, кто за ней стоит. Точнее, сидит… у тебя в тюрьме. Думаешь, усадив его за решетку, ты решила проблемы? Или ты поборница правосудия? Не смеши меня. Правосудия нет. Нет, и быть не может! Как и счастья для всех и пусть никто не уйдет обиженным! Всегда нужно чем-то жертвовать, и умоляя Имперцев самыми сладкими словами, ты, конечно, завоюешь их сердца. Но, тлакоци ты потеряешь, помяни мои слова. Ты хочешь закончить жизнь в изгнании? Вместе со мной? Конечно же не хочешь. Вместо того чтобы тратить время на детские обиды, отправь свои войска к этой…Богине-поселянке. Утопи её и её приспешников в крови, пока они не утопили тебя. А потом, избавься от Суицитля. Мало ли людей умирает в тюрьме. Он прекрасно знает, насколько ты мягкотелая и безвольная, так удиви его. Сделай то, чего он не ожидает. Прикончи этого падальщика. И перестань ползать на коленях перед Имперцами, ты, конечно, все ещё не достойна частицы своей драконьей крови, но это позорно даже для такой полукровки как ты. Дай им то, чего они заслуживают. Тогда, возможно я поверю, что ты не такая пропащая, какой кажешься. Ты никогда не слушала своего отца, и теперь пожинаешь плоды своей глупости.


    Дом Тито

  • Вы были вызваны на военный совет Имперского города во главе с Аласканом Ридденгардом
    Цитата
    Итак, господа, думаю, вы понимаете, что это решающая битва. Если мы потеряем Имперский город - мы потеряем все. Поэтому, мы должны выдержать оборону, пока не прибудет армия Императора. Начнем. Помимо собственно города, мы владеем двумя критически важными узлами обороны – это Лунная цитадель и замок Миттенштейн. Пока мы владеем Цитаделью, ни один вражеский корабль не сможет пройти через сужение реки, и подойти к острову. У захватчиков не так много кораблей, поэтому они не могут позволить себе прорываться к городу, игнорируя крепость. Посему, их основной удар будет направлен на Лунную цитадель. Легат Красс, ваш легион уже бился с противниками, и у вас больше всего опыта сражения с этими тварями, поэтому оборону Лунной цитадели, я оставляю на вас. Если враг сможет взять Лунную цитадель, то наши шансы заметно уменьшаются. Я и мой легион, а также городское ополчение, постараемся укрепиться в арсенале и императорском дворце. Легат Ридон, ваш флот должен постараться помешать противнику высадится на остров. Лорд Тито, вы и ваша армия, расположитесь в замке Миттенштейн. Он скрыт в горах, к северу от Лунной цитадели. Через него проходит подземный ход, соединяющий Лунную цитадель и Имперский город. Если враг захватит Лунную цитадель, единственной возможностью контратаковать, для нас будет подземный ход из Миттенштейна. Также, это единственная наша возможность, обеспечить Легата Красса подкреплениями. Эта задача также возлагается на вас. Враг не должен знать о Миттенштейне и подземном ходе, однако я не исключаю то, что кто-то передал им эти сведения. Посему если враг атакует вашу позицию, и вы почувствуете, что не сможете удержать замок – вы должны любой ценой уничтожить подземный ход. Я дам вам несколько инженеров – они смогут подготовить уничтожение подземного хода, а также укрепить горную тропу, ведущую к Миттенштейну. Лорд Тито? Вы хорошо себя чувствуете? Возможно вам, стоит передать командование вашему сыну, Ноктусу?

  • Вы сумели разузнать о Пророке. Один из ваших людей сумел проникнуть в секту и передал важные сведения. Убежище Пророка находится в портовом районе, и именно оттуда, он планирует восстание. Похоже, он верит в какую-то божественную силу, посему его совершенно не заботит вражеская армия на горизонте. Маэс Шаммус и первосвященник Ирмаса Атис Камая, готовы предоставить вам силы храмовой охраны, для атаки на убежище, однако возможно не стоит спешить и использовать культистов, для борьбы с Нефритовой армией. Мятежники не смогут захватить арсенал и Императорский дворец, но зато доставят проблем врагу, если он сможет пробиться в город. Выбор за вами, Лорд Тито.
  • Гарнизон Танона, прибудет в следующем сезоне.

    Дом Маорий

  • Доход от налогов - 1900 золотых (с учетом продажи излишков урожая)
  • Расход на содержание ополчения - 80 золотых
  • Ваша армия пополнилась двадцатью отрядами горцев Корда (содержание не требуется). Сам Корд, также прибыл в ваш лагерь. Вместе с ним, вы объединились с армией лорда Цейсия и союзников.
  • Генерал Арагон Цейсий, маршал дома Цейсий и командир союзной армии изложил план военной кампании:
    Цитата
    Без лишних слов, перейдем к делу. Противник превосходит нас числом, но мы должны сбросить этих подлецов в море. Император надеется на нас, и мы не подведем. Мы атакуем врага через Склеп Шатрола - барон Ферран Менитус, единственный выживший из вассалов лорда Халикоса, поможет нам в этой атаке - его отряд готов в критический момент перейти на нашу сторону. Лорд Маорий, ваши войска последуют через горную гряду в обход земель Халикосов - и ударят по Норимару. Я предоставлю вам лучших разведчиков, и посыльных, чтобы мы могли держать связь. С вами отправится лорд Ролан Норимарен - он поможет преодолеть укрепления цитадели. Как только вы возьмете Норимар, будьте готовы действовать по ситуации. Если сопротивление будет слишком сильным, не рискуйте, а отступайте в горы - там вы будете в своей стихии. Ждите подмоги. Барон Фаладаль, ваше секретное оружие готово? Хорошо. Я не хочу к этому прибегать, но если обстоятельства будут против нас, будьте готовы применить его. На этом все. Да поможет нам Базирта, мы выступаем!

  • В лагере лорда Цейсия, с вами встретился Истар Курганник - вольный мечник и победитель Турнира Девяти Кровей в Имперском городе:
    Цитата
    Ишь-не-ало пор-а, господин. Я Истар, по отцу Рид, по роду Лурс из клана Черной Длани. Когда-то давно, мой клан был уничтожен черными воинами. Я тогда был ребенком. Меня воспитал один старый орма (горск. отшельник) - мастер меча. Его звали Курт. Курт Курганник - последний из мечников клана Призрачной реки. Клан Призрачной руки ведет свою историю из древних времен, когда не было ни Империи, ни Тла-Цо (горск. тлакоци), и Даграном правили люди гор. Призрачная рука был самым кронсанир (горск. прославленным) кланом, а искусство владения мечом "Нур-Са-Риш" (горск. Оружие духов) - непревзойденным. К сожалению за огромное время, его искусство забылось, а клан - распался. Цулшна (горск. гордыня) погубила Призрачную руку, и дери (горск. старейшины) поубивали друг-друга из-за мелочных амбиций. Сегодня, лишь я один владею Нур-Са-Риш - после того как умер мой котта (горск. наставник). Я уже доказал что мое искусство не имеет равных, победив на Имперском турнире. Но, я хочу возродить клан Призрачной руки и передать свое знание как можно большему числу сыновей гор. Господин Публиус, позвольте мне предложить вам свой меч и не словом но делом, завоевать кронсна (горск. слава) и право возродить клан, как завещал мне Курт Курганник.


    Сообщение отредактировал Diamato - Воскресенье, 22.04.2018, 21:59
  • [ RU ]
    Форум » ФРПГ » 10 Лордов » 10 Лордов: Игро-тема
    • Страница 3 из 5
    • «
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • »
    Поиск:


    Добро пожаловать,
    Инкогнито



    Для просмотра сайта рекомендуем использовать
    Opera или Mozilla FireFox

    Поиск
    Мини-чат
    Для добавления необходима авторизация
    На сайте


    Нас посетили:


    Наши друзья